А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Томек ищет Снежного Человека" (страница 23)

   Солнце начало припекать. Томек достал бинокль. Он лег на плоский камень и стал тщательно осматривать окрестности. Вокруг Холма Купцов простиралась зеленая равнина. В каменных осыпях резвились сурки. Их веселые, беззаботные игры не прекращались ни на минуту. И только выставленные ими «часовые» стояли на холмиках, чтобы сразу предостеречь сородичей, если появится опасность. Раскопанные норы сурков свидетельствовали о частых визитах гималайских медведей[141], которые летом спускаются сюда с Гималайских гор и Тибетского нагорья в поисках обильной пищи. Летом на Памире можно часто встретить медведей, которые раскапывают норы сурков или ловят в речках рыбу, ловко выбрасывая ее лапами на берег.
   Томек рассматривал равнину в бинокль. Иногда в поле зрения попадалась стая волков, крадущаяся лисица или парящий над норами сурков хищный орел. Спустя час, как было условлено, Томек разбудил дремавшего Смугу и передал ему бинокль. С часовым запрещалось говорить, поэтому Томек улегся на гладком камне и смежил веки. Но спать ему не хотелось. Он с тревогой думал о скорой встрече с Наиб Назаром.
   «Если разбойники узнают правду, то нам несдобровать, – думал он. – Может быть разумнее было бы рассказать обо всем папе и Смуге? Но ведь Смуга может рассердиться. Нет, лучше ничего не говорить. А самому держать ухо востро. Да и боцману тоже».
   Придя к такому выводу, Томек стал думать о Салли. Он сразу же забыл о Наиб Назаре, винтовках и золоте, спрятанном в горах Алтынтаг.
   Спустя три часа Удаджалак принес им обед.
   – Вы, благородные сагибы, ничего подозрительного не заметили? – спросил он.
   – Я видел только сурков, волков и лисицу, – шутливо ответил Томек.
   – Это значит, что поблизости нет людей, – заметил Удаджалак. – Через час мы станем навьючивать лошадей.
   – И, в случае удачи, завтра перейдем границу Китайского Туркестана, – добавил Смуга, принимаясь за еду.
   Прошло еще около двух часов. Теперь Смуга стал ежеминутно высовывать голову из-за обломка скалы, чтобы получше разглядеть в бинокль западную часть равнины. Некоторое время спустя он подал Томеку бинокль и сказал:
   – Едут! Взгляни и сейчас же сообщи нашим! Пусть не забудут подтянуть подпруги. Поспеши, пожалуйста, теперь каждая минута промедления может обречь всю нашу экспедицию на неудачу!
   Томек посмотрел в бинокль. С запада приближалась кавалькада всадников и караван вьючных животных. Между горбами верблюдов мерно колыхались большие тюки. Томек вернул бинокль Смуге и, прячась за скалами, побежал к лагерю.
   Канджуты, которые вынудили вьючных мулов лечь на землю, так и не сняв с них вьюков, теперь быстро и энергично подняли усталых животных на ноги. Белые путешественники, желавшие сохранить силы лошадей, теперь навьючивали их и подтягивали подпруги. Не прошло и получаса, как индийцы во главе с Удаджалаком свернули весь лагерь и стояли у лошадей, держа их под уздцы.
   Вильмовский, Томек и боцман приблизились к Смуге, стоявшему на часах.
   – Они скоро подойдут, – сообщил Смуга. – И, судя по всему, остановятся на отдых между нами и Холмом Купцов. Все ли у нас готово?
   – Да, мы можем двинуться в любую минуту, – ответил Вильмовский.
   – Помните, что надо надвинуть шапки на глаза и скрыть бороды в тулупах, – предостерег Смуга.
   Вскоре около Холма Купцов показался свадебный кортеж. Впереди, на верблюде, покрытом толстым, цветным войлочным ковром, сидела укутанная в меха, с паранджой на голове, девушка, как видно, невеста. Два всадника ехали по обеим сторонам верблюда, держа его под уздцы. У второго верблюда на спине была разобранная юрта[142], в которой после свадьбы следовало поселиться молодой паре. Другие верблюды и лошади были навьючены домашним имуществом и прочим скарбом. Караван замыкали киргизы, гнавшие перед собой быков и коров.
   Свадебный поезд остановился, не доезжая до вершины холма. Старый киргиз, один из тех, которые поддерживали под уздцы верблюда невесты, соскочил с лошади. Сняв с головы меховую шапку, Он трижды вытер белым платком пот со лба. Увидев этот знак, Пандит Давасарман поднялся на обломок скалы и помахал белым платком над головой.
   Киргиз опять сел в седло. Свадебный поезд стал медленно приближаться к каменной осыпи.
   – По коням! Мы присоединяемся к каравану, – отдал команду Смуга.
   Тем временем киргизский караван подошел к скалам. Скрытые за ними путешественники вышли из-за скал. Удаджалак вместе со своими людьми и пятью вьючными лошадьми присоединился к верблюдам свадебного поезда. Наши путешественники и люди Садир Ходжи ехали рядом с мулами, навьюченными свернутыми в тюки коврами.
   Увидев нескольких низкорослых, приземистых киргизов, сопровождавших невесту, боцман пришел в хорошее настроение. Во время своих раздумий среди каменных осыпей он, так же как и Томек, испытывал чувство тревоги перед скорой встречей с Наиб Назаром. Теперь он посмеивался над своими прежними опасениями. Что могло им угрожать со стороны горсточки не слишком сильных, спокойных киргизов?! Если они даже заметят, что их обманули, то и так, девять хорошо вооруженных мужчин легко справятся с ними. Успокоившись, боцман весело подмигнул Томеку. Однако вскоре у обоих заговорщиков вытянулись лица. Навстречу приближался отряд всадников. Они мчались широкой лавой. Осадили лошадей рядом с верблюдом невесты. Из отряда всадников на покрытом пеной коне выехал вперед богато одетый киргиз. Это был жених. Он соскочил с коня, подошел к отцу своей невесты и с уважением поклонился ему, коснувшись лбом стремени. Сопровождавшие его джигиты[143] тоже быстро спешились. Неся бурдюки, наполненные кумысом[144], они приблизились к невесте.
   Наиб Назар попотчевал кумысом тестя, потом по очереди подходил ко всем присутствующим, приглашая их в свой кишлак на свадьбу. Путешественники соскочили с лошадей. Наиб Назар узнал их и сразу же к ним направился. Испытующим взором он разглядывал заросшие лица путешественников. Под его внимательным взглядом боцман и Томек смутились. За поясом Наиб Назара торчали рукоятки двух револьверов и ганджир.
   – От кого вы приносите мне привет? – спросил Наиб Назар, не спуская взгляда с лиц путешественников.
   – Друг из Гилгита шлет тебе свой привет и свадебный подарок, – ответил Пандит Давасарман.
   Наиб Назар улыбнулся и протянул Пандиту Давасарману Руку.
   – Приветствую тебя, дорогой гость, раз ты знаешь условленный пароль, – ответил он. – Ты хорошо справился со своей задачей, теперь очередь за мной. Но сначала я приглашаю вас всех на свадьбу. Если я не ошибаюсь, мы с тобой уже встречались.
   – Да, ты не ошибаешься, я пил кумыс в юрте твоего отца Сагиб Назара, когда русские заняли Памир.
   Наиб Назар долго вглядывался в лицо Пандита Давасармана, потом вполголоса сказал:
   – Так это ты, в самом деле? Да, теперь я тебя узнаю. Ты хорошо умеешь менять свою кожу. Тогда прибыл для того, чтобы защитить хана Худояра от восставших против него баев[145]. Но тебя самого чуть не схватили русские. Я боялся твоего гнева. Ведь ты обвинял моего отца в предательстве. С тех пор ты сильно изменился...
   – А я тебя сразу узнал, хотя тогда ты был лишь маленьким мальчиком.
   – Старые очи, старая память! Выпьем этот кумыс в честь нашей встречи!
   После обильных возлияний объединенный караван направился в кишлак. Вокруг каравана гарцевали киргизские джигиты. Вооруженные револьверами, ганджирами и винтовками, они были уверены в своей силе и держались совершенно свободно.
   – Самая настоящая разбойничья свадьба, – шепнул боцман на ухо Томеку. – Плохи наши дела...
   – Еще как плохи... – тихо ответил Томек.
   Боцман про себя выругался.
   – Что же делать, браток? Они сгорают от любопытства, и в кишлаке, как пить дать, заглянут в тюки.
   – Тогда нам несдобровать... – буркнул Томек. – Надо что-то делать, боцман!
   – Я и сам это понимаю, да не знаю, что? Сдерут они с нас шкуру... Вот наварили мы пива!

   XVI
   Погоня и битва

   Положение наших незадачливых заговорщиков сильно ухудшилось, когда караван очутился в кишлаке Наиб Назара. Между круглыми юртами кочевников бродили мужчины, вооруженные ганджирами и окованными палками. Они исподлобья глядели на чужеземцев. Молодая невеста, как только сошла с верблюда на землю, сразу же с помощью нескольких женщин принялась ставить привезенную с собой юрту. Возникшей при этом суматохой воспользовался Томек, который после тихой и короткой беседы с боцманом отвел в сторону Смугу.
   – Что ты так помрачнел, парень. Не так страшен черт, как его малюют. Нас ждет интересное зрелище. Ты же еще не видел киргизскую свадьбу, – шутливо сказал Смуга.
   – Мне сейчас совсем не до свадьбы. Если мы немедленно не уедем отсюда, наша экспедиция бесславно закончится в кишлаке Наиб Назара. – мрачно ответил Томек.
   Улыбка исчезла с лица Смуги. Он слишком хорошо знал отвагу молодого друга, и мог быть уверен, что того не испугал один вид банды разбойников. Смуга взял Томека под руку и, заглянув ему прямо в глаза, спросил:
   – Ты уверен, что нам грозит опасность?
   – Да, необходимо уходить отсюда прежде, чем Наиб Назар развяжет вьюки с коврами, – твердо шепнул Томек.
   – Черт возьми, неужели вы с боцманом опять сыграли какую-то глупую шутку? – спросил Смуга. – Разве в коврах что-нибудь находилось? Гм, этого можно было ожидать! Говори же, в чем дело?
   – Я вас уверяю, что Наиб Назар, когда раскроет вьюки, придет в бешенство...
   Умудренный опытом Смуга не стал спрашивать Томека больше ни о чем. Если Томек обнаружил в коврах какие-либо предметы, а теперь предвидел опасность, то надо было ему верить. Ведь промедление могло повлечь за собой неожиданные осложнения.
   – Подробнее мы поговорим позже, а сейчас пойдем со мной, и держи себя так, будто нам ничто не угрожает, – сказал Смуга.
   Они вместе нашли Пандита Давасармана. Смуга шепнул ему на ухо несколько слов. Индиец вздрогнул, неприятно пораженный услышанной вестью. Взглянул на Томека, который, заметив в его глазах больше удивления, чем гнева, – несколько успокоился.
   – Поговорим с Наиб Назаром, – предложил Давасарман. – Наше бегство ни к чему не приведет, потому что они быстро нас догонят. Я узнал, что Наиб Назар пригласил на свадьбу русского коменданта. Может быть нам удастся повернуть дело в свою пользу.
   Втроем они подошли к киргизу, который был навеселе от выпитого кумыса.
   – Мы хотели бы побеседовать с тобой одним, Наиб Назар, – начал Пандит Давасарман.
   Небрежным движением руки Наиб Назар приказал своим джигитам отойти в сторону.
   – Я слушаю тебя, сагиб. Скоро начнется пир. Вы наверняка проголодались, – любезно сказал Наиб Назар.
   – Спасибо, мы не голодны. У нас было довольно времени поесть, пока мы ждали вас в укрытии, – ответил Пандит Давасарман. – Ты, вероятно, догадываешься, что мы едем с тайной миссией в Китайский Туркестан. Наши друзья в Гилгите желают, чтобы мы как можно скорее очутились у цели.
   – Вы и туда везете кому-нибудь свадебный подарок? – расхохотался Наиб Назар.
   – Возможно!
   – Граница для вас открыта. Если встретите русских пограничников, то скажите, что возвращаетесь с моей свадьбы. Так мы договорились с русским комендантом, который сам, вместе с несколькими офицерами, обещал приехать на мою свадьбу.
   – Они не должны увидеть нас здесь, Наиб Назар. Ты же знаешь, что встреча с ними не вызовет у меня приятных воспоминаний.
   – У меня вам опасаться нечего. В случае чего мои джигиты изрубят русских в куски.
   – Я убежден, что под твоей защитой мы в безопасности, но ведь твоя власть кончается на границе Китайского Туркестана, а там у русских, большое влияние. Они могли бы помешать нам выполнить важную задачу.
   – Думаю, что у тебя и там есть знакомые, как на Памире, но тебе виднее, что делать. Канджуты тоже предпочитали не встречаться с русскими. Они уже уехали.
   – Ты признаешь, что так будет лучше для нас и... для тебя.
   – Если так – счастливого вам пути. Помните, что вы возвращаетесь с моей свадьбы. Никто вас не задержит. А теперь – выпьем на дорогу.
   Небольшой караван быстро удалялся от кишлака. Путешественники уходили, а Наиб Назар уже приветствовал русских офицеров, прибывших во главе небольшого отряда казаков.
   Пандит Давасарман спешил и не давал каравану передышки. Вильмовский пока что ни о чем не спрашивал, хотя был удивлен решением немедленно отправляться в путь. Увидев, что Удаджалак с тремя индийцами и вьючными лошадьми отъехал довольно далеко вперед, он спросил:
   – Почему вы, Пандит, изменили первоначальный план? Ведь мы должны были гостить у Наиб Назара до вечера. Наши лошади не успели отдохнуть. Неужели случилось что-нибудь непредвиденное?
   – Я столько же знаю об этом, сколько и ты, благородный сагиб, объяснить причины нашего отъезда могут только боцман и Томек, – ответил Пандит Давасарман.
   – Томек заявил мне, что Наиб Назар впадет в бешенство, когда откроет вьюки со свадебными подарками, – вмешался Смуга. – А так как я очень хорошо знаю его оригинальные идеи, то предпочел не ждать, пока вьюки будут распакованы.
   – Я, конечно, догадывался, что в ковры завернута контрабанда. Что это было, Ян?
   – Не знаю, об этом лучше всего спросить у Томека.
   – Хорошо, я скажу вам: в коврах были завернуты современные винтовки. Когда мул свалился в пропасть, я через бинокль рассмотрел развязавшиеся вьюки, – выпалил Томек.
   – И вероятно, вместе с боцманом, вы вынули винтовки из вьюков? – воскликнул Вильмовский. – Вы знаете, что за это мы можем поплатиться головами?!
   – Нет, папа, мы не вынули винтовок. Они остались внутри вьюков, за исключением тех, конечно, которые вместе с мулом рухнули в пропасть.
   – Так в чем же дело, что за ерунду вы порете, черт подери? – возмутился Вильмовский. – Раз винтовки остались во вьюках, то нам ничто не угрожало.
   – Винтовки, конечно, во вьюках, я сам это проверил, вернувшись с охоты на гульджа, выдуманных Садир Ходжей, – сказал Пандит Давасарман. – Однако шикарр Смуга уверяет, что Наиб Назар впадет в бешенство, когда увидит эти винтовки.
   – Говори, что вы сделали с винтовками? – резко потребовал Вильмовский.
   – Мы сняли у них затворы...
   Какое-то время путешественники молча гнали лошадей.
   – Это была твоя идея, Томек? – спросил наконец Смуга.
   – Нет, это придумал боцман. Я советовал выбросить винтовки, а вместо них загрузить вьюки камнями.
   – Счастье, что ты послушался совета боцмана, потому что в противном случае мы живыми из кишлака Наиб Назара не вышли бы. Я видел, как он щупал содержимое вьюков. Должен признать, что я не ожидал такого благоразумия от боцмана.
   – Ах, в обществе умных людей человек сам умнеет, – скромно ответил боцман.
   – Скажи, сагиб, зачем ты это сделал? – спросил у боцмана Пандит Давасарман.
   – Томек объяснил мне, что англичане, назло русским, вооружают памирских разбойников, чтобы самим было легче управлять азиатскими колониями. Мы пожалели мирные купеческие караваны, потому что именно на них нападает этот Наиб Назар. Вот и все!
   – Едем быстрее, нам надо догнать Удаджалака, прежде чем Наиб Назар начнет за нами погоню, – сказал Пандит Давасарман.
   Путешественники пришпорили лошадей. Пригнув головы к седлу, всадники мчались по бескрайней равнине. Вскоре они настигли группу вьючных лошадей. Скорость езды пришлось уменьшить, несмотря на то, что Пандит Давасарман не жалел коней. Их спины покрылись потом, на мордах появилась пена. Время от времени то один, то другой из всадников тревожно оглядывался назад. Вьючные лошади спотыкались, стонали под тяжестью вьюков, но, погоняемые кнутами, бежали, стремясь поспеть за всадниками.
   Прошло три долгих часа.
   – Мы загоним вьючных лошадей, – крикнул Вильмовский, подхватив под уздцы покрытое пеной, спотыкающееся животное.
   – Оглянись назад, сагиб, – ответил Пандит Давасарман. – Если Наиб Назар догонит нас на равнине, мы погибли!
   Вильмовский обернулся и долго смотрел в степь. Вдали он заметил движущиеся черные точки.
   Путешественники вновь пришпорили лошадей. До Сарыкольского хребта, отделяющего Памир от Китайского Туркестана, было совсем близко.
   Томек остановил лошадь. Через бинокль посмотрел на джигитов. Те, наклонившись к гривам своих коней, рьяно хлестали их нагайками. Юноша с тревогой взглянул на близкий горный хребет.
   «Догонят нас», – подумал он в отчаянии. Пришпорил коня и погнал вслед за товарищами.
   – Сколько их там, Томек? – спросил Смуга, когда молодой человек с ним поравнялся.
   – Несколько десятков. Они нас догоняют!.. Почему мы уклоняемся к северу вместо того, чтобы ехать прямо в горы?!
   – Пандит Давасарман знает, что делает!
   Индиец ехал впереди. Он внимательно изучал горный хребет. Наконец заметил знакомое ущелье. Видимо, Пандит Давасарман разработал какой-то план, потому что остановил коня. Подозвал к себе Удаджалака и быстро сказал ему:
   – Видишь это ущелье? Знаешь, где мы находимся? Поведешь туда вьючных лошадей. Когда оставишь за собой первые скалы, поезжай медленно. Береги силы лошадей.
   – Может быть, кто-нибудь другой поведет вьючных лошадей? – ответил Удаджалак, который не хотел в тяжелую минуту оставить своего командира.
   – Только ты один знаешь эту дорогу, тебе и вести! Потеря вьюков равносильна нашему полному поражению. Не теряй дорогого времени!
   Всадники врассыпную начали взбираться по пологому склону холма, который вел прямо к входу в узкое ущелье. Гнавшиеся за ними джигиты прекрасно их видели. Победный крик, вырвавшийся из рядов джигитов, послышался вдали и нарушил тишину равнины.
   Путешественники поняли, что им не избежать битвы. Битвы не на жизнь, а на смерть. Результаты ее, казалось, заранее можно было предугадать. Все здесь складывалось в пользу Наиб Назара, располагавшего превосходящими силами. Смуга первый достал винтовку из чехла, притороченного к седлу. Пандит Давасарман пришпорил своего коня и подъехал к Смуге.
   – Если одним метким выстрелом не удастся задержать погоню, мы все погибнем, – сказал он, щелкая затвором винтовки. – Посмотри, шикарр, на обломки скал с обеих сторон ущелья. Мы притаимся там, а остальные вместе с моими солдатами поедут дальше и займут позицию среди скал, в глубине ущелья. Когда Наиб Назар во главе своей банды втянется в ущелье, наши друзья встретят его залпами из винтовок. Это должно вызвать в рядах разбойников замешательство. Тогда один из нас двоих убьет Наиб Назара.
   – Ты уверен, что это остановит погоню?
   – Бандиты храбро бьются, если ими руководит неустрашимый атаман. Но как только тот гибнет, они быстро бегут. Кроме того, это единственный наш шанс... Немедленно объясни друзьям, что им следует делать. Только скорее, не, то противник разгадает наш маневр!
   Смуга немедленно переговорил с Вильмовским, которому передал командование над всеми участниками экспедиции. Ехавший впереди других Удаджалак, уже скрылся в ущелье. Путешественники перестали подгонять уставших лошадей. Джигиты Наиб Назара быстро приближались. Несомненно, план Пандита Давасармана был вызван отчаянным положением, в какое попали путешественники, но все понимали, что он был единственно возможным.
   Смуга и Пандит Давасарман быстро опередили группу всадников. Очутившись за изломами скал у входа в ущелье, боцман и Томек подхватили уздечки их лошадей. Схватив винтовку, Смуга соскочил с седла; его примеру последовал Пандит Давасарман. Они стали взбираться на скалу. Острые камни ранили им руки, срывались из-под их ног, но решившиеся на все мужчины не обращали на это внимания. Тяжело дыша, они добрались до удобного укрытия и залегли за ним.
   Осторожно выглянули наружу. Удаджалак с вьючными лошадьми уже исчез в горловине ущелья. Отъехав примерно сорок метров от первой засады, Вильмовский и его товарищи тоже спешились и стали занимать позиции за уступами скал. Воинственный клич, возбужденных погоней джигитов, громким эхом пронесся по всему ущелью.
   Вскоре первые всадники Наиб Назара прискакали на покрытых пеной лошадях.
   Их встретил винтовочный залп. Ржание раненых лошадей смешалось с истошным криком джигитов. Первая атака была несколько задержана выстрелами, но в ущелье появлялись все новые разбойники. Они лавой бросились на горсточку путешественников. Опять раздались залпы винтовок и одиночные хлопающие выстрелы крупнокалиберных револьверов. Кто-то из джигитов покачнулся в седле, несколько других грохнулись оземь. Не соскакивая с лошадей, разбойники ответили винтовочным огнем.
   Однако главные силы погони лишь начали подходить к ущелью, Пандит Давасарман и Смуга, притаившись за каменной стеной, не обращали внимания на хаотический огонь. Они сосредоточенно наблюдали за действиями подъезжавшей группы джигитов, среди которых должен был находиться сам Наиб Назар. Приближался решительный момент боя.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 [23] 24 25 26 27 28 29 30 31

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация