А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Детская книга" (страница 14)

   До диванной Ластик добрался почти без приключений, только один раз пришлось спрятаться за гардину, потому что навстречу шел лакей с подносом.
   Вот оно, то самое окно. Прикрыто, но не заперто.
   Вскочил на подоконник, спрыгнул вниз.
   Было довольно высоко, метра два с половиной, однако приземлился удачно, на корточки, только подошвы немного отбил – из-за слишком тонких туфель. Но это была ерунда. Ластик распрямился, готовый припустить через сад – и замер.
   У цветущего куста черемухи стояла красавица-брюнетка Иветта Карловна и во все глаза смотрела на «мальчика Пьетро». А он и не знал, что она вышла прогуляться!
   Что делать? Как объяснить, зачем он выпрыгнул через окно? Вот не повезло! Хорошо хоть шкатулки в руках нет.
   Молодая дама бросилась к Ластику и схватила его за плечи. Ее глаза с чудесным матовым отливом горели яростью.
   – Где ларец, болван? – зашипела она. – Ты что, его не вынес? Струсил? Я тебе сердце вырву!

   Лиса Алиса и кот Базилио

   Тонкие, но на удивление сильные руки обшарили остолбеневшего Ластика, вмиг нащупали в кармане коробочку.
   – Ага, большой алмаз все-таки хапнул, – скороговоркой пробормотала поразительная брюнетка. – А где остальные цацки?
   – Там… Я… Никак… – залепетал Ластик. Иветта Карловна схватила его за локоть, потащила вглубь сада.
   – Ладно, после разберемся! Драпать надо!
   Они добежали до калитки, выскочили на улицу и быстрым шагом свернули за угол. Со стороны это, должно быть, выглядело очень мило: молодая мать или, может быть, старшая сестра ведет мальчика, наряженного пажом, на маскарад.
   Не успели дойти до трактира «Устюг», как сзади налетел запыхавшийся Дьяболо Дьяболини.
   – Они у меня на потолок смотрят, – со смехом крикнул он. – Там вот-вот мистическая аура воссияет.
   – Это еще что такое? – спросила Иветта Карловна.
   – А черт ее знает. Молодцом, Ивушка, отлично сработала!
   Тут-то у Ластика глаза и открылись, два и два сложилось в четыре.
   Вспомнилось, как тогда, в цирке, увидев в зале генеральшу Брянчанинову, маэстро сказал «Ай да Ивушка-голубушка». И уверенность мага в том, что хозяин сам принесет шкатулку, тоже прояснилась. Разве мог старый хвастун отказать хорошенькой даме? Пригодилась фокуснику сообщница и для подстраховки: постеречь под окном, чтобы ассистент не смылся с добычей. Ох, непрост Дьяболо Дьяболини!
   – Извозчик, на Варварскую площадь, живо! Плачу два целковика! – остановил маг пролетку.
   – В цирк? Зачем? – встревожилась Иветта.
   – Надо забрать кое-какие дорогие сердцу вещи. Ты же знаешь, я сентиментален. Не бойся, эти лопухи не сразу сообразят вызвать полицию.
   – Ну показывайте, – шепнул он, когда они сели в коляску. – Где бряки? По карманам распихали?
   – Этот идиот взял только радужный алмаз, – больно пихнула Ластика в бок Иветта.
   – Почему?
   У Ластика было достаточно времени, чтобы придумать объяснение:
   – Там навстречу шел слуга, нес кофе. Еле-еле успел спрятать ларец за штору и вытащить коробочку. Он мне: «Ты что тут делаешь?» И не уходит. А ждать нельзя было – вы ж сами велели…
   – М-да, жалко, – вздохнул Дьяболини, забирая у Иветты камень. – Ну молодец, что захватил самый главный приз, а не мелочь какую-нибудь. Ладно, Ивка, не кисни. Все равно мы с хорошим наваром.
   Брюнетка так и взвилась:
   – Не кисни? Хитрый какой! Если б он мою долю притащил, а твою на подоконнике оставил, ты бы не так запел!
   Они заспорили вполголоса, чтобы не слышал извозчик, и выяснилось, что у сообщников был уговор: при дележе большой алмаз достанется магу, а все остальные драгоценности Иветте.
   Дело принимало скверный оборот. Райское Яблоко далось в руки всего на минутку и тут же выскользнуло из пальцев. А еще хуже было то, что из генералова сейфа, где роковой Камень мирно лежал, никому не причиняя зла, теперь он угодил в лапы опасных аферистов. И произошло это с его, Ластика, помощью!
   Он мрачно слушал препирательства двух мошенников, чувствуя себя глупым, обманутым Буратино, которого обвели вокруг пальца лиса Алиса и кот Базилио.
   В конце концов стороны пришли к соглашению.
   – Девочка, я тебя когда-нибудь обманывал? – с укором сказал Дьяболини. – Что взяли, то и поделим по-честному. Не шипи.
   А пролетка уже подъезжала к цирковому шатру.
   – Я на минуту, – объявил Дьяболини, спрыгивая.
   – Я с вами, маэстро! – поспешно сказал Ластик, помня об унибуке.
   – Э, нет! – Иветта тоже поднялась. – Куда камешек, туда и я.
   Маг обиженно покачал головой:
   – Стыдись, Ивочка, ты же меня знаешь.
   – Вот именно, – пробурчала она и тихо прибавила. – Пускай извозчик ждет, а мы – через черный ход и возьмем другого. Так будет надежней. Заодно два рубля сэкономим.
   Возница завертелся на козлах, кажется, начиная что-то подозревать.
   Дьяболини со вздохом шепнул:
   – Ты неисправима. Мы теперь сказочно богаты, а ты хочешь надуть пролетария по мелочи. Держи рубль, приятель, – протянул он деньги извозчику. – И жди. Второй получишь, когда вернемся. Нам еще надо на вокзал.
   Они быстрым шагом прошли через шатер, не задержались ни на минуту. Маг на ходу подхватил заранее сложенный чемоданчик, Ластик спрятал за пазуху унибук.
   – Ценю пристрастие к науке, – похвалил маэстро. – Скоро, малыш, я отдам тебя в лучший швейцарский пансион.
   Вышли с противоположной стороны, где стояли цирковые вагончики.
   Маг кликнул другого извозчика. Велел:
   – На Каланчевку!
   – Мы на какой вокзал? На Николаевский? – спросила Иветта. – Только смотри, я теперь кроме как в мягком не поеду. Мне понравилось.

   – Это когда я посадил тебя в купе к дуре-генеральше?
   – Не смей обзывать Афиночку, мы с ней так подружились, пока ехали из Питера! – засмеялась Иветта. – И потом были не разлей вода – пока она меня к своему барсуку не приревновала. Жалко уезжать из Москвы, у меня тут завелось столько сердечных подруг!
   – Знаю, пятеро, – усмехнулся Дьяболини.
   И стало ясно, как эта парочка работает. Иветта заводит знакомство с потенциальными «клиентами», входит к ним в доверие и ненароком, в разговоре, рекомендует сходить на представление великого итальянского чародея. То-то генеральша на обеде сказала Иветте «огромное спасибо» за выступление «настоящего волшебника».
   Значит, Дьяболо Дьяболини не охотился за Райским Яблоком специально, из каких-нибудь сатанинских намерений? И то, что из пяти намеченных «клиентов» первой «клюнула» жена хозяина китайской шкатулки – чистая случайность? Если так, это еще полбеды.
   Маэстро отпустил извозчика на Площади трех вокзалов. Поразительно, но вокзалы были те же самые, что в 2006 году, нисколько не изменились. И сама площадь выглядела почти так же: полным-полно народу, сумасшедшее движение. Только вместо автомобилей всё больше коляски да трамваи.
   – Так что, в Питер? – спросила Иветта. – Идем на Николаевский.
   Маг покачал головой и не тронулся с места.
   – А куда? В Варшаву?
   – На Пьетро в его костюме пялятся, – озабоченно сказал Дьяболини. – Это нехорошо. Нет, Иветка, на вокзал мы не пойдем и из Москвы никуда не поедем. Это пускай легавые думают, что мы из цирка дунули прямо на поезд. Извозчик! Вези в Кривоколенный переулок, меблирашка «Друг кошелька». Да поезжай через Мясницкую. Учись-учись, – рассеянно похлопал он по плечу Ластика, зашелестевшего учебником геометрии.
   – Ты что? Какая еще меблирашка? – опешила Иветта.
   Унибук сообщил:
...
   МЕБЛИРАШКА – разговорное сокращение от «меблированные комнаты». Недорогая гостиница квартирного типа, где номера обставлены мебелью и снабжены необходимой хозяйственной утварью. После начала 20 века слово вышло из употребления.
   – Прошел уже час с тех пор, как мы дематериализовались. Твой барсук наверняка протелефонировал в полицию. Надо сесть на дно.
   Ехать до Мясницкой было недалеко, и всю дорогу компаньоны опять ругались. Иветта жаловалась:
   – По крайней мере поехали бы в приличную гостиницу, а то что это – «Друг кошелька»!
   – Ничего, в неприличной целее будем.
   – Черта с два! Мало я с тобой клопов кормила по всяким помойкам! С меня хватит. Я уезжаю! Извозчик, поворачивай назад!
   – Хорошо, – вздохнул Дьяболини. – Поедешь, куда пожелаешь. Не хочешь послушать умного совета – адьё или, говоря по-итальянски, ариведерчи. Свою половину ты получишь.
   – Получу? Когда рак свистнет? – прекрасные очи брюнетки подозрительно сощурились. – Знаю-знаю: продашь камень, получишь деньги и тогда поделим? Не на ту напал!
   – Продавать свою половину будешь сама. Останови-ка, братец.
   Коляска остановилась на Мясницкой, возле магазина, построенного в виде китайского домика. Сверху затейливыми буквами, похожими на иероглифы, было написано:
...
«ЧАЙ, САХАРЪ. ПЕРЛОВЪ И СЫНОВЬЯ».
   – Ты что? Нашел время чаи распивать! – крикнула Иветта, но Дьяболини лишь отмахнулся.
   Он миновал стеклянную дверь, у которой стоял и кланялся настоящий китаец, прошел чуть дальше и завернул в соседнюю лавку.
   «ИНСТРУМЕНТЫ И МАТЕРIАЛЫ ДЛЯ ЮВЕЛИРНАГО ДѢЛА», прочел вывеску Ластик.
   Минут через пять маэстро вышел со свертком под мышкой.
   – Что это? – с любопытством спросила Иветта.
   – Инструменты для распилки алмазов. Я же сказал: ты получишь свою половину и делай с ней что хочешь.
   У Ластика от ужаса перехватило дыхание.

   Беды не миновать

   – Не делайте этого! – закричал он, не сдержавшись.
   Дьяболини и его сообщница уставились на него с удивлением.
   – Это еще почему?
   Ластик сглотнул.
   – Он… он такой красивый!
   – Поворачивай вон туда, – велел маг извозчику, а Ластику сказал. – Это славно, что ты ценишь красоту, малыш. Но такой приметный камень целиком продавать рискованно – сгорим.
   Коляска грохотала по булыжной мостовой мрачного, грязноватого переулка.
   – Приехали! – показал Дьяболини на унылый пятиэтажный дом.
   Внеся задаток, маэстро повел «жену и сына» (именно так он представил своих спутников служителю) по пыльной лестнице на самый верхний этаж.
   Перед табличкой с номером «16» остановился, похлопал рукой по массивной двери, взвесил на ладони тяжелый ключ.
   – Я вижу, здесь на ночь запираются всерьез. Надо думать, неспроста.
   Вошли.
   Иветта брезгливо осмотрела убогую обстановку: две железных кровати, дубовый платяной шкаф, облезлый стол с тремя кривыми стульями.
   – Боже! Ну и дыра!
   Ластик же подошел к окну, выглянул наружу. Двор был темный и узкий, со всех сторон запертый стенами сомкнувшихся домов – настоящий колодец. От подоконника тянулась веревка с развешанными простынями. Другим концом она была привязана к крыше дома, расположенного напротив. Было видно чердачное окно и разнежившуюся на солнце кошку.
   Пока «жена и сын» осматривались, Дьяболини времени на пустяки не тратил. Обернувшись, Ластик увидел, что маг уже развернул сверток и прикручивает к столу маленькие тиски. На бумаге поблескивали еще какие-то мудреные инструменты.
   – Ты правда можешь его распилить? – спросила Иветта.
   – Да будет тебе известно, детка, что великий Дьяболо Дьяболини начинал свою карьеру учеником ювелира.
   – Бедный ювелир, – прыснула Иветта.
   – Зря ты так. Я был юн и прекраснодушен. Мною двигала исключительно любовь к благородным камням и металлам. Во всяком случае, вначале… Нуте-с. – Он достал из коробочки алмаз и вставил его в тиски. Взялся за рычаг, чтоб зажать покрепче, но уж этого Ластик допустить никак не мог. Подумать страшно, сколько злой энергии выплеснет Райское Яблоко в ответ на столь грубое посягательство!
   План был совсем простой – от безысходности и отчаяния.
   Ластик кинулся к столу, выхватил Камень из тисков и побежал к окну. Он не надеялся убежать с Яблоком, куда тут бежать? Единственный выход – бросить его в окно. Может, завалится в какую-нибудь щель, и не найдут. Пускай лучше пылится в безвестности до скончания века.
   В общем, не план, а черт знает что. Да и с тем ничего не вышло.
   – Держи! – завизжала Иветта и проворная, как мышь, метнулась за Ластиком.
   Ловко подсекла ногой его щиколотку, и незадачливый потомок фон Дорнов растянулся на полу.
   Райское Яблоко, уже во второй раз, выскользнуло у Ластика из пальцев, прокатилось по полу, ударилось о плинтус. Дьяболини в три скачка пересек комнату и подхватил Камень.
   Ластик барахтался под тяжестью навалившейся на него Иветты, кричал:
   – Нельзя! Разве вы не знаете? Будет беда! Мировая война! Не трогайте его!
   Наверно, это и называется «истерика» – понимал же, что не послушают.
   – Малыш взбесился, – констатировал Дьяболини. – Надо заткнуть ему рот, не то соседи услышат. Нам скандалы ни к чему.
   – Караул! – тут же заорал Ластик что было мочи. – Помогите!!!
   И получил такой удар по затылку, что ткнулся носом в паркет. Душистая ладонь крепко зажала ему рот. А в следующую секунду мощная длань синьора Дьяболини оторвала Ластика от пола и подняла в воздух.
   – Будешь орать – сверну шею, – кратко предупредил маэстро.
   Было видно: и вправду свернет. Ластик больше не кричал, только судорожно всхлипывал и глотал слезы.
   – Хм, проблема, – протянул Дьяболини, по-прежнему держа ассистента на весу. – Что нам делать с этим припадочным? Ювелирная работа требует покоя и сосредоточенности.
   – В шкаф! – решила Иветта.
   И рыдающий, в пух и прах разгромленный защитник человечества был заперт в дубовую темницу. Скрежетнул ключ. Всё было кончено.
   – … Нельзя, выдаст, – донесся приглушенный голос мага. – Придется…
   Тут он и вовсе перешел на шепот, так что конца фразы Ластик не расслышал. Похоже, решалась его судьба, но он думал не об этом, а о своем чудовищном провале. Он всё испортил! Погубил! И поделать теперь ничего нельзя. Сейчас Дьяболини распилит Райское Яблоко…
   – Из камня в шестьдесят четыре карата получится дюжина крупных алмазов, тысяч по десять каждый, и штук тридцать мелких, рублей по пятьсот – по тысяче, – послышалось из комнаты. – Стало быть, на круг выйдет тысяч полтораста.
   – Ух ты! Так пили скорей!
   – Алмазы не пилят, детка, их режут. Дело это трудное и кропотливое. Поскольку алмаз – самый твердый из минералов, разрезать его можно лишь другим алмазом. Это алмазный резец, «кливер». Я отвалил за него в лавке семьдесят пять целковых.
   – А вдруг этот твой кливер сам сломается?
   – Надо знать, где резать, тогда не сломается. У алмаза строение слоистое. Поперек слоев его не возьмешь, но если колоть между слоями, это вполне возможно. Алмаз тверд, но хрупок. Первое, что нужно сделать – это определить место, где нужно сделать засечку. Дай-ка мне лупу. Она вон там, в коробочке.
   Последовала длинная пауза.
   – Ну, что же ты? – нетерпеливо воскликнула Иветта. – Хватит его вертеть, давай же, пили, то есть режь!
   – Что за черт! Не могу определить расположение слоев… Никогда не видел такого лучепреломления. Странно. Ладно, попробую наудачу…
   Раздался звон металла о металл, потом противный скрежет.
   Ластик плакал, размазывая слезы по щекам. Всё, теперь беды не миновать.
   Что-то громко хрустнуло.
   Маг разразился проклятьями, потом простонал:
   – Ты только погляди – семьдесят пять рублей псу под хвост. А на китайце ни царапинки! Не той стороной повернул. И зря пожадничал. Нужно было брать самый дорогой кливер, за сто двадцать. У тебя деньги есть? Придется снова ехать в лавку, а то скоро закроется.
   Звук шагов, какие-то шорохи.
   Ластик всем телом навалился на дверцу и припал к образовавшейся щелочке.
   Дьяболини надевал пиджак, Иветта снимала с вешалки шляпку.
   – Ты куда это? – спросил маэстро.
   – А что это ты берешь алмаз с собой? Тогда и я иду.
   – Я хочу подобрать правильный резец – точно по форме и размеру камня. А вместе нам нельзя. Кто-то должен стеречь полоумного Пьетро.
   – Придуши его прямо сейчас, и дело с концом, – предложила лиса Алиса, и из этих слов стало понятно, какая участь уготована бедному Буратино.
   – Да пойми ты: нам теперь нельзя появляться в людных местах вместе. Мы слишком эффектная пара. Господин Кошко, начальник московского сыска, не дурак. Неужто ты думаешь, его не заинтересовало таинственное исчезновение прелестной гостьи? Уверяю тебя, наше описание уже составлено и рассылается по всем околоткам.
   – Тогда камень остается здесь, – отрезала Иветта. – Ничего, подберешь свой кливер на глазок.
   Оба переместились к двери, и теперь Ластику было лучше их видно.
   – Хорошо, но тогда я запру тебя на ключ. – Дьяболини оборвал какой-то шнурок, свисавший со стены. – И звонок тебе ни к чему, верно? А то вдруг захочешь вызвать прислугу. Мол, замок заел, откройте, пожалуйста.
   – Негодяй!
   Иветта хотела влепить магу пощечину, но тот ловко увернулся и со смехом выскочил из комнаты.
   Раздался скрежет ключа. Потом тишина.
   Ластик увидел, что Иветта стоит, приложив ухо к створке – прислушивается. Выдернула из своей пышной прически шпильку, просунула в скважину и долго в ней шуровала. Топнула ногой, распрямилась. Пошарила пальцами в гнезде звонка для вызова прислуги – тоже безуспешно. Очевидно, шнур был выдран с мясом.
   – Мерзавец, какой мерзавец! – неизвестно кому пожаловалась она и заметалась по комнате.
   Камень остался на стуле, куда Иветта его положила, когда возилась с замком.
   До ювелирной лавки не так далеко, отсутствие мага продлится недолго. Хватит ныть и убиваться, сказал себе Ластик. Думай. Ты ведь выдержал экзамен на смекалку.
   Он прижался ртом к щели и позвал:
   – Мадам! Выпустите меня. Я помогу вам открыть дверь!
   Иветта обернулась к шкафу.
   – Во-первых, не мадам, а мадемуазель. А во-вторых, так я тебе и поверила.
   – Правда! Маэстро ведь готовит меня в искейписты. И кое-что я уже умею.
   Она подошла ближе, уперлась руками в бока.
   – Если ты искейпист, что ж ты из паршивого шкафа выбраться не можешь?
   – Инструменты нужны. Они у маэстро в чемодане. Только у вас самой не получится. Нужно секрет знать. Ах, скорей, пожалуйста! Он с минуты на минуту вернется!
   Решившись, Иветта открыла шкаф. Полдела было сделано.
   – Только смотри у меня, не дури, – погрозила она кулаком. – Я и с взрослыми справляюсь, не то что с таким головастиком.
   – Я еще больше вашего хочу дверь открыть. Мне бы только живым ноги унести.
   Он открыл чемоданчик мага, стал там рыться. По счастью, внутри и в самом деле оказался какой-то футляр с инструментами непонятного назначения: какие-то хитрые отверточки, щипчики, пинцетики. В чем их назначение и как ими пользоваться, Ластик понятия не имел, но тем не менее сказал с уверенным видом:
   – Отлично. То, что нужно. Скоро будем на свободе.
   Подбежал к двери, сунул в замочную скважину первую из попавшихся под руку железок. При этом скосил глаза вбок, чтоб не упускать из виду Камень.
   – Кажется, зацепил, – объявил он. – Теперь нужна ваша помощь. Встаньте на четвереньки и попробуйте приподнять дверь. Хотя бы чуть-чуть.
   Иветта бухнулась на пол, просунула пальцы в щель, закряхтела.
   – Держите, не отпускайте! Я только возьму стамеску.
   Попятившись от двери, Ластик перегнулся, цапнул Камень и сунул в карман.
   – Сейчас, еще секундочку! – сказал он, крадясь на цыпочках к окну.
   Влез коленками на подоконник. Подергал бельевую веревку – очень крепкая, двойная. И натянута туго. Двор внизу казался совсем маленьким, не больше коробки, в которую Ластик прыгал из оркестра.
   – Да скорее ты! – сердито крикнула Иветта. – Еще столкнемся с ним на лестнице. То-то весело будет.
   Вот когда пригодятся уроки ползанья по канату, подумал Ластик. Вцепившись в бечеву, перекинул через нее ноги и начал перебирать руками.
   Райское Яблоко перекатилось в кармане, но, слава богу, не вывалилось.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 [14] 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация