А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Наследница Дестроера" (страница 10)

   Глава 12

   – Мы опозорены, – сказал Мастер Синанджу.
   – Прекрати, Чиун. Я не желаю ничего слушать.
   Они шагали по Пенсильвания-авеню. Возле здания казначейства Римо нашел телефон-автомат.
   – Постой здесь, – сказал он и вошел в будку.
   Мастер Синанджу смерил его критическим взглядом.
   – Что ты собрался делать?
   – Доложить Смиту.
   Чиун выхватил трубку у Римо и ногтем ловко перерезал провод.
   – Чиун!
   – Ты спятил? Докладывать Смиту!
   – А что ты предлагаешь? Мы доложим Смиту, и он скажет, что делать дальше.
   – “Доложим”! Что ты собрался ему докладывать?
   – Как – что? То, что произошло!
   – То есть правду? Да ты с ума сошел! За всю историю Синанджу ни один Мастер никогда не докладывал Императору всей правды! Это просто неслыханно!
   – Ты хочешь, чтобы я соврал?
   – Нет, но в подобных ситуациях надо быть дипломатичным.
   – То есть врать, – перевел Римо, ища глазами другой телефон. Рядом оказалась вторая будка.
   – Я не хочу, чтобы ты врал, – объяснил Чиун. – Но я считаю, что нельзя идти на поводу у правды. Это означает вести себя подобно глупцу, который бросается вброд, не зная, ни какое здесь течение, ни какие водовороты уготовил ему коварный поток!
   Римо снял трубку. Тут он вспомнил, что у него нет монеты. У него вообще не было при себе денег. Он взглянул на Мастера Синанджу, но сразу отмел идею попросить у того монетку.
   – А знаешь, что, папочка? Давай-ка ты сам позвонишь! – сказал Римо учтиво.
   – И позвоню! Только сначала давай условимся, что будем говорить.
   – Да говори что хочешь. – Римо протянул Чиуну трубку.
   – А я не знаю этих дурацких кодов, – сказал Чиун.
   – Я тебе помогу. Ты опускай монету, а я наберу секретный код.
   – Идет! – согласился Мастер Синанджу, извлек из внутреннего кармана красный бумажник, достал оттуда четверть доллара, опустил монету в щель и прижал трубку к уху, а Римо стал нажимать кнопки.
   Эти шифры Римо терпеть не мог. Он их вечно забывал, а поскольку официально он больше не являлся сотрудником КЮРЕ, то и не старался запомнить. В последний раз, когда ему приходилось прибегать к такой связи, код представлял собой многократно повторенную единицу. Римо нажал кнопку с цифрой один и стал держать. Потом он спросил:
   – Еще не соединилось? Пора бы уж!
   – Нет, – ответил Мастер Синанджу. – Вместо Смита я слышу какую-то барышню, которая уверяет, что сообщает мне точное время. Она говорит это каждые две секунды.
   Чиун повесил трубку.
   – Ну, зачем же? Это же был Смит!
   – Он что, стал женщиной?
   – Нет, но сигнал проходит через службу точного времени. Смит снимает трубку после сообщения о погоде. Давай попробуем еще раз, а?
   – Только теперь ты плати, – сказал Чиун.
   – Мне придется одолжить у тебя четверть доллара, – вздохнул Римо.
   – А я возьму с тебя проценты, – парировал Чиун, опуская в прорезь следующую монету. Римо снова нажал кнопку с единицей, и вскоре Чиун оживленно затрещал.
   – Я не виноват, Император Смит. Я старался. Даже Римо старался. Мы ничего не могли поделать. Надеюсь, при подписании нового контракта вы не забудете, сколь успешно мы действовали в прошлый раз, ибо при принятии таких важных решений полезно помнить всю историю службы Мастера Синанджу при дворе.
   – Что ты там несешь?! – вскричал Римо, выхватывая у него трубку. – Ты же хотел смягчить краски!
   – Я очень разнервничался. Такого со мной еще не случалось.
   – Это верно, – подтвердил Римо и сказал в трубку: – Алло, Смитти?
   Голос Харолда В. Смита звучал тускло и безжизненно, словно он говорил из могилы.
   – Римо, только не говорите мне, что вице-президент убит.
   – Нет, он не убит, – ответил Римо.
   – Что, серьезно ранен?
   – Нет, он вообще не ранен.
   – Тогда о чем Чиун толкует? – Смит заинтересовался и ожил.
   – Буду краток, – сказал Римо. – Совершено нападение. Опять арабы. Двоих мы с Чиуном уложили, но третий проскочил мимо нас.
   – Не мимо, а в обход! – закричал Чиун так громко, что его слышно было за три квартала. – Мимонас он не шел!
   – Он оказался в комнате вице-президента раньше нас. Но его отбил какой-то мускулистый клоун, владеющий кунг-фу.
   – Да уж, более грозного воина я в жизни не видал! – опять завопил Чиун. – И быстр, и смел, и точен! Зоркий глаз, верная рука! К тому же – лгун. Влез в окно, вместо того чтобы, как положено приличному телохранителю, войти в дверь!
   Римо смерил Чиуна взглядом. Тот умолк.
   – Так вот, – продолжил Римо, не сводя глаз со взволнованного лица старика, – этот парень нас опередил. Он уложил последнего террориста. Сказал, что он новый телохранитель вице-президента, но кто его прислал – при нас говорить отказался.
   – Ясно, – сказал Смит. – Насколько я понял, вы звоните из Блэйр-хауса, чтобы уточнить личность этого нового персонажа?
   – Не совсем так, – уточнил Римо. – Мы звоним с улицы. Вице-президент выставил нас за дверь.
   – Выставил...
   – Да, этот герой на него произвел впечатление. Кроме того, он решил, что мы специально вырубили его охрану, чтобы открыть путь террористам. По-моему, он винит во всем вас, Смитти.
   – Меня? – переспросил Смит упавшим голосом.
   – Да, он что-то кричал про расследование, про обвинение. Говорит, нам всем конец.
   – Еще не все потеряно! – выкрикнул Чиун. – Я помогу вам сохранить лицо, у меня масса соображений на сей счет.
   – О чем ты? – изумился Римо.
   – Не твое дело, безработный, – фыркнул Чиун.
   – Смитти, что он тут нес?
   – Не придавайте значения, – вздохнул Смит.
   – Смитти, что нам делать дальше? Нас выставили, но мы подчиняемся вам. Может, вернуться и разобраться с этим типом? Или как?
   – Я полагаю, в данных обстоятельствах, учитывая, что наемные убийцы ликвидированы, мы можем оставить вице-президента на попечении этого нового агента. Вы говорите, он вполне компетентен?
   – Во всяком случае, действовал он быстро.
   – Но он же толстый! – сказал Чиун. – Он не такой, как мы – худые и поджарые. Мы – шкварки на сковороде конституции!
   Римо снова смерил его многозначительным взглядом.
   – Мне бы хотелось, чтобы вы приняли решение, – сказал он.
   – Помнишь – “коварный поток”? Я как раз его преодолеваю, – шепнул Чиун. – Советую тебе тоже как-нибудь попробовать – меньше воды нахлебаешься.
   – Ага, воды, – поддакнул Римо.
   – Что-нибудь еще? – спросил Смит.
   – Нет, – глухо ответил Римо. Потом вдруг передумал: – Да, вот еще. Мы выяснили, откуда вице-президент узнал про КЮРЕ. Он сказал, что получил письмо от человека, который знает об организации все. И о Синанджу тоже.
   – А кто этот человек?
   – Этого он не знает. Сказал только, что письмо подписано “Тюльпан”.
   – Письмо, – медленно повторил Смит.
   В трубке раздались щелчки клавиатуры.
   – Пока вы там играете со своими файлами, – вставил Римо, – может, скажете, возвращаться нам или нет? От нас здесь толку как от козла молока.
   – Говори за себя одного, нахал, – надменно произнес Чиун.
   – Нет, – сказал Смит. – Подождите, я пытаюсь выяснить местонахождение Майкла Принсиппи.
   – Он выясняет местонахождение Майкла Принсиппи, – объяснил Римо Чиуну, который, сгорая от любопытства, теребил его за ремень.
   – Хорошо! – громко сказал Чиун и тихо прибавил: – А кто это?
   – Чиун хочет знать, кто такой Майкл Принсиппи, – сказал Римо в трубку.
   – Ничего я не хочу знать! – огрызнулся Чиун. – Я и без вас знаю, что это известный американский чернокожий певец.
   – Боюсь, ты подумал о другом Майкле. Или о другом Принце – точно не скажу, – проговорил Римо. – Но имя кажется мне знакомым.
   – Майкл Принсиппи – кандидат в президенты от Демократической партии, – сказал Смит. – Вы-то должны это помнить, Римо. Сами же мне сегодня газету показывали!
   – Ах, да, – сказал Римо. – Я совсем забыл. А почему он должен нас интересовать?
   – Если вице-президент получил информацию от какого-то Тюльпана, то Принсиппи должен был тоже получить такое письмо. Сейчас Принсиппи вернулся к себе домой. Немедленно вылетайте туда. Представьтесь ему как сотрудники КЮРЕ и вежливо, но настойчиво разузнайте, не получал ли он писем от человека по имени Тюльпан. Вытащите из него все, что сумеете. Если такое письмо существует, заберите его. Может, оно даст нам хоть какой-то ключ.
   – Понял, – сказал Римо. – Что еще, Смитти?
   – Удачи вам! Учтите, КЮРЕ висит на волоске.
   Римо повесил трубку.
   – Что он сказал? – проскрипел Чиун.
   – Сказал, что КЮРЕ висит на волоске.
   – Тогда давай обратимся в быстрые стрелы и поспешим укрепить этот волосок, – сказал Чиун, зловеще шевеля пальцами.
   – А я думал, мы преодолеваем “коварный поток”.
   – Это было раньше. Не отставай от жизни!
   – Я предпочел бы сохранить здравый рассудок, – ответил Римо, закатив глаза.

   Глава 13

   Майклу Принсиппи нравилось считать себя обыкновенным человеком. На протяжении двух сроков в губернаторском кресле он демонстрировал полное презрение к привилегиям высокой должности. Он неизменно ездил на работу на трамвае. Когда ему все же приходилось пользоваться автомобилем, то он брал у жены старый фургон семьдесят девятого года выпуска. Его кабинет в Стейт-хаусе был образцом казенного стиля. Буклеты и листовки, выпущенные к президентской кампании, всячески подчеркивали его скромный и уравновешенный подход и называли его не иначе как сыном простых иммигрантов, которому посчастливилось подняться до высшей должности в штате и который считает для себя вполне достижимым и высший пост в государстве.
   Люди, хорошо его знающие, понимали, что определение “скромный” – это намек на то, что пребывание Принсиппи в Белом доме не будет стоить налогоплательщикам слишком дорого. Его речи перед представителями различных фондов грешили такой “уравновешенностью”, что повергали аудиторию в глубокую дрему. А те, кто вспоминал о его эмигрантском происхождении, как-то забывали сказать о том, что его так называемые “простые” родители приехали в Америку весьма и весьма состоятельными людьми.
   Советники всячески внушали губернатору Принсиппи, что простонародный взгляд на вещи очень хорош для руководителя местного масштаба, но для человека, претендующего на Овальный кабинет, слабоват. Это не по-президентски – ездить в старой колымаге, глотать общепитовскую еду из бумажного кулька и продолжать жить в обшарпанном псевдобогатом квартале, где владельцы машин занимают себе место для парковки, выставив на обочине пустой мусорный бачок. Но Майкл Принсиппи был упрям. Он не верил ни в какие льготы и привилегии. Он не поддастся на уговоры!
   Не уступил он и тогда, когда правительство настойчиво предлагало приставить к нему как к кандидату от Демократической партии усиленную охрану.
   – Ни в коем случае! – наотрез отказался он.
   – Сэр, это ради вашей же безопасности.
   – Благодарю за беспокойство. Мой офис и так уже охраняют, а на трамвае я больше не езжу. Между прочим, транспорт мне теперь обходится вдвое дороже, чтоб вы знали: бензин у нас не дешев. Но дополнительной охраны мне не требуется. Я Принц, и народ меня любит.
   Спецслужба стояла на своем. Но и Майкл Принсиппи – тоже. И он одержал верх.
   Вот почему в тот день он появился в своем кабинете в 6.27 утра совершенно один. Даже секретарши в приемной еще не было.
   Губернатор Принсиппи опустился в кресло и углубился в сводки последних социологических опросов. Кандидаты шли вровень, теперь все будет зависеть от последних дебатов, которые должны состояться через несколько дней. Майкл Принсиппи был настроен решительно.
   Губернатор Принсиппи не успел среагировать на стук в дверь кабинета. Он еще не сказал: “Войдите”, а на пороге уже возникли двое незнакомцев. Вот когда он пожалел о том, что отказался от охраны. В дверях стоял высокий белый мужчина и маленький древний азиат.
   – Как вы сюда попали? – с нажимом спросил Принсиппи.
   – Вошли, – сообщил высокий.
   – Я имею в виду здание Стейт-хауса, а не мой кабинет. Ведь внизу охрана!
   – Ба! – воскликнул азиат. – Это вы называете охраной? Они нас даже не заметили! Вот мы – настоящие охранники. И ассасины!
   – Что? – У губернатора Принсиппи брови поползли вверх.
   – Он неточно выразился, господин губернатор. Присядьте. Меня зовут Римо, а это – Чиун. Нас послал Смит.
   – Смит? Ах да, Смит...
   – Да, мы работаем на КЮРЕ. Вам ведь известно о КЮРЕ, не так ли?
   – Возможно, – настороженно произнес Майкл Принсиппи. – Если вы те, за кого себя выдаете, попрошу показать удостоверения.
   Римо и Чиун переглянулись.
   – По правде сказать, у нас их нет, – признался Римо.
   – Как? Нет удостоверений? Что это за организация такая, которая не дает своим агентам удостоверений?
   Чиун поднял палец.
   – Тайная организация!
   – Не забудьте: официально ее не существует, – сказал Римо. – Или об этом вам Тюльпан не написал?
   – Может, и написал, – сказал губернатор Принсиппи, теребя в руках карандаш. – Но откуда мне знать, что вы – те, кем назвались?
   – Послушайте, – сказал Римо. – Прежде мы никогда ни к кому вот так не являлись и не раскрывали, кто мы есть. Мы проскальзывали незаметно и так же незаметно исчезали. Раньше у меня было много разных фальшивых документов, но, строго говоря, я из КЮРЕ уже уволился.
   – Я мог бы показать вам мою золотую карточку “Америкен экспресс”, – вставил Чиун, – но – увы! – у меня ее отобрали.
   – Понятно, – с сомнением протянул губернатор Принсиппи.
   – Вы можете позвонить Смиту, – предложил Римо, – он за нас поручится.
   – А откуда я узнаю, что говорю со Смитом? Я с ним не знаком и голоса его не знаю.
   – Это он верно говорит, папочка, – бросил Римо Мастеру Синанджу.
   – Есть и другие способы установить личность, – парировал Чиун. – Это у вас что на столе? Апельсин? – спросил он у губернатора.
   – Да. Это мой завтрак.
   – Вы ведь слышали о Синанджу? В письме об этом что-то было?
   – Предположим.
   – Тогда я попрошу вас бросить этот апельсин мне.
   Майкл Принсиппи пожал плечами. Что он, собственно, теряет?
   Апельсин опустился азиату на кончик указательного пальца, тот сделал едва заметное движение, и плод молниеносно закрутился вокруг своей оси.
   Что-то метнулось через комнату и шлепнулось на казенный губернаторский стол. Майкл Принсиппи взглянул – это была полоска апельсиновой корки длиной с его руку. Он взял ее за один кончик – она заколыхалась в его руке упругой спиралью.
   Он поднял глаза и увидел, что апельсин продолжает вращаться на пальце азиата, но уже очищенный.
   – Ну вот, – сказал человек по имени Чиун и бросил апельсин на стол.
   Принсиппи поймал. Оглядев плод, он увидел, что тонкая внутренняя кожица нигде не повреждена.
   – Удовлетворены? – спросил Римо.
   – Ловкий трюк, – признал губернатор Принсиппи. – Но он ничего не доказывает.
   – Есть у вас враги? – вежливо осведомился Чиун.
   – У каждого политика они есть.
   – Тогда назовите одного, и он исчезнет, как когда-то исчезли от руки моих предков неверные в Древней Персии.
   – Убийство?
   – Считайте, что это предложение своих услуг на будущее, если вы воцаритесь на троне этой дивной страны.
   – Да нет, не слушайте его, – поспешил вмешаться Римо. – Папочка, в этой стране с правителями так дела не ведут.
   – Молчи, Римо, я знаю, как вести дела с правителями!
   – Если я что-нибудь могу для вас сделать, потрудитесь выразиться яснее, – сказал губернатор. – Я очень занят!
   – Нас интересует письмо, которое вы получили от некоего Тюльпана.
   – Это исключено.
   – Почему?
   – Со своей личной корреспонденцией я никого не знакомлю, а тем более – людей, у которых нет документов.
   – То есть оно все еще у вас? – уточнил Чиун.
   Майкл Принсиппи засомневался. Он бросил быстрый взгляд на свой кейс.
   – Возможно, – уклончиво ответил он.
   – Это все, что мы хотели знать, – сказал Чиун. – Идем, Римо.
   – Минутку, папочка, это еще не все.
   – А по-моему, все! – отрезал Майкл Принсиппи.
   – Послушай его, он, возможно, скоро станет нашим работодателем, – сказал Чиун и потянул Римо к двери. Он задержался только для того, чтобы попрощаться. – Мы сейчас уходим. Желаем вам благополучно прийти к власти, и не забывайте, что без хорошего ассасина настоящему правителю не обойтись. А среди ассасинов выше всех стоит имя Синанджу!
   – Все совсем не так, как он говорит, – сказал Римо, закрывая дверь. – Мы симпатичные ребята, и Смит – тоже. Пожалуйста, не забывайте об этом.
   – Идем, Римо.
   Римо притворил за собой дверь и набросился на Чиуна.
   – С какой стати ты меня тащишь отсюда, как на веревке? Смиту нужно это письмо. Мог, по крайней мере, дать мне с ним поговорить!
   – Пустая трата времени, – сказал Мастер Синанджу. – Я знаю, где у него письмо.
   – Неужели?
   – Не пойму, почему тебя всегда так удивляют мои фантастические возможности!
   – И где же?
   – Неважно, – ответил Чиун. – Мы только что разгадали эту загадку. Объясню. Ты обратил внимание на его глаза, когда я спросил его, у него ли письмо?
   – Нет.
   – Он посмотрел на портфель. Письмо там.
   – Но это не значит, что оно у нас в руках.
   – Нет, но задание значительно облегчается. Мы выкрадем у него письмо.
   – Да? Ты считаешь, это хорошая идея? – усомнился Римо.
   – Успех – всегда хорошая идея. Дождемся ночи, вернемся и добудем Смиту письмо.
   – Как скажешь, папочка. – Они вышли из Стейт-хауса, сопровождаемые подозрительными взорами охраны. – А что будем делать целый день?
   – Найдем тихое местечко и посидим там, – сказал Чиун, доставая свиток, перевязанный синей лентой. – Мне надо заняться одним важным делом.
   – Тебе помочь? – спросил Римо, озабоченно глядя на свиток.
   – Пожалуй, – ответил Чиун, заметив пустую скамейку перед входом в здание. – Можешь отгонять голубей, чтобы не мешали сосредоточиться.
   – Я не о том спрашиваю!
   – Что я могу тебе ответить? – хихикнул Чиун и устроился на скамейке. – Тут непочатый край работы. Хе-хе! Непочатый край. Хе-хе!
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 [10] 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28

Навигация по сайту


Читательские рекомендации

Информация