А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Феникс" (страница 9)

   – Иными словами, одни слухи.
   – Верно.
   – Ладно, спасибо.
   Я направился в офис, чтобы все обдумать. Вскоре появился Крейгар и сказал:
   – Я поговорил с Рамоном, и он ухватился за наше предложение, Влад. Помчался на наш зов, как тсер за обедом.
   Я нахмурился:
   – Он согласился слишком охотно?
   – Нет. Просто им нужны деньги.
   – Хорошо. Мы можем себе это позволить. Нам необходим человек для связи с ними, если только ты не намерен предложить свою кандидатуру.
   – Нет, благодарю, – ответил Крейгар. – У меня и так хватает работы…
   – Ладно, ладно. Как насчет Палки?
   Он кивнул:
   – Разумная мысль. Я с ним поговорю. Как именно будет организован прием информации?
   – Что ты имеешь в виду?
   – Ты хочешь, чтобы вся информация шла через Палку, или через Палку и меня, или?..
   – Ах, вот ты о чем. – Я ненадолго задумался. – Почему бы нам не воспользоваться паролем?
   – Кольца или еще что-нибудь?
   – Да. Закажи несколько колец. Одно отдашь мне, другое Палке, а третье оставишь себе. И внимательно следи за всеми.
   – Хорошо, я поговорю с Палкой и позабочусь обо всем сегодня же.
   – Ладно. И еще одно: я хочу знать, что будет происходить на большом сборище, которое они устраивают в Южной Адриланке.
   – Я понял.
   Через шесть часов мы заключили договор с фирмой Томаса, Оскара и Рамона. Во-первых, они подыскали Айбину работу с музыкантами из Дома Исолы, которые играли на восточных инструментах и пели баллады, написанные до Междуцарствия. Во-вторых, через Палку сообщили мне, что вся организация Келли, в том числе и Коти, арестована.

   УРОК ВОСЬМОЙ. РАЗБОРКИ СО СРЕДНИМ ЗВЕНОМ УПРАВЛЕНИЯ II

   Одним из самых легких и в то же время эффективных способов использования магии в качестве средства нападения состоит в том, чтобы взять максимальное количество энергии Имперской Державы, которое вы в состоянии удержать, и направить ее через свое тело на того, кому вы хотите причинить вред. Единственная защита – взять максимально возможное количество энергии и постараться блокировать или отвести атаку.
   Так уж получилось, что я владею длинной золотой цепью, которая при правильном использовании способна прервать действие любого направленного против меня заклинания, поэтому я могу не опасаться подобных нападений. Но однажды, в разгар сражения, в котором мне не следовало принимать участия, мне нанесли удар сзади.
   Впечатление такое, будто горишь изнутри, и в течение нескольких минут – целую вечность – я чувствовал, как полыхают мои вены, артерии и другие внутренние органы. Все мышцы напряглись, мускулы бедер вознамерились сломать обе мои ноги и едва не добились успеха. В воина дракона, стоявшего примерно в пятнадцати футах передо мной, почти одновременно попала стрела, и я долгие минуты наблюдал за тем, как он падает. Я ощущал запах дыма и видел, что он идет из-под моей рубашки. С ужасом я осознал, что горят волосы у меня на груди и под мышками. Я знал, что у меня остановилось сердце, а зрачки стали горячими и страшно зудели.
   Мир онемел, а потом я услышал нарастающее гудение, словно наступил на осиное гнездо. Удивительно, но я не чувствовал боли. Еще более поразительно – сердце снова начало биться. Но даже и тогда все не закончилось; довольно долго я не мог подняться – все усилия приводили лишь к тому, что у меня мелко подрагивали ноги. Когда несколько минут спустя мне все-таки удалось встать, я несколько раз безуспешно попытался взмахнуть мечом – ноги несли меня в противоположную сторону. Только через двадцать или тридцать минут я окончательно пришел в себя, пережив ужас, которого до сих пор мне испытывать не приходилось.
   Очень яркие воспоминания о том случае возвращаются ко мне в самые неожиданные моменты. Это не похоже на боль, которую человек забывает – эпизод в буквальном смысле запечатлен в моем мозгу огненными буквами, – так что время от времени пережитые ощущения накатывают на меня, и я не могу вздохнуть. И всякий раз мне кажется, что за мной пришла смерть.
   Как, например, сейчас.
   На острове Гринери я попал в тюрьму. Это был четвертый подобный случай в моей жизни. Первый – самый трудный, только потому, что он первый, но всегда заключение под стражу оставляло после себя массу неприятных воспоминаний. Отнимая у человека свободу передвижения, вы до определенной степени лишаете его достоинства, а мысль о том, что это случилось с Коти, женщиной, глаза которой искрились, когда она усмехалась, которая откидывала голову назад, когда смеялась, так что темные-темные волосы рассыпались по плечам, с женщиной, которая охраняла мою спину, с женщиной, которая…
   …с женщиной, которая не знала, любит ли меня теперь, с женщиной, которая отказалась от своего и моего счастья ради кучи бессмысленных лозунгов. Нет, это слишком тяжелое испытание.
   – С вами все в порядке, босс? – спросил Палка, и я пришел в себя.
   Палка с беспокойством на меня смотрел.
   – В некотором смысле, – ответил я. – Позови Крейгара.
   Я откинулся на спинку кресла и закрыл глаза. Скоро я услышал голос Крейгара:
   – Что случилось, Влад?
   – Закрой дверь.
   Громыхнул засов, потом шаги Крейгара, он сел на стул, шорох крыльев Лойоша и биение моего сердца.
   – Найди точные планы подземных темниц Императорского дворца.
   – Что?
   – Они расположены под крылом Иорича.
   – Что происходит?
   – Коти арестована.
   В нашем разговоре наступила долгая, почти бесконечная пауза.
   – Неужели ты собираешься…
   – Достань планы.
   – Влад…
   – Сделай, как я прошу, и все.
   – Нет.
   Я открыл глаза, наклонился вперед и посмотрел на Крейгара:
   – Что?
   – Я сказал «нет».
   Я подождал продолжения.
   – Несколько недель назад ты потерял контроль над происходящим, и тебя чуть не убили. Если это произойдет еще раз, ты останешься один.
   – Я не просил тебя…
   – Я не собираюсь таскать для тебя каштаны из огня.
   Я внимательно посмотрел на него, мысли метались, обгоняя друг друга. Не помню, о чем я думал.
   – Уходи, – наконец произнес я. Он вышел без единого слова.
   Я не помню, как меня тошнило после телепортации в Черный Замок, не помню, что сказала мне при встрече леди Телдра. Я нашел Маролана и Алиру в передней комнате библиотеки, где стояли самые удобные кресла и где предпочитал находиться хозяин замка. Это самое большое помещение, но книг в нем меньше, чем в других, и здесь удобно сидеть, размышлять и даже расхаживать.
   Маролан сидел. Алира стояла, а я ходил из угла в угол.
   – В чем дело, Влад? – спросил Маролан после того, как я в очередной раз прошел мимо него.
   – Коти арестована. Мне нужна твоя помощь, чтобы ее освободить.
   Он вставил в книгу тонкую закладку из слоновой кости, оправленной в золото, и отложил ее в сторону.
   – Мне очень жаль, что она арестована, – сказал он. – В чем ее обвиняют?
   – Заговор.
   – Против кого?
   – Не знаю.
   – Понятно. Выпьешь вина?
   – Нет, благодарю. Ты мне поможешь?
   – Что ты имеешь в виду, когда предлагаешь ее освободить?
   – А ты как думаешь?
   – Насколько я понимаю, ты хочешь повторить нашу эскападу на Гринери.
   – Точно.
   – Почему?
   Я остановился, чтобы посмотреть ему в глаза, – мне показалось, что он шутит. И пришел к выводу, что Маролан абсолютно серьезен.
   – Она меня освободила, – ответил я.
   – Другого способа спасти тебя не существовало.
   – Ну.
   – Я хочу напомнить тебе, что здесь можно сначала попробовать другие способы. Не следует забывать, что ее бывшая напарница является наследницей трона.
   Я замер на месте. Мне эта мысль в голову не приходила. Я позволил Маролану налить мне вина, выпил его, но вкуса не почувствовал.
   – Ну? – повторил я.
   – Что – ну? – спросил Маролан, но Алира поняла, извинилась и вышла из комнаты.
   Я сел и стал ждать. Мы молчали до тех пор, пока не вернулась Алира. Прошло не больше десяти минут.
   – Норатар, – заявила Алира, – сделает все, что в ее силах.
   – В каком смысле? – спросил я.
   – Я надеюсь, что этого будет достаточно.
   – Она знала?
   – Что Коти арестована? Нет. Создается впечатление, что в квартале, где живут выходцы с Востока, начались беспорядки и Коти принимала в них участие.
   – Я знаю.
   – В Южной Адриланке существует несколько таких групп. Императрица обеспокоена. Она считает, что они опасны.
   – Да.
   – Однако Норатар имеет влияние. Посмотрим, что у нее получится.
   – Да.
   Я сидел и размышлял, глядя в пол, пока Лойош не сказал:
   – Осторожно, босс.
   Одновременно Алира спросила:
   – Кто такая «она» и кто такой «он»?
   – Что?
   – Ты что-то сказал относительно того, почему она хочет, чтобы он умер.
   – Я и не заметил, что заговорил вслух.
   – Ты не заговорил, просто твои мысли так легко читаются, что с тем же успехом ты мог произнести эти слова вслух.
   – Наверное, я отвлекся.
   – Ну, так о ком же речь?
   Я покачал головой и снова погрузился в размышления, только теперь сохранял осторожность. Маролан читал, Алира поглаживала серую кошку, которая жила в библиотеке. Я допил вино и отказался от второго бокала.
   – Скажите мне, – произнес я вслух, – откуда пришли боги?
   Маролан и Алира посмотрели на меня, потом переглянулись. Маролан откашлялся и сказал:
   – Из разных мест. Некоторые были дженойнами, пережившими создание Великого Моря Хаоса. Другие были слугами тех, кто сумел приспособиться, и использовали энергию Хаоса в процессе создания или в последующие за ним тысячелетия.
   – А некоторые, – добавила Алира, – просто волшебники, ставшие бессмертными и овладевшие могуществом, которое позволяет им существовать более чем в одном измерении.
   – Но тогда чем они отличаются от демонов? – спросил я.
   – Вопрос интерпретации, – заявил Маролан. – Демонов можно вызвать и контролировать, а богов – нет.
   – Даже другие боги на это не способны?
   – Правильно.
   – Значит, если бог начинает контролировать другого бога, тот превращается в демона?
   – Верно. Если нам станет известно о таком факте, то мы будем называть этого бога демоном.
   – Выглядит не слишком последовательно.
   – Конечно, – согласилась Алира. – Однако это очень важно. Если бог есть некая сила, обладающая личностью, то вопрос о возможности контроля над ним становится принципиальным, не так ли?
   – А как насчет Лордов Суда?
   – Что тебя интересует?
   – Как они туда попали?
   – Война, – ответил Маролан, – или взятки, или благодаря дружбе с другими богами.
   – А зачем им это?
   – Я не знаю, – пожал плечами Маролан. – А ты, Алира?
   Она покачала головой:
   – Почему ты спрашиваешь?
   – Интересная тема для разговора, – солгал я.
   – Ты хочешь стать богом? – спросил Маролан.
   – Не особенно, – ответил я. – А ты?
   – Нет. Зачем мне такая ответственность?
   Я фыркнул:
   – А перед кем они несут ответственность?
   – Перед собой и другими богами.
   – Не похоже, чтобы ваша Богиня Демонов выглядела особенно ответственной.
   Алира вздрогнула, а ее рука дернулась к рукояти Искателя Тропы. Я отпрянул.
   – Извини, – сказал я. – Не думал, что ты примешь мои слова так близко к сердцу.
   Некоторое время она пристально на меня смотрела, потом пожала плечами. Маролан бросил короткий взгляд на Алиру, повернулся ко мне и сказал:
   – Однако бремя ответственности лежит и на ее плечах. Да, Богиня Демонов непредсказуема и капризна, но она всегда вознаграждает верность и не вынудит своего слугу совершить действия, которые могут ему повредить.
   – А если она совершит ошибку?
   Теперь пришел черед Маролана одарить меня пристальным взглядом.
   – Да, такая опасность существует.
   Я замолчал, чтобы обдумать полученные сведения. Мне все еще было немного не по себе: я не привык говорить о своей богине так, словно она наша общая знакомая, сильные и слабые стороны характера которой мы обсуждаем в неспешной беседе. Но если они сказали правду, то либо у Богини Демонов есть хитрый план, который приведет к благополучному концу, либо что-то – на самом высоком уровне – пошло не так.
   Или Маролан и Алира ошибаются.
   Появилась леди Телдра и объявила о прибытии принцессы Норатар, герцогини Найнротс, графини Хайуинд, и так далее, и так далее, и наследницы трона от Дома Дракона. Она была не такой высокой, как Маролан, или такой внушительной, как Сетра, однако двигалась Норатар с удивительной грацией.
   В прошлом она работала на пару с Коти наемной убийцей. Они считались одной из самой эффективных команд среди джарегов – впрочем, сейчас, глядя на них обеих, поверить в это было почти невозможно. О мастерстве Норатар я знал на личном опыте – однажды она меня убила.
   Норатар подошла к подносу с крепкими напитками и налила себе полный бокал. Потом залпом выпила треть и посмотрела на нас:
   – Императрица освободила леди Талтош. Леди Талтош отказалась покинуть тюрьму.
   Она села и сделала еще несколько глотков. Устроившийся у меня на правом плече Лойош крепко сжал его когтями.
   – Отказалась? – наконец проговорил я – мне показалось, мой голос звучал твердо.
   – Да, – ответила Норатар. – Она объяснила, что останется в тюрьме до тех пор, пока все ее соратники не будут освобождены.
   Я почувствовал напряжение в ее голосе, словно она пыталась заставить себя говорить четко и ясно.
   Норатар была драконлордом до кончиков ногтей, как Маролан и Алира, а став наследницей трона, очень изменилась – теперь она контролировала себя еще жестче, чем они. Но сейчас этот контроль меня пугал, точно она едва сдерживала ярость, которая могла бы уничтожить весь Черный Замок.
   Все это я фиксировал механически, поскольку изо всех сил пытался укротить собственный гнев – хотя бы до того момента, когда станет ясно, на кого его следует направить.
   Неожиданно я нашел ответ на свой вопрос и сказал:
   – Лорд Маролан, у вас есть комната в высокой башне с множеством окон. Я бы хотел ее посетить.
   Прежде чем ответить, он долго на меня смотрел:
   – Да. Иди, Влад, благословляю тебя.
   Я вышел из библиотеки и по коридору направился к широкой черной лестнице, ведущей в Передний зал. Вниз по лестнице в сторону Южного крыла, потом вверх, мимо нижнего обеденного зала, южной комнаты для гостей, вверх на полпролета, поворот, еще один поворот, и я шагнул в открывшуюся по моей команде тяжелую дверь – не следует забывать, что я работаю на Маролана и ставил все охранные заклинания.
   – Ты уверен, что поступаешь правильно, босс?
   – Конечно, нет. Не задавай глупых вопросов.
   – Извини.
   Черную комнату освещали свечи, сделанные из сала девственного барана, фитили добывали из корней вечно живущей лозы. В черной комнате витал аромат ягоды крейдлберри, напоминающий вкус сладкого вина, только что начавшего превращаться в уксус. Горело четыре свечи, их танцующее пламя праздновало мое появление.
   Артефакты, которые Маролан использовал в своих колдовских экспериментах, лежали на маленьком и большом столах, а каменный алтарь – черное на черном – оставался практически неразличимым в дальнем конце комнаты. Здесь я беспомощно лежал, когда Маролан сражался с демоном, отнявшим у него меч. Здесь я вел переговоры с духами моей родины, когда просил их отпустить душу Некромантки. Здесь я сражался с собственным отражением, пришедшим, чтобы забрать меня в страну, из которой не возвращаются.
   Не важно, все не важно. Я остановился возле узкой металлической винтовой лестницы, приведшей меня наконец в Оконную Башню, где я однажды пытал волшебницу, которая отказывалась сообщить заклинания, мешающие оживить Маролана. Я был здесь совсем недавно, и на меня вдруг нахлынули воспоминания, но и это сейчас не имеет значения. Самый надежный способ войти в контакт с Виррой, Богиней Демонов, связан с человеческим жертвоприношением, но дед заставил меня поклясться никогда этого не делать. Однако сейчас, если бы у меня появилась такая возможность, я бы нарушил свою клятву. Я оглядел башню, окно которой не выходило во двор внизу. Часть окон замка вообще не выходила в знакомый мне мир, более того, реальность иных из них была недоступна моему пониманию. Я попытался подготовить свой разум к предстоящим испытаниям.
   Выбрав окно случайным образом – оно оказалось широким и низким, – я сел перед ним на пол. Окно выходило в густой клубящийся туман, сквозь который я различал деревья и высокий кустарник, а также быстрое мелькание каких-то теней – вероятно, бегали маленькие животные. Я не знал, смотрю ли я на свой мир или на чужой, – это не имело значения.
   Лойош сидел у меня на плече, и его разум полностью слился с моим. Я вернулся к самым ранним воспоминаниям о Богине Демонов, вспомнил инструкции деда о проведении соответствующих ритуалов, легенды о битвах с другими богами, в особенности с Барланом, ее врагом и любовником. Я вспомнил, как встречал ее на Дорогах Мертвых… диковинный голос Богини Демонов, пальцы с лишним суставом и глаза, которые смотрели мимо меня и в меня – одновременно. Я вспомнил, как она предложила мне убить короля Гринери, сколько с тех пор прошло времени? Несколько дней?
   Пока я вспоминал, наполняя свою душу благоговением человека Востока и уважением драгейрианина, мне пришло в голову, что кровавое жертвоприношение может ускорить процесс. Я вытащил кинжал и, почти не заметив боли, полоснул себя по левой ладони.
   – Вирра, – вскричал я. – Богиня Демонов моих предков! Я иду к тебе!
   Капли моей крови полетели в окно и исчезли в тумане. Он заклубился сильнее, потом посветлел, на несколько мгновений все в окне стало белым. Затем изображение прояснилось, и я увидел коридор, по которому шел, следуя за черной кошкой. На полу я разглядел несколько капель крови.
   Я встал и переступил через подоконник.
   Тот же коридор, то же смещение измерений и расстояний – все вокруг белое. На сей раз я не увидел черной кошки, которая указывала мне дорогу. Интересно, куда идти? – подумал я. Разве это имеет значение? Окно у меня за спиной исчезло. Лойош немного поерзал и сказал:
   – Мне кажется, нужно идти туда.
   Подумав, я решил, что он прав, поэтому убрал кинжал в ножны и зашагал в указанном направлении. Туман так больше и не появился, возможно, он возник исключительно для меня; судя по всему, Богиня Демонов склонна к театральным эффектам. Нет тумана, нет кошки, нет звука, но двери появились передо мной быстрее, чем в прошлый раз. В некотором роде было бы странно, если бы коридор действительно оказался коридором фиксированной длины, и продолжительность пути зависела от того, в каком его месте вы появились.
   На сей раз я остановился перед дверями, чтобы рассмотреть, что на них изображено. В первый момент мне показалось, будто я смотрю на обычный орнамент, но вскоре я начал различать картинки: деревья, гору, пару колес, нечто, напоминающее человека с дырой на подбородке, диковинное четвероногое существо с щупальцем на месте носа и парой торчащих изо рта рогов и еще океан под ними, а то, что я в первый момент принял за скалу, теперь больше походило на палку, поддерживающую шар.
   Я покачал головой, взглянул на двери еще раз – передо мной снова появился обычный орнамент. Кто знает, что там изображено в действительности, а что я придумал сам?
   Мне не оставалось ничего другого, как хлопнуть в ладоши и ждать. Прошла долгая минута. Я хлопнул в ладоши еще раз и опять подождал. Моя связь с Державой не прервалась, и я уже начал подумывать, не воспользоваться ли магией, чтобы распахнуть двери, но потом решил, что лучше этого не делать.
   – Хорошая мысль, босс.
   – Заткнись, Лойош. У тебя есть разумные идеи?
   – Да. Стукни в дверь кулаком, как и положено делать людям с Востока.
   – А если здесь имеется защитное заклинание, которое уничтожает всякого, кто к ней прикасается?
   – Серьезный довод. Но у тебя же есть Разрушитель Чар.
   Я кивнул. И в самом деле, неплохая идея. Я постоял, как идиот, еще немного, потом вздохнул и взял в левую руку золотую цепь. Взмахнул ею, а потом остановился.
   – Может быть, не стоит?
   – Ты должен что-то предпринять, босс. Если тебя беспокоит защита, ударь по двери Разрушителем. Если нет, то просто ударь ее или толкни – может быть, дверь просто откроется.
   Я обдумал его предложение, потом рассердился на себя за то, что продолжаю стоять перед дверью, как идиот. Взмахнул цепью и ударил ею в дверь. Металл соприкоснулся с деревом, раздался характерный звук. Я ничего не ощутил – заклинаний не было. К счастью, Разрушитель Чар не оставил никаких следов.
   Я толкнул правую створку, она заскрипела, но почти не сдвинулась с места. Однако теперь между створками образовалась небольшая щель. Тогда я потянул дверь на себя и вскоре уже мог проскользнуть внутрь.
   Я пошел вперед и увидел, как в воздухе разлилось мерцание, которое обычно предшествует появлению и исчезновению Вирры. Мне пришло в голову, что я, войдя в ее владения, должно быть, выгляжу точно так же для стороннего наблюдателя.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 [9] 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация