А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Маленькие тролли или большое наводнение" (страница 1)

   Туве Янссон
   Маленькие тролли или большое наводнение

   Была военная зима 1939 года. Всякая работа застопорилась, казалось совершенно невозможным даже пытаться рисовать картинки. Возможно, покажется естественным и понятным, что мне внезапно захотелось написать что-нибудь начинавшееся словами: «Жили-были…» Ведь продолжение могло бы превратиться в сказку – это было неизбежно. Но я принесла свои извинения, что обошлась в своей книжке без принцев, принцесс и маленьких детей, а выбрала взамен фигурку-ярлык, сердитое существо из шуточных рисунков и назвала его муми-троллем.
   Уже наполовину готовое повествование было забыто до 1945 года, когда неожиданно пришел один из моих друзей и сказал, что написанное мною, кажется, детская книжка; допиши, мол, ее до конца и проиллюстрируй, возможно, повесть напечатают.
   Мне казалось, что в заглавии непременно должен фигурировать муми-тролль, его поиски папы – по модели поисков капитана Гранта, но издательство непременно желало «Маленьких троллей», чтобы читателям было понятнее.
   История эта написана под влиянием тех книг, которые я знала и любила с детства, чуточку – Жюля Верна, чуточку – Коллоди (девочка с голубыми волосами) и т. д. Ну а почему бы и нет?
   Как бы там ни было, это был самый первый happy end в моих книгах.

   * * *

   Это было, должно быть, после обеда где-то в конце августа. Муми-тролль и его мама пришли в самую глухую чащу дремучего бора. Среди деревьев царила мертвая тишина и было так сумеречно, словно сумерки уже наступили. Повсюду, там и тут, росли гигантские цветы, светившие своим собственным светом, подобно мерцающим лампочкам, а в самой глубине лесной чащи, среди теней шевелились какие-то мелкие бледно-зеленые точки.
   – Светлячки, – сказала мама Муми-тролля.
   Но у них не было времени останавливаться, что бы как следует разглядеть насекомых.
   Вообще-то Муми-тролль с мамой разгуливали по лесу в поисках уютного и теплого местечка, где можно было бы выстроить дом, чтобы забраться туда, когда наступит зима. Муми-тролли совершенно не выносят холода, так что дом должен был быть готов самое позднее в октябре.
   И вот они брели все дальше и дальше, углубляясь в тишину и темноту. Муми-троллю постепенно становилось все страшнее, и он шепотом спросил маму, нет ли здесь каких-нибудь страшных хищников.
   – Едва ли, – ответила она, – но, может, лучше нам пойти чуточку быстрее. Впрочем, мы так малы, что, я надеюсь, нас даже не заметят в случае опасности.
   Внезапно Муми-тролль крепко схватил маму за лапу. Ему было так страшно, что его хвост стал торчком.
   – Смотри! – прошептал он.
   Из теней за деревом на них неотрывно смотрели чьи-то два глаза.
   Мама сначала испугалась, да-да, и она тоже, но потом успокоила сына:
   – Наверно, это очень маленький зверек. Погоди, я посвечу. Понимаешь, в темноте все кажется страшнее, чем на самом деле.
   И она сорвала одну из больших цветочных лампочек и осветила тень за деревом. Они увидели, что там в самом деле сидит очень маленький зверек, а вид у него вполне дружелюбный и чуточку испуганный.
   – Вот видишь! – сказала мама.
   – Кто вы такие? – спросил зверек.
   – Я – Муми-тролль, – ответил Муми-тролль, который уже успел снова стать храбрым. – А это – моя мама. Надеюсь, мы тебе не помешали?
   (Видно, что мама Myми-тролля научила его быть вежливым.)
   – Пожалуйста, не беспокойтесь, – ответил зверек. – Я сидел тут в страшной меланхолии и так хотел кого-нибудь встретить. Вы очень спешите?
   – Очень, – ответила мама Муми-тролля. – Мы как раз ищем хорошее, солнечное местечко, чтобы построить там дом. Но, может, ты хочешь пойти с нами?!
   – Еще бы мне не хотеть! – воскликнул маленький зверек и тут же подскочил к ним. – Я заблудился в лесу и не думал, что когда-нибудь снова увижу солнце!
   И вот они уже втроем пошли дальше, взяв с собой огромный тюльпан, чтобы освещать дорогу. Однако же тьма вокруг все больше и больше сгущалась. Цветы под деревьями светились уже не так ярко, а под конец угасли и самые последние из них. Впереди тускло мерцала черная вода, а воздух стал тяжелым и холодным.
   – Какой ужас! – сказал маленький зверек. – Это болото. Туда я боюсь идти.
   – Почему же? – спросила мама Муми-тролля.
   – А потому что там живет Большой Змей, – очень тихо, боязливо оглядываясь по сторонам, ответил маленький зверек.
   – Чепуха! – усмехнулся Муми-тролль, желая показать, какой он храбрый. – Мы так малы, что нас, верно, и не заметят. Как же мы отыщем солнце, если побоимся перейти болото? Давай, пошли!
   – Только не очень далеко, – сказал маленький зверек.
   – И осторожно. Тут действуешь на свой собственный риск, – заметила мама.
   И вот они, как можно тише, стали перепрыгивать с кочки на кочку. Вокруг них в черной тине что-то пузырилось и шепталось, но, пока горел, подобно лампочке, тюльпан, они чувствовали себя спокойно. Один раз Муми-тролль поскользнулся и чуть было не упал, но в самый последний момент мама подхватила его.
   – Придется дальше плыть на лодке, – сказала она. – Ты совсем промочил ноги. Ясней ясного, что ты простудишься.
   И, вытащив из своей сумки пару сухих носков для сына, она перенесла его и маленького зверька на большой круглый лист белой кувшинки. Все трое, опустив в воду хвосты, словно весла, стали грести, плывя вперед по болоту. Под ними мелькали какие-то черноватые существа, сновавшие туда-сюда между корнями деревьев. Они плескались и ныряли, а над ними медленно, крадучись, проползал туман. Внезапно маленький зверек сказал:
   – Хочу домой!
   – Не бойся, зверюшка! – дрожащим голосом успокаивал его Муми-тролль. – Мы споем что-нибудь веселое и…
   В тот же миг их тюльпан погас и стало совершен но темно.
   А из кромешной тьмы донеслось какое-то шипение, и они почувствовали, как лист кувшинки закачался.
   – Быстрее, быстрее! – закричала мама Муми-тролля. – Это плывет Большой Змей!
   Еще глубже засунув хвосты в воду, они стали грести изо всех сил так, что вокруг носа их лодки бурно заструилась вода. И вот они увидели злющего Змея, плывущего следом за ними, со свирепыми золотисто– желтыми глазами.
   Они гребли изо всех сил, но он настигал их и уже разинул свою пасть с длинным трепещущим языком. Муми-тролль закрыл руками глаза, закричал: «Мама!» – и застыл в ожидании, что его вот-вот съедят.
   Но ничего такого не произошло. Тогда он осторожненько взглянул между пальцами. На самом же деле случилось нечто удивительное. Их тюльпан зажегся вновь, он раскрыл все свои лепестки, а в самой середине цветка встала девочка с ярко-голубыми распущенными волосами, доходившими ей до пят.
   Тюльпан светил все ярче и ярче. Змей замигал и, внезапно повернувшись, злобно шипя, скользнул вниз, в тину.
   Муми-тролль, его мама и маленький зверек были так взволнованы и удивлены, что долгое время не могли произнести ни слова.
   Наконец мама Муми-тролля торжественно сказала:
   – Огромное спасибо за помощь, прекрасная дама!
   А Муми-тролль поклонился ниже, чем всегда, по тому что прекраснее девочки с голубыми волосами он никого в своей жизни не видел.
   – Вы все время живете в тюльпане? – застенчиво спросил маленький зверек.
   – Это мой дом, – ответила она. – Можешь называть меня Тюлиппа.[1]
   И они стали медленно грести, переплывая на другую сторону болота. Там плотной стеной росли папоротники, и под ними мама устроила для них гнездо во мху, чтобы все могли поспать. Муми-тролль лежал рядом с мамой, прислушиваясь к кваканью лягушек на болоте. Ночь была полна одиночества и каких-то странных звуков, и он долго не мог заснуть.
   На следующее утро Тюлиппа уже шла впереди, а ее голубые волосы светились, словно ярчайшая лампа дневного света. Дорога поднималась все выше и выше, и наконец пред ними встала крутая обрывистая гора, такая высокая, что ей не видно было конца.
   – Там, наверху, пожалуй, солнце, – мечтательно-тоскливо произнес маленький зверек. – Я так ужасно мерзну.
   – Я тоже, – подхватил Муми-тролль. И чихнул.
   – Так я и думала, – огорчилась мама. – Теперь ты простужен. Будь добр, сядь сюда, пока я разведу костер.
   Притащив гигантскую кучу сухих ветвей, она зажгла их с помощью искры от голубых волос Тюлиппы. Они сидели все четверо, глядя в огонь, пока мама Муми-тролля рассказывала им разные истории. Она рассказывала о том, что, когда была маленькой, муми-троллям не нужно было бродить по мрачным лесам и болотам в поисках местечка для жилья.
   В то время муми-тролли жили вместе с домашними троллями у людей, большей частью за печками.
   – Кое-кто из нас еще и сейчас живет там, – сказала мама Муми-тролля. – Разумеется, там, где еще есть печки. Но там, где паровое отопление, мы не уживаемся.
   – А люди знали, что вы ютитесь за печками? – спросил Муми-тролль.
   – Кое-кто знал, – сказала мама. – Оставаясь одни в доме, они ощущали наше присутствие, когда порой обдавало сквозняком их затылки.
   – Расскажи что-нибудь о папе, – попросил Муми-тролль.
   – Это был необыкновенный муми-тролль, – задумчиво и печально сказала мама. – Он всегда хотел куда-то бежать и переселяться от одной печки к другой. Он никогда нигде не уживался. А потом исчез – отправился в путешествие с хатифнаттами, этими маленькими странниками.
   – А это что за народец? – спросил маленький зверек.
   – Этакие мелкие волшебные зверюшки, – объяснила мама Муми-тролля. – Большей частью они невидимки. Иногда они поселяются под половицами у людей, и слышно, как они крадутся там по вечерам, когда в доме все затихает. Но чаще они бродят по свету, нигде не останавливаясь, ни о чем не заботясь.
   Никогда нельзя сказать, весел хатифнатт или зол, печален он или удивлен. Я уверена, что у него вообще нет никаких чувств.
   – А что, папа стал теперь хатифнаттом? – спросил Муми-тролль.
   – Нет, конечно нет! – ответила мама. – Неужели не понятно, что они обманом увлекли его с собой?
   – Вот бы нам в один прекрасный день встретить его! – воскликнула Тюлиппа. – Он бы, верно, обрадовался?
   – Конечно, – ответила мама Муми-тролля. – Но этому, пожалуй, не бывать.
   И она заплакала так горько, что все остальные начали всхлипывать вместе с ней. А плача, вспомнили множество других, тоже очень горестных вещей, и тогда заплакали еще сильнее.
   Тюлиппа поблекла от огорчения, и лицо ее стало совершенно матовым. Они плакали уже довольно долго, как вдруг услыхали чей-то голос, который строго спросил:
   – Чего вы там воете внизу?
   Они резко оборвали плач и стали оглядываться по сторонам, но так и не смогли обнаружить того, кто с ними заговорил. Но тут с горного склона, болтаясь во все стороны, стала спускаться вниз веревочная лестница. А высоко наверху какой-то пожилой господин высунул голову из дверцы в скале.
   – Ну?! – снова закричал он.
   – Извините, – сказала Тюлиппа и сделала реверанс. – Понимаете, любезный господин, все на самом деле очень грустно. Папа Муми-тролля куда-то исчез, а мы мерзнем и не можем перевалить через эту гору, чтобы найти солнце, и нам негде жить.
   – Вот как! – произнес пожилой господин. – Тогда вы все можете подняться ко мне. Лучше моих солнечных лучей не придумаешь.
   Вскарабкаться по веревочной лестнице было довольно трудно, особенно для Муми-тролля и его мамы, ведь у них были такие коротенькие лапы!
   – А теперь вытрите лапы, – приказал им пожилой господин, подтягивая следом за ними вверх лестницу.
   Потом он хорошенько запер дверь, чтобы в гору не просочилась какая-нибудь опасность. Все влезли на эскалатор, который въехал вместе с ними прямо в недра горы.
   – Вы уверены, что можно положиться на этого господина? – прошептал маленький зверек. – Вспомните, что тут действуешь на свой собственный риск.
   И зверек, съежившись, спрятался за спиной мамы Муми-тролля. Тут в глаза им ударил яркий свет, и эскалатор въехал прямо в удивительнейшую местность. Им открылся чудесный ландшафт. Деревья искрились красками и ломились от невиданных фруктов и цветов, а под ними в траве простирались ослепительно белые заснеженные лужайки.
   – Привет! – воскликнул Муми-тролль и побежал, чтобы слепить снежок.
   – Осторожно, он холодный! – закричала ему мама.
   Но, погрузив руки в снег, он понял, что это вовсе не снег, а стекло. А зеленая трава, треснувшая под его лапами, была сделана из тонкой сахарной пряжи. Повсюду вдоль и поперек, как попало, текли по лугам разноцветные ручьи, пенясь и журча над золотистым песком дна.
   – Зеленый лимонад! – закричал маленький зверек, наклонившись к ручью, чтобы напиться. – Это вовсе не вода, это лимонад!
   Мама же Муми-тролля подошла прямо к совершенно белому ручью, потому что она всегда очень любила молоко. (Это свойственно большинству муми-троллей, по крайней мере, когда они становятся чуточку старше.) Тюлиппа бегала от одного дерева к другому, набирая полные охапки карамелек и плиток шоколада. А стоило ей сорвать хоть один из сверкающих фруктов, как на его месте тотчас вырастал новый. Забыв все свои огорчения, они бежали все дальше и дальше в глубь заколдованного сада. Пожилой господин медленно шел за ними и, казалось, был очень доволен.
   – Все это я сделал сам, – сказал он. – И солнце тоже.
   И когда они внимательно поглядели на солнце, то заметили, что оно и в самом деле не настоящее, а всего лишь огромная лампа с бахромой из золоченой бумаги.
   – Вот как! – разочарованно произнес маленький зверек. – А я-то думал, это настоящее солнце. Теперь я вижу, что оно светит чуточку искусственно.
   – Ничего не поделаешь, лучше не получилось, – огорчился пожилой господин. – Но уж садом-то вы довольны?
   – Конечно, конечно, – выпалил Муми-тролль, который как раз занимался тем, что поедал мелкие камешки (правда, они были сделаны из марципанов).
   – Если захотите тут остаться, я построю вам дом из высоченного торта, – сказал пожилой господин. -
   Мне иногда бывает скучно в одиночестве.
   – Это было бы очень мило с вашей стороны, – сказала мама Муми-тролля, – но, если вы не обидитесь, нам, пожалуй, придется продолжить путь. Мы как раз собираемся построить себе дом там, где светит настоящее солнце.
   – Нет, останемся здесь! – закричали в один голос Муми-тролль, маленький зверек и Тюлиппа.
   – Хорошо, хорошо, детки, – успокоила их мама Муми-тролля. – Там видно будет.
   И легла спать под деревом, на котором росли шоколадки. Проснувшись, она услыхала ужасные жалобные стоны и тотчас поняла, что это у ее Муми-тролля заболел живот (с ним это случалось довольно часто). От всего, что съел Муми-тролль, животик его раздулся, стал совершенно круглым и страшно болел. Рядом с ним сидел маленький зверек, у которого от всех съеденных им карамелек заболели зубы, и стонал еще громче, чем Муми-тролль.
   Мама Муми-тролля не стала браниться, а, вытащив из своей сумки два разных порошка, дала каждому тот, который был ему нужен. А потом спросила пожилого господина, нет ли у него какого-нибудь бассейна с вкусной горячей кашей.
   – Нет, к сожалению, нет, – ответил он. – Но зато есть один со взбитыми сливками, а один с мармеладом.
   – Гм, – хмыкнула мама. – Теперь вы сами видите, что им нужна настоящая горячая пища. Где Тюлиппа?
   – Она говорит, что не может заснуть, так как солнце никогда не заходит, – огорченно сказал пожилой господин. – Как грустно, что вам у меня не нравится!
   – Мы вернемся, – утешила его мама Муми-тролля. – Но нам надо, пожалуй, выйти на свежий воздух.
   И взяв лапки Муми-тролля и маленького зверька, она позвала Тюлиппу.
   – Может, вам лучше воспользоваться горкой для катания, – вежливо предложил пожилой господин. – Она тянется наискосок через гору и выходит прямо к солнцу.
   – Да, спасибо, – сказала мама Муми-тролля. – Тогда до свидания!
   – Тогда до свидания, – попрощалась и Тюлиппа.
   (Муми-тролль и маленький зверек ничего сказать не могли, потому что им было ужасно худо.)
   – Ну что ж, как вам угодно, – ответил пожилой господин.
   И они с головокружительной быстротой помчались с горки для катания. А когда вышли с другой стороны горы, голова у них шла кругом и они долгое время сидели на земле, приходя в себя. А потом стали оглядываться по сторонам.
   Перед ними, сверкая на солнце, расстилался океан.
   – Хочу купаться! – закричал Муми-тролль, потому что чувствовал себя уже вполне сносно.
   – И я тоже, – пискнул маленький зверек.
   Они впрыгнули прямо в солнечную полосу на воде. Тюлиппа подвязала волосы так, чтобы вода не потушила их совсем, и осторожно влезла в воду.
   – Уф, как холодно, – пробормотала она.
   – Не сидите слишком долго в воде! – крикнула мама Муми-тролля и легла, чтобы погреться на солнышке, – она по-прежнему чувствовала усталость.
   Вдруг, откуда, ни возьмись, появился муравьиный лев и стал расхаживать по песку, а потом злобно завопил:
   – Это мой берег! Убирайтесь отсюда!
   – Вот еще, вовсе он не твой, – ответила мама. – Вот так!
   Тогда лев начал рыть песок задними лапами и кидать его маме в глаза, он рыл песок задними лапами, он швырял его до тех пор, пока мама уже ничего не могла видеть, он подкрадывался к ней все ближе и ближе, а потом внезапно стал зарываться в песок, да так, что яма вокруг него становилась все глубже и глубже. И вот уже на дне ямы виднелись только его глаза, а он все продолжал швырять песком в маму Муми-тролля. Она начала уже соскальзывать в эту воронку и отчаянно боролась, пытаясь снова подняться наверх.
   – Помогите, помогите! – кричала она, выплевывая песок. – Спасите меня!
   Муми-тролль услыхал ее крик и ринулся из воды на берег. Ему удалось схватить маму за уши, и он, надрываясь и ругая на чем свет стоит муравьиного льва, начал вытаскивать ее из ямы.
   Подбежавшие Тюлиппа и маленький зверек помогли ему, и им удалось в конце концов перекинуть маму через край ямы и спасти ее. (А муравьиный лев теперь уже от злости продолжал зарываться все глубже и глубже, и никто так и не знает, выбрался он когда-нибудь наверх или нет.) Прошло немало времени, пока все избавились от песка, залепившего им глаза, и немного успокоились. Но им уже расхотелось купаться, и они продолжили путь вдоль морского берега в поисках лодки. Солнце уже начало садиться, и за горизонтом собирались грозные черные тучи. Казалось, вот-вот начнется буря. Вдруг они увидели вдали множество каких-то фигурок, которые так и кишели на берегу. То были какие-то маленькие блеклые существа, пытавшиеся столкнуть в воду парусную лодку. Мама Муми-тролля долго разглядывала их издалека, а потом громко воскликнула:
   – Это же странники! Это – хатифнатты! – И бросилась бежать к ним во всю прыть.
   Когда подоспели Муми-тролль, маленький зверек и Тюлиппа, мама, необычайно взволнованная, стояла в толпе хатифнаттов (таких маленьких, что они едва доставали ей до пояса), и разговаривала с ними, и задавала вопросы, и размахивала руками. Она все снова и снова спрашивала, правда ли, что они не видели папу Муми-тролля. Но хатифнатты только мельком поглядывали на нее своими круглыми бесцветными глазками и продолжали сталкивать в воду парусную лодку.
   – Ах! – воскликнула мама. – А я ведь в спешке совершенно забыла, что они не могут ни говорить, ни слышать!
   И она нарисовала на песке портрет красавца муми-тролля, а рядом – большой вопросительный знак. Но хатифнатты не обращали на нее ни малейшего внимания, им удалось столкнуть лодку в море, и они уже поднимали паруса. (Вполне возможно, что они вообще не поняли, о чем она спрашивала, ведь хатифнатты очень глупы.)
   Темные тучи поднялись еще выше, и по морю заходили волны.
   – Остается одно: плыть вместе с ними, – сказала тогда мама Муми-тролля. – Берег кажется мрачным, пустынным, а у меня нет ни малейшего желания встретить еще одного муравьиного льва. Прыгайте в лодку, детки!
   – Да, но не на свой же собственный риск, – пробормотал маленький зверек, залезая все же на борт следом за своими спутниками.
   Лодка вышла в море; у руля стоял хатифнатт. Небо темнело все сильнее и сильнее, гребни волн покрывались белой пеной, а вдали глухо гремел гром. Развевающиеся на ветру волосы Тюлиппы отливали слабым-слабым светом.
   – Мне снова страшно, – сказал маленький зверек. – Я, пожалуй, раскаиваюсь, что поплыл вместе с вами.
   – Чепуха! – воскликнул Муми-тролль, но тут же утратил желание произнести еще хоть слово и сполз вниз, к маме.
   Время от времени на лодку накатывалась новая волна, которая была еще выше прежней, и брызги летели через штевень. Лодка, распустив паруса, неслась вперед с невероятной быстротой. Иногда они видели проносившуюся мимо танцующую на гребнях волн русалку. А иногда пред ними мелькала целая стая крошечных морских троллей. Все сильнее гремел гром, а молнии то тут, то там наискосок прорезали небо.
Чтение онлайн



[1] 2 3 4

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация