А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Джарег" (страница 2)

   Я стоял неподвижно.
   Прошло несколько мгновений, и я почувствовал, что нож убрали.
   – Ты прав, – произнес тот же голос, – это не повторится. Уходи отсюда и больше никогда не возвращайся.
   Я молча кивнул. Оставил деньги на столе, за которым сидел, и вышел, не оборачиваясь.
   По дороге домой я постарался осмыслить происшедшее и ощутил тревогу. Мне не следовало бить того парня. Я позволил страху овладеть собой и действовал не раздумывая. Так поступать нельзя.
   Когда я поднимался по ступенькам в свой дом, мои мысли обратились все к тому же вопросу: что делать дальше? Я оставил на игровом столе мелочи почти на золотой империал, половину недельной платы за мое жилье. Создавалось впечатление, что я умею лишь колдовать да колотить драгейриан по голове. Вряд ли на эти таланты найдется спрос.
   Я вошел в комнату и устроился на диване. Достал яйцо, подержал его на ладони, стараясь успокоиться, – и насторожился. На яйце виднелась небольшая трещинка. Вероятно, она появилась, когда я ударился о стол, хотя мне показалось, что неприятностей удалось избежать.
   Именно в это мгновение, в шестнадцать лет, я узнал, что такое настоящий гнев. Меня опалила вспышка белого пламени, я вспомнил лицо драгейрианина, толкнувшего на меня своего напарника и погубившего мое яйцо. Я понял, что способен на убийство. Оставалось только найти ублюдка и прикончить его. Он мертвец – я твердо решил, что ему не уйти от ответа. Я вскочил и направился к двери, не выпуская из рук яйца…
   И снова остановился.
   Что-то было не так. У меня возникло совершено незнакомое ощущение – оно упорно пробивалось сквозь барьер моей ярости. В чем дело? Я бросил взгляд на яйцо и с облегчением все понял.
   Не осознавая, что произошло, я вошел в псионическую связь с существом, находящимся в яйце. Я ощущал его присутствие – значит, мой джарег жив.
   Гнев исчез так же быстро, как и появился, меня била дрожь. Я встал посередине комнаты и осторожно опустил яйцо на пол.
   От существа, сидевшего внутри, исходило одно ощущение; упорство. Оно стремилось к одной цели. Никогда еще мне не приходилось сталкиваться с такой настойчивостью. Как столь крошечное существо может обладать такой удивительной волей?
   Я отступил на шаг – вероятно, мне хотелось дать ему «побольше воздуха»– и принялся молча наблюдать.
   Послышался слабый звук: «тук-тук», трещина увеличилась. А потом, совершенно неожиданно, яйцо раскололось; в осколках скорлупы лежала уродливая маленькая рептилия. Крылья плотно прижаты к телу, глаза закрыты. Каждое крылышко размером с мой большой палец.
   Оно… Оно? Он, вдруг осознал я. Он попробовал пошевелиться – ничего не получилось. Предпринял новую попытку, и его опять постигла неудача. Я понял, что должен что-то сделать, только вот не знал – что?
   Глаза джарега открылись, но он не мог их сфокусировать. Голова лежала на полу, потом слегка дернулась.
   Я почувствовал, что от него исходит неуверенность и слабый страх. И постарался передать ему тепло, ощущение защищенности и все такое прочее. Медленно приблизился к нему и протянул руки.
   К моему удивлению, он заметил мое движение. Очевидно, джарег не связал мысли, которые получал от меня, с моим приближением, потому что испугался и одновременно постарался отодвинуться. Ничего не вышло. Тогда я осторожно взял его на руки. И получил в награду первую четкую мысль и первый укус джарега. Укус был слишком слабым – как и яд, – чтобы хоть как-то воздействовать на меня, но детеныш определенно владел своими клыками. А мысль оказалась удивительно ясной.
   – Мама? – спросил он.
   Верно. Мама. Я немного подумал, а потом решил ответить.
   – Нет, папа, – сказал я ему.
   – Мама, – согласился он.
   Джарег прекратил сопротивление и принялся устраиваться у меня на ладони. Тут только я понял, что он ужасно устал – да и я тоже. Кроме того, мы оба проголодались.
   С испугом я сообразил, что не знаю, чем его следует кормить. Я носил его с собой, прекрасно понимая: рано или поздно он вылупится из яйца, но мне как-то в голову не приходило, что он окажется настоящим, живым джарегом.
   Я отнес его на кухню и начал рыскать по полкам. Ну-ка, посмотрим… Молоко.
   Я умудрился достать одной рукой блюдечко и вылить в него немного молока. Потом аккуратно опустил рядом с ним джарега так, что его голова оказалась внутри блюдца.
   Птенец немного полакал, похоже, у него не возникло никаких проблем, поэтому я поискал еще и в конце концов нашел кусочек крыла ястреба. Положил крылышко на блюдце. Джарег практически сразу его обнаружил, оторвал крошечку – у него уже имелись отличные зубы – и принялся жевать. Он жевал почти три минуты, но когда проглотил, все прошло как надо. Только после этого я слегка расслабился.
   Теперь, когда мой джарег насытился, я увидел, что он совершенно обессилел, и отнес его к дивану. Улегся и положил детеныша себе на живот. Я задремал. Нам снились приятные сны.

   На следующий день, около полудня, кто-то постучался в мою дверь. Распахнув ее, я сразу узнал своего незваного гостя. Это был тот самый тип, что приказал мне больше никогда не приходить в его заведение – именно он держал нож возле моего затылка, чтобы я его правильно понял.
   Я всегда был человеком любопытным, потому сразу предложил ему войти.
   – Благодарю, – сказал он. – Меня зовут Найлар.
   – Пожалуйста, садитесь, господин Найлар. Я Влад Талтош. Вина?
   – Спасибо, нет. Я совсем ненадолго.
   – Как хотите.
   Я показал ему на стул, а сам присел на диван. Взял на руки джарега. Найлар приподнял брови, но ничего не сказал.
   – Что я могу для вас сделать? – поинтересовался я.
   – Выяснилось, что вчера я ошибся, когда обвинил тебя в возникших неприятностях, – ответил он.
   Что? Драгейрианин просит прощения у выходца с Востока? Может быть, наступил конец света? Во всяком случае, на моей памяти такого еще не случалось. Я был шестнадцатилетним человеком, а он – драгейрианином, которому, наверное, исполнилась тысяча лет.
   – Вы очень добры, – наконец сумел выдавить я из себя. Он не обратил на мои слова ни малейшего внимания.
   – Кроме того, мне понравилось, как ты себя вел, – добавил он.
   Ему понравилось? Мне – нет. Что здесь происходит?
   – Я хочу сказать, – продолжал гость, – мне пригодился бы человек вроде тебя, если ты согласишься на меня работать. Насколько я понимаю, в данный момент ты особенно ничем не занят, и… – Он пожал плечами.
   Мне хотелось задать ему тысячу вопросов, но я не знал, с чего начать, поэтому сказал:
   – При всем моем уважении к вам, я не совсем понимаю, что мог бы для вас делать.
   Найлар снова пожал плечами.
   – Во-первых, предотвращать эпизоды вроде вчерашнего. Во-вторых, периодически возникают проблемы взимания долгов. Ну и тому подобное. Обычно у меня двое помощников, но один из них на прошлой неделе стал жертвой несчастного случая, и потому в данный момент мне требуется новый работник.
   Что-то в том, как он произнес слова «несчастный случай», показалось мне странным, однако я не стал тратить время на догадки.
   – Со всем уважением, господин Найлар, но мне кажется, выходец с Востока не сможет произвести должного впечатления на драгейрианина. Не знаю, как я…
   – Я уверен, тут никаких проблем не возникнет, – перебил он меня. – У нас есть общая приятельница, и она заверила меня, что ты прекрасно справишься. Так уж получилось, что я перед ней в долгу, и она попросила взять тебя на работу.
   Она? Тут не могло быть никаких сомнений. Кайра в очередной раз позаботилась обо мне, да помогут ей боги во всех начинаниях. Неожиданно ситуация прояснилась.
   – Я буду платить тебе, – продолжал Найлар, – четыре империала в неделю, плюс десять процентов от долгов, которые ты сможешь собрать. Точнее, половину от этой суммы, поскольку вы будете работать в паре со вторым моим помощником.
   Вот это да! Четыре золотых в неделю? Больше, чем я выручал, когда владел рестораном! И еще комиссионные, даже если придется делить их…
   – А вы уверены, что ваш помощник не станет возражать против напарника с Востока?
   Глаза посетителя сузились.
   – Это моя проблема, – сказал он. – По правде говоря, я уже побеседовал с Крейгаром, он не против. Я кивнул.
   – Я должен обдумать ваше предложение.
   – Конечно. Ты знаешь, где меня найти.
   Я еще раз кивнул и проводил его до двери, вежливо поблагодарив за оказанную честь. Когда дверь за моим гостем закрылась, я посмотрел на джарега.
   – Ну, – спросил я, – что ты по этому поводу думаешь?
   Джарег ничего не сказал, впрочем, я и не ждал от него ответа. Я присел, чтобы поразмыслить относительно своего будущего: вопрос решен или только отложен? И пришел к выводу, что в данный момент должен разобраться с гораздо более серьезной проблемой: какое имя дать своему джарегу?
   Я назвал его «Лойош». Он звал меня «мама». Я тренировал его, а он меня кусал. Постепенно, в течение нескольких месяцев, я обзавелся иммунитетом к его яду. Чтобы выработать хотя бы частичный иммунитет к его чувству юмора, мне понадобилось несколько лет.
   Когда я приступил к работе, Лойош мне помогал. Сначала чуть-чуть, а потом весьма значительно. В конце концов, кто обращает внимание на летающего по городу джарега? А сам джарег – уж поверьте мне – замечает многое.
   Время шло, и я постепенно повышал свое мастерство, мой статус рос, появлялись друзья и накапливался опыт.
   И, как предсказывала мать Лойоша, я стал охотником.

   1

   Успех ведет к застою, застой ведет к поражению.
   Я вставил отравленный дротик в специальный футляр под воротником плаща, рядом с отмычкой. Дротик должен быть слегка изогнут, в противном случае его невозможно быстро вытащить. Но изгибать слишком сильно его нельзя, иначе не останется места для гарроты. Вот так… сюда.
   Каждые два или три дня я меняю оружие – на тот случай, если мне придется оставить что-то на трупе или рядом с ним. Я не хочу, чтобы оружие находилось в контакте со мной достаточно долго, потому что любой колдун без особых усилий определит, кто его владелец.
   Конечно, подобные действия можно назвать паранойей. Во всей Драгейрианской Империи слишком мало колдунов, да и к самому колдовству тут относятся без особого уважения. Трудно предположить, что ведьму или колдуна попросят осмотреть оружие убийства и попытаться узнать, кому оно принадлежало. Более того, насколько мне известно, так не поступали ни разу за двести сорок три года, прошедшие после окончания Междуцарствия. Однако я верю в осторожность и всегда обращаю самое пристальное внимание на детали. Именно поэтому я все еще здесь и могу и дальше ублажать свою паранойю.
   Я достал новую гарроту, уронив старую в стоящую на полу коробку, и начал сворачивать проволоку в тугое кольцо.
   – Влад, а ты заметил, – сказал голос, – что тебя уже больше года никто не пытается убить?
   Я поднял глаза.
   – Крейгар, а ты понимаешь, – ответил я, – что если и дальше будешь незаметно появляться у меня под носом, я когда-нибудь умру от разрыва сердца и никому не придется предпринимать новых попыток?
   Он усмехнулся.
   – Нет, я серьезно, – продолжал Крейгар. – Больше года. У нас не было никаких сложностей с тех пор, как этот подонок – как его звали?..
   – Г'рантар.
   – Да, Г'рантар. Он попытался открыть собственное дело на Медной улице, и ты с ним покончил.
   – Пожалуй, – пожал я плечами. – Все действительно идет спокойно. Что из того?
   – Ничего особенного, – проворчал он. – Только вот я не знаю, хороший это знак или плохой.
   Я посмотрел на его семифутовую фигуру, удобно устроившуюся у дальней стены офиса. Крейгар для меня загадка. Он рядом со мной с тех пор, как я вошел в организацию Дома Джарега, и ни разу не выказал ни малейшего неудовольствия из-за того, что ему приходится выполнять приказы человека с Востока. Мы работаем вместе уже несколько лет и столько раз спасали друг другу жизнь, что успели проникнуться взаимным доверием.
   – Не понимаю, как это может быть дурным знаком, – сказал я, засовывая гарроту на место. – Мне удалось показать всем, на что я способен. Я контролирую свою территорию без малейших осложнений, нужным людям заплачено, и только однажды возникли незначительные трения с Империей. Меня приняли. Человек я или нет, – добавил я, наслаждаясь двусмысленностью последней фразы. – И не забывай, что лучше всего я известен как наемный убийца – кому же захочется со мной связываться?
   Он вопросительно взглянул на меня.
   – Значит, ты именно из-за этого продолжаешь браться за «работу»? – задумчиво проговорил Крейгар. – Чтобы никто не забывал, на что ты способен.
   Я пожал плечами. Крейгар слишком прямолинеен и поставил меня в неловкое положение. Вероятно, он это почувствовал и быстро вернулся к первоначальной теме разговора.
   – Я просто подумал: мир и спокойствие означают, что ты двигаешься вперед недостаточно быстро. Вот что я имею в виду, – продолжал он, – ты сумел практически с нуля создать одну из лучших шпионских сетей в Доме Джарега…
   – Ошибаешься, – перебил я Крейгара. – У меня нет никакой сети. Просто многие люди время от времени охотно делятся со мной информацией, и не более того. А это совсем не одно и то же.
   Крейгар не обратил на мои слова внимания.
   – В конечном счете это одно и то же, если мы говорим об источниках информации. Кроме того, у тебя есть доступ к сети Маролана – а уж это самая настоящая шпионская организация.
   – Маролан, – заметил я, – не джарег.
   – Мы от этого только выигрываем, – сказал Крейгар. – В результате удается получить необходимые сведения от людей, которые не стали бы иметь с тобой дело напрямую.
   – Ну, тут ты прав. Продолжай.
   – Итак, у нас есть надежные источники информации. Наши собственные ребята достаточно компетентны, чтобы остальные принимали их во внимание. Я считаю, нам следует лучше использовать то, что у нас есть, вот и все.
   – Крейгар, – сказал я, заменяя тонкий метательный кинжал в подкладке плаща, – будь добр, скажи, почему я должен сам добиваться, чтобы кто-то начал охотиться за моей шкурой?
   – Ничего подобного я не говорил, – возразил Крейгар. – Просто размышляю, не является ли отсутствие таких охотников признаком того, что мы допустили ошибку.
   Я вложил кинжал в ножны на правом бедре. Тонкий короткий метательный нож, который невозможно заметить, даже когда я сажусь. Разрез на бриджах также практически невидим. Удачный компромисс между хитростью и быстротой.
   – Тебе что, стало скучно?
   – Ну, может быть, немного. Но это не имеет отношения к справедливости моих слов. Я покачал головой.
   – Лойош, ты веришь этому типу? Он заскучал и решил, что если кто-нибудь меня прикончит, у него улучшится настроение.
   Мой дружок взлетел с подоконника и опустился мне на плечо. После чего принялся лизать мне ухо.
   – Да, много от тебя помощи, – сказал я ему и повернулся к Крейгару: – Нет. Когда что-нибудь произойдет, мы предпримем ответные шаги. А сейчас я намерен поохотиться на драконов. И если у тебя все…
   Я замолчал. Наконец-то мой мозг начал работать. Крейгар пришел ко мне в офис с единственной целью: предложить мне выйти на улицу и спровоцировать какие-то неприятности? Нет, нет и нет. Не так. Я достаточно хорошо его знаю.
   – Ладно, – заявил я. – Достаточно. Что происходит в данный момент?
   – Происходит? – невинно спросил он. – А почему что-нибудь должно происходить?
   – Я ведь с Востока, ты не забыл? – с иронией поинтересовался я. – У нас чутье на подобные вещи.
   У Крейгара на губах появилась легкая улыбка.
   – Ничего особенного, – ответил он. – Всего лишь послание от личного секретаря Дьявола.
   Вот так! Дьявол, как его называли, был одним из пяти представителей некоего «совета», который, до определенной степени, контролировал деятельность Дома Джарега. Совет – собрание самых могущественных людей Дома – не обладал официальным статусом до Междуцарствия, но возник задолго до него. Совет разрешал спорные вопросы между членами организации и заботился о том, чтобы конфликты не переходили установленных границ, что могло бы привести к вмешательству Империи. После Междуцарствия у него появились дополнительные проблемы – именно эта группа сумела снова объединить Дом, когда Империя возобновила свое существование. Теперь функции и обязанности членов были строго установлены, и всякий, кто имел хоть какое-то отношение к организации, отдавал совету часть своих доходов.
   Дьявол – и это признавалось всеми – занимал в иерархии Дома позицию номер два. Последний раз я встречался с таким высокопоставленным функционером во время войны с другим джарегом, и член совета, который беседовал со мной, дал понять, что следует найти возможность уладить конфликт по-тихому – а иначе ему придется вмешаться. У меня не осталось приятных воспоминаний о той встрече.
   – Что он хочет? – спросил я.
   – Желает с тобой встретиться.
   – Драконье дерьмо! У тебя есть представление зачем?
   – Нет. Он выбрал место встречи на нашей территории – интересно, что это значит?
   – Да ничего не значит, – проворчал я. – Где именно?
   – В забегаловке «Голубое пламя», – ответил Крейгар.
   – «Голубое пламя», говоришь? И что тебе приходит на ум по этому поводу?
   – Припоминаю, что ты там дважды «работал».
   – Верно. Подходящее место, чтобы кого-нибудь прикончить. Высокие стенки кабинок, широкие проходы, слабый свет – и каждый предпочитает не совать нос в чужие дела.
   – Да, точно. Встреча назначена на завтра. В два часа после полудня.
   – После полудня?
   Крейгар удивленно посмотрел на меня.
   – Именно. После полудня. Это означает, что большинство уже покончили с обедом, а для ужина еще рано. Что-то в этом есть.
   Я не стал обращать внимания на иронию.
   – Ты меня неправильно понял, – спокойно сказал я и без замаха метнул звездочку, которая вонзилась в стену рядом с его ухом.
   – Очень остроумно. Влад…
   – Помолчи. Давай поговорим о том, что следует предпринять, чтобы прикончить наемного убийцу? В особенности того, кто старается избежать всяческой рутины в своих передвижениях?
   – Что? Ну, ты назначаешь ему встречу – так, как это сделал Дьявол.
   – Отлично. И, естественно, устраиваешь все таким образом, чтобы вызвать у него подозрения, верно?
   – Хм, может быть, ты так и делаешь. А я – нет.
   – Черт возьми, ты не делаешь! Ты стараешься обставить все так, словно это обычная деловая встреча. А значит, предполагается, что ты должен накормить своего собеседника. Поэтому ты не станешь назначать встречу на два часа после полудня.
   Он немного помолчал, словно пытался уследить за моими несколько извилистыми рассуждениями.
   – Ладно, – наконец проговорил Крейгар, – я согласен, время несколько необычное. Ну и почему Дьявол выбрал именно его?
   – Понятия не имею. Вот что я тебе скажу: выясни побольше о Дьяволе, приходи сюда, и мы постараемся найти ответы на интересующие нас вопросы. Возможно, это чепуха, но…
   Крейгар улыбнулся, достал из внутреннего кармана плаща маленький блокнотик и стал читать:
   – Дьявол. Настоящее имя неизвестно. Молод, скорее всего ему еще не исполнилось восьмисот. До Междуцарствия о нем никто не слышал. Привлек к себе всеобщее внимание, собственноручно прикончив двоих – а всего их оставалось трое – членов старого совета, сумевших пережить уничтожение города Драгейра, чуму и вторжение. Дьявол построил новую организацию из остатков старой и добился того, что Дом Джарега снова стал приносить прибыль. Должен добавить, Влад, – тут Крейгар взглянул на меня, – что именно ему приписывается идея разрешить людям с Востока покупать титулы в Доме Джарега.
   – А вот это уже интересно, – заметил я. – Значит, Дьяволу я обязан тем, что мой отец потратил все деньги, накопленные за сорок лет тяжелого труда, заплатив за то, чтобы на него плевали не только как на человека с Востока, а еще и как на джарега. Мне обязательно нужно найти способ достойно его отблагодарить.
   – Хочу обратить твое внимание, – перебил меня Крейгар, – что, если бы твой отец не купил титул, ты бы не смог стать членом Дома Джарега и открыть свое дело.
   – Возможно. Продолжай.
   – Больше нечего добавить. Дьявол не сумел покорить самую вершину. Я бы выразился так: он добрался до определенного места, после чего заявил, что это и есть вершина. Как ты, конечно, знаешь, дела тогда были весьма запутанны. Надо сказать, он оказался достаточно упорен и крут, чтобы удержать завоеванные позиции. Насколько мне известно, с тех пор как Дьявол занял нынешнее положение, никто ни разу на него не посягал. У него есть привычка заранее находить тех, кто может представлять угрозу в будущем, и расправляться с ними, пока они еще не набрали настоящей силы. Кстати, ты помнишь Леониара, которого мы убрали в прошлом году?
Чтение онлайн



1 [2] 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация