А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Хок и Фишер" (страница 15)

   – А мы заперли его здесь, – вздохнула Фишер, – в доме, полном народа, и без единого выхода…
   – Это не ваша вина, – произнес Сталкер. – Вы же не знали. Мы должны были остановить его, не дать совершить новые убийства.
   Остановить его? – переспросил Хок. – Есть только одно средство остановить оборотня, и именно это средство Гонт и не может отыскать. Лучшее, на что мы можем рассчитывать, это суметь его задержать.
   – Я попробую поговорить с ним, – предложил Сталкер. – Я знаком с Родериком больше двадцати лет. Вдруг он послушает меня.
   Сталкер опустил меч и выступил вперед. Оборотень припал к полу и, не мигая, смотрел на рыцаря, потом поднялся. Обрывки одежды свисали с его боков. В нем уже не осталось ничего человеческого: длинное мускулистое тело покрывал толстый слой жесткой шерсти; руки превратились в лапы с кривыми когтями; длинная конусообразная морда покрыта кровью. Она капала с мощных челюстей, усеянных острыми зубами. Глаза оборотня ярко-синие, в их немигающем взгляде нет уже ничего человеческого.
   Оборотень сердито зарычал, и Сталкер остановился.
   – Почему ты не рассказал мне, Род? – спросил он. – Я бы помог. Я бы нашел чародея, способного излечить твою болезнь.
   Оборотень медленно поднялся и двинулся вперед.
   – Он не слышит вас, – сказал Хок. – Сейчас это зверь, а не человек.
   Оборотень бросился вперед, но Сталкер встретил его мечом. Длинное стальное лезвие несколько раз ранило зверя, входило в его грудь, однако ярость оборотня не иссякала. Он повалил Сталкера, выбив меч из его рук. Сталкер обеими руками схватил оборотня за горло, пытаясь удержать страшные челюсти подальше от себя. Смрадное прерывистое дыхание зверя, запах свежей крови и гниющего мяса… Это было ужасно. Фишер бросилась вперед и вонзила свой меч в живот оборотня. Он взвыл от боли и ярости. Фишер занесла меч для нового удара, но увидела, что страшная рана в одну секунду закрылась. Хок бросился ее выручать, сжимая топор обеими руками. Тяжелое лезвие врезалось в плечо оборотня, разрубив ему ключицу. Зверь попытался высвободиться, но его держал Сталкер, крепко сжимая пальцы на его горле. Фишер наносила оборотню удар за ударом. Тварь вцепилась когтями в грудь Сталкера. Хок выдернул топор, готовя новый удар, и зверь отпрыгнул в сторону. Все раны на нем мгновенно заживали, даже рваная рана на плече не кровоточила. Вот и она срослась, послышался щелкающий звук – это соединялись разрубленные кости, и на плече зверя не осталось даже следа от удара топора.
   «Нам не остановить его, – подумал Хок. – Мы не укротим зверя».
   Оборотень, опустив косматую голову, бросился вперед. Хок и Фишер встретили его оружием. Сталкер искал глазами свой меч, но он лежал далеко. Оборотень кинулся на него. Сталкер увернулся и вонзил в зверя кинжал, который успел вытащить из сапога в последнее мгновение. С почти человеческим воплем оборотень осел на пол. Мгновение он лежал без сил, пока рана не закрылась. И тогда Сталкер, схватив его за шею и хвост, поднял над головой. Зверь извивался, но вырваться не смог. Сталкер держал его, выбиваясь из последних сил, пот струился по его лицу, суставы хрустели. Пока оборотень не мог никого укусить, он был безопасен. Боль пронзила Сталкера насквозь, но он не сдавался, не отпускал зверя. Хок и Фишер потрясенно смотрели на него. Перед ними стоял Сталкер, воспеваемый легендами, герой, не знавший поражения.
   И тут вперед выступил Гонт. В его руке блеснул серебряный кинжал. Из последних сил Сталкер швырнул зверя на пол. Удар на мгновение оглушил оборотня, и чародей вонзил ему в сердце серебряный кинжал. Гонт и Сталкер поспешно отступили. Зверь в агонии корчился на полу лаборатории. Он дернулся вперед, кровь хлынула изо рта. Послышался тихий, почти человеческий стон, после чего оборотень вытянулся и закрыл глаза. Волчья шкура зашевелилась и исчезла, когти втянулись, кости затрещали – зверь постепенно принимал человеческий облик. И вот уже на полу лежал лорд Родерик Хайтауэр, пронзенный серебряным кинжалом. Гонт опустился перед ним на колени.
   – Почему ты не рассказал нам, Род? – прошептал он. – Мы же были твоими друзьями, мы сумели бы тебе помочь.
   Хайтауэр открыл глаза и посмотрел на чародея. Он слабо улыбнулся, на губах выступила кровавая пена.
   – Мне нравилось быть волком. Я снова чувствовал себя молодым. Элен мертва?
   – Да, – ответил Гонт. – Ты убил ее.
   – Бедная Элен. Я никогда не посмел бы рассказать ей…
   – Ты должен был поделиться с нами, Род.
   Хайтауэр устало закрыл глаза.
   – Ты тоже должен был рассказать нам о суккубе, однако ты молчал. У каждого свои тайны, Гонт. Но с некоторыми слишком тяжело жить.
   Гонт медленно кивнул.
   – Почему ты убил Вильяма, Род?
   – Я не убивал его, – тихо рассмеялся Хайтауэр. И умер.
   Гонт медленно поднялся и посмотрел на остальных.
   – Не понимаю, – пробормотал он, – почему Род солгал? Он же знал, что умирает.
   – Он не солгал, – ответил Хок.
   Все повернулись в его сторону.
   – Я все время считал эти поступки бессмысленными и оказался прав. Доказательства не сходились из-за того, что убийца не один. Их двое…

   7. Скрытое зло

   Теперь, когда гостей поубавилось, гостиная казалась огромной. Кресло с телом Кэтрин отодвинули в дальний угол. Окоченевшая, покрытая скатертью мертвая Кэтрин возвышалась в кресле, как призрак. Стражи и гости сгрудились возле пустого камина. Все сидели молча, не сводя друг с друга настороженных глаз.
   Хок и сейчас хмурился. Фишер понимала его беспокойство и держала меч на коленях. Доримант ерзал на самом краешке кресла, утирая лоб платком. Жара стала почти невыносимой – ведь гостиная была наглухо закрыта. Гонт сидел прямо, уставившись в пустоту. С того момента, как все покинули лабораторию, он не промолвил ни слова. Сталкер протянул ему стакан вина, но чародей только тупо посмотрел на него. Тогда Сталкер почти силой заставил его сделать первый глоток, после чего Гонт механически осушил стакан. Сталкер заметил, что Хок смотрит на него подозрительно, и заговорщически прошептал:
   – Не бойтесь. В вине сильное успокоительное. Пусть уснет, это сейчас для него лучшее лекарство.
   Хок медленно кивнул.
   – Вы, наверное, замечательный фокусник, сэр Сталкер. Я даже не заметил, как вы что-то добавили в вино.
   – А я и не добавлял, – усмехнулся Сталкер. – Вспомнил свой старый трюк с алкоголем, только на этот раз я превратил вино в успокоительное. Просто, но эффективно.
   Хок задумался, и Сталкер снова вернулся в свое кресло. Он взглянул на часы, потом на капитана.
   – Ваше время истекает. Осталось всего полчаса, и заклятие спадет. Если Хайтауэр сказал правду, у вас немного шансов найти второго убийцу.
   – А для этого и не нужно много времени, – спокойно ответил Хок. – Я знаю, кто убийца.
   – Ты уверен, Хок? – осторожно спросила Фишер. – Ошибиться нам нельзя.
   – Я уверен. Все встало на свои места. Я очень много времени потратил на выяснение, кто и почему убил Блекстоуна, но не слишком думал о том, как он был убит. А не зная этого, я не мог никого обвинить.
   – Но теперь ты можешь?
   – Да, – ответил Хок.
   Он неторопливо обвел глазами собравшихся, словно стараясь усилить их нетерпение. Сталкер с интересом наблюдал за ним, положив руку на эфес меча. Доримант почти падал со своего кресла, сидя на самом его краешке. Гонт, напротив, был спокоен, глаза его слипались от успокоительного.
   Наконец Хок решился.
   – Давайте вернемся немного назад, – медленно заговорил Хок. – Предстояло сложное дело. Трудность его заключалась в том, что убийц действительно было двое и двигали ими совершенно различные мотивы. Вот почему не сработало заклятие истины. Когда я спрашивал, не вы ли убили Блекстоуна и Боумена, убийцы совершенно честно отвечали «нет», потому что никто из них не убивал двоих, каждый из преступников убил только одного. Первый убийца – лорд Родерик Хайтауэр. Под влиянием полной луны в нем проснулась жажда крови. Именно данный фактор превратил его в зверя и толкнул на убийство Эдварда Боумена. У жертвы не оставалось никаких шансов спастись. Если бы Хайтауэр не встретил в коридоре Эдварда, он несомненно нашел бы себе кого-нибудь другого. Он же убил и свою вторую жертву, колдунью Визаж, пока его жена находилась в ванной. Я думаю, что ее он убрал умышленно. Она почувствовала странный запах на месте убийства Боумена, и у нее хватило времени понять, что это значило. Вот почему Хайтауэр убрал ее, как только представилась возможность. Ну а свою жену, леди Элен, он убил, потому что у него не осталось сил бороться со своим звериным инстинктом. Удивительно, как он еще так долго сумел оставаться в эту ночь человеком! Но все время среди нас находился второй убийца, человек, убивший Вильяма Блекстоуна и его жену Кэтрин. И снова дело осложнилось в силу ряда внешних обстоятельств. Начнем с того, что дверь была якобы заперта изнутри. Затем Кэтрин вонзила в тело кинжал и ввела нас в заблуждение относительно способа убийства. Но своим признанием она прояснила ситуацию. Бокал в комнате Блекстоуна все время занимал меня. Вино должно было быть отравленным, однако ведь Гонт, попробовав его, утверждал, что оно безвредно. Но кому-то все-таки потребовалось выкрасть бокал из комнаты, подтверждая, что причина смерти Блекстоуна именно в находившемся там напитке. Иначе зачем идти на такой риск и прятать бокал?
   – Значит, Вильям был отравлен? – спросил Доримант.
   – В некотором роде, – ответил Хок. – Убил его яд, но умер он от магии.
   – Это невозможно! – воскликнул Гонт, выпрямившись в кресле. – Ведь на нем одет защитный амулет, который для него сделала Визаж. Хороший амулет, я сам испытал его. Пока Вильям носил его, магия была для него безвредна.
   – Так оно и есть, – подтвердил Хок. – И именно из-за этого он и умер.
   Гонт удивленно взглянул на него, но вспышка активности уже прошла, и успокоительное снова стало оказывать свое действие. Доримант подался вперед, и просто удивительно, как он еще удерживался в своем кресле. Сталкер задумчиво нахмурился. А Фишер смотрела на мужа так, словно была готова разорвать его за медлительность. Она жаждала концовки рассказа, а он тянул…
   – Схема оказалась весьма простой, – продолжил наконец Хок. – Поскольку не осталось следов яда и Кэтрин не убивала мужа, мы предполагаем – смерть Блекстоуна наступила от естественных причин. Как же он умер? Причина в амулете и бокале с вином. Убийца налил в бокал отравленное вино и наложил на него трансформирующее заклятие, таким образом превратив напиток в совершенно обыкновенный. А затем он передал бокал Блекстоуну. Но как только советник взял его в руки, на вино подействовал амулет. Чары спали, и вино снова превратилось в смертельный яд. Блекстоун должен был умереть, войдя в спальню. Он упал на пол и выронил бокал, который откатился в сторону и вышел из сферы действия амулета. Яд снова перестал действовать. Именно такое вино Гонт и пробовал без всякого риска для своей жизни. А позже убийца проник в комнату и похитил бокал. Он знал, что подробный анализ напитка выявит в нем содержание яда. Если бы все шло по плану убийцы, смерть Блекстоуна приписали бы сердечному приступу, а уж потом можно было потихоньку заменить бокал. Но ситуация осложнилась, и убийце пришлось действовать быстро.
   – Гениально, – пробормотал Гонт.
   – Да, но возможно ли? – усомнился Доримант. – Так ли все происходило на самом деле?
   – Да, – ответил Гонт. – Это вполне могло случиться. Вот почему умерла Кэтрин! Незадолго до смерти Визаж она пыталась вспомнить, кто передал Вильяму этот последний бокал с вином. Она была уверена, что видела того человека, но припомнила не сразу. Кэтрин должна была умереть, потому что убийца боялся, что она его вскоре опознает.
   – Правильно, – согласился Хок. – Итак, мы установили, каким образом умер Вильям Блекстоун. Теперь перейдем к подозреваемым. Гонт, Доримант, Сталкер. Вас трое, но только у одного имелись причины желать смерти советника. Гонт мог наложить на вино трансформирующее заклятие, он знал об амулете и к тому же он алхимик и чародей. Но ведь у него имелась суккуб, обладающая огромной властью и возможностями, характерными для подобных существ. Если бы Гонт намеревался убить Блекстоуна, у него были средства выполнить свой план так, чтобы на него не пала даже тень подозрения. Уж ему-то никак не выгодно убивать советника в собственном доме – расследование могло обнаружить суккуба. Чародей никогда не стал бы рисковать любимым существом. Доримант. Одно время я подозревал вас. Вы были очень привязаны к колдунье Визаж, и ревность могла бы стать убедительным мотивом. Если бы вы предположили, что Блекстоун стоит между вами и Визаж… Но вы ни на грош не смыслите в магии. Вы даже не знали, как действует заклятие истины. Хок медленно повернулся к Сталкеру. – Это были вы, сэр Сталкер. Вы слишком часто демонстрировали нам ваш маленький фокус. Один раз, когда вы убрали алкоголь из бокала Визаж, я не обратил на это внимания. Но успокоительное, приготовленное для Гонта, уже ваша ошибка. Как только я это увидел, все встало на свои места. Я никак не мог понять, почему Блекстоун взял бокал, раз уж он решил больше не пить в этот вечер. Он взял его, потому что вы сказали ему, что в вине нет алкоголя. И еще один факт: когда была убита Визаж, вы последним покинули гостиную. С вашим опытом вам вполне хватило времени убить Кэтрин, пока внимание всех отвлечено другим. Но я совершенно не понимал мотива ваших поступков. До тех пор, пока не узнал, что вы де Феррьер. Следующий проект Блекстоуна – удар по детской проституции и тем, кто контролирует такой бизнес. Мы с Фишер работали в этой области, пока нас не отправили в Свечной переулок на поиски вампира. Нас отозвали, потому что мы слишком близко подобрались к главному боссу, контролирующему преступный бизнес. Человеку влиятельному и уважаемому, правда, имеющему склонность истязать детей. Де Феррьеры тоже отличались такими наклонностями, не так ли? Мы никогда не узнаем, сколько детей было замучено и убито во время их страшных ритуалов. Вы оказались этим человеком, Сталкер! Именно вы отозвали нас! И именно из-за этого вы убили Блекстоуна. Во время своего расследования он обнаружил вашу причастность к этому грязному делу и собирался передать вас страже, как только соберет достаточно доказательств. И он их, несомненно, нашел. Вы спорили с ним, обещали ему золотые горы, но Блекстоун был честным человеком. Вам не удалось ни купить его, ни запугать. И тогда вы решили убить его. Позволить ему рассказать миру правду о вас вы не могли. Это подорвало бы вашу репутацию, развеяло вашу легенду, которой вы так гордились. Вы тщательно спланировали убийство, Сталкер. Ведь именно вы подкинули Визаж идею защитного амулета. Ирония судьбы, не так ли? Надев амулет, Блекстоун сам помог своему убийце. Если бы не Кэтрин, вы спокойно вышли бы из этого дома, а ваш заученный трюк остался бы никем не раскрытым. Адам Сталкер, я арестовываю вас по обвинению в убийстве Вильяма и Кэтрин Блекстоунов!
   Сначала никто не мог вымолвить ни слова, потом Сталкер хрипло рассмеялся.
   – Я же говорил, что вы крутые ребята! Вы докопались до сути. И если бы не эта сучка Кэтрин… Я забыл, какая она дотошная. У нее всегда оставался ясный ум, да еще к тому же она актриса. Если бы Кэтрин не начала мутить воду, вы бы никогда в жизни ничего не узнали. Но раз уж правда вышла наружу, я не собираюсь представать перед судом!
   Хок едва успел вскочить, как Сталкер внезапно бросился на него с мечом в руках. Хок покатился по полу, а меч рыцаря в щепки разнес спинку кресла, в котором он только что сидел. Хок мгновенно вскочил, держа наготове топор. Фишер тоже выставила свой меч. Гонт и Доримант напряженно следили за происходящим.
   – А у тебя неплохая реакция, Хок, – прохрипел Сталкер. – Но устоять против меня у тебя нет никаких шансов. Единственный человек, который мог бы меня остановить, это Гонт, но после моего напитка ему не под силу встать на ноги. Через несколько минут заклятие спадет – и я выйду отсюда. Стража обнаружит пустой дом, полный трупов, а я буду уже далеко. Останется еще одно нераскрытое дело, в Хейвене таких полно.
   – Ты никуда отсюда не выйдешь, – прошипела Фишер, поднимая меч.
   – И ты, крошка, хочешь остановить меня?
   – А почему бы и нет? Я встречалась с подонками еще похлеще тебя!
   Сталкер презрительно усмехнулся и двинулся вперед. Его длинный меч со свистом разрезал воздух прямо перед ее лицом. Фишер увернулась и парировала удар, с трудом скрыв, сколько усилий ей для этого потребовалось. Меч рыцаря был невероятно тяжел, а сам Сталкер фантастически силен, практически подтверждалось все, что говорилось о нем в легендах. Она попыталась задеть его ногу, но он с легкостью отразил удар. Хок приблизился к жене, вращая топор над головой. Сталкер свободной рукой схватил ближайшее к нему кресло и швырнул его в стража. Одна из ножек задела Хока по голове, и он упал. Фишер снова бросилась на Сталкера. Рыцарь рванулся ей навстречу, воспользовавшись своим преимуществом. Изабель была вынуждена отступать, парируя его удары и ожидая момента, когда он откроется. Но такой момент не наступал. Да, она хорошо управлялась с мечом, но противник оказался сильнее.
   Искры сыпались во все стороны, комнату наполнил лязг мечей. Хок поднялся на ноги и потряс головой, чтобы прийти в себя. Сталкер слегка нахмурился. С двумя ему не справиться – он это прекрасно понимал. Сталкер внезапно повернулся и с яростью бросился на Дориманта. Тот сжался в кресле, и удар прошел мимо. Фишер кинулась защитить беднягу, и Сталкер в последнюю минуту обернулся и подсек ее под колени. Она рухнула, хрипя, как в агонии. Сталкер занес меч, готовясь прикончить ее, но возле него уже вырос Хок, обеими руками раскручивающий свой топор. Рыцарю пришлось отступить.
   Сталкер и Хок стояли лицом к лицу, их оружие сверкало в свете ламп. Меч и топор поднимались и опускались, противники нападали и отражали нападения, не прося и не даруя пощады. Все происходило очень быстро, поединок не должен затянуться. Сталкер использовал разные хитрости и запрещенные трюки, какие только знал, но на Хока они не подействовали. Сталкер почувствовал, что устает и теряет силы. Он стал слишком часто использовать один и тот же прием, и Хоку наконец удалось разрушить его защиту и выбить меч у него из рук. Сталкер зашатался, защищаясь онемевшей рукой, и прислонился к стене, переводя дыхание. Твоя взяла, Хок. Десять лет назад ты не сумел бы даже подойти ко мне… Но только десять лет назад. – Он перевел дыхание. – Это не моя вина, ты же знаешь. Ты и представить себе не можешь, что значит вырасти в таком доме, видеть все, что здесь творилось… Какое будущее меня ждало? Мои родные были просто отвратительны, отвратительны все без исключения, и они хотели, чтобы и я стал таким же. Остановить их я не мог, я был всего лишь ребенком, и я сбежал. Я стал героем, я помогал другим, потому что, когда сам нуждался в помощи, мне было некому помочь. Но я был уже заражен, яд разложения проник в меня. Я боролся, долго боролся… Пытался купить этот дом и сжечь его дотла, чтобы он больше не притягивал меня. Это не моя вина! Не моя вина! Я не выбирал, кем мне стать.
   – Я видел, что ты сделал с той девочкой в «Голове пони», – сказал Хок. – Я скорее убил бы себя, чем сделал такое.
   Сталкер кивнул, соглашаясь с ним, и продолжил:
   – Я никогда не был таким смелым. До сегодняшнего дня. Я же сказал вам, что не предстану перед судом…
   Он вытащил из-за голенища сапога кинжал и быстро вонзил его себе в сердце. Потом рухнул на колени, посмотрел на Хока, упал на пол и затих. Хок осторожно подошел к нему и перевернул тело. Никакой реакции. Хок попытался прощупать пульс. Адам Сталкер был мертв.
   – Кончено, – прошептал Доримант.
   – Да, – подтвердил Хок, устало поднимаясь на ноги. – Думаю, теперь все.
   Он взглянул на Фишер.
   – С тобой все в порядке, девочка?
   – Жить буду, – лаконично ответила Изабель, ощупывая раненую ногу.
   – Он был одним из лучших, – сказал Доримант, печально глядя на тело Сталкера. – Я никогда не любил его, но всегда им восхищался. Он величайший герой, родившийся в Нижних королевствах. И ведь он действительно совершил все те подвиги, о которых сложили легенды.
   – Да, я согласен, – решил Хок. – И поэтому мы скажем, что всех убил Хайтауэр. Оборотней воспринимают однозначно. Легенда о Сталкере нужна Хейвену больше, чем правда о нем.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 [15] 16 17

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация