А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Опаленная земля" (страница 1)

   Уоррен Мерфи, Ричард Сэпир
   Опаленная земля

   Глава 1

   Никто не предполагал, что «Биобаббл» может в одночасье окочуриться.
   И меньше всего – общенациональная пресса, торжественно провозгласившая начало новой эры в освоении космоса, хотя – строго говоря – проект и не являлся составной частью космической программы.
   Когда писать об освоении космоса стало неактуальным, пресса объявила «Биобаббл» идеальным оружием против грядущего глобального экологического кризиса.
   Разумеется, грядущий экокризис трактовался по-разному. Зачастую в одной и той же газете мнение о нем менялось из номера в номер.
   В один и тот же день сразу две газеты, выходящие по разные стороны континентальной Америки, назвали «Биобаббл» – это грандиозное, площадью три акра, похожее на террариум сооружение в виде купола, смонтированное из герметических шестигранных фрамуг «Термопейн» с двойными стеклами и крепящееся на стальных фермах, – средством, позволяющим решить проблему глобального потепления климата и одновременно промежуточной стадией в процессе переселения человечества на менее загрязненную планету.
   Этими газетами были «Нью-Йорк таймс» и «Сан-Франциско кроникл».
   Но с течением времени отношение масс-медиа к «Биобабблу» постепенно трансформировалось. Тема утратила налет сенсационности, а редакторам – даже учитывая падение тиражей и вызванное резким повышением цен на бумагу сокращение объемов большинства крупнейших ежедневных изданий – необходимо было чем-то заполнять газетное пространство.
   Первым тревожным сигналом стало открытие комплекса «Биобаббл» для туристов. Это событие косвенным образом свидетельствовало о том, что проект переживает не лучшие времена, хотя ни один человек из «Биобаббл Инкорпорейтед» не мог бы толком объяснить, в чем, собственно, заключаются их трудности. После этого появились первые скептики.
   – Какие туристы? Кажется, «Биобаббл» представляет собой полностью герметичную, воздухонепроницаемую экосистему! – недоумевал некий репортер на пресс-конференции, которая проходила в Аризоне под открытым небом, в непосредственной близости от «Биобаббла», на фоне разъеденных эрозией красноватых скал. Если верить пресс-релизам, появившимся накануне, устроители пресс-конференции выбрали это место из-за его схожести с марсианским ландшафтом.
   – Таким образом мы пропагандируем развитие новых экосистем на нашей хрупкой планете, – заявил на это Амос Булла, директор информационной службы «Биобаббл Инкорпорейтед».
   – Но разве экологическое равновесие внутри комплекса не нарушится, если вы будете водить туда туристов? – допытывался другой.
   – Туристов не будут пускать внутрь. Они смогут наблюдать только снаружи. Как в зоопарке – там же посетителей не пускают непосредственно в клетку.
   – А что, если кому-нибудь в голову придет мысль бросить булыжник?
   – Стекло бронированное и пуленепробиваемое, – ответил Булла и лицемерно заметил: – Впрочем, уверен, что до этого не дойдет.
   Этого и вправду не случилось. Если не считать фигуральные булыжники в газетах, которые называются фактоидами.
   В ряде газет вдохновителей проекта обвинили в том, что они низвели его до уровня научно-популярного «Диснейленда». Издания-конкуренты сочли своим долгом встать на защиту «Биобаббла», заявив, что исследователи расширяют научные горизонты. Вслед за этим наступило временное затишье.
   А потом на горизонте появился никому неведомый японский турист С помощью камеры «Никон» и фотопленки «Фудзи Супер Д Плюс» он сделал снимок, на котором была отчетливо видна недоеденная корка от пиццы, валяющаяся на куче перегноя под воздухонепроницаемым стеклянным колпаком «Биобаббла».
   «Нэшнл Инквайрер» купил снимок за шестьдесят тысяч долларов и опубликовал его на обложке, снабдив заголовком: «Биобаббл» дал маху". А поскольку для национальной прессы «Инквайрер» служил основным источником новостей, в «Бостон Глоб» восприняли данную публикацию вполне серьезно и откомандировали одного из своих фотожурналистов в Аризону, поручив ему провести расследование.
   – На фотографии отчетливо видно, что на компостной куче валяется корка от пиццы, – запальчиво утверждал он.
   – Согласен, – простодушно отвечал Амос Булла. – Только это не наша компостная куча.
   – Но на заднем плане отчетливо видна выкрашенная в белый цвет конструкция фермы.
   – Искусная подделка, – парировал Амос Булла. – Уже более года «Биобаббл» полностью изолирован от внешних влияний. Все пищевые продукты органического происхождения. Это замкнутая экологическая система. Там не пекут и не выращивают пиццу.
   – Почему же тогда «Инквайрер» заплатил японцу шестьдесят штук за снимок?
   – Чтобы газета продавалась. Вы сейчас делаете то же самое, – ответил шеф информационной службы «Биобаббл Инк.».
   После того как история со злополучной пиццей себя исчерпала, о «Биобаббле» снова на время забыли. В отсутствие рекламы некогда бурный поток туристов пошел на убыль, в конце концов превратившись в тонкий ручеек.
   Амосу Булле позвонил финансовый директор.
   – Надо бы прибавить обороты, – сказал он.
   – В прошлый раз все дело чуть не всплыло наружу, – ответил Булла, который в свободное от общения с прессой время занимал еще и место исполнительного директора проекта, что было не слишком обременительно, поскольку предполагалось, что комплекс функционирует в автономном режиме.
   – По чьей вине?
   – Этого больше не повторится. Я завел новый порядок. Теперь, если мы подбросим туда пиццу, все будут и корки подъедать. Новых осложнений с прессой мы себе позволить не можем.
   – Может, нам сфабриковать кризис?
   – Какой кризис? – осторожно спросил Булла, понимая, что в случае неудачи все шишки достанутся ему.
   – Экологический, какой же еще?
   Был выпущен специальный пресс-бюллетень, в котором страну, а заодно и Вселенную поставили в известность о сложившейся на комплексе «Биобаббл» критической ситуации. Сообщалось, что в уникальной – являющей собой модель Матери Земли в миниатюре – экосистеме таинственным образом истощаются запасы кислорода.
   – Возможно, это является своеобразным отражением парникового эффекта, который в настоящее время наблюдается на нашей дорогой планете Земля, – заявил Булла.
   Это было сказано им на пресс-конференции в До-доне, штат Аризона. Невдалеке переливался тысячами граней магический кристалл «Биобаббла».
   Поскольку в остальном день был небогат на события, народу на пресс-конференцию слетелось довольно много.
   – Есть ли у вас основания подозревать утечку в результате разгерметизации? – спросили у Буллы.
   – Мы ручаемся, что конструкция «Биобаббла» на сто процентов надежна, – ответил тот. – Скорее всего мы имеем дело с атмосферным дисбалансом внутри комплекса. Или в одной из экосистем.
   Затем кто-то поинтересовался, существует ли вероятность скопления в воздухе метана.
   – Что ж, метан действительно присутствует в атмосфере... А почему вы спросили об этом?
   – Метан образуется в кишечнике. Существует гипотеза, согласно которой метеоризм у крупного рогатого скота приводит к разрушению озонового слоя, – пояснил сотрудник редакции «Мама Джонс».
   – Но поголовье «Биобаббла» насчитывает не больше десятка коров, – возразил Булла.
   – Люди тоже, бывает, пукают. Особенно сдвинутые на экологии – которые сидят на бобах да на тофу.
   Несмотря на то что последнее было сказано со всей серьезностью, по рядам прокатился хохот.
   Однако директор информационной службы «Биобаббл Инк.» не пожелал разделить общее веселье.
   – Метан – это всего лишь одна из проблем, – пояснил он. – Концентрация таких газов, как азот и двуокись углерода, также повышается.
   – Собираетесь ли вы подкачивать кислород?
   – Ни в коем случае, – категорически заявил Булла. – Никаких внешних воздействий до окончания испытательного периода. В противном случае будет нарушена чистота эксперимента, и нам придется начинать все сначала.
   – Что, если это диверсия?
   – Это невозможно. Кто в здравом уме может посягнуть на жизнь всего человечества? Для нашего общего космического дома, каким является планета Земля, это означало бы массовое самоубийство.
   Больше вопросов Амосу Булле не задавали. Сочтя его последний пассаж достойным колонки новостей и телеэфира, журналисты разъехались по редакциям.
   Однако сенсация не состоялась. Событие не попало даже на первые полосы, и вскоре как пресса, так и широкая публика забыли о «Биобаббле». До очередного кризиса: появилась фотография, запечатлевшая, как в якобы надежно загерметизированный купол «Биобаббла» при помощи переносных баллонов закачивается кислород.
   На сей раз «Нэшнл Инквайрер» направил в Аризону собственного фотокорреспондента. Выяснилось, что после истории с пиццей тираж журнала вырос на тридцать тысяч экземпляров, а «Нэшнл Инквайрер» не хотел терять подписчиков.
   История с кислородом подействовала на национальную прессу, как красная тряпка на быка.
   На шефа информационной службы «Биобаббл» обрушился град вопросов. Шансов уйти от ответа у Амоса Буллы было примерно столько же, сколько у стоящего перед расстрельным взводом – остаться в живых. На нервной почве он постоянно дергал шеей.
   – Почему вы заранее не объявили о том, что собираетесь закачивать в систему кислород? – пытали его.
   – Друзья мои, наше последнее сообщение осталось практически незамеченным вами, – выкручивался Булла. – Мы решили, что пресса утратила интерес к проекту.
   – А как насчет права граждан на получение объективной информации?
   – Но теперь гражданам все известно. Мы ничего не скрываем. – Булла подобострастно развел руками. Все камеры немедленно зафиксировали бисеринки пота на его холеных, мясистых ладонях.
   – Следовательно, экосистема загрязнена?
   – Нет. Система обогащена. Мы должны были либо пойти на это, либо начать все сначала. Но, поскольку кислород является чистым природным газом, мы сочли возможным пополнить его запасы. Поймите, это же органическое соединение.
   – А запасы пиццы вы тоже намерены пополнять?
   – Это была фальшивка, – возмутился Булла.
   Репутация «Биобаббла» оказалась подмоченной, но пресса, почуяв запах жареного, на этом не остановилась и принялась копать глубже.
   На поверхность всплыло много любопытного: от фальсифицированной отчетности и финансовых махинаций до использования наркотических веществ.
   Ругать «Биобаббл» стало признаком хорошего тона. Про него сочиняли непристойные анекдоты; его поносили едва ли не на каждом телевизионном ток-шоу, доказывая, что проект не более чем хитроумная приманка для простодушных туристов. Но «Биобаббл» держался. Он держался так долго, что публика в конце концов почувствовала себя обманутой в своих ожиданиях и просто забыла о его существовании.
   Пресса переключилась на дело О. Джей. Симпсона и к «Биобабблу» больше не возвращалась.
   Как вдруг в один прекрасный день девственной белизны несущие фермы «Биобаббла» почернели и, точно кипящий гудрон, пошли пузырями, и весь он вскоре превратился в одну дымящуюся, зловонную грязно-бурую кучу из сплава силикона и стали.
   Никто не видел, как это произошло. Вернее, свидетели превратились в известковую пыль и бесследно канули в горниле, где варилась вязкая стеклянно-стальная масса.
   Это случилось после захода солнца. Ни туристов, ни прессы рядом не оказалось.
   Издалека похожий на мыльный пузырь – или по крайней мере с таким же важным видом, – «Биобаббл», озаренный серебристым лунным светом, величественно возвышался на фоне красно-бурой пустыни. Внутреннее освещение было отключено. Инхабитатанты – как называли тех, кто был так или иначе связан с проектом, – крепко спали: от крохотной певчей птички до директора проекта Амоса Буллы, мирно посапывавшего в своем доме на колесах в четверти мили от купола.
   Бодрствовали лишь тараканы. Завезенные со всех концов земного шара, они были призваны перерабатывать органические отходы. За три года, пока действовал проект, их расплодилось невероятное количество; они словно желали доказать правоту тех ученых, которые предсказывали, что когда-нибудь на Земле останутся одни тараканы.
   Они ползали по стеклу с внутренней стороны купола, всем своим видом показывая, что все это принадлежит им. То есть ползали они исключительно по ночам. Поэтому после того, как гасили свет, остальным обитателям не оставалось ничего другого, как постараться быстрее уснуть.
   Очевидцев события не оказалось еще и потому, что ночные посещения были строго запрещены.
   Формальным поводом для такого запрета было стремление обеспечить спокойный сон инхабитатантов, которые ложились с наступлением сумерек и вставали с рассветом.
   В действительности же это объяснялось тем, что обычно именно в ночное время приезжал грузовик с провизией.
   Но в ту ночь грузовик не приезжал.
   Поэтому очевидцев не было, если не считать тараканов, да еще обитателей расположенной неподалеку, в Додоне, колонии художников, некоторые из которых позже божились, будто видели, как в ясном, звездном небе мелькнул и тотчас же исчез огненный столб.
   Других разбудил страшный грохот, похожий на раскат грома, после чего и они – смекнув, что это верный способ засветиться на телевидении – принялись бить себя в грудь и клятвенно заверять, что видели прорезавший ночной небосвод луч света. В дальнейшем нашлись и такие, которые видели поднимавшееся над пустыней гигантское облако дыма, имевшее форму гриба.
   Поскольку происшедшее на первый взгляд смахивало на заурядную грозу, никто не потрудился проверить, не случилось ли чего с «Биобабблом». Все выяснилось лишь наутро.
   Тогда-то людским взорам и предстали успевшие затвердеть груды расплавленного стекла и стали. Тогда-то и появились первые версии о случившемся – правдивые и не очень.
   Было резонно подмечено, что во время грозы молния предшествует грому, а не наоборот.
   К тому же никто не верил, что удар молнии может превратить такое гигантское сооружение, каким являлся «Биобаббл», вместе со всеми его обитателями – в кусок спекшегося шлака.
   Катастрофу не пережили даже тараканы.
Чтение онлайн



[1] 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30

Навигация по сайту


Читательские рекомендации

Информация