А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Талтош" (страница 11)

   ГЛАВА 11

   Моя левая рука застыла в воздухе, и какая-то часть меня осознавала, что она парит над руной. Правая рука продолжала дрейфовать в неопределенном направлении, потом тоже замерла. Она находилась прямо над вибрирующим ножом.
   Пришло время сделать глубокий вдох. Затем я медленно выдохнул.

   Не думаю, что когда-либо еще увижу столько мертвых тел в одном месте. Впрочем, у меня нет на это особого желания. Все они находились в разнообразных и интересных стадиях разложения. Если не возражаете, я опущу детали. Мне и до этого приходилось видеть трупы, и от их количества и разнообразия зрелище не становится более приятным. Однако должен отметить одну странность: не чувствовалось никакого запаха разложения. Собственно, подумав об этом, я понял, что единственным запахом, который я ощущал, был легкий запах серы, доносившийся откуда-то со стороны реки, которая теперь текла быстро и была покрыта белой пеной. Река была также единственным источником звука, перекатываясь через серые камни и подмывая берег.
   Я почувствовал, как Лойош дрожит у меня под плащом.
   – Ты в порядке?
   – Я живой, босс.
   Я выпрямился и посмотрел на Маролана. Казалось, он вымотался еще больше, чем я. Кроме того, он промок насквозь, как и я, и весь дрожал, как и я, что доставило мне некое извращенное удовольствие.
   Наконец он заметил, что я смотрю на него. Полагаю, он догадался, о чем я думаю, поскольку хмуро уставился на меня. Он выпрямился, и я заметил, как дрожат его руки.
   – Здесь волшебство не действует, – заметил он. Его голос звучал несколько странно, словно он говорил сквозь очень тонкое стекло. Не очень далеко, но и не очень близко. – Хорошо бы обсушиться.
   – Ветер не слишком сильный, – сказал я. – Думаю, какое-то время придется оставаться мокрыми.
   Мой голос звучал точно так же, что мне понравилось еще меньше. Мне все еще было холодно, но здесь казалось теплее, чем в реке.
   – Пошли дальше, – сказал Маролан.
   – После тебя, – ответил я.
   Мы с трудом поднялись на ноги и огляделись по сторонам. Река позади, трупы по сторонам и туман впереди.
   – Странное место, босс.
   – Я это заметил.
   – Ты заметил, что трупы не воняют?
   – Да.
   – Может быть, это душа издает запах, а поскольку у этих приятелей нет души, нет и запаха.
   Я не стал спрашивать Лойоша, говорит ли он серьезно, поскольку меня это не интересовало. Маролан коснулся рукоятки меча и убедился, что жезл при нем, напомнив мне, зачем мы здесь. Он кивнул направо, я собрался с силами, и мы двинулись в путь.

   Я сидел у себя дома в любимом кресле и размышлял, каким образом убить Кинна. Собственно, я хотел просто подойти и заколоть его, где бы он ни находился и кто бы ни был вокруг. Как я уже говорил, это, в общем, не самый худший вариант. Проблема в том, что он знал, что за ним охотятся, и нигде не появлялся в одиночку.
   Не знаю, почему я выбрал именно заведение Груффа в качестве места, чтобы его убить, и, подумав, решил, что это ошибка. Я знал, что если бы захотел, то мог бы прикончить его в любом общественном месте, поскольку в детстве я был свидетелем нескольких убийств именно в общественном месте – в ресторане моего отца. Именно так я впервые встретился с Кайрой, но сейчас это не имеет значения.
   Какое-то время я сидел, погруженный в размышления, пока Лойош не сказал:
   – Послушай, босс, если хочешь отвлечься, я могу помочь.
   – Иди к дьяволу, – ответил я.

   Мы шли сквозь клубящийся туман, который лишь раздражал меня, пока до меня не дошло, что какое-либо заметное движение воздуха, заставляющее туман клубиться, попросту отсутствует. Я сказал об этом Маролану, который в ответ посоветовал мне заткнуться.
   Я улыбнулся, потом улыбнулся еще раз, когда голая ветка хлестнула его по лицу. Выражение его лица стало еще более хмурым, и мы продолжали идти, хотя и не столь быстро. Туман был единственным, что нас окружало, за исключением земли, которая оказалась мягкой и песчаной и выглядела так, словно на ней не в состоянии что-либо расти. В тот момент, когда я пришел к этому выводу, перед нами внезапно выросла тень, которая оказалась, деревом, таким же голым, как и предыдущее.
   – Босс, почему летом деревья голые?
   – Ты меня спрашиваешь? Кроме того, если бы сейчас было лето, было бы не так холодно,
   – Верно.
   Впереди появлялось все больше и больше деревьев, и мы обходили их, стараясь придерживаться выбранного направления. Вскоре Маролан остановился и стал разглядывать тропинку, уходящую по диагонали влево. Пошевелив челюстью, он сказал:
   – Не похоже. Идем дальше. Мы пошли дальше, и я спросил:
   – Откуда ты знаешь?
   – Из книги.
   – Какой книги?
   – Мне дали книгу, которая должна провести меня по Дорогам. Сетра мне тоже помогла.
   – Кто дал тебе книгу?
   – Это семейная реликвия.
   – Понятно. Насколько она точна?
   – Мы это узнаем, не так ли? Может быть, тебе было бы проще без меня, поскольку тогда Сетра могла бы подсказать.
   – Я драгейрианин. Мне не позволено это знать.
   – Ясно. Однако кто придумал все эти законы?
   Он бросил на меня презрительный взгляд и не ответил. Мы подошли к другой тропинке, ведшей под несколько иным углом.
   – Попробуем по этой, – сказал Маролан.
   – Ты выучил книгу наизусть? – спросил я.
   – Надеюсь, – ответил он.
   Туман начал рассеиваться, и я спросил Маролана, хороший ли это признак. Он пожал плечами. Чуть позже я сказал:
   – Полагаю, была серьезная причина не брать книгу с собой.
   – Это не разрешается, – ответил он.
   – Насколько я понимаю, все наше путешествие никем не разрешено.
   – Так зачем же делать еще хуже?
   Я подумал и сказал:
   – У тебя есть какие-нибудь мысли насчет того, что будет дальше?
   – Мы предстанем перед Повелителями Судеб и попросим их освободить мою двоюродную сестру.
   – Есть какая-нибудь серьезная причина для того, чтобы они послушались?
   – То, что нам хватило дерзости об этом попросить.
   – О.
   Вскоре мы подошли к плоскому серому камню, лежащему посреди тропинки. Он был неправильной формы, около двух футов в ширину, четыре фута в длину и выступал примерно на шесть дюймов из земли. Маролан остановился и какое-то время его разглядывал, покусывая губу. Я дал ему немного подумать, потом спросил:
   – Не хочешь рассказать мне, что это?
   – Он означает выбор. В зависимости от того, с какой стороны мы его обойдем, мы пойдем тем или иным путем.
   – Что, если мы просто перешагнем его? Он бросил на меня уничтожающий взгляд и не ответил. Потом он вздохнул и обошел камень справа. Я последовал за ним. Тропинка вела дальше среди голых деревьев, и я не заметил какой-либо разницы.
   Вскоре мы услышали волчий вой. Я посмотрел на Маролана. Он пожал плечами.
   – В данный момент я скорее предпочту иметь дело с внешней угрозой, чем с внутренней.
   Я решил не спрашивать, что он имеет в виду. Лойош нервно пошевелился на моем плече.
   – У меня создается впечатление, – сказал я, – что все это подстроено специально, в качестве испытания или чего-то в этом роде.
   – У меня тоже, – ответил он.
   – Ты не знаешь?
   – Нет.
   Снова послышался вой.
   – Лойош, можешь сказать, как далеко это было?
   – Здесь, босс? Десять футов или десять миль. Все очень странно. Я бы чувствовал себя лучше, если бы чуял какой-нибудь запах. Здесь жутко.
   – Не хочешь полетать и осмотреться?
   – Нет. Я заблужусь.
   – Ты уверен?
   – Да.
   – Ладно.
   Я заметил какое-то движение справа от себя и понял, что Маролан вытащил меч. Я вытащил свой. Потом из тумана появились серые тени, которые накинулись на нас, после чего последовало жуткое мгновение отчаянной борьбы, и все кончилось. Я ничего не коснулся, и ничто не коснулось меня.
   Маролан вздохнул и кивнул.
   – Они не могли нас тронуть, – сказал он. – Надеюсь, это так.
   Я убрал меч и вытер пот с ладоней.
   – Если это самое худшее, чего мы должны опасаться, это прекрасно.
   Лойош выбрался из-под моего плаща.
   – Не беспокойся, – сказал Маролан, – ты ошибаешься.

   Лойош объяснил мне, что ему уже больше года. Я не возражал. Он продолжал, что он уже почти совсем взрослый, и я должен разрешить ему помогать мне. Я поинтересовался, каким образом он мог бы мне помочь. Он предложил один вариант. Мне нечего было возразить, и я согласился.
   На следующее утро я вернулся к Груффу. На этот раз я вошел внутрь и нашел свободный угол. Выпил кружку медового вина и снова вышел. Когда я выходил, Лойоша со мной не было.
   Я обошел здание и нашел заднюю дверь. Она оказалась запертой. Я немного повозился с ней, после чего она открылась. Я очень осторожно вошел внутрь. Это было складское помещение, заполненное бочками и ящиками с бутылками, и выпивки здесь мне хватило бы на год. Из-за занавески проникал свет. Проник за нее и я, оказавшись в помещении, полном стаканов, тарелок и приспособлений для мытья посуды. Я решил, что оно не слишком удачно обставлено. Я бы разместил полки слева от сушилок и… впрочем, не важно.
   Здесь никого не было, но из-за коричневого шерстяного занавеса доносился низкий гул из главного зала. Я помнил этот занавес с противоположной стороны. Я вернулся на склад, подвинул две бочки и большой ящик и спрятался.
   После пяти томительных часов мы с Лойошом решили, что Кинн не появится. Если так будет продолжаться, решил я, он начнет мне сильно не нравиться. Я помассировал ноги, пока снова не почувствовал себя в состоянии ходить, надеясь, что никто не войдет. Потом я вышел через задний ход, даже ухитрившись запереть за собой дверь.

   На нас нападали еще дважды: один раз что-то маленькое и летающее, а во второй раз – тиасса. Никто из них не мог нас коснуться, и оба исчезли так же, как и появились. Мы также миновали несколько развилок и перекрестков, где Маролан выбирал путь с уверенностью, которая, надеюсь, была оправданной.
   Мы подошли еще к одному серому камню, и Маролан еще раз свернул направо, снова после некоторых размышлений.
   – Ты так хорошо помнишь дорогу? – спросил я, Маролан не ответил.
   Потом справа от нас появилось толстое старое узловатое дерево, ветка которого пересекала Дорогу футах в десяти над землей. Большая коричневая птица, в которой я узнал атиру, изучала нас одним глазом.
   – Вы живые, – сказала птица.
   – Откуда ты знаешь? – спросил я.
   – Вы не отсюда.
   – Что ж, я этого не знал. Мы, вероятно, свернули не в ту сторону с Ундаунтры. Мы сейчас уйдем.
   – Вы не можете уйти.
   – Подумай получше. Сначала ты говоришь…
   – Идем, Влад, – сказал Маролан.
   Возможно, у него состоялась своя небольшая беседа с атирой, а может быть, и нет. Мы прошли под веткой и продолжили свой путь. Я обернулся, но дерево и птица исчезли.
   Чуть позже Маролан остановился перед очередным серым камнем. На этот раз он вздохнул, посмотрел на меня и пошел налево.
   – Рано или поздно пришлось бы это сделать, – сказал он, – иначе мы никогда не дойдем до цели,
   – Зловеще звучит.
   – Да.
   Чуть позже я спросил;
   – Ты не мог бы хотя бы намекнуть, чего ожидать?
   – Нет.
   – Великолепно.
   А потом я почувствовал, что падаю. Я начал было кричать, но остановился и понял, что все так же шагаю рядом с Мароланом. Я повернулся к нему, и в этот момент он споткнулся, и лицо его побелело. Он закрыл и открыл глаза, потряс головой, посмотрел на меня и пошел дальше.
   – Тебе только что показалось, будто ты падаешь? – спросил я.
   – Падаю? Нет.
   – Тогда что с тобой случилось?
   – Ничего такого, что стоило бы обсуждать.
   Я не стал настаивать.
   Еще чуть позже я ступил на зыбучий песок. Какое-то мгновение мне казалось, что это лишь повторение тех же ощущений, поскольку я в то же время осознавал, что продолжаю идти, но на этот раз наваждение не прекратилось. Маролан рядом со мной запнулся, потом сказал;
   – Продолжай идти.
   Я пошел, хотя какой-то части моего разума казалось, что с каждым шагом я погружаюсь все глубже. Я также ощущал панику, исходящую от Лойоша, что ничем не могло помочь, поскольку я не знал, что именно он видит.
   Мне пришло в голову, что Лойош может ощущать и мой собственный страх, так что я попытался сохранять спокойствие ради него, говоря себе, что зыбучий песок – лишь иллюзия. Вероятно, это помогло, поскольку я почувствовал, что он успокаивается, и помогло также и мне, поскольку наваждение исчезло так же, как и появилось.
   Мы с Мароланом на мгновение остановились, несколько раз глубоко вздохнули и посмотрели друг на друга. Он снова покачал головой.
   – Нет ли более надежного пути к Залам Судеб? – спросил я.
   – В одних книгах говорится о лучших путях, чем в других, – ответил он.
   – Когда мы вернемся, – сказал я, – я украду книгу о лучших путях и буду зарабатывать продажей копий.
   – Их нельзя скопировать, – сказал Маролан. – Некоторые уже пытались.
   – Как это может быть? Слова есть слова.
   – Не знаю. Идем дальше.
   Мы пошли дальше, и я уже почти успокоился, когда мы снова подошли к серому камню, и Маролан выбрал дорогу направо. На этот раз на пути у нас оказался дикий кабан, который не мог нас коснуться, а потом тсер.
   Маролан снова выбрал дорогу, и мы подошли к очередному камню.
   Он посмотрел на меня и спросил:
   – Ну?
   – Если надо… – ответил я.
   Он кивнул, и мы свернули налево.

   Когда я вернулся домой, ноги чувствовали меня лучше, но на душе было кисло. Я решил, что мне никогда больше не захочется появляться у Груффа. Кинн начал меня всерьез раздражать тем, что не давал с ним покончить. Я налил бокал бренди и откинулся на спинку любимого кресла, пытаясь думать.
   – С этой идеей, похоже, все, Лойош.
   – Можно попробовать еще раз завтра.
   – Мои ноги этого не вынесут.
   – Тогда что дальше?
   – Не знаю. Дай подумать.
   Я шагал по комнате, обдумывая возможные варианты. Я мог купить какое-нибудь волшебное заклинание, например, что-нибудь действующее на расстоянии. Но тогда кому-нибудь будет об этом известно, и, более того, существует слишком много средств защиты от подобных вещей. Даже тогда у меня было кольцо, защищавшее от большинства попыток применить против меня волшебство, и оно стоило меньше моего недельного заработка. Пользоваться колдовством было слишком рискованно.
   Яд? Снова ненадежно, если только ты не специалист. С тем же успехом можно попытаться сбросить камень ему на голову. Это могло, вероятно, сработать, но если нет – он будет предупрежден, и убить его будет намного труднее.
   Нет, самым лучшим вариантом был удар мечом; я мог быть уверен в результате. Это означало, что мне нужно подобраться к нему сзади или неожиданно напасть на него. Я достал с пояса кинжал и стал его разглядывать. Это было боевое оружие, тяжелое, с относительно хорошим острием и лезвием, заточенным примерно на восемь градусов. Таким оружием хорошо нанести удар сзади в шею. Моя рапира могла с легкостью войти под подбородок, проникнув, таким образом, в мозг. И тот, и другой вариант вполне бы подошел.
   Я снова отложил нож, сжал кулаки и еще немного походил по комнате.
   – Что-нибудь придумал, босс?
   – Думаю, да. Дай мне еще минуту подумать.
   – Ладно, Чуть позже я сказал:
   – Ладно, Лойош, мы сделаем это до невозможности просто. Вот что я от тебя хочу…

   Порой мы превращались в воющих маньяков, порой впадали в истерику от смеха.
   Продолжай идти.
   Мы умирали от голода или жажды, хотя пища или вода были совсем рядом, на обочине Дороги.
   Продолжай идти.
   Перед нами открывались бездны, и монстры из наших кошмаров терзали нас, наши друзья восставали против нас, наши враги смеялись нам в лицо. Возможно, не стоило бы говорить за Маролана, но его напряженная спина, сжатые зубы и бледность черт говорили о многом.
   Продолжай идти. Если остановишься, тебе никогда не выбраться. Если сойдешь с Дороги, ты пропал. Иди против ветра, сквозь снежную бурю, сквозь оползни. Продолжай идти.
   Тропинки пересекались, Маролан выбирал путь, мы скрежетали зубами и шли дальше. Часы? Минуты? Годы? Не знаю. И это несмотря на то что каждый раз, когда мы выбирали правую дорогу, нам не угрожало чье-либо нападение. Однажды нас атаковал призрак белого медведя. Я четко помню, как его лапа прошла сквозь мою голову, и он был очень озадачен тем, что я этого не почувствовал, но я так и не знаю, было ли это результатом выбора пути налево или направо.
   Честно говоря, не понимаю, как все это выдерживают мертвецы.
   Наступил момент, когда нам пришлось остановиться на отдых, и мы поели и напились прямо перед очередным серым камнем. Я уже устал задавать глупые вопросы. Во-первых, я знал, что Маролан все равно не ответит, а во-вторых, у меня было такое чувство, что когда он в очередной раз пожмет плечами, я воткну нож ему в спину. Полагаю, что к этому времени он испытывал ко мне подобную же любовь.
   Отдохнув, мы снова поднялись, и Маролан выбрал левую дорогу. Я заскрежетал зубами.
   – Держишься, Лойош?
   – Едва-едва, босс. А ты?
   – Почти так же. Хотел бы я знать, как долго нам еще идти. А может быть, и хорошо, что не знаю.
   – Да.
   Однако вскоре тропинка перед нами внезапно стала шире. Маролан остановился, посмотрел на меня, и по его лицу пробежала легкая улыбка. Он с новой энергией устремился вперед, и вскоре деревья поглотил туман, который затем рассеялся, и перед нами открылась высокая каменная арка, украшенная массивной головой дракона. Наш путь вел прямо под арку.
   Когда мы прошли под ней, Маролан сказал:
   – Страна Мертвых.
   – Я думал, именно там мы все это время и были, – сказал я.
   – Нет. Это были лишь подступы к ней. Теперь, похоже, будет еще более странно…
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 [11] 12 13 14 15 16 17

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация