А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Один лишний труп" (страница 20)

   Наконец они подъехали к воротам обители. Привратник слегка удивился, когда его разбудили в такой поздний час, но он узнал обоих всадников и решил, что они, по всей вероятности, выполняли какое-то тайное поручение – обычное дело в нынешние смутные времена. Он был стар и нелюбопытен, и уснул снова прежде, чем они добрались до конюшни. Как и положено, Кадфаэль и Хью прежде всего позаботились о лошадях, и только после этого направились со своей поклажей в сарай.
   Взвалив груз на спину, Берингар скорчил недоуменную гримасу:
   – И ты тащил это на горбу всю дорогу? – спросил он с удивлением.
   – Ну да, – ответил Кадфаэль, – ты же сам видел.
   – Тогда, замечу, ты повел себя благородно. А может, донесешь этот тюк до места – тут недалеко, да и дело тебе привычное.
   – Нет уж, не возьмусь я за это, – промолвил монах, – добро твое, ты им и занимайся.
   – Этого-то я и боялся, – хмыкнул Берингар.
   Он был в прекрасном настроении: ему удалось утвердиться в собственных глазах, оправдаться перед Годит и завладеть желанной добычей. Несмотря на худощавое сложение, Хью обладал значительной силой, что трудно было предположить, глядя на его стройную фигуру. До сада Кадфаэля он донес поклажу без особых усилий.
   – Где-то тут у меня завалялись кремень и трут, – пробормотал Кадфаэль, заходя в сарайчик. – Погоди-ка, пока я зажгу свет, а то в темноте можно наткнуться на склянку – у меня их здесь полно.
   Монах на ощупь нашел свою коробочку, высек искру на свернутую обугленную ткань и зажег плавающий фитилек в маленькой плошке с маслом. Огонек занялся и выровнялся: его тонкий колеблющийся язычок заплясал, отбрасывая тусклый свет на причудливые очертания бесчисленных ступок, склянок, фляжек и связки сушившихся трав, наполнявших воздух всевозможными ароматами.
   – Да ты алхимик, – зачарованно протянул Берингар. – Видно было, что это зрелище произвело на него впечатление. – А может, еще и колдун? – Он опустил свою ношу на пол и с нескрываемым интересом огляделся по сторонам. – Здесь, значит, она проводила ночи. – Взгляд его упал на постель, оставшуюся измятой после беспокойного сна Торольда. – Вот как ты все для нее устроил. Наверное, в первый же день выяснил, кто она такая?
   – Ну, это было не так уж трудно – я долго жил в миру. А вот не хочешь ли отведать моего винца – я делаю его из груш, когда урожай хорош.
   – Охотно! Я выпью за то, чтобы ты всегда одолевал любого соперника, кроме Хью Берингара.
   Молодой человек встал на колени и развязал веревку, скреплявшую мешковину. Из одного мешка был вынут второй, из второго – третий. В движениях Берингара не чувствовалось особого возбуждения или алчности – скорее нетерпеливое любопытство. Из третьего мешка вывалился плотный сверток темной материи, который, упав, развернулся. Под темной материей показалась белая ткань рубахи, и по полу раскинулись рукава – их-то уж ни с чем нельзя было спутать. Из рубахи вывалились два здоровенных камня, свернутый кожаный ремень, короткий кинжал в потертых кожаных ножнах, а последним выкатилось что-то маленькое и твердое и, поблескивая в свете фитиля серебристо-золотистыми переливами, замерло у ног Берингара. И это было все.

   Берингар стоял на коленях ошеломленный и растерянный. Его черные брови полезли на лоб, глаза округлились, он остолбенел и некоторое время был не в силах вымолвить ни слова. Но ничего, кроме удивления, на его выразительном лице прочесть было нельзя – ни ужаса, ни смятения, ни вины. Затем он наклонился, развернул представшие его взору таинственные одеяния, окинул их беглым взглядом и уставился на камни. Брови его заплясали и затем вернулись на свое обычное место, а в глазах засветился огонек понимания. Он посмотрел на Кадфаэля и, не вставая с колен, залился громким, неподдельным смехом. Хохот сотрясал все его тело, так что даже гирлянды трав заколыхались над его головой. Хороший смех, искренний, буйный, бьющий через край, такой заразительный, что Кадфаэль, не удержавшись, подхватил его.
   – А я еще сочувствие тебе выражал, – задыхаясь от смеха, вымолвил Берингар, вытирая слезы тыльной стороной ладони, словно дитя, – утешал тебя, надо же, а ты для меня вон что припас. Каким же я был глупцом, думал, что сумею тебя перехитрить, хотя ведь уже видел, что ты за человек.
   – Давай, пей до дна, – упрашивал его Кадфаэль, протягивая наполненную чашу, – за то, чтобы ты всегда одолевал любого соперника, кроме брата Кадфаэля.
   Берингар принял чашу и осушил ее от души:
   – Что ж, ты это заслужил. Хорошо смеется тот, кто смеется последним, но и я хорошо посмеялся, лучше, наверное, и не доведется. Но как же ты все это устроил? Я ж не сводил с тебя глаз – ты на самом деле вытащил наверх то, что утопил этот парень – я слышал, как ты поднимал тюк, как вода стекала с него на камень.
   – Ну да, так я и сделал. Вытащил и опустил снова, но только тихонько. Вот этот узел уже лежал наготове в лодке, а тот, другой, Годит с Торольдом подняли из воды, когда мы с тобой уже порядком отошли.
   – Значит, это теперь у них? – посерьезнев, спросил Берингар.
   – У них, конечно. А они, надеюсь, уже добрались до Уэльса и теперь находятся под защитой Овейна Гуинеддского.
   – Выходит, все это время ты знал, что я слежу за тобой...
   – Я знал, что ты будешь следить, если настроился заполучить сокровища. Больше никто не мог бы вывести тебя на них. А коли никак не избавиться от слежки, – назидательно промолвил Кадфаэль, – единственное, что остается, – воспользоваться этим.
   – Как ты и поступил, – эхом отозвался Берингар. – Мои сокровища! – И он снова рассмеялся. – Что ж, теперь я лучше понимаю Годит. При честной победе и честном проигрыше не должно быть места зависти и злобе – и не будет!
   Он снова, уже более трезвым взглядом, окинул разбросанные по земляному полу вещи, нахмурился и поднял глаза на Кадфаэля.
   – Мешки, да и камни для веса – это понятно. Ну а это зачем? Какое отношение имеют ко мне все эти вещи?
   – Я вижу, ты не узнал ни одной из них. К счастью для нас обоих, они не имеют к тебе ни малейшего отношения. Это, – сказал монах, наклоняясь, чтобы поднять и расправить рубаху, штаны и тунику, – одежда, которая была на Николасе Фэнтри в ту ночь, когда его задушили в лесной хижине под Франквиллем и бросили вместе с казненными в замковый ров, чтобы скрыть это злодеяние.
   – Тот самый лишний труп, – тихо произнес Берингар.
   – Тот самый. Торольд Бланд ехал вместе с ним, но они разлучились – тогда-то это и произошло. Убийца и его поджидал, но с Торольдом у него вышла промашка. Паренек вывернулся и унес ноги вместе с сокровищами.
   – Эту часть истории я знаю, – признался Берингар, – это последнее, о чем вы с ним говорили в тот вечер на мельнице, больше я ничего не успел услышать.
   Он долго смотрел на лежавшие на полу темно-коричневые штаны и тунику из грубой красновато-коричневой ткани, которые служили лучшим одеянием молодому сквайру. Потом он поднял глаза и внимательно посмотрел на Кадфаэля – ему уже было не до смеха.
   – Теперь я понимаю. Ты положил все это в мешок, чтобы захватить меня врасплох, чтобы я выдал себя, содрогнулся, увидев это вместо того, на что я рассчитывал. Конечно – ведь это случилось в ночь после падения города, а я, помнится, выезжал тогда из аббатства, да еще и в одиночку. И в городе я в тот день побывал, и, если по правде, действительно вызнал у Петрониллы куда больше, чем она думала. Услышал я и о том, что двое молодцов во Франквилле дожидаются темноты, чтобы отправиться в путь. Вообще-то я подслушивал, чтобы выведать что-нибудь о Годит, и кое-что узнал и о ней. Понятно, что я попадаю под подозрение. Но неужели я кажусь тебе человеком, способным пойти на такое подлое убийство только затем, чтобы завладеть побрякушками, которые эти дети везут сейчас в Уэльс?
   – Побрякушками? – мягко и задумчиво переспросил Кадфаэль.
   – О, иметь их приятно и полезно – это мне известно. Но когда уже имеешь столько, что хватает на все твои нужды, то все остальное – не более, чем побрякушки. Золото нельзя ни съесть, ни надеть, ни прокатиться на нем верхом, оно не укроет от дождя и стужи, на нем не исполнишь музыку, его нельзя читать как книгу и любить как женщину.
   – Но с его помощью можно купить благосклонность короля, – добродушно возразил Кадфаэль.
   – А король и так ко мне благосклонен. Конечно, советники нашептывают ему разное, и он их слушает, но при этом и сам в состоянии распознать дельного человека. И если порой, в порыве ярости, он требует не совсем подобающих услуг, то сам же презирает тех, кто оказывает их с такой раболепной поспешностью, что не дает ему времени опомниться от гнева. Я был в его лагере в тот вечер, он принял меня на службу с тем, чтобы я правил своими замками и оберегал границу, собирал средства и набирал людей, что мне вполне подходит. Да, я был не прочь завладеть казной Фиц Аллана, но и лишиться ее – не велика для меня потеря. Главное – борьба, а она была захватывающей.
   Итак, Кадфаэль, ответь мне, похож ли я на человека, который способен, набросившись сзади, удушить ближнего своего ради денег?
   – Нет! Подозрения у меня были, поскольку существовали обстоятельства, позволявшие считать это вероятным, но я это давно уже из головы выкинул. Ты не такой человек. Ты ценишь себя слишком высоко, и не уронил бы своего достоинства ради такого пустяка, как золото. Прежде чем устроить сегодняшнее испытание, я уже был полностью уверен, что ты хочешь избавить Годит от опасности – неспроста ты всячески подталкивал меня к тому, чтобы я убрал ее подальше. Ну а попытаться заодно разжиться золотишком – что же тут дурного. Нет, ты не тот человек, которого я ищу. Не так уж много, – рассудительно добавил Кадфаэль, – могу я назвать вещей, на которые ты точно не способен, но вот убийство из-за угла точно относится к их числу. Этого от тебя никак нельзя ожидать – теперь-то я тебя знаю. Что ж, значит, ты мне ничем помочь не можешь, раз ничего не узнаешь из этих вещей.
   – Узнаю – нет, это не то слово, – Берингар поднял желтый топаз в обломанной серебряной оправе в виде когтя и задумчиво повертел его в руках. Он поднялся и понес камень к лампадке, чтобы рассмотреть получше.
   – Я раньше никогда его не видел. Но... может быть, кое-что я о нем и знаю. Я был с Элин, когда она готовила к погребению тело брата. Все его вещи она собрала и отдала – да, кажется, тебе и отдала, чтобы ты раздал их как милостыню. Все, кроме рубахи, которая пропиталась его смертным потом. Так вот, она упомянула о том, чего там не было, хотя и должно было быть. Не нашлось кинжала, который в их семье передавался по наследству старшему сыну и вручался в день совершеннолетия. Элин описала мне этот кинжал, и насколько я понял, эфес его был украшен именно таким камнем. – Берингар сдвинул брови и поднял глаза. – Где ты нашел его? Неужто на мертвом теле.
   – Нет. Он был вдавлен в земляной пол, по которому катались, схватившись Торольд и убийца. Но он отломался не от кинжала Торольда, а от оружия того, другого.
   – Ты хочешь сказать, – воскликнул ошеломленный Хью, – что это брат Элин убил Фэнтри? Неужели ей придется вынести еще и это?
   – Тебе, кажется, изменило чувство времени, – успокаивающе возразил Кадфаэль, – к тому моменту, когда был убит Николас Фэнтри, Жиль Сивард был мертв уже несколько часов. Нет, не бойся, в этом нельзя обвинить брата Элин. Скорее всего, тот, кто убил Николаса Фэнтри, перед этим обобрал тело Жиля Сиварда и отправился подстерегать свою жертву с этим кинжалом – постыдной добычей мародера.
   Неожиданно Берингар сел на лавку, на которой не так давно спала Годит, и обхватил голову руками:
   – Ради Бога, Кадфаэль, дай мне еще вина, а то что-то я совсем перестал соображать.
   Чаша была наполнена, и Хью жадно осушил ее, а потом снова взял в руки топаз и задумался, взвешивая его на ладони.
   – Итак, мы можем составить некоторое представление о том человеке, который тебе нужен, – задумчиво произнес он. – Вне всякого сомнения, он находился в замке, когда там творилось это черное дело, именно там он и завладел прекрасным кинжалом, от которого отломилась эта штуковина. Но он ушел оттуда до завершения казни, поскольку она затянулась за полночь, а он к тому времени, похоже, уже затаился в засаде по другую сторону от Франквилля. Когда же он выведал их планы? Может быть, один из этих бедняг перед казнью попытался купить себе жизнь, выдав их? Очевидно, тот человек был там, когда началась казнь, но ушел задолго до того, как она закончилась. Прескот был там – это точно. Биллем Тен Хейт тоже находился в замке со своими фламандцами – они-то этим и занимались. Курсель, как я слышал, удрал оттуда при первой возможности и предпочел заняться более чистым делом – обшаривать город в поисках Фиц Аллана. Думаю, его можно понять.
   – Не все фламандцы говорят по-английски, – указал Кадфаэль.
   – Не все, но некоторые говорят. И из девяносто четырех приговоренных больше половины говорили по-французски. Кто-нибудь их этих наемников вполне мог прибрать к рукам кинжал. Вещь ценная, а покойнику все равно уже не потребуется. Кадфаэль, ты уж мне поверь, я к этому делу отношусь точно так же, как ты. Такая смерть не должна остаться неотомщенной. Как ты считаешь: раз уж мы знаем, что это не принесет ей позор и новое горе, – может, мне показать этот камень Элин? Тогда мы точно удостоверимся, от того ли он кинжала.
   – Думаю, это можно сделать, – согласился Кадфаэль. – Коли ты не против, встретимся здесь снова после капитула – если, конечно, на меня не наложат такую епитимью, что я сгину с глаз людских на неделю.

   Дела, однако, обернулись совсем иначе. Если кто и заметил, что Кадфаэль пропустил несколько служб, то перед собранием капитула об этом начисто позабыли, и никто, даже приор Роберт, ни в чем его не упрекнул и не потребовал покаяния. Ибо теперь, после такого печального и тревожного дня, назревало новое событие, которое несло с собой надежду. Король Стефан, пополнив запасы провизии, разжившись лошадьми и набрав солдат, готовился выступить на юг, к Ворчестеру, чтобы попытаться сокрушить западную твердыню графа Роберта Глостерского, сводного брата императрицы Матильды и ее преданного приверженца. Авангарду войска Стефана предстояло двинуться на следующий день, а сам король с охраной и свитой собирался со дня на день перебраться в Шрусберийский замок, чтобы лично осмотреть цитадель, прежде чем отправиться следом за головным отрядом. Он был весьма доволен тем, как прошел сбор провианта, и, желая положить конец всем обидам, пригласил в замок к своему столу аббата Хериберта и приора Роберта. Король ждал их сегодня вечером, и ясно, что в такой день все мелкие прегрешения были забыты напрочь.
   Благодарный судьбе, Кадфаэль вернулся в свой сарайчик, завалился на постель Годит, заснул и сладко спал, пока его не разбудил Хью Берингар. Лицо молодого человека было серьезным и усталым, но спокойным. В руке он держал топаз.
   – Это ее камень. Она обрадовалась, увидев его, и сразу признала. Я думаю, двух таких быть не может. Сейчас я собираюсь в замок, ибо королевская свита уже переезжает туда, и Тен Хейт с фламандцами тоже. Кем бы ни был человек, укравший кинжал у мертвого Жиля, я хочу его найти. Думаю, что тогда нам недолго придется искать убийцу. Кадфаэль, а ты можешь устроить так, чтобы аббат Хериберт взял тебя сегодня вечером в замок? Кто-то все равно должен его сопровождать – так почему бы не ты? Он ведь сам нередко обращается к тебе – по-моему, он охотно исполнит твою просьбу. Тогда ты будешь рядом на тот случай, если мне найдется, что тебе сказать.
   Брат Кадфаэль зевнул, промычал что-то и неохотно открыл глаза. Смуглое молодое лицо с резкими чертами склонилось над ним – решительное и мрачное лицо охотника. Да, он заполучил серьезного союзника.
   – Конечно, ты заслуживаешь вечного проклятия и геенны огненной за то, что не даешь мне спать, – но я постараюсь устроить так, как ты просишь.
   – Ты первый занялся этим делом, – с улыбкой напомнил ему Берингар, – оно было твоим.
   – Оно и сейчас мое. А теперь ступай, Бога ради, и дай мне выспаться – это же из-за тебя я невесть сколько времени не спал и совсем здоровья лишился. Чума на твою голову.
   Хью Берингар рассмеялся, правда, на сей раз смех его звучал приглушенно и не так непринужденно, как прежде. Потом он быстро перекрестил широкий загорелый лоб монаха и ушел.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 [20] 21 22 23 24

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация