А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Феникс" (страница 4)

   Лысый тип с поразительно синими глазами, солидным брюхом и длинными сильными руками сделал выпад, пытаясь проткнуть меня в области груди, но я легко его парировал. Я автоматически собрался прикончить мерзавца кинжалом, но, когда попытался вытащить его левой рукой, ничего не произошло. Тогда я сделал выпад ему в лицо, достал и снова покатился по земле.
   Три или четыре раза Лойош предупреждал меня, и я в самый последний момент уходил от ударов. Мы с Лойошем научились здорово проделывать такие штуки. Мои противники мало разговаривали, лишь однажды кто-то из них крикнул:
   – Разберитесь с джарегом, он его предупреждает.
   На меня произвело впечатление то, что он нас разгадал. Вся схватка не могла продолжаться долго. Впрочем, я могу ошибаться. Я старался перемещаться так, чтобы они мешали друг другу, и это сработало. Наконец мне удалось поразить лысого типа с толстым брюхом в самое сердце, и он рухнул на землю.
   Уж не знаю, застряла ли моя рапира у него в теле или я сам ее бросил, но в следующий момент я вытащил кинжал и прыгнул на второго врага. На этот раз мужчина с широким кожаным ремнем, на котором висел рог, не успел поднять копье. Он лишь отступил на шаг и упал. Я не помню, что произошло потом, но, наверное, я его достал, потому что позднее оказалось, что мой кинжал торчит у него из горла.
   Подозреваю, что я подхватил его копье, потому что помню, как метнул его и промахнулся, – именно в этот момент Лойош посоветовал мне упасть, тут же меня обожгла боль в спине, справа, и я успел подумать: «Я свое получил». За спиной раздался пронзительный вопль, и я мысленно приписал Лойошу очко. Я сообразил, что стою на коленях, и подумал: «недостаточно» – и тут высокая женщина бросилась на меня.
   Не знаю, что с ней произошло, потому что в следующий раз я пришел в себя, лежа на спине. Вторая женщина стояла надо мной с копьем в руке, а Лойош вцепился ей в лицо. В ее глазах застыло ошеломленное выражение. Яд джарега далеко не самый опасный из известных, но он делает свое дело, а Лойош его не пожалел. Женщина попыталась достать меня копьем, но я откатился в сторону, хотя и не совсем понимаю, как мне это удалось. Она сделала шаг в мою сторону, вздохнула и упала на землю.
   Тяжело дыша, я с трудом поднял голову. Высокая женщина, скорчившись, сидела возле дерева, из живота у нее торчало собственное копье. Не знаю, когда и как я умудрился это сделать. Ее глаза были открыты, и она смотрела на меня. Женщина попыталась что-то сказать, но изо рта у нее хлынула кровь. Вскоре она перестала дышать, и по ее телу пробежала дрожь.
   – Мы разобрались с ними, Лойош. Со всей четверкой. Мы их победили.
   – Да, босс. Я знаю.
   Я подполз к трупу женщины, которую убил Лойош, и оторвал от ее одежды кусок ткани, чтобы перевязать раны. Было так больно, словно… короче, было больно. Я перевернулся на спину, надеясь, что мой вес остановит кровотечение.
   Перед глазами все плыло, но сознания я не потерял. Примерно через час я попытался опытным путем выяснить, смогу ли я сесть. Над головой у меня кружили джареги – они могли привести сюда людей. Лойош предложил расправиться с ними, но я не хотел, чтобы он меня покидал. В любом случае следовало отсюда уходить.
   Мне удалось встать на ноги, что было совсем не просто. Не закричать оказалось еще труднее. Я достал несколько предметов из мешочка с колдовскими принадлежностями – листья келша для восстановления энергии, отвратительного вкуса бурду из заплесневелого хлеба, порошок киниры, гвоздичное масло и окопник. Всю эту смесь я вытряхнул на кусок ткани, смочил водой из фляжки и умудрился сменить повязку на спине. Кровотечение остановилось, но после смены повязки началось снова. Боль усилилась. Я взял остаток киниры, смешал его с полынью, гвоздичным маслом, сосновыми иголками, смочил другой кусок ткани и приложил к ране на плече.
   Я выплюнул лист келша и решил, что, если сжую еще один, мне придет конец. Наконец я поднялся на ноги. Повязка на спине соскользнула, и мне пришлось укрепить ее при помощи ремня лысого воина с синими глазами. Придерживая рукой повязку на плече, я заковылял через лес.
   Через сотню ярдов у меня закружилась голова, пришлось сесть на землю. Отдохнув несколько минут, я сделал еще одну попытку и продвинулся немного вперед. Потом снова был вынужден отдыхать. Облегчив душу несколькими витиеватыми проклятиями, решил, что пришла пора следующего листа келша. Похоже, сработало, поскольку я сумел пройти без остановки около мили.
   – Лойош, в каком направлении мы идем?
   – По-прежнему в сторону порта, босс. Я бы сказал, если бы ты сбился с пути.
   – Хорошо.
   Я замолчал, даже разговор с Лойошем меня утомлял. Поднявшись на ноги, я возобновил свое неспешное путешествие. Каждый шаг был… нет, я не думаю, что вы хотите об этом знать. Мы отошли меньше чем на три мили от места схватки и находились примерно в пяти милях от порта, когда Лойош сказал:
   – Впереди кто-то есть, босс.
   – Ага, – сказал я. – Можно мне умереть прямо сейчас?
   – Нет.
   Я вздохнул:
   – Сколько до них?
   – Около сотни футов.
   Я остановился возле большого дерева.
   – Почему ты заметил его только сейчас, Лойош?
   – Не знаю. У этих людей мало псионической энергии. Может быть… его больше нет.
   – Я не почувствовал телепортации.
   – Ты меня поймал, босс. Он просто… что такое?
   Возник низкий гудящий звук, начал постепенно набирать силу. Мы стояли и слушали. Были ли в нем волны пульсации? Я не уверен. У дерева, возле которого я остановился, оказалась диковинная светло-зеленая кора, гладкая на ощупь. Да, гул пульсировал, в нем начал прослушиваться определенный ритм.
   – В нем есть что-то гипнотическое, босс.
   – Да. Давай посмотрим.
   – Зачем? Мы ведь не хотим, чтобы нас заметили, не так ли?
   – Если он ищет меня, то нам не избежать встречи. Если нет – неужели ты думаешь, что я сумею сам дойти до города? Не говоря уже об управлении проклятой лодкой.
   – Угу. Что ты собираешься делать?
   – Не знаю. Может быть, убить его и украсть все, что у него есть полезного.
   – Ты думаешь, что в состоянии его прикончить?
   – Может быть.
   Незнакомец сидел в небольшом углублении, подобрав под себя ноги, спина идеально прямая, однако при этом он казался абсолютно расслабленным. Его глаза были открыты, и он смотрел в нашу сторону, но, как мне показалось, не видел нас. Я не смог определить, к какому Дому он принадлежал; бледный, как тиаса, худой и нескладный, как атира, миндалевидные глаза и удлиненные уши тсера. Высокие скулы и заостренный подбородок могли бы вполне принадлежать дракону или даже фениксу. Каштановые волосы казались более темными по сравнению с бледной кожей. На незнакомце были мешковатые темно-коричневые штаны, сандалии и голубой жилет с бахромой. На шее висел большой черный камень. Не думаю, что его пустили бы в «Боевой клуб», если бы он не сменил обувь.
   В левой руке он держал необычное круглое устройство диаметром около двух футов.
   – Это барабан, босс. Видишь, на нем натянута кожа?
   – Да. Сделан из раковины, я думаю. Мне кажется, он человек безобидный. Попросим его о помощи или убьем. Есть другие идеи?
   – Босс, я не думаю, что сейчас ты сможешь с ним разобраться.
   – Если я сумею застать его врасплох…
   Незнакомец неожиданно прекратил свое занятие и посмотрел на нас. Потом вновь перевел взгляд на барабан и поправил кожаный шнур, идущий вдоль обода. А потом ударил по барабану чем-то вроде колотушки – раздался удивительно красивый низкий звук. Он нахмурился, поправил другой шнур, вновь ударил по барабану и удовлетворенно кивнул. Откровенно говоря, я не уловил разницы между первым и вторым звучанием.
   – Добрый день, – выдавил из себя я.
   Он кивнул и неопределенно улыбнулся. Бросил взгляд на Лойоша, потом опустил глаза на свой барабан. И дважды ударил по нему – сначала легонько, затем посильнее.
   – Звучит совсем не плохо, – задыхаясь, проговорил я. Глаза незнакомца округлились, но я видел, что он нисколько не удивился. Если честно, я не очень понимал, что выражает его лицо. Наконец он заговорил, его голос оказался тихим и высоким:
   – Вы с материка?
   – Да, мы тут в гостях.
   Он кивнул. Я огляделся, пытаясь найти тему для разговора, чтобы выиграть время и принять какое-нибудь решение.
   – Как вы называете эту штуку?
   – На острове, – ответил он, – мы называем ее барабан.
   – Подходящее название, – заявил я, после чего сделал несколько шагов вперед и потерял сознание.
   Я видел, как ветер раскачивает верхушки деревьев. Пахло утром, все тело у меня болело.
   – Босс?
   – Привет, дружище. Где мы?
   – Все еще здесь. С этим барабанщиком. Можешь снова есть?
   – Барабанщик? А, да. Вспомнил. Что ты имел в виду, когда сказал «снова»?
   – Он трижды накормил тебя после того, как ты потерял сознание. Ты не помнишь?
   Я немного подумал и пришел к выводу, что нет.
   – Как долго мы тут находимся?
   – Немногим больше дня.
   – Ага. И нас не нашли?
   – Никто и близко не подходил.
   – Странно. Мне казалось, я оставил такой след, что даже нимфа джагала его не потеряла бы.
   – Возможно, они не нашли тел.
   – Рано или поздно их найдут. Нужно уходить.
   Я медленно сел. Барабанщик посмотрел на меня, кивнул и вернулся к прерванному занятию – я так и не понял, в чем оно состоит.
   – Я поменял вашу повязку, – сообщил он.
   – Спасибо. Я у вас в долгу.
   Он снова сосредоточился на своем барабане.
   Я попытался встать, но очень скоро понял, что погорячился, и вновь опустился на землю. Сделал несколько глубоких вдохов – и выдохов, стараясь расслабить все тело. Интересно, сколько времени пройдет, прежде чем я смогу ходить. Часы? Дни? Если дни, то можно умереть прямо сейчас.
   Тут я обнаружил, что мне очень хочется пить, и сообщил об этом барабанщику. Он протянул мне фляжку, в которой оказалась необычного вкуса вода. Он снова ударил по барабану. Я лежал, опираясь спиной о ствол дерева, и отдыхал, пытаясь уловить шум погони. Через некоторое время незнакомец поставил на огонь котелок и вскоре угостил меня легким бульоном. Самая подходящая для меня пища. Пока мы его пили, я сказал:
   – Меня зовут Влад.
   – Айбин, – ответил он. – Как вы получили ранения?
   – Некоторые ваши сограждане не любят незнакомцев. Провинция. С этим ничего не поделаешь.
   Он бросил на меня взгляд, смысл которого я разгадать не смог, потом усмехнулся:
   – Здесь не часто появляются люди с материка, в особенности карлики.
   Карлики?
   – Тут особые обстоятельства, – сказал я. – Ничего нельзя поделать. Почему вы мне помогли?
   – Мне еще не приходилось видеть ручного джарега.
   – Ручного?
   – Заткнись, Лойош.
   Айбину я сказал:
   – В любом случае я рад, что вы здесь оказались.
   Он кивнул:
   – Здесь хорошо работается. Вы не доставили мне никаких хлопот… что такое?
   Я вздохнул.
   – Похоже, сюда кто-то идет, – ответил я.
   Айбин посмотрел на меня. Его лицо ничего не выражало.
   – Вы сможете забраться на дерево?
   Я облизнул губы:
   – Может быть.
   – В таком случае вы не оставите следов.
   – Если они увидят, что след ведет сюда, а не отсюда, разве вам не станут задавать вопросы?
   – Весьма вероятно.
   – Ну и?..
   – Я на них отвечу.
   Я внимательно посмотрел на него.
   – Что ты думаешь, Лойош?
   – Такое впечатление, что это наш единственный шанс.
   – Верно.
   Я кивнул и забрался на дерево. Было больно, но в остальном я справился без особых проблем. Я перестал лезть дальше, когда услышал шум внизу – одновременно Лойош подал сигнал. Я посмотрел: земли не видно. Хорошо, значит, и они меня не разглядят. Ветер стих, дым от костра поднимался прямо мне в лицо. Он еще не стал слишком густым, и я не начал кашлять, дым тоже поможет мне спрятаться.
   – Да будет ваш день добрым, – послышался мужской голос, который напомнил мне курлыканье серого лебедя в период течки.
   – И ваш тоже, – ответил Айбин.
   Я прекрасно слышал его голос. Потом зазвучал барабан.
   – Прошу меня простить… – продолжал Серый Лебедь.
   – А что вы совершили? – спросил Айбин.
   – Я имел в виду, что побеспокоил вас.
   – Ах, вот вы о чем. Вы меня не побеспокоили.
   Снова раздался барабанный бой. Мне мучительно захотелось рассмеяться, но я сумел сдержаться.
   – Мы ищем чужеземца. Карлика.
   Барабанный бой прекратился.
   – Попробуйте переправиться на материк.
   Серый Лебедь издал звук, который я не смог интерпретировать, а его спутники что-то забормотали, но их слов я тоже не разобрал. Затем заговорила женщина, чей голос был низким, как зов мускусной совы:
   – Мы его выследили. Сколько вы здесь находитесь?
   – Всю жизнь. – В голосе Айбина зазвучала грусть.
   – Сегодня, идиот! – рявкнул Серый Лебедь.
   – По меньшей мере, – согласился мой друг. В разговор вступил обычный мужской голос:
   – Его следы ведут сюда. Ты его видел?
   – Возможно, я его не заметил, – ответил Айбин. – Я настраиваю барабан, а это, как видите, требует концентрации внимания.
   – Ты хочешь сказать, что он мог пройти мимо тебя? – резко спросил Серый Лебедь. – Грил, Сэнди, осмотрите все вокруг. Проверьте, нет ли следов, уходящих отсюда.
   Я услышал, как к дереву приблизились какие-то люди, и замер, прекратив отгонять в сторону поднимающийся от костра дым. К счастью, он был не очень густым.
   – Эта часть подготовки барабана очень сложна. Я должен…
   – Ты Айбин из Лопорча, не так ли? – спросила Мускусная Сова.
   – Ну да.
   – Я слышала твой барабан на Зимнем фестивале. Ты хороший музыкант.
   – Благодарю вас.
   – Ты делаешь новый барабан?
   – У нас нет времени на… – вмешался Серый Лебедь.
   – Ну да, – отвечал Айбин. – Это раковина сладкого моллюска. Верхушка сделана из головы нита – я постарался найти самого большого. Колотушка вырезана из челюсти нита, обшита его же кожей. Чтобы подготовить верхушку, нужно развести костер из дерева лэнг, добавить в огонь немного красного ореха, водорослей, гвоздики, сон-травы, бутонов шелка, корней виноградной лозы…
   – Ничего. Он должен быть где-то рядом, – перебил голос, которого я раньше не слышал.
   – Я почти закончил делать свой барабан, – спокойно продолжал Айбин. – Остается лишь его настроить. Кроме того, можно менять высоту звука, когда играешь на барабане. Видите рукоять, которую я держу в левой руке, – когда я поворачиваю ее в эту сторону, кожа натягивается, и высота тона поднимается. Стоит повернуть рукоять в другую сторону – и тон понизится. – И он продемонстрировал.
   – Я вижу, – сказала Мускусная Сова.
   – Послушай, карлик убил четверых стражников короля, и у нас есть все основания полагать, что он…
   Айбин продолжал демонстрировать возможности своего барабана. Сначала раздавались лишь пульсирующие удары, потом родились мелодии. Я ощутил странный сладковатый аромат, наверное, он шел от добавок, которые Айбин бросил в костер. Ритм усложнялся, и я уловил вторжение новых ритмов и созвучий, одновременно менялась высота тона. Сладковатый запах усилился.
   – Нужно играть на барабане в течение нескольких часов после того, как он настроен, чтобы кожа на раковине окончательно натянулась, – добавил Айбин, ни на минуту не останавливаясь. Его голос сливался с ритмами, иногда поднимаясь над ними, иногда поддерживая снизу, и я лениво размышлял, что тому причиной: изменение высоты тона или голос музыканта чудесным образом связан с барабаном? – Затем шнуры необходимо увлажнить эмульсией, сделанной из сока плакучего вяза… и они начнут отзываться на частые и редкие удары… так что звук начнет исходить из самого барабана… Ликуда вызывает танец или заклинание, что, по сути, одно и то же… некоторые самые старые барабаны лучше всего звучат из-за того, что раковина поглощает звук, поэтому после многих лет… последний раз, когда я пробовал один из этих ритмов, мне пришлось взять барабан в долг…
   – Босс, кажется, он сказал «сон-трава»? Босс?
   Затем мне захотелось прилечь, и я начал падать, мне показалось, что я прохожу сквозь ветки, не касаясь их. И я услышал, как кто-то сказал:
   – Смотрите!
   Но я не помнил, как упал на землю.
Чтение онлайн



1 2 3 [4] 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация