А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Его благородная невеста" (страница 7)

   Такого мужчину, как Арик, любая захотела бы заманить в свою постель. Внезапно Гвинет пришло в голову, что и она не исключение. Осознание этого так поразило ее, что она отступила в сторону. Но ее сердце уже бешено заколотилось в груди.
   – Да, пожалуй… – с трудом сглотнув, проговорила она.
   Арик бережно высвободил из ее рук швабру. Оцепенев от его прикосновения, Гвинет едва дышала, а Арик тем временем сгреб сухие листья на старую тряпку и выбросил их на улицу.
   Господи, она должна прекратить эту ерунду! Ну почему он оказывает такое влияние на ее чувства? Она не должна забывать сэра Пенли, должна думать о будущем.
   Необходим дождь, и если Арик способен устроить его, то ему следует поторопиться. Она должна любыми средствами, но осторожно заставить его действовать, или шанс на счастливое будущее будет для нее утерян. Но если она будет злить Арика, дождь прольется еще не скоро.
   – Сколько же месяцев не было дождя, – со вздохом промолвила Гвинет, глядя в спину выходящему из дома Арику.
   – Да уж, – пробормотал Арик, выбрасывая листья на землю.
   – Значит, лето будет теплым, как ты думаешь? – добавила она.
   Пожав плечами, Арик вернулся в дом.
   – Видишь ли, я приехал сюда с севера, так что здешний климат всегда казался мне очень теплым, – сказал он.
   – И ты не скучаешь по дождю? Разве тебе не приятно слушать, как тяжелые капли дождя падают на землю, питают корни деревьев и трав, а потом те растут?.. Мне всегда становится радостно при мысли об этом, – добавила Гвинет. – А вот в прошлом году земля стала совсем бурой – и это до наступления осени. Тогда мне было на это наплевать, и сейчас мне за это стыдно. А тебе?
   Упершись своими огромными кулаками в узкие бедра, Арик поморщился.
   – Я как-то не задумывался о дожде, – проговорил он в ответ. – И тебе не советую.
   Понятное дело, Арик догадался о ее уловке. Гвинет решила пока оставить эту тему и улыбнулась мужу.
   – Да я и не думаю, просто разговариваю с тобой, – пожав плечами, деланно равнодушным тоном произнесла она. – Раз уж мы живем с тобой в отдалении от других людей, то должны же мы о чем-то говорить.
   – Не всегда. – Подойдя к ней ближе, Арик прошептал: – Именно сейчас, я считаю, наше внимание лучше бы переключить на постель.
   Без сомнения, Арик имел в виду, что постель необходимо перетрясти, но прозвучал в его голосе какой-то теплый намек, что-то новое, отчего по ее телу поползла приятная истома. Гвинет поежилась, надеясь, что Арик ничего не заметил.
   Отойдя от нее, Арик приблизился к другому краю кровати Гвинет, испытывавшая легкое головокружение, стала с его помощью снимать с кровати белье.
   Неожиданно их пальцы соприкоснулись. Гвинет замерла, ее глаза поднялись на точеный профиль Арика. По его губам пробежала многообещающая улыбка, и она вновь ощутила то самое чувство, которое охватило ее, когда Арик переплел свои пальцы с ее пальцами и крепко сжал их.
   Никто и никогда так не дотрагивался до нее. Гвинет казалось, что ее сердце вот-вот выскочит из груди.
   Гвинет глубоко вздохнула, потом сделала глубокий вдох еще раз. Похоже, она сумела взять себя в руки, однако ее чувства все еще оставались в смятении, ведь она ощущала кружащий ей голову аромат его тела, слышала его низкий, проникновенный голос.
   – С тобой все в порядке? – озабоченно спросил Арик.
   – Думаю, все дело в жаре, – солгала Гвинет.
   Кивнув, Арик смял в руках простыни.
   – Вынеси белье на улицу, – сказал он – Подышишь свежим воздухом – и придешь в себя.
   – Хорошая мысль!
   Арик медленно обошел кровать и приблизился к Гвинет. Слыша тихий звук его шагов, Гвинет, опустившая голову, чувствовала, что Арик все ближе и ближе. Подняв глаза, она увидела его улыбку, и ее голова снова пошла кругом.
   Арик остановился всего в каких-то дюймах от нее. Его теплое дыхание коснулось ее щеки, когда он сунул ей в руки простыни. Но как только его руки освободились, Арик ласково провел ладонями по рукам Гвинет – до локтей и обратно. Гвинет пришлось сжать руки в кулаки, чтобы сдержать себя, иначе она бросила бы белье на пол и потребовала, чтобы он опять поцеловал ее.
   Оба замерли. Арик наблюдал за Гвинет, а она тонула в таинственной бездне его горячего серого взора. Было понятно: Арик хочет обладать ею. Так почему он не предпринимает ничего больше?
   И почему она так сильно хочет его?
   – Выйду-ка я из дома, – откашлявшись, прошептала Гвинет.
   Улыбка Арика стала еще шире, когда он жестом указал ей на дверь. С усилием оторвав взор от его лица, Гвинет вышла наружу.
   Приятная утренняя прохлада постепенно уступала дневному теплу. В листве деревьев заливались птицы, белка пробежала в заросли диких гиацинтов, отчего их дурманящий аромат, кажется, стал еще сильнее.
   Гвинет глубоко вздохнула. Что говорить, возле Пенхерста таких ароматов не было и в помине. Там в воздухе стояла скорее вонь, исходящая от испражнений животных и немытых тел. А здесь так тихо, так спокойно, думала Гвинет, развешивая постельное белье на низкой ветке дерева. Ей даже казалось, что она слышит, как проходит время, как рука самого Господа с легким шелестом раздвигает ветви, чтобы полюбоваться ими.
   И если Арик решил поселиться в этом месте, чтобы наслаждаться здешним покоем, то он нашел замечательный уголок.
   Бу-ум! Громкий стук нарушил умиротворяющую тишину. Гвинет огляделась по сторонам, но тут же услышала еще один непонятный звук, раздававшийся сбоку от дома.
   Ну что за человек! Подумать только, в первый раз после их чудовищной свадьбы Гвинет немного успокоилась и начала получать удовольствие от окружающего ее мира – и тут он со своим стуком! Он все испортил, все! Странный стук раздался вновь. Паршивый негодяй! Гвинет подобрала юбку и решительно зашагала к источнику звука.
   Свернув за угол дома, Гвинет уже приготовилась высказать Арику все, что она о нем думает, причем в весьма несдержанных выражениях, но вдруг она буквально лишилась дара речи и резко остановилась. Арик стоял перед ней с топором в огромной руке, глядя на упавшее к его ногам дерево.
   Верхняя часть его тела была обнажена.
   Гвинет судорожно вздохнула. Что бы там она ни готовилась сказать ему, все слова вмиг забылись, когда она увидела его нагой могучий торс. Под загорелой, золотистой кожей прятались налитые мускулы, а его тело, казалось, вылито из стали. Вот он вздохнул, и при этом на его груди слегка вздулись железные мышцы. Мускулы на его груди заиграли, когда он занес топор над головой для нового удара. Гвинет и представить себе не могла, что мужское тело может быть столь совершенным. Обладай она хотя бы частью того таланта, какой был у Арика к резьбе ножом по дереву, она не сдержала бы порыва вырезать его фигуру.
   Во рту у Гвинет пересохло.
   – Принеси мне корзину, – неожиданно обратился к ней Арик, опустив на мгновение топор.
   Гвинет едва расслышала его слова.
   – Корзину? – переспросила она.
   На лице Арика появилось такое выражение, словно он едва сдерживал улыбку.
   – Ну да, ту корзину, что стоит под свесом крыши, возле двери, – уточнил Арик.
   Кивнув, Гвинет неохотно отвела взор от мужа и глубоко вздохнула, силясь унять волнение. Ну почему ее сердце бьется так неистово, когда она смотрит на этого мужчину? Не очень-то это хороший знак, подумалось ей.
   Гвинет нашла большую корзину, от которой сильно пахло деревом и на дне которой валялись щепки от поленьев. Похоже, Арик уже начал заготавливать дрова на следующую зиму, чтобы они как следует просохли за лето. Что ж, поступает он правильно, тем более что рубить деревья ему явно по силам. И все же смотреть на него полуодетого очень неразумно. Надо отнести ему корзину и уйти в дом от греха подальше, не дожидаясь, пока он закончит.
   Но, снова приблизившись к Арику, Гвинет не нашла в себе сил оторвать от него взгляд. Она обвела глазами его мускулистый торс, а затем ее взор невольно опустился на его бедра, обтянутые коричневыми штанами, а внизу живота приподнималось его мужское достоинство внушительных размеров.
   Гвинет с трудом сглотнула, но ее взор продолжал скользить по его торсу. Арик, погруженный в собственные размышления, молча наблюдал за ней. Интересно, этот великолепный человек действительно считает ее такой красавицей, какой вырезал из дерева? Гвинет неожиданно стало жарко, вот только она не могла понять отчего: то ли от солнца, то ли от близости Арика.
   – Поставь корзину на землю, Гвинет, – сказал Арик.
   Кивнув, Гвинет повиновалась, однако тут же снова уставилась на своего мужа. А тот, опустив топор, шагнул к ней.
   Теперь Арик был так близко к ней, что Гвинет видела светлые волоски, покрывающие его грудь, и множество мелких шрамов под ними. А побледневший рубец, который спускался от левого соска к талии, когда-то, без сомнения, был ужасной раной. Следы от царапин и уколов оружием также виднелись на его руках и плечах.
   Арик производил впечатление видавшего виды воина, хорошо знакомого е уколами копьем и ударами мечом. Возможно ли такое? А как же его способность к волшебству? Не был он похож на колдуна, который дни напролет только и делает, что превращает непослушных детей в цыплят.
   Не понимая, что делает, Гвинет провела пальцами по длинному шраму, уходящему к его талии. Арик судорожно вздохнул, но не шевельнулся. Отдернув руку от его теплой кожи, Гвинет вопросительно посмотрела на Арика, лицо которого обрело настороженное выражение.
   – Откуда у тебя этот шрам? – спросила она. – И все остальные?
   Арик недоуменно приподнял светлые брови.
   – Они тебе мешают? – удивился он.
   Гвинет нахмурилась. Выходит, ему небезразлично, что она думает о его внешности? Или он просто смеется над ней?
   – Нет, – наконец ответила Гвинет. – Я никак не ожидала увидеть у тебя шрамы, вот и все. Я даже и предположить не могла, что…
   «…что у колдуна могут быть боевые шрамы», – чуть было не произнесла Гвинет. Но что бы Арик ей ни ответил, едва ли его слова хоть что-то объяснят ей. – Откуда ты пришел сюда? – вместо этого поинтересовалась она.
   – Из Йоркшира, – помедлив, ответил Арик.
   – Ага, теперь я понимаю, откуда у тебя этот северный говор, – кивнула Гвинет. – Но что ты за человек? Ты правда колдун?
   – Ты этому веришь?
   Верит ли она? А как ей быть?
   – Мне не верится, что человек, владеющий черной магией, может носить на себе воинские шрамы, – промолвила Гвинет в ответ.
   Вновь наступила долгая пауза: Гвинет догадалась, что Арик обдумывает каждое слово, прежде чем произнести его.
   – Да, я участвовал в битвах, – наконец сказал Арик.
   – Похоже, этих битв было немало, – заметила Гвинет. – И все же ты больше не носишь оружие, не сражаешься с врагами. Ты был на службе у барона?
   – Нет. – Арик сложил мускулистые руки на своей широкой груди.
   – Но тебя учили воевать? – продолжала расспросы Гвинет. Новая пауза.
   – Да, – кивнул Арик через минуту.
   Гвинет не сводила с мужа глаз, ее удивление становилось все сильнее. Странно: вроде бы он и отвечает на ее вопросы, но картина его прошлого от этого четче не становится.
   – Стало быть, ты занимался торговлей? И уехал не по своей воле?
   – Нет.
   Гвинет от злости сжала руки, в кулаки.
   – Послушай, ты, осел упрямый, ты можешь отвечать на мои вопросы более пространно?!
   Арик неожиданно отвернулся от нее и снова взялся за топор.
   – Гвинет, – промолвил он, – мое прошлое тебя не касается, потому что я порвал с ним. Мы с тобой вступили в брак и останемся мужем и женой. Меня не обвинят в безумии или мужской слабости. В прошлое мне уже никогда не вернуться, и я предпочитаю жить здесь.
   Его ответ озадачил Гвинет, и не только потому, что говорил Арик непререкаемым тоном, – она была поражена тем, с какой легкостью он прочел ее мысли. Его слова вкупе с теми, что он бормотал в минуты своих ночных кошмаров, постепенно начали складываться в голове у Гвинет в одну картину. Неужели он бежал от кого-то? Или от чего-то?
   – Жить здесь, в этой лачуге? – вскричала Гвинет. – Ты талантливый воин, но предпочитаешь вести жизнь бедняка? Но это же бессмысленно! Ты всегда вел такой образ жизни?
   На скулах у Арика заходили желваки.
   – Нет, – прорычал он сквозь стиснутые зубы. Его ответ зародил в ней надежду.
   – Так ты жил в замке? – спросила Гвинет.
   – Да.
   Ее глаза вспыхнули возмущением.
   – Мы снова возвращаемся к этому идиотскому односложному диалогу, да? Ты говоришь как ребенок, знающий всего несколько слов! Но если ты хочешь оставаться моим мужем и можешь увезти меня из этого ужасного места, то почему не делаешь этого? Почти всю жизнь я мечтала о собственном замке, о слугах! Да, представь себе, о слугах и еще о жителях деревни, которые, как и мой муж, будут нуждаться во мне, потому что я буду умело вести хозяйство. Ты, похоже, достаточно силен, чтобы участвовать в битвах, и если бы ты позанимался, я бы могла помочь тебе…
   – Нет, – отрезал Арик. – За все надо платить в этой жизни, Гвинет. Иногда цена оказывается слишком высокой. Мы останемся здесь. – С этими словами Арик сердито воткнул топор в землю и широким шагом ушел в лес.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 [7] 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация