А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Билл, герой Галактики, на планете зомби-вампиров" (страница 18)

   Глава 18

   – Отпусти пса! – крикнул Билл. – Мордобой! Отпусти его!
   – Только что я его спас, а теперь ты хочешь, чтобы я его бросил? – завопил Мордобой. – Кончай эти шутки!
   – Я не шучу! – крикнул в ответ Билл. – Хорошо известно и многократно доказано, что собаки обычно способны отыскать дорогу домой откуда угодно.
   – Меньше, чем за три минуты? – воскликнула Рэмбетта. – Это Рыгай-то? Не хочу сказать ничего плохого, только он не самая умная собака из всех, каких я знала.
   – Он, наверное, голоден, – возразил Билл. – Держу пари, что он направится прямиком туда, где есть окра. Поставь его на пол, Мордобой, и пойдем за ним.
   – Если собираешься держать пари, не советую ставить слишком много, – сказала Рэмбетта.
   – По-твоему, лучше сидеть на месте и препираться, пока реактор не взорвется? Или у тебя есть еще какие-нибудь предложения?
   – Ищи! – крикнул Мордобой, бросая пса.
   – Пошел! – воскликнул Билл, когда пес затрусил прочь. – Идем за ним!
   Все трое долго ползли вслед за псом по темным, извилистым вентиляционным ходам, пока не оказались, к немалому собственному удивлению, у решетки, которая выходила в вестибюль станции. Они кубарем скатились вниз и помчались по кучам обломков и мусора к входу в шлюзовой коридор.
   – Молодец, собачка! – задыхаясь, сказал Билл.
   – СТАНЦИЯ САМОУНИЧТОЖИТСЯ ЧЕРЕЗ ДВЕ МИНУТЫ. СООБЩАЮ ОСТАВШЕМУСЯ ЛИЧНОМУ СОСТАВУ, ЧТО ИСКАТЬ СПАСЕНИЯ УЖЕ ПОЗДНО. ЖЕЛАЮ ВСЕГО НАИЛУЧШЕГО.
   – Ухуру! – крикнул Билл в микрофон, когда они были уже у входа в коридор. – Ухуру!
   – Мне очень жаль, но вы опоздали, – отозвался тот. – Мы стартуем через пятьдесят секунд. Рад был с вами познакомиться.
   – Мы уже у люка! – прошипела сквозь зубы Рэмбетта, выхватив рацию у Билла. – И мы намерены войти! Если не откроете, мы подорвем люк, и всем вам придется дышать вакуумом, если вы вообще сможете оторвать эту посудину от земли.
   – Ну, если вы так ставите вопрос… – пробормотал Ухуру и нажал на кнопку, открывавшую люк. За какую-то долю секунды все трое и собака проскочили внутрь корабля, и люк за ними с грохотом захлопнулся.
   Билл кинулся в сторону рубки управления.
   – Тридцать секунд, – услышал он на бегу голос.
   – В оранжерею! – вскричал Мордобой, следуя по коридору за Рыгаем. – Там грядки с окрой, они помягче, чем кресла!
   – Я с тобой! – завопила Рэмбетта, метеором проносясь мимо.
   – Десять секунд! – объявил Ухуру в тот момент, когда Билл ворвался в рубку, рухнул в ближайшее кресло и пристегнулся. – Пять секунд!
   – Знаете, возможно, я немного ошибся в расчетах, – отчаянным голосом взвыл Кэрли. – Я не знаю…
   – Старт! – завопил Ухуру. – Не зевай, Кэрли!
   – Сработало! – крикнул Кэрли в ответ. – Зажигание в главном двигателе!
   – Что, у нас загорелся двигатель? – простонала Киса. – Мы все погибнем!
   – Нормально! – воскликнул Ухуру.
   – Что нормально? – простонала Киса. – Что мы погибнем?
   – Да нет, зажигание в двигателе, идиотка!
   – Ох! – охнул Кэрли. – Ох, эти перегрузки! Меня сейчас расплющит в лепешку!
   – Лучше перегрузки, чем недогрузки, – отозвался Ухуру. – Держитесь все!
   – Вводи поправку к курсу! – взвизгнул Ларри. – Выправи курс!
   – Да нет, надо изменить дифферент, – вмешался Моу. – Круче дифферент!
   – Как я сделаю, так и будет! – заорал Кэрли, колотя по клавишам компьютера. – Мне надоело слушать ваши идиотские советы. Поехали!
   – Следите за экранами! – вскричал Ухуру. Космолет весь стонал от натуги, а перегрузки продолжали нарастать. – Смотрите, чтобы не перегорели экраны!
   – Киса права! – завизжал Ларри. – Мы все погибнем!
   – Доверьтесь мне, – заявил Кэрли. – Если мы не будем на достаточном расстоянии от станции к тому моменту, когда… Держитесь! Она взорвалась!
   Ударная волна, долетевшая со станции, круто накренила космолет и швырнула его в сторону. Адское субъядерное пламя взорвавшегося реактора испепелило гнусных инопланетян, захвативших станцию, до последней их мерзкой молекулы. Не осталось ни единого клочка отвратительной оранжевой шерсти, ни единой капли ядовитой слюны и слизи – все превратилось в новенькие, чистенькие атомы.
   Но и на борту космолета всем изрядно досталось. Их швыряло из стороны в сторону, вправо и влево, как актеров в самодельном фильме, снятом качающейся камерой. Только все это происходило не на экране, а в жизни, и они, сотрясаемые перегрузками, вопили и визжали, пока космолет не выправился и не унес их далеко от этой ужасной планеты и ее омерзительных обитателей.
   – Больше так не надо, – хрипло произнес Билл, когда они достигли орбитальной скорости и корабль перестал трястись и вибрировать. – Мы вне опасности?
   – Будьте уверены! – гаркнул Кэрли. – По такому случаю можно и выпить!
   – Правильно! Разлейте вино! – вскричала Киса. – Значит, мы все-таки не погибнем!
   – Не особенно налегайте на вино, – взмолился капитан Блайт, доставая из кармана атомный штопор. – Его должно хватить до самой беты Дракона.
   – А это долго? – спросил Билл, хватая штопор и втыкая его в пробку. Штопор сработал автоматически: пробка мгновенно превратилась в пар, и из бутылки полилось шипучее вино.
   – Возможно, порядка двух-трех месяцев, – прикинул Кэрли, подставляя свой бокал. – Насколько я могу судить. Конечно, я вполне мог допустить ошибку, и даже трагическую, и не исключено, что мы обречены скитаться среди звезд вечно. Вы уж извините, что я так говорю, ведь я все еще заговариваюсь. Это у меня отравление слизью.
   – Мордобой тебе верит, – сказал этот отважный воин, входя в рубку в сопровождении Рыгая. – Ты молодец.
   – Хм… Спасибо, – ответил Кэрли, покраснев от смущения и скромно опустив глаза, и снова протянул Биллу пустой бокал. – Я всего лишь старался действовать, как подобает мужчине.
   – Что за глупость, и к тому же отдает свинским мужским шовинизмом, – заявила Рэмбетта, входя в рубку. – Налейте мне. Всем налейте, кроме Кейна – он числится андроидом, ему не положено.
   – А нашему замечательному песику? – спросил Мордобой, подставляя миску Рыгая. – Только до краев.
   Билл понял, что впервые за долгое-долгое время может расслабиться. Наливая вино в собачью миску, он чувствовал, как спадает напряжение. После всего, что они пережили, приятно было наконец знать, что опасность миновала. Билл чувствовал безмерную усталость и подумал, что теперь проспит до самой беты Дракона.
   – Мне не терпится услышать ваш рассказ об инопланетном чудище-матке, – сказал Кейн. – Только его и не хватает в моей статье. Я должен все записать, пока впечатления еще свежи в вашей памяти.
   Билл опустился в кресло и устало покачал головой.
   – Ничего не выйдет. По-моему, все вы, андроиды, безнадежные психи, – буркнул он. – Или это ученые все такие? Пока нормальные люди – мы то есть, ну более или менее нормальные – сражаются не на жизнь, а на смерть и претерпевают небывалые и жуткие приключения, вы сидите тут и задаете вопросы! Идите отсюда – займитесь своей окрой!
   – Я могу понять ваши чувства, дорогой мой Билл, но кто-то ведь должен сохранить все для науки, – возразил Кейн. – Иначе мы не могли бы учиться на собственном опыте и человечество никогда не совершило бы триумфального марша к звездам.
   – Ну что за гнусный козел, – вздохнул Билл. – Потом, там видно будет, но только не сейчас. Я слишком обалдел, чтобы даже думать об этом. К тому же от меня, по-моему, пованивает, да и от всех здесь тоже, так что допьем эту бутылку – и в душ.
   – Отличная мысль, – поддержал его Ухуру. – Только сначала еще вина. Пойду принесу бутылку. – Он с довольным видом скинул скафандр вместе с ожерельем из долек чеснока. – Белого или красного? А, чего там, пусть будет и то, и другое. А может быть, прихвачу еще чего-нибудь закусить.
   – Годится, – обрадовался Билл. – Закусить сейчас самое время.
   – Смотрите-ка, на Рыгае ни единой царапины, – восхищенно сказал Мордобой. – Здоров драться этот пес!
   – Ну, я-то не так легко отделалась, – заметила Рэмбетта, перевязывая себе руку. – Нам повезло, что мы вообще остались живы. Я лучше выйду одна против целой армии чинджеров, чем еще раз встречусь хоть с одним из этих инопланетян.
   – К несчастью, они уже вымерли, – сокрушенно сказал Кейн, покачав головой. – Какая потеря для науки!
   – Помнится, вы на это смотрели иначе, когда они лезли на вас со всех сторон, – фыркнула Киса.
   – Даже у андроидов случаются необъяснимые приступы самосохранения, – заметил Кейн. – Идеал – вещь недостижимая, хотя я к нему и близок. Тем не менее я понимаю, что в конечном счете куда лучше было бы, если бы я сохранил научную объективность. Теперь эти отвратительные чудища больше не существуют, а я не сумел сберечь ни единого образчика, который мог бы приложить к своей статье. Капитан Блайт превратил все мои образцы в компост.
   – Тут я впервые в жизни на стороне капитана: ни на что больше, кроме компоста, они не годятся, – заявила Киса, поднимая бокал. – За попутный ветер и тихую погоду!
   – С удовольствием за это выпью, – поддержала ее Рэмбетта.
   – Я тоже за самый скучный, лишенный всяких событий рейс, – сказал Билл. – Чтобы ничего не было, кроме хорошей кормежки, обильной выпивки и мягкой койки.
   – Немного напоминает жизнь домашней кошки, но я согласен. И никаких чудищ, – сказал Кэрли, усаживаясь поудобнее и поправляя бинт на ухе. – От них одни только неприятности.
   – Кто-то покорежил все на камбузе! – с воплем влетел в рубку Ухуру, уже снова облаченный в скафандр, поверх которого болтались целых три ожерелья из долек чеснока. – Даже микроволновая печь разбита!
   – Что? – встрепенулся Кристиансон. – Что случилось?
   – Это ужасно! – продолжал Ухуру. – От камбуза ничего не осталось! И везде оранжевая шерсть и слизь!
   – Шерсть и слизь? – воскликнул Блайт. – Это значит…
   – Это значит, что мы все погибнем, – простонала Киса. – Я так и знала, что, как только мы почувствуем себя в безопасности, случится что-нибудь в этом роде. Неужели это никогда не кончится?
   – Сейчас кончится, – прорычал Мордобой, пристегивая к поясу гранаты и хватая топор. – Вперед, солдаты! Все за одного, один за всех!
   Никто не двинулся с места. Мордобой продолжал, со свистом размахивая топором у них перед носом:
   – Я так понимаю, что выбирать не приходится. Или мы идем туда и прикончим его, или сидим тут, пока не попадем к нему на обед. Пошли!
   Все с большой неохотой поплелись за Мордобоем и Ухуру в сторону камбуза, держась как можно теснее друг к друг и поминутно оглядываясь. Никогда еще «Баунти» не казался им таким огромным и с таким множеством уголков, где могли бы притаиться инопланетные чудища.
   – Ну и беспорядок, – сказала Киса, когда они добрались до камбуза. – Какой ужас. Горшки, кастрюли, тарелки, кружки, сковородки – все разбросано.
   – Да нет, – сказал Ухуру, – это тут у меня обычное состояние. Главный ущерб – вон там.
   Дальняя часть камбуза выглядела так, словно там разорвалась бомба. Печь была наполовину съедена кислотой, дверца морозильника сорвана. Все покрывала слизь, к которой прилипли клочья оранжевой шерсти.
   – Оно слопало все мои бифштексы! – вскричал Блайт, заглянув в морозильник. – А они были из самой лучшей вырезки!
   – Сюда! – крикнула Рэмбетта. – По-моему, я напала на след.
   – Похоже на то, – сказал Билл, уставившись на омерзительный след, который вел в коридор. – Ухуру, передай-ка мне несколько гранат.
   – Не могу понять, как оно проникло внутрь корабля, – говорил Ухуру, раздавая самодельные гранаты. – Я точно знаю, что никого тут не было. Я сам проверил весь корабль локатором. А после этого Ларри ни на минуту не отходил от люка. Ведь так, Ларри?
   – Ну, более или менее, – ответил тот.
   – Что значит «более или менее»? – зарычал Мордобой. – Мы тут рискуем жизнью, а ты пускаешь сюда чудовищ!
   – Может, я и задремал разок, – признался Ларри.
   – Задремал? – загремел Ухуру. – Разок?
   – Ну, может, раза два или три, – ответил Ларри. – Во всяком случае, не больше, чем раз пять, я уверен. Было очень скучно там сидеть.
   – Я тебе покажу скучно! – завопил Кэрли, схватив огнемет. – Поджарю, как яичницу!
   – Нет, прошу тебя, не надо! Я за себя не отвечаю, это со мной всегда было. С самого детства. Не сплю, не сплю, а потом – раз! Стоит мне только закрыть глаза. Я могу спать где угодно, когда угодно. У меня к этому просто талант. Могу даже стоя.
   – Сейчас ты у меня уснешь навеки! – вскричал Кэрли. – Ты впустил на корабль этот кошмар!
   – Не могу поверить, что ты мне родственник, – заявил Моу. – Не верю, что ты мне брат. Ты, должно быть, совсем с другой планеты, с такой, где живут одни кретины.
   – Строго говоря, если вы клоны, то он тебе не брат, – сказал Кейн. – Вы генетически идентичны. Можно даже доказать, что вы одно и то же лицо.
   – Ну уж нет! – воскликнул Кэрли. – Этот тупоумный осел…
   – Прекратите демонстрировать братскую любовь, – вмешалась Рэмбетта. – Похоже, что оно направилось в пятый ремонтный отсек.
   – Надеюсь, оно из тех, что шмыгают, – сказал Блайт, когда они осторожно приближались к пятому ремонтному отсеку. – Тогда Билл его затопчет, и все.
   – Сильно сомневаюсь, – возразил Кейн. – Ущерб, причиненный камбузу, слишком велик, чтобы его могли нанести те, что шмыгают. Я бы сказал, что мы имеем дело с таким, которое размером с Кэрли.
   – А возможно, и покрупнее, – с содроганием добавила Киса, взглянув на расплавленную дверь, которая вела в ремонтный отсек.
   – Хватит предаваться этим диким фантазиям, – приказала Рэмбетта. – Они подрывают боевой дух, а его у нас уже и так немного. Доберемся до чудища, тогда и увидим.
   Через расплавленную дверь они вошли в огромный отсек, рассчитанный на то, чтобы туда можно было поставить на капитальный ремонт целый звездный крейсер. В нем показалось бы крохотным все что угодно, кроме огромного инопланетного чудища, которое возвышалось посередине, источая слизь, роняя клочья шерсти и устремив голодный взгляд на людей.
   – Что это? – вскричал Кейн.
   – Матка, – отозвался Билл, и в голосе его прозвучали мрачные кладбищенские нотки. – И она только что раздавила в лепешку наш погрузчик, так что еще раз устроить тот же фокус мы теперь не сможем.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 [18] 19 20

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация