А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Феникс" (страница 8)

   – Что «как скоро»? Восстание? Нет, ничего подобного не будет. Влад, неужели ты не понимаешь – Империя может без проблем выяснить, чем мы занимаемся!
   – Шпионы?
   – Нет, хотя такой вариант нельзя полностью исключить. Понимаешь, заклинания, помогающие подслушивать через стены, гораздо доступнее для Империи, чем для нас заклинания защиты.
   – Наверное, ты права. – Я не стал говорить, что мне трудно представить себе, что Империя настолько озабочена их деятельностью, что начала серьезную слежку.
   Впрочем, усиление присутствия Гвардии Феникса в Южной Адриланке говорило о том, что Коти, возможно, права.
   – Таким образом, – продолжала она, – мы ничего не можем делать втайне. И не делаем. Когда мы строим планы на будущее, мы предполагаем, что Империя в любой момент о них узнает. Поэтому мы ничего не скрываем. Вопрос «как скоро?» не имеет смысла, поскольку мы лишь готовимся. Кто знает? Завтра? В следующем году? Мы готовимся. Условия здесь…
   – Мне они известны.
   – Да, – не стала спорить Коти. – Ты все знаешь.
   Некоторое время я смотрел на нее, пытаясь придумать, что сказать. Ничего хорошего на ум не пришло, поэтому я крякнул, взял книгу и сделал вид, что продолжаю читать.
   Примерно через час в дверь постучал Айбин. Он поклонился, как текла, смущенно улыбнулся и сел на стул. Под мышкой Айбин держал барабан, в другой руке сжимал свернутый свиток.
   – Играл? – спросил я. Он кивнул.
   – Я нашел это, – заявил он, разворачивая свиток.
   – Похоже на кожу, – сказал я.
   – Так и есть, – ответил Айбин. – Телячья кожа. – Он казался очень возбужденным.
   – У вас на острове нет коров? Я уверен, что видел…
   – Посмотри, какая она тонкая.
   – Теперь, когда ты сказал, я тоже вижу. У нас другие коровы?
   Айбин нетерпеливо покачал головой:
   – Все дело в дублении и обработке. Я никогда не видел такой тонкой телячьей кожи. Она такая же тонкая, как рыбья, но теплее.
   – Теплее?
   – Вот почему им удается делать такие хорошие большие барабаны.
   – Какие большие барабаны?
   – Те, на которых они каждый день играют перед Императорским дворцом, возвещая о предстоящих церемониях.
   – Я их никогда не замечал.
   – Правда? Но они же громадные, вот такие. – Айбин Широко развел руки в стороны. – И там играют на десяти барабанах одновременно…
   – Теперь, когда ты об этом упомянул, я вспоминаю, что слышал барабанный бой на фоне зова труб, каждый день, во время Расчета.
   – Так вот как это называется? Теперь я знаю, как им удается делать такие барабаны. Телячья кожа. Никогда бы не поверил. Да и воздух здесь другой.
   – Воздух?
   – Воздух в городе по-настоящему сухой. Мне так и не удалось настроить свой барабан.
   Первый раз в жизни я услышал, как кто-то называет сухим воздух в Адриланке, расположенной на южном побережье.
   – Вот как, – пробормотал я.
   – А зачем они носят маски?
   – Кто?
   – Барабанщики.
   – Хм-м. Никогда не обращал внимания.
   Он кивнул и вышел в голубую комнату. Одной рукой Айбин задумчиво поглаживал кусок кожи, а другой прижимал к себе барабан.
   Я заметил, что Коти наблюдает за мной, но не сумел понять, что означает выражение, появившееся на ее лице.
   – Телячья кожа, – сказал я ей. – Они делают барабаны из телячьей кожи.
   – Ничего особенного, если ты об этом знаешь, – ответила она.
   – Может быть, наша проблема как раз и заключается в том, что здесь слишком сухой воздух.
   Она мягко улыбнулась:
   – Я уже давно это подозревала.
   Я кивнул и откинулся на спинку кресла. Ротса опустилась на руку Коти.
   – Телячья кожа, – сказал я ей. Она улетела.
   Я устроился в нижней восточной гостиной Черного Замка и смотрел на лорда Маролана. Сидя, Маролан не казался таким уж высоким.
   – В чем дело, Влад? – спросил он через некоторое время.
   – Я хочу поговорить о революции.
   Он повернул ко мне голову и приподнял брови:
   – О чем?
   – О революции. Восстание крестьян. Насилие на улицах.
   – Что тебя интересует?
   – Может ли это случиться?
   – Несомненно. Такое не раз бывало в прошлом.
   – Удачно?
   – Тут все зависит от того, что считать успехом. Случалось, что крестьяне убивали своего правителя. Во время Войны Баронов был случай, когда целое графство – кажется, Лонграсе – превратилось…
   – Я говорю о длительном успехе. Могут ли крестьяне не только захватить власть, но и долго ее удерживать?
   – В Империи?
   – Да.
   – Исключено. Только в том случае, когда настанет Цикл Теклы, а до тех пор еще несколько тысяч лет. Мы оба будем благополучно мертвы.
   – Ты совершенно уверен?
   – В том, что мы умрем?
   – Нет, в том, что они не могут добиться успеха?
   – Я уверен. А почему ты спрашиваешь?
   – Коти связалась с группой революционеров.
   – Ах да. Сетра говорила мне несколько недель назад.
   – Сетра? Откуда ей знать?
   – Она же Сетра.
   – Что она сказала?
   Маролан помолчал, глядя в потолок. Казалось, он вспоминает.
   – По правде говоря, очень немного. У меня создалось впечатление, что она встревожена, но я не знаю почему.
   – Возможно, мне стоит с ней поговорить.
   – Возможно. Она придет чуть позже, чтобы поговорить о войне.
   Я нахмурился:
   – О какой войне?
   – Ну, пока войны еще нет. Но ты же слышал новости.
   – Нет, – с сомнением ответил я. – Что за новости?
   – Имперское грузовое судно «Песнь Облаков» было протаранено и затоплено кораблем с Гринери.
   – Гринери, – пробормотал я, чувствуя, как к горлу подступает тошнота. – Вот, значит, как.

   УРОК СЕДЬМОЙ. ГОСУДАРСТВЕННЫЕ ВОПРОСЫ I

   Маролан, Алира и я завтракали в уютной гостиной с дверью на балкон, с которого видна земля, находящаяся в миле под нами. Повара Маролана приготовили холодный утиный суп с корицей, охлажденные фрукты в ассортименте, кетну с тимьяном и медом, множество зеленых овощей с имбирем и чесноком, а также вафли и землянику в глазури. Как всегда, на столе стояло сразу несколько сортов вин – повара избегали подавать к каждому блюду свое вино. Я пил сухое белое с побережья Тан и не расставался с ним до конца трапезы, сделав исключение только для десерта, после чего переключился на напиток, который мой дед называет сливовым бренди, а драгейриане именуют сливовым вином.
   Говорили о войне. Глаза Алиры возбужденно блестели, когда она рассуждала о высадке армии на Гринери, в то время как Маролан неторопливо рассматривал проблемы подготовки флота к плаванию. А я пытался понять, почему события приняли такой оборот. Алира несколько раз решительно отмахивалась от моего вопроса, но наконец заявила:
   – Как мы можем знать, почему они решили начать военные действия?
   – А разве нет никакой связи между Империей и островом?
   – Может быть, и есть, – вмешался Маролан, – но нам о ней ничего не известно.
   – Вы можете спросить Норатар…
   – Зачем? – спросила Алира. – Она скажет нам все, что сможет, как только сможет.
   Я свирепо взглянул на свою утку и залпом осушил бокал. Обычно я не пью вино залпом, предпочитаю делать не более двух-трех небольших глотков. Алира, державшая свой бокал за ножку так, словно в руку ей попала хрупкая птичка – двумя пальцами, – пила вино маленькими глотками, как настоящая леди. Однако во время какой-нибудь военной кампании, как мне не раз доводилось видеть, она поглощала его не хуже любого драконлорда. Маролан всегда держал бокал за верхнюю часть, точно стакан, и делал долгие, медленные глотки, не сводя глаз с собеседника. Сейчас он смотрел на меня.
   Маролан опустил бокал, наполненный густой темно-красной жидкостью, и сказал:
   – Почему тебя это так занимает?
   Алира фыркнула, прежде чем я успел открыть рот.
   – А как ты сам думаешь, кузен? Он был на Гринери, и на него устроили настоящую охоту. Теперь Влад хочет знать, не явился ли он причиной конфликта. Мне непонятно, с какой стати он так волнуется, но причина именно в этом.
   Я пожал плечами. Маролан задумчиво кивнул:
   – Что ты там делал?
   – Ничего такого, о чем мог бы рассказать.
   – Вероятно, он кого-то там убил, – заявила Алира.
   – Ты убил настолько важную персону, что Гринери рассердился на Империю?
   – Давайте сменим тему разговора, – предложил я.
   – Как хочешь, – сказал Маролан.
   Имбирь и корица определяли вкус и аромат всей трапезы. Лойош сидел на моем левом плече и, как обычно, получал лакомые кусочки. Он пришел к выводу, что повар положил в овощи слишком много имбиря. Я сказал, что, во-первых, имбиря не бывает слишком много, а во-вторых, джареги не едят овощей. Лойош сравнивал джарегов, живущих на воле, и джарегов цивилизованных, когда одна из служанок Маролана вошла в гостиную и объявила:
   – Сетра Лавоуд.
   Мы все встали. Сетра вошла, слегка поклонилась и села между Алирой и мной. Она всегда предпочитала, чтобы о ней объявляли без всяких титулов, что до определенной степени является причиной ее мистического обаяния, хотя я не знал, насколько ее желание искренне. Вам еще не приходилось ее встречать, поэтому представьте себе высокую драгейрианку в черной блузе с широкими пышными рукавами, собранными у запястий, черных брюках, заправленных в высокие черные сапоги, с серебряной цепью, на которой висит кулон с изображением головы дракона с двумя желтыми самоцветами вместо глаз, и длинными серебристыми сережками в ушах, вспыхивающими, когда Сетра двигается.
   У нее высокие, заостренные скулы драконлорда и безукоризненная линия волос тсера. А еще темные миндалевидные глаза с чуть приподнятыми вверх уголками, как у тсера, – всякий, кто рисковал в них заглянуть, мог затеряться в тысячах лет бесконечных воспоминаний Сетры. Ледяное пламя, синяя рукоять на фоне черного, всколыхнуло волны моих воспоминаний. Сетра – вампир, волшебница, воин и государственный деятель. О ее могуществе сложено множество легенд. Иногда я думаю, что она мой друг.
   – Полагаю, вы обсуждали войну? – спросила Сетра.
   – Да, – кивнул Маролан. – У вас есть новости?
   – Гринери заключил союз с островом Элде.
   Алира и Маролан обменялись взглядами, смысл которых от меня ускользнул, после чего Маролан сказал:
   – Довольно странный альянс, если вспомнить историю их отношений.
   Сетра покачала головой:
   – После Междуцарствия между ними не было ни одного серьезного вооруженного конфликта.
   – Последний раз, когда мы воевали с Элде, – заметила Алира, – Гринери выступал на нашей стороне.
   – Да, – согласилась Сетра. – И в результате потерял половину своего флота.
   – Флот? – удивился Маролан. – Разве у них есть флот?
   – Огромное количество рыбачьих лодок, большинство из которых способно преодолевать значительные расстояния. В случае необходимости рыбаки становятся военным флотом.
   – У них есть регулярная армия? – поинтересовалась Алира.
   – О ней едва ли стоит говорить всерьез, – заявил я. Обе женщины посмотрели на меня. Убедившись, что я не собираюсь продолжать, Маролан откашлялся и сказал:
   – А вот у Элде армия есть.
   – Вам не кажется странным, что они рассчитывают одержать победу в войне с Империей? – спросил я.
   – Может быть, – ответила Алира, – они надеются, что до войны дело не дойдет.
   – В таком случае, – заявил Маролан, – они просто глупы.
   – Не обязательно, – продолжала Алира. – В прошлом у них получалось совсем неплохо. С Элде они воевали девять раз и…
   – Одиннадцать, – возразила Сетра. – Точнее, двенадцать, если считать первое вторжение драгейриан, но я полагаю, что о нем следует на время забыть.
   – Не важно, сколько их было, – ничуть не смутилась Алира, – Империя ни разу не одержала решительной победы. В противном случае Элде уже давно стал бы частью Империи.
   Маролан небрежно взмахнул рукой:
   – Они всегда несли большие потери.
   – Не всегда, – возразила Алира. – Они напали на нас во время восстания Пепельной Горы, и нам пришлось вступить с ними в мирные переговоры. Один из наших общих предков лишился головы из-за того поражения, Маролан.
   – Ну да, – не стал возражать Маролан, – я помню. Но в остальном…
   – А во время пятнадцатого правления Исолы они вновь на нас напали, и нам пришлось просить мира.
   – Тогда шла война на Востоке, – напомнил Маролан.
   – Иными словами, если бы у нас не было других проблем…
   – Итак, – перебила Сетра, – что же происходит в Южной Адриланке, Влад?
   Сначала Маролан, а потом и Алира замолчали и обратили свои взоры ко мне, когда до них дошла важность слов Сетры.
   – Хороший вопрос, – ответил я. – Я сам его себе все время задаю.
   Среди моих боевиков и телохранителей есть парень по имени Палка, получивший это необычное прозвище в честь своего любимого оружия. Я вызвал его в офис и предложил сесть. Палка повиновался, вытянул вперед ноги и расслабился. Впрочем, он всегда казался расслабленным. Даже в тех случаях, когда ему приходилось заниматься делом, – я сам был тому свидетелем во время одного эпизода, о котором сейчас не хочу распространяться. Палка никогда не выглядел расстроенным и, казалось, никуда не торопился.
   – Когда-то ты говорил мне, что занимался подбором музыкантов для гостиниц, – сказал я. Он кивнул.
   – У тебя сохранились прежние связи?
   – Практически нет.
   – Ты знаешь тех, кто сейчас этим занимается?
   – Да. Человек восемь или десять, которые специализируются на таких вопросах.
   – Назови мне несколько имен.
   – Пожалуйста. Женщина по имени Эйсе. Однако я бы не стал с ней работать.
   – Почему?
   Он пожал плечами:
   – Она никогда не знает, чего именно хочет. А если и знает, то не сообщает об этом музыкантам. Говорят, она часто лжет, особенно когда попадает в трудное положение.
   – Ладно. Кто еще?
   – Один тип по имени Фент, лжет не так часто, но тоже плохо знает свое дело – однако платит при этом вдвое больше, чем все остальные. Он занимается дешевыми забегаловками.
   – Возможно, он мне понадобится. Где я могу его найти?
   – Улица Фишморген, номер четырнадцать.
   – Хорошо. Кто еще?
   – Некий Гринбоу. Он совсем неплох, когда трезв. Драй обеспечит тебя работой, но будет на тебя давить и заставит играть одно и то же. Большинство музыкантов, с которыми я знаком, этого не любят.
   – Клянусь кровью богини, Палка, неужели во всем бизнесе нет толковых людей?
   – Ну, зачем же так. Лучше всех в нашем деле контора, которой управляют три парня с Востока – Томас, Оскар и Рамон. Они контролируют Южную Адриланку и несколько хороших гостиниц к северу от города.
   – Как мне войти с ними в контакт?
   – Полторы мили от Нижнего Кейрона, за Волчьим Логовом, наверху.
   – Я знаю это место. Ладно, спасибо.
   – Вы не возражаете, если я спрошу, почему у вас появился интерес к музыке, босс?
   – Я, пожалуй, оставлю твой вопрос без ответа.
   – Ясно. Я могу идти?
   – Угу. Скажи Мелеставу, чтобы прислал Крейгара.
   Когда Палка закрыл дверь, Крейгар сказал:
   – Не возражаешь, если я спрошу, почему тебя это интересует, Влад?
   Я подскочил, посмотрел на него и спросил:
   – И где ты прятался?
   – Я не знал, что ты хотел сохранить свой разговор с Палкой в секрете.
   – Не имеет значения. Меня интересует сразу несколько вещей. Во-первых, я хочу помочь Айбину найти работу. Кроме того, мне необходим независимый источник информации в Южной Адриланке. До музыкантов доходит почти столько же слухов, сколько до шлюх.
   – Разумная мысль.
   – Раз уж ты все знаешь, почему бы тебе не познакомиться с этой троицей за Волчьим Логовом?
   – Я не верю своим ушам, неужели, для разнообразия, ты хочешь, чтобы я занялся чем-то безопасным и совсем нетрудным? С удовольствием. А как насчет Айбина? Может быть, они захотят его послушать?
   – Не исключено. Я поговорю с ним и отправлю туда. Но сначала выясни, хотят ли они подзаработать, если не будут знать, кто им платит.
   – Хорошо. Что-нибудь еще?
   – Нет. Есть какие-нибудь новости?
   – Тевьяр снова разволновался.
   – Да?
   – Какой-то иорич, который должен ему деньги, решил, что он крутой, Тевьяр решил сам с ним разобраться, слишком возбудился и прикончил иорича. Ты же знаешь Тевьяра.
   – Да. Он идиот. Иорича удалось оживить?
   – Нет. Тевьяр разбил ему голову.
   – Идиот вдвойне. Могут возникнуть проблемы?
   – Нет, насколько мне известно. Тевьяр не оставил следов.
   – Хорошо.
   – Нам следует что-нибудь предпринять?
   Я немного подумал и покачал головой:
   – Не сейчас. Потеря денег должна послужить Тевьяру уроком. Если нет…
   – Правильно.
   Лойош слетел ко мне на плечо с вешалки для курток. Я почесал ему под подбородком.
   – А что люди Келли? Есть новости?
   Крейгар поерзал на стуле, и на его обычно невозмутимом лице появились сомнения.
   – Империя начала призыв на военную службу в Южной Адриланке.
   – Так рано?
   Он кивнул:
   – Причем только людей с Востока.
   – Любопытно. Компания Келли как-нибудь отреагировала?
   – Они устроили манифестацию. Участвовало около тысячи человек.
   Я присвистнул:
   – Что-нибудь произошло?
   – Нет. Сначала создалось впечатление, что Империя натравит на них отряд вербовщиков, но потом они отказались от этой мысли.
   – Ничего удивительного – ведь им пришлось бы иметь дело с тысячей обезумевших восточников.
   – Завтра вечером у них намечается что-то вроде собрания.
   – Ясно. Что-нибудь еще?
   – Обычные дела. Все у тебя на столе.
   – Тогда иди, потом доложишь о своих успехах.
   Когда Крейгар ушел, я просмотрел записи, которые мне оставил Мелестав. Одобрил кредит для двух хороших клиентов, согласился, что следует отремонтировать одно из наших игорных заведений, отказал в просьбе о дополнительной охране в другом заведении, а также сделал отметки в календаре о предстоящих встречах.
   Впрочем, они вполне могли пройти и без моего участия.
   Если уж быть точным, то в моем присутствии вообще не было никакой необходимости.
   Теперь мой офис мог работать самостоятельно. Возможно, мне бы следовало почувствовать беспокойство, но я был доволен. Пришлось хорошенько потрудиться, чтобы создать эффективную систему. Ирония в том, что в Южной Адриланке возникли проблемы совсем другого рода – и я не мог насладиться плодами своих трудов. Впрочем, у меня промелькнула мысль, что я никогда не доживу до времени, когда смогу расслабиться, наблюдая за тем, как деньги стекаются ко мне в карман.
   С другой стороны, если такое все-таки произойдет, то у меня окажется слишком много свободного времени.
   Лойош заерзал у меня на плече, и я почесал у него под подбородком. Призыв на военную службу в Южной Адриланке. Почему? Неужели война с Гринери неизбежна? Является ли угроза войны поводом для давления на выходцев с Востока? И если война стала реальностью, не я ли ее причина? Если да, то зачем Вирра послала меня убить короля? Ну, на этот вопрос ответ найти нетрудно – она хотела войны. Но зачем?
   Я воззвал к Вирре, просто чтобы проверить, ответит ли она мне. Богиня опять промолчала. Жаль, что я не могу прямо задать ей несколько вопросов. Интересно, о чем она думает?
   Некоторое время я продолжал предаваться кощунственным мыслям, но они меня никуда не привели, поэтому я переключился на размышления о войне. Если взглянуть на карту Империи, то сама идея о войне с Гринери кажется смехотворной – огромное чудовище материка против маленького острова-банана. Бессмыслица какая-то. Они должны это понимать. Империя тоже. Так что же происходит? Кто на кого давит и чего они хотят добиться? Какого рода интриги плетутся в Императорском дворце? Что думают лунатики с Гринери? Какие махинации творятся в Залах Суда?
   – Ты знаешь, босс, по-моему, ты зря волнуешься. Ты свое дело сделал, а остальное тебя не касается.
   – Ты и в самом деле так думаешь?
   – Нет.
   – И я тоже.
   Вечером, дожидаясь возвращения Коти, я поговорил с Айбином. Я рассказал ему о группе, обитающей за Волчьим Логовом. Он кивнул, но я видел, что Айбин думает о чем-то своем.
   – Почему бы тебе не сходить к ним? – спросил я.
   – Что? Ах да. Я так и сделаю.
   Разговор не получался, и Айбин ушел в синюю комнату. Я пожевал губу. Лойош перестал гоняться по квартире за Ротсой и эхом отозвался на мои мысли:
   – Какой странный тип, босс.
   – Верно, – ответил я. – Просто странный или ведет какую-то свою игру?
   В ту ночь Коти не вернулась домой, когда я отправился спать. Не было ее дома и когда я ушел следующим утром. Год назад я был бы вне себя. Полгода назад я попытался бы связаться с ней псионически. Все меняется.
   Когда я пришел в офис. Мелестав сказал:
   – Слышали новость?
   Я вздохнул:
   – Нет. Мне лучше сесть?
   – Не уверен. Говорят, что Гринери заключил союз с островом Элде.
   – Ах да. Я знаю.
   – Откуда?
   – Не важно. Война уже объявлена?
   – Я слышал, что Империя объявила войну, что остров объявил войну, что остров принес свои извинения, заявив об ошибке, после чего Элде встал на сторону Гринери, и у них есть могучее новое волшебство, при помощи которого они нас всех уничтожат. Империя сдается, островитяне оккупируют материк и…
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 [8] 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация