А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Поймайте мне колобуса" (страница 3)

   Настал долгожданный день. В восемь утра служители обнаружили в спальной бабуинов родившегося ночью малыша. Он был чистый и сухой, никаких следов плаценты и пуповины. Детеныш крепко цеплялся за мать. Как только их выпустили в наружное помещение, стало очевидно, что южноафриканка взволнована и, можно сказать, обрадована ничуть не меньше молодой мамаши. Она старалась сесть поближе к Эмбе, лицом к ней, и время от времени обнимала ее так, что льнущий к матери малыш оказывался зажатым между ними. Элджи, привыкший чувствовать себя в клетке властелином, тоже заинтересовался наследником, но стоило ему приблизиться, как Эмбе поворачивалась к нему, поднимала верхнюю губу, щелкала зубами и издавала резкий протяжный звук, какого мы до сих пор еще не слышали. Элджи сразу отступал метра на два и начинал кружить около самок и младенца, пытаясь хоть что-то рассмотреть.
   Так продолжалось около суток, наконец отцу разрешили подойти поближе, и он мог расчесывать шерсть супруге и южноафриканке. На шестой день прежний порядок почти восстановился. Гостья продолжала оказывать покровительство матери и младенцу, но теперь Элджи было дозволено обнимать и ласкать Эмбе. Правда, к наследнику его, насколько мы могли установить, все еще не подпускали.
   Малыш был на редкость крепкий и здоровый; от большинства детенышей других бабуинов его отличало малое количество морщин на лице. Уже через сутки он хорошо видел и следил глазами за движениями наблюдателя в полутора-двух метрах. На пятый день мать разрешила ему спуститься на пол и немного походить подле нее. Однако через неделю идиллия кончилась. Южноафриканка, которой теперь позволили держать малыша на руках, оказалась настолько ревнивой, что не выпускала его даже тогда, когда он рвался к матери, чтобы поесть. Пришлось ради блага детеныша отделить чужеземку и Элджи.
   Близилась первая годовщина треста, и мы задумали как-то отметить эту дату, попросту говоря, устроить небольшой кутеж. Закроем зоопарк для посетителей, пригласим на завтрак членов правления треста и кое-каких местных деятелей; хорошо бы зазвать губернатора и бейлифа. Вечером – обед и сбор средств; мы рассчитывали на то, что приглашенные выступят с речами и поддержат нас.
   Подготовка потребовала немалых усилий. Надо было забронировать номера в отелях, составить меню, продумать, как рассадить гостей (от одной этой проблемы можно было с ума сойти), и так далее и тому подобное. К тому же в это время года на Джерси часты туманы, а когда к острову приближается туман, он ни за что не обойдет своим вниманием аэропорт. Значит, необходимо переправить на Джерси знатных гостей по меньшей мере за день до юбилейной даты, иначе нам некого будет принимать. Львиная доля хлопот легла на плечи Кэт, и она блестяще со всем справилась, но я сказал себе, что впредь одним Советом не обойдешься, для подобных затей следует учреждать несколько подкомитетов…
   И уже теперь нам нужен был комитет для сбора средств. Я усиленно думал об этом, даже когда отправился на аэродром встречать Джеки, и в зале для прибывающих пассажиров вдруг увидел перед собой прелестнейшее создание. Черные волосы, большие глаза цвета лесных орешков, на лице сердечное расположение и нежность – жаль только, что чувства эти адресованы не мне… А впрочем… Девушка остановилась передо мной, и я воспрянул духом. Быть может, мое брюшко и мешки под глазами не так уж и заметны? Или есть девушки, которым они даже нравятся? Иллюзия длилась недолго: я увидел в руках девушки кружку для пожертвований.
   – Вы не желаете сделать взнос? – услышал я медовый голосок.
   – Конечно, желаю, – ответил я. – Разве можно устоятъ перед такими глазами?
   Я полез в карман и как-то непроизвольно вместо полукроны опустил кружку десять шиллингов.
   – Бьюсь об заклад, у такой очаровательной девушки сбор средств идет успешно, – сказал я.
   Она мило улыбнулась.
   –О, я не жалуюсь,
   – Вот бы вы для нас взялись собирать!
   – А вы попросите.
   – И попрошу.
   В эту минуту объявили посадку самолета Джеки, и я направился к входу. «А что, в самом деле?» – подумал я, стоя у двери. Девушка сама предлагает свои услуги. И какая девушка: против ее глаз никто не устоит! Едва дождавшись Джеки, я схватил ее за руку и бесцеремонно потащил за собой.
   – Живей, живей, – торопил я ее. – Я должен найти девушку.
   – Мало тебе одной? – спросила Джеки.
   – Да нет же, пойми, это особенная девушка, красавица. Она только что была тут, собирала деньги для кого-то.
   – А тебе она зачем понадобилась? – подозрительно осведомилась Джеки.
   – Понимаешь, это идеальный человек для комитета по сбору средств, – объяснил я. – Представь себе, она предложила свои услуги, а я, дурак, даже не узнал ее фамилии.
   Я поспешно обвел взглядом зал. Никого, если не считать важных престарелых дам и отставных полковников.
   – Черт возьми! – вырвалось у меня. – Надо же, такую возможность упустил!
   – Но ведь можно выяснить, кто она? – сказала Джеки. – Наверно, это кто-нибудь из здешних.
   – Не знаю… Впрочем, можно спросить Хоуп.
   Как только мы добрались до дома, я схватил телефонную трубку.
   – Скажи, пожалуйста, – обратился я к Хоуп, – что за красавица с глазами цвета лесных орешков и темными волосами собирала сегодня в аэропорту деньги на какие-то цели?
   – Ну знаешь, Джерри! – воскликнула Хоуп. – Ты не мог бы спросить что-нибудь полегче? Откуда мне знать? И вообще зачем тебе это?
   – Я хочу организовать комитет по сбору средств. И эта девушка показалась мне идеальной кандидатурой.
   Хоуп хмыкнула.
   – Не знаю даже, кого тебе так сразу предложить, – сказала она. – Вот что, попробуй поговорить с леди Колторп. Говорят, у нее это очень хорошо получается.
   Я подавил стон. Леди Колторп – представляю себе, что это такое. Длинные прокуренные зубы, ежик стального цвета, твидовый костюм, пахнущий спаниелем, и спаниели, пахнущие твидом…
   – Ладно, подумаю, – ответил я.
   И вот наступил знаменательный день. Надо ли говорить, что аэропорт был окутан туманом. Понадобились титанические усилия, чтобы доставить на остров Питера Скотта с супругой, мы едва уложились в срок, да и то с помощью чьего-то личного самолета. В конечном счете все образовалось. Я показал Питеру и его жене зоопарк, познакомил их с сотрудниками, рассказал о наших задачах. И с удовольствием отметил, что экскурсия явно произвела сильное впечатление на Питера.
   Завтрак удался на славу – потому, верно, что обошлось без спичей. Во второй половине дня – снова экскурсия по зоопарку. После этого осталось время только принять ванну и переодеться перед главным событием дня – обедом, с последующим сбором средств. На обед были приглашены избранные, на чью помощь мы рассчитывали. Открыл торжество лорд Джерси, он предоставил слово Питеру Скотту, и тот произнес превосходную речь с различных аспектах охраны природы и значении нашего начинания. За ним была моя очередь выступать, и я уже перебирал листки с записями, как вдруг мой взгляд остановился на девушке, сидевшей на другом конце стола. Она – та самая, которую я видел в аэропорту! Что за черт, как она здесь очутилась? От удивления у меня вылетело из головы все, что я собирался сказать. Все же я кое-как промямлил свою речь и сел, думая только о том, чтобы не упустить момент и перехватить девушку, прежде чем она скроется во второй раз.
   Наконец загремели стулья, гости начали подниматься из-за стола. Со всей скоростью, какую допускали приличия, я протиснулся сквозь толпу именитых друзей, догнал девушку уже на самом пороге и положил ей руку на плечо, словно детектив, поймавший воришку в магазине. Она повернулась и надменно вскинула брови.
   – Это вас я видел в аэропорту? – спросил я.
   – Верно, – подтвердила она. – Я потому и пришла.
   – Так вот, – продолжал я, – помнится, вы сказали, что согласны помочь мне со сбором средств. Это было сказано в шутку или всерьез?
   – Конечно, всерьез.
   Каким-то чудом у меня в кармане оказались листок бумаги и ручка.
   – Вы можете сказать мне, как вас зовут, и ваш номер телефона, и когда позвонить вам, чтобы договориться?
   – Пожалуйста, звоните в любое время.
   – Итак… вас зовут?
   – Сэрэнн Колторп.
   Я воззрился на нее, не веря своим ушам.
   – Как… вы… вы – леди Колторп? – не совсем учтиво выпалил я.
   – Уже много лет.
   – Но… как же?.. А седой ежик… спаниели… лицо старой лошади?.. – в отчаянии вопрошал я.
   – Разве я похожа на старую лошадь? – заинтересовалась она.
   – Что вы! Я… я совсем не то хотел сказать. Понимаете, это я так представлял себе вас. Вы уверены, что на острове нет второй леди Колторп?
   – Насколько мне известно, я – единственная, – с достоинством произнесла она. – Звоните в любое время.
   Она сказала мне свой адрес и номер телефона.
   Я вернулся к Джеки и сообщил, ликуя:
   – Нашел девушку!
   – Которую? – осведомилась Джеки.
   – Ту самую, о которой говорил тебе, – нетерпеливо ответил я. – Девушку из аэропорта. Это леди Колторп.
   – Постой, но ведь ты говорил, что леди Колторп – это сплошной твид и спаниели.
   – Да нет, ничего подобного! Посмотри… видишь? Вон та обаятельная особа… в чем-то черном с белой отделкой – это она.
   – Ах, эта… Что ж, пожалуй, ты прав, она справится со сбором средств!
   – Я немедленно свяжусь с ней. Завтра утром. А теперь, бога ради, пошли домой. Чертовски хочется спать. Сказано – сделано.
   Подводя итог, должен сказать, что наше юбилейное мероприятие прошло чрезвычайно успешно. Мы смогли посоветоваться с такими людьми, как директор Антверпенского зоопарка Вальтер ван ден Берг, как Ричард Фиттер из Общества охраны фауны, и другими; они не только благожелательно отозвались о нашей работе, но и сделали конструктивные замечания. Более того, деньги, которые мы собрали, позволили нам наконец взяться за самое неотложное из всех наших дел – строительство новых, просторных клеток для человекообразных обезьян. Чертежи давно уже пылились на столе, мы с Джереми только слюнки глотали, глядя на них. Тресту такое дело было не по карману, но после юбилейного обеда – как здорово все получилось! – можно было приступать к задуманному.
   Я всегда говорил, что есть два создания, которым ни в коем случае нельзя давать волю в зоопарке: ветеринар и архитектор. Ветеринар тотчас примется лечить диких животных так же, как домашних. Конечно, динго или кустарниковая собака принадлежат к семейству собачьих, но это еще не значит, что к ним следует подходить с той же меркой, что и к болонке или спаниелю. Обычно ветеринар в отчаянии заключает: «На вашем месте я бы махнул рукой». Нам повезло, наши два ветеринара, Блэмпид и Бегг, придерживаются прямо противоположной точки зрения. Вот уж кто никогда не махнет рукой на животное!
   У архитектора свои заскоки. Стоит вам зазеваться, и они сконструируют клетку, которая будет архитектурной поэмой, но никуда не годится с точки зрения тех, кому ею пользоваться, а главное – тех, кому в ней жить. Вот почему, когда дело дошло до клеток для человекообразных, мы с Джереми тщательно изучили проект, стремясь не допустить промашек. Задача осложнялась тем, что клетки предстояло ставить на наклонном участке, прилегающем к южной стене Дома млекопитающих, причем Откосов не один, а целых три, так что надо было сперва подготовить солидное бетонное основание.
   Конечный вариант, предложенный нашим архитектором Биллом Девисом, мне очень понравился. Клетки были почти треугольные, так что обитатели каждой из них могли видеть, что происходит в двух других. Житье-бытье соседей занимает человекообразных обезьян ничуть не меньше, чем нас, людей, только мы подглядываем из-за штор, а они из-за решеток. Крышу впереди подняли чуть повыше, чтобы в клетки попадало возможно больше солнца.
   Мы договорились со строительной фирмой, и началась подготовка участка. Старые клетки помещались внутри дома, но через окна обезьяны могли следить за ходом работ, и они охотно пользовались этой возможностью. Особенно интересовался техникой орангутан Оскар, он целыми днями сидел у окна и сосредоточенно наблюдал, как готовят и укладывают раствор. Однажды утром я пошел проверить, как подвигаются дела, и разговорился с одним из рабочих.
   – Я вижу, Оскар следит, чтобы все делалось как положено, – заметил я, показывая на стекло, к которому прильнула обезьянья физиономия.
   – Да уж! – воскликнул рабочий. – Целый день так и сидит, глаз не сводит! Хуже какого-нибудь десятника, черт бы его побрал!

Чтение онлайн



1 2 [3] 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация