А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Наследница Дестроера" (страница 8)

   Глава 9

   Доктор Харолд В. Смит знал, зачем звонит президент. Он был готов к этому звонку еще прежде, чем зазвенел красный телефон прямой связи.
   Незадолго до этого его компьютер дважды пропищал, давая знать, что получена информация чрезвычайной важности, имеющая непосредственное отношение к КЮРЕ. На экране высветился текст дешифрованного сообщения службы безопасности, суть которого сводилась к тому, что вице-президент только что едва не стал жертвой покушения.
   – Слушаю, господин президент, – ответил Смит на звонок.
   – Смит, у меня к вам вопрос.
   – Да, сэр?
   – Меньше четверти часа назад вице-президента чуть не убили. К счастью, покушение провалилось, но мы пока не знаем, кто стрелял.
   – Да, я уже в курсе. Я только что получил сообщение на эту тему. Насколько я понимаю, ситуация под контролем.
   – Неужели? – мрачно отозвался президент.
   – Не понял вас, сэр.
   – Возвращаясь к нашему недавнему разговору, осмелюсь выразить надежду, что приказ устранить вице-президента исходил не от вас.
   От неожиданности Харолд Смит вскочил на ноги, его бледное лицо исказилось гримасой ужаса. Красный телефон съехал со стола, и Смит едва успел его подхватить.
   – Господин президент, должен вас заверить, что на устранение вице-президента КЮРЕ бы никогда не пошло, за исключением самого экстремального случая. Никак иначе.
   – Но раньше вы убирали людей, которые вам мешали?
   – Только в интересах Соединенных Штатов. Если существование КЮРЕ станет достоянием гласности, это будет равносильно тому, что признать конституцию неэффективной. И само наше государство тоже. Мне действительно в прошлом приходилось принимать тяжелые решения, но я всегда действовал строго в рамках отведенных мне полномочий.
   – Значит, то обстоятельство, что вице-президенту стало известно о КЮРЕ, не представляет для вас угрозы? Тем более что он уже дал понять, что после его избрания организация будет распущена.
   – Это его право в случае избрания, – отчеканил Смит.
   – А в противном случае он становится для вас мишенью?
   – С подобной проблемой мы сталкиваемся впервые, – неуверенно ответил Харолд Смит. – Но я полагаю, учитывая все обстоятельства, мы будем верить его честному слову, как верим всем бывшим президентам США, с которыми нам приходилось работать.
   – Кстати, почему бы не обсудить это сейчас, раз уж мы затронули эту тему? Скоро мне тоже предстоит стать бывшим президентом, так что не мешает знать, что меня ждет.
   – Извольте, господин президент. Все очень просто. До тех пор пока бывший президент держит язык за зубами, мы его не трогаем.
   – А вам, Смит, не приходило в голову, что нынешняя утечка могла как раз произойти через кого-то из бывшего руководства?
   – Приходило, сэр, но это маловероятно.
   – Но вы этого не исключаете?
   – Можно сказать, что исключаю.
   – Вы говорите так уверенно... – недоверчиво протянул президент. – Вы что, шпионите за ними всю оставшуюся жизнь?
   – Никак нет, господин президент. Большего, к сожалению, сказать не могу. Из соображений безопасности.
   – Хорошо. Давайте вернемся к вице-президенту. Допускаете ли вы хоть малейшую возможность, что к покушению может быть причастен ваш особенный человек?
   Смит хотел сказать: “Нет, сэр”, но ему вспомнился недавний разговор с Мастером Синанджу.
   – Одну минуту, господин президент, – сказал Смит и, закрыв ладонью микрофон (красный телефон не имел кнопки, перекрывающей звук), произнес в селектор: – Миссис Микулка, проверьте, пожалуйста, где сейчас больной из палаты пятьдесят пять, мистер Чиун. Если его нет на месте, пусть поищут в здании.
   Получив ответ, Смит облегченно вздохнул: мистер Чиун у себя в палате. Он продолжил разговор с президентом.
   – Прошу меня извинить, господин президент, мне пришлось ответить на очень важный звонок. На ваш вопрос отвечаю: мой человек никогда не предпринимает несанкционированных действий. И он не применяет оружия. В Филадельфии же, насколько мне известно, стреляли из автомата.
   – Я вас понял. Но это не снимает проблемы. Мне только что звонил вице-президент. Он хочет знать, не я ли приказал его убрать после его недавнего выступления. Парень так напуган, что ему взбрело в голову, что начальство решило от него избавиться.
   – Я убежден, что это все от нервов. Так часто бывает: люди, избежавшие смерти, какое-то время ведут себя нерационально.
   – Мне пришлось сказать ему, что я понятия не имею, о чем он толкует, а это, естественно, только усилило его подозрения. Смит, я не могу допустить, чтобы вице-президент считал, что за ним охотится правительство.
   – Может, мне подключить к этому делу своего спецагента? – предложил Смит. – Тогда, если будет новое покушение, мы сумеем его предотвратить.
   – Что ж, может, это заставит его понять, что мы руководствуемся благими намерениями. Ладно, Смит, займитесь этим, только без шума. Если нам удастся его уберечь, может, мы сумеем склонить его на свою сторону.
   – Слушаюсь, господин президент, – сказал Смит и повесил трубку.
* * *
   Не успел Смит расположиться в кресле, как секретарша доложила, что пришел главный садовник.
   – Кто? Ах да, пусть войдет, – сказал Смит, не сразу сообразив, о ком идет речь.
   Вошел Римо Уильямс. В руке у него была газета.
   – Смитти, мне кажется, у вас проблема, – озабоченно заявил он.
   – Что бы там ни было, это подождет. Сейчас мне надо дать задание Чиуну.
   – Я тут прочел... – продолжал Римо. – Где же это? – Он стал просматривать газету. По комнате разлетелись листы. – Ага, вот, – сказал наконец Римо, сложил страницу и положил Смиту на стол.
   – Не знал, что вы читаете газеты, – удивился Смит.
   – Искал что-нибудь смешное, – пояснил Римо. – И вот что нашел. – Смит проследил за пальцем Римо. – Удивительно, как ваши компьютеры не забили тревогу.
   Смит прочел заголовок: “Принсиппи обещает положить конец секретным службам”.
   – Выступление было сделано несколько дней назад, – ровным тоном констатировал Смит, но все же прочел заметку. – О Господи!
   – Кажется, вы подумали то же, что и я?
   – Принсиппи тоже знает, – выдохнул Смит.
   – Вот и мне так показалось, – подхватил Римо. – В конце он там что-то говорит об излечении нации от ее недугов и о роли в этом лечебных учреждений. Мне это показалось странным. А что значит ваше “тоже”? – вдруг спросил Римо.
   – Это значит, что о нас известно вице-президенту, – сказал Смит, остекленевшим взглядом упершись в потолок.
   – Ну, это не так ужасно, по-моему. Если кто-то должен был о нас прознать, то эти две – еще не худший вариант.
   – Дело не в них, а в том, кто дал им информацию о КЮРЕ – вот в чем вопрос.
   – Неужели президент?
   – Он уверяет, что нет. А мы знаем, что из бывших президентов этого тоже никто не мог сделать.
   – Да, – сказал Римо. – Мы с Чиуном об этом позаботились. Дело нехитрое – незаметно проникнуть в спальню и нажать на один-единственный нерв на виске. Несколько тихих слов на ушко – и пожалуйста, мгновенная выборочная амнезия. Они даже не помнят, что такое КЮРЕ.
   – Нет, ни нынешнее, ни бывшее руководство к утечке отношения не имеет. В этом я абсолютно убежден.
   – И что вы собираетесь предпринять? Я понимаю, нас с Чиуном это уже не касается, через несколько дней нас здесь не будет, но если ликвидируют КЮРЕ – вам конец. Можете считать меня сентиментальным, но мне бы не хотелось, чтобы это случилось.
   – Спасибо, Римо. Вы очень добры.
   – А знаете, Смитти, – небрежно бросил Римо, – я ведь вас терпеть не мог.
   – Да уж знаю.
   – Я вас просто ненавидел за все, что вы со мной проделали: сначала подставка, потом имитация казни на электрическом стуле, могила с моим именем на кресте – это ужасная мерзость!
   – Это было продиктовано необходимостью. Нам нужен был человек, который для всех уже умер, поскольку и сама организация формально не существует.
   – Но вышло удачно. Посмотрите на меня. Теперь я принадлежу Синанджу. В Корее меня ждет прелестная девушка и дом, который я построил своими руками. Все будет хорошо, и меня это ужасно радует. Бывали, конечно, и трудные времена, но теперь у меня все образуется. Желаю, чтобы и у вас все было хорошо.
   – Благодарю вас, Римо, – растрогался Смит. Он не очень хорошо умел выражать свои чувства, но им много пришлось пережить вместе и ему было приятно, что Римо не держит на него зла. – Может, окажете мне небольшую любезность?
   – Какую любезность?
   – На вице-президента только что было совершено покушение. Я собирался отправить Чиуна присмотреть за ним на случай, если что-то подобное повторится. Вы не возьметесь?
   Римо задумался.
   – Кажется, дело несложное. Хорошо, Смитти. Будем считать это последним заданием. Безвозмездным.
   – Спасибо, – сказал Смит. – Не могу выразить, как много это для меня значит!
   – Держите субмарину под парами!
   Римо улыбнулся и, насвистывая, вышел из кабинета.

   Глава 10

   Меры безопасности вокруг Блэйр-хауса были самыми строгими за все время после 1950 года, когда пуэрториканские националисты пытались убить президента Трумэна, который жил здесь какое-то время, пока в Белом доме шел ремонт.
   Пережив покушение на свою жизнь в Филадельфии, вице-президент вылетел в Вашингтон, чтобы сделать передышку и успокоить нервы. Его собственный дом охрана нашла в данных обстоятельствах непригодным, поскольку обеспечить там должную безопасность не представлялось возможным. Вот почему вице-президент перебрался в резиденцию напротив Белого дома под названием Блэйр-хаус, где обычно останавливались находящиеся с визитом главы иностранных государств. Перед красивым серым особняком были временно воздвигнуты бетонные заграждения, призванные защитить от бомб, которые ближневосточные террористы так любят бросать на ходу из машины. На крыше разместились снайперы, а весь квартал усиленно патрулировали агенты службы безопасности с рациями.
   Установить личность преступника, совершившего покушение в Филадельфии, так и не удалось: он был убит на месте. Считалось, что это выходец с Ближнего Востока, а более точно его национальную принадлежность определить не смогли. Вероятнее всего это не был террорист-одиночка, так как несколько свидетелей видели отъезжающее от места покушения такси. Позже машину нашли; на заднем сиденье лежал труп водителя. Отыскался также свидетель, который видел и описал трех арабов, бегущих от этой машины, и хотя поиски были организованы незамедлительно, соучастников так и не нашли. Но даже приблизительная идентификация погибшего террориста привела службу безопасности в состояние повышенной боевой готовности. Теперь агенты были готовы отразить любое нападение на вице-президента, за исключением разве что ядерной атаки.
   Они, однако, не были готовы к появлению двух мужчин, фланирующих по Пенсильвания-авеню так, словно и сама улица, и все окрестности, насколько хватало глаз, находятся в их непосредственной собственности.
   Когда эти двое прошли мимо поста службы безопасности возле госпиталя университета имени Джорджа Вашингтона, агент Оррин Снелл получил сообщение по рации.
   – В вашу сторону движутся два объекта, – передали ему с соседнего поста.
   – Как выглядят?
   – Белый мужчина, рост примерно пять футов одиннадцать дюймов, вес – сто пятьдесят пять фунтов, шатен, глаза карие, одет в черную футболку и защитные штаны. С ним невысокий азиат, лысый, лет восьмидесяти.
   – Во что одет?
   – Не знаю даже, как и назвать, – был ответ. – Вы его сразу увидите. Он одет, как Пинки Ли.
   – Как кто?
   – Как клоун в цирке.
   – А-а, – догадался Снелл – парочка появилась в его поле зрения.
   Он смерил взглядом белого. Здесь проблем не будет, парень, судя по всему, безоружен. Азиат был очень маленький и очень старый. На нем был красный деловой костюм, который можно было бы назвать ладно сшитым, если бы не широкие рукава, развевающиеся на манер халата китайского мандарина. Сомкнутые на груди руки он прятал в необъятных рукавах, в которых можно было свободно укрыть пистолет или гранату.
   Агент Снелл машинально достал из кобуры пистолет. Рисковать он был не намерен.
   – Не вздумайте наводить на меня эту оскорбительную штуковину! – пропищал старик-азиат.
   – Не волнуйся, папочка, я сам все улажу, – отозвался белый.
   – Попрошу вас не двигаться! – приказал Снелл. – Мне требуется подкрепление! – прокричал он в рацию, и тотчас из-за угла показались два агента с пистолетами наготове.
   – Да в чем дело, приятель? – спросил белый.
   – Все в порядке, если вы будете хорошо себя вести. Я бы попросил вашего друга вынуть руки из рукавов. И помедленнее!
   – Он что, не в себе? – спросил азиат.
   – Сделай, что он просит. Он, кажется, нервничает.
   Коротышка-азиат пожал плечами, разнял руки и высвободил их из рукавов. Агенту Снеллу показалось, что он видит пучок вязальных спиц, но, приглядевшись, он понял, что это пальцы. Таких длинных ногтей он в жизни не видел.
   – Ладно, – медленно выдавил он. – Кажется, все в порядке.
   Двое агентов опустили “пушки”.
   – Чудесно! – обрадовался азиат. – А теперь не окажете ли нам небольшую любезность? Мы ищем резиденцию вице-президента.
   Пистолетные дула вновь поползли вверх.
   – А зачем это вам? – спросил Снелл.
   – Мы туристы, – поспешно вставил белый.
   – Туристов в Блэйр-хаус не пускают, – сказал Снелл.
   – А-а... Мы не знали, – ответил белый. – Тогда мы уходим.
   – Сначала я попрошу ваши документы, – остановил Снелл.
   Белый вывернул карманы, демонстрируя пустую подкладку.
   – Должно быть, оставил в отеле, – сказал он.
   – Я Чиун, Мастер Синанджу. Документов у меня нет, поскольку все достойные люди меня и так знают, – заявил старик-азиат.
   – Стало быть, у вас тоже документов нет? – спросил Снелл.
   – Если вам нужен кто-нибудь, кто бы мог за меня поручиться, обратитесь к своему президенту, он меня знает лично.
   – Неужели? – удивился Снелл, на мгновение испугавшись, не задержал ли он какую-нибудь заезжую знаменитость.
   – Вот именно, – объявил азиат и опять спрятал руки в рукава. – Я как-то спас ему жизнь.
   За спиной двух незнакомцев один из агентов произнес: “Психи!”. Снелл кивнул.
   – Так чего же вы не идете куда шли? – спросил он.
   – Как раз идем! – ответил белый.
   Агент Оррин Снелл проводил их взглядом.
   – Ну и парочка! – ухмыльнулся Снелл, качая головой. – Слышали, как он его назвал? “Папочка”! Ладно, по местам.
   Все разошлись. Снелл не удержался и еще раз обернулся на странную парочку – их и след простыл. Пенсильвания-авеню была безлюдна, а спрятаться им было негде. На другой стороне улицы их тоже не было. Он включил рацию.
   – Я потерял из виду белого мужчину и азиата. Они двинулись в твою сторону. Видишь их?
   – Никак нет, – был ответ.
   Снелл ринулся к дверям Блэйр-хауса и постучал условным стуком в резную дверь. Из двери показалась голова охранника.
   – Все в порядке? – спросил Снелл.
   – Так точно. А у тебя?
   – Ничего. Ложная тревога. Поскорей бы кончился этот кошмар! – проговорил Снелл и вернулся на свой пост. Интересно, куда же они подевались? – подумал он. Впрочем, раз в Блэйр-хаус они не проникли, то все в порядке.
* * *
   Римо подождал. Он висел под карнизом крыши Блэйр-хауса.
   – Стареешь, папочка! – прокричал он вниз. – Раньше ты первым взбирался.
   Мастер Синанджу обогнул оконный проем и оказался рядом с Римо.
   – Никто не стареет! – проворчал он. – Виноваты эти американские одежки. Они ни на что не годятся.
   – Может, тебе вернуться к кимоно? – усмехнулся Римо.
   – Я на службе у Америки и буду одеваться, как американец. Видел, как я прошелся перед этим безмозглым охранником, а он даже ничего не заподозрил?
   – У меня сложилось иное впечатление, Чиун. А если ты не станешь говорить тише, мимо охранников на крыше нам не проскочить.
   – А что, на крыше тоже охранники?
   – А ты послушай. Дыхание слышишь?
   Мастер Синанджу прислушался и кивнул.
   – С ними мы легко справимся: один пыхтит, как кузнечные мехи, – курильщик, должно быть.
   – Да стоит ли возиться? Давай через окно! – предложил Римо.
   – У тебя какое-то особое окно на примете? – прошептал Чиун. – Я бы не хотел очутиться по ошибке в женской спальне.
   Римо улыбнулся.
   – Попробую тебе помочь.
   Как паук по паутине, Римо стал спускаться по стене, пока не нашел темного окна. Держась за оконный переплет, он обвел ногтем стекло по периметру. Стекло пискнуло, словно вынимаемый из дерева гвоздь.
   Чиун уже был рядом. Он аккуратно висел на пальцах, стараясь не испортить ногти о кирпич.
   – Если бы ты отрастил ногти до нужной длины, то не издавал бы этого ужасного мышиного писка.
   – С небольшим шумом жить можно, – сказал Римо, надавливая ладонью на стекло, чтобы проверить его прочность.
   – Нет! – возразил Чиун. – Даже самый маленький шум может тебя погубить.
   – Верно. Смотри-ка! – Ударом ладони он выдавил стекло внутрь и молниеносным движением руки перехватил его раньше, чем оно упало и разбилось. – Прошу! – Римо изобразил поклон, насколько позволяла его поза – он висел на стене здания, опираясь на ноги и одну руку.
   Мастер Синанджу скользнул в окно с легкостью струйки дыма, вильнувшей в трубу под действием тяги. Римо последовал за ним.
   В комнате было темно. Римо положил стекло на стол и шагнул к дверному проему, по периметру которого выбивалась узкая полоска света.
   Коридор был залит сочным светом из бронзовых светильников, развешанных по стенам. Обои были дорогие и очень красивые, плотные, почти как ковер. В коридоре воздух был застоялый, как в музейном зале.
   Римо пошел первым. Он понятия не имел, где именно разместили вице-президента. Когда он сказал об этом вслух, Чиун удивился.
   – Ба! Да это же так просто! Где увидим больше всего охранников – там и его дверь.
   – А что, если они заметят нас первыми?
   – Хорошего ассасина нельзя заметить первым, – заявил Чиун и двинулся вперед.
   На всем этаже не было ни души.
   – Куда пойдем – вверх или вниз? – спросил Римо.
   – Для большинства правителей чем выше, тем надежнее, – сказал Чиун.
   – Значит, вверх. – Римо направился к лестнице.
   – Но если чья-то жизнь в опасности, то чем ближе ты к земле, тем быстрей можешь удрать в случае нападения.
   Римо встал как вкопанный.
   – Так значит, вниз?
   – Не спеши. Я пытаюсь рассуждать по-американски, – сказал Чиун, теребя жидкую бороду. – Предположим, я американец. Что бы я сделал в подобном случае?
   – Послал бы за пиццей?
   – Не строй из себя шута, Римо. Вопрос серьезный. Я пытаюсь вписаться в эту страну.
   – Какой смысл? Это же наше последнее задание! Выполним его – и свободны как ветер.
   – Так вот почему ты сегодня в таком прекрасном настроении!
   – Такое чувство, словно весь мир у меня в кармане.
   – “В кармане!” Держи карман шире! – пропел Чиун, навострив уши.
   – То есть?
   – То есть мы уже идем. Я слышу наверху голоса. Думаю, что блиц-президента мы найдем там.
   – Не “блиц-президента”, а вице-президента! – поправил Римо.
   – Ну, значит, и его тоже.
* * *
   Вице-президент дремал в мягком кресле возле кровати с резными стойками. На коленях у него лежали результаты последнего опроса.
   Его разбудил легкий толчок в плечо.
   – Хм... Что? – невнятно откликнулся он.
   – Прошу прощения, что разбудил вас, – раздался бесцеремонный голос.
   Перед ним стояли двое – белый мужчина и маленький азиат в красном костюме с зеленым галстуком, который сразу напомнил ему помощника Санта-Клауса на рождественском мероприятии.
   – Кто? Что?..
   – Какой-то он косноязычный для руководителя, – сказал азиат. – Может, не тот?
   – Нас послал Смит, – объявил белый. – Вы знаете, кого мы имеем в виду?
   – Вы пришли меня убить... – в ужасе прошептал вице-президент.
   – Да, он правда все знает, – буркнул себе под нос белый.
   – Нет, о вероятный будущий правитель! – запел азиат. – Мы здесь для того, чтобы защитить вас от возможных неприятностей.
   – Где мои телохранители?!
   – Спят, – сказал белый. – Я не хотел, чтобы они нам мешали. Кстати, меня зовут Римо, а его – Чиун. Мы работаем на Смита, хотя к моменту вашего избрания – если оно состоится – это уже будет в прошлом.
   – Это еще спорный вопрос, – поспешил вставить Чиун.
   – Ничего подобного! – отрезал Римо.
   – Не слушайте его. Он влюблен в женщину, с которой едва знаком.
   – Я знаком с Ма Ли уже год, – огрызнулся Римо, и оба заспорили на каком-то птичьем языке.
   Вице-президент попытался встать, но белый по имени Римо протянул руку и прикоснулся к его шее, отчего он разинул рот и застыл в том положении, в каком был, то есть на полусогнутых ногах, а двое непрошеных визитеров продолжили свой спор, словно забыв о его присутствии.
   – И это окончательно, – резюмировал Римо по-английски, когда спор закончился.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 [8] 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28

Навигация по сайту


Читательские рекомендации

Информация