А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Его благородная невеста" (страница 20)

   Может, он все-таки ошибался насчет Гвинет и ее алчности? Прошлой ночью она отдала ему не только свое тело. У Арика было такое ощущение, будто Гвинет приглашает его познать самую суть ее существа. И она так кричала в его объятиях! Кричала, а потом не оттолкнула его, а осталась рядом, заснула, обнимая его.
   Словом, Гвинет была так открыта, что Арик почувствовал раскаяние. Он судил о Гвинет, опираясь на опыт с Ровеной. Арик не знал, какими мотивами могла руководствоваться Гвинет, кроме алчности, но все же подумывал о том, что было и другое. К тому же разве это плохо, что она хочет иметь собственный дом и безоблачное будущее?
   Потянувшись к мужу, Гвинет уперлась подбородком ему в грудь.
   – Боже мой, отчего это ты такой хмурый? – поинтересовалась она. – Что заставляет тебя печалиться в такое чудесное утро?
   Ну что ей ответить? Арик предпочел уклониться от прямого ответа.
   – Сегодня мне весь день придется заниматься в замке разными делами, – сказал он.
   Гвинет помолчала.
   – Я очень хочу… и уже могу, – промолвила она, – помочь тебе. Клянусь, я стану хорошей хозяйкой замка, если только ты дашь мне шанс.
   Хозяйкой, вот как! Арик почувствовал, что согревающее его приятное тепло тает, уступая место недоверию. Он сглотнул, пытаясь подавить в себе подозрения. Но они рвались наружу – вместе с ощутимой долей гнева.
   Итак, Гвинет, теплая и нагая Гвинет, которая лежит рядом с ним в его постели, не нашла лучшего мгновения для того, чтобы попросить для себя место хозяйки замка. А ведь он был в этот момент счастлив и удовлетворен! Какая ирония!
   Впрочем, на то, что она все рассчитала, обращать внимание не следует. Женщины всегда стараются выйти замуж за богатых мужчин, чтобы обрести дом и очаг. Гвинет сделала то же, что и Ровена. И что, возможно, в свое время сделана его собственная мать.
   И все же Арик находил поведение Гвинет не совсем понятным ему, хотя он и сам не мог объяснить, почему именно.
   Впрочем, ее план ясен: соблазнить его и уложить в постель, удовлетворить его так, чтобы он едва рассудка не лишился, а потом обрести власть, о которой она так мечтает. Просто, но умно и почти эффективно.
   Откатившись в сторону, Арик отодвинул Гвинет и повернулся к ней спиной.
   Почему же ему до отчаяния хочется верить в ее добропорядочность, в то, что она любит его? Прежде ни одной женщине не удавалось обмануть его. А находясь рядом с Гвинет, Арик был не в состоянии раскусить ее хитрости до тех пор, пока она не раскрыла свое истинное «я», выложив ему свои требования. И как только ей удалось так оболванить его? Может быть, это ему стоит обвинить ее в колдовстве?
   – Арик, я буду хорошей хозяйкой замка, – проговорила еще раз Гвинет.
   Арик уговаривал себя сдержаться, не обращать внимания на ее поведение, но ярость и недоверие охватывали его. Однако что-то еще в нем отказывалось верить в ее корысть и подталкивало к тому, чтобы дать ей то, о чем она просит.
   Что?! Сделать это и позволить ей превратить его в дурака? Никогда! Никогда он не допустит того, чтобы женщина добилась своего, приворожив его чарами нежных ласк.
   Арик резко поднялся с кровати и быстро оделся, стараясь не замечать ее глаз, полных надежды. Надежды на то, что он сыграет по ее правилам. Вместо этого он устремил взор на Пса, храпящего возле очага.
   – Нет! – Он рискнул посмотреть на жену.
   Улыбка на ее лице погасла.
   – Мне показалось, что твои подданные полюбили и стали уважать меня, – сказала Гвинет. – Мне нравится заниматься делами замка, помогать тебе. Я буду хорошо работать, вот увидишь.
   Да уж, в этом можно не сомневаться, учитывая ее настойчивость. Но он не собирается награждать шлюху, предложившую ему тело в обмен на должность, о которой она мечтала. Он не позволит ей превратить его в собственного шута, которым она с такой легкостью манипулирует.
   – Ровена отлично справляется с этой работой, – промолвил Арик резким тоном. – Так что не будем мешать ей.
   Встав на колени в постели, Гвинет потянулась за белой простыней, чтобы прикрыться. Арик старался не замечать блестящих черных кудряшек, которые плясали на ее плечах и спускались каскадом к тонкой талии.
   Слишком поздно.
   Он отвернулся, чтобы уйти, но Гвинет схватилась за низ его черной рубахи и удержала его. Арик против воли ощутил исходящий от нее аромат. Что-то мешало ему отогнать это странное чувство. Арик через плечо оглянулся на жену.
   – Ровена не твоя жена, паяц! – воскликнула Гвинет. – Я жена! Я живу с тобой, делю с тобой ложе, ношу твое имя! Я твоя жена во всем, кроме одного. Почему, скажи? Почему ты такого высокого мнения о ней и такого низкого – обо мне?
   – Гвинет, – угрожающе проворчал Арик, складывая на груди руки. – Сейчас у меня нет времени говорить об этом. Замок не страдает от того, что она тут занимается всеми делами.
   – Нет, ты ошибаешься! – возразила Гвинет. – Ровена неправильно распределяет запасы, и она так запугала слуг, что те ее боятся.
   Арик испытующе посмотрел на нее. Гвинет выдвигала против Ровены серьезные обвинения, однако никто и никогда не говорил ему ничего подобного.
   – Ты просто злишься из-за того, что Ровена живет здесь, и всем об этом известно, – сказал он. – Но я…
   – А вы, милорд, в свою очередь, добились того, что всем стало известно о том, как вы цените ее общество и близость! – парировала Гвинет.
   С этими словами она завернулась в простыню и, спотыкаясь, направилась к двери.
   Арик остановил ее, наступив ногой в сапоге на край простыни. Гвинет выругалась, силясь удержать простыню на себе.
   – Что ты хочешь этим сказать? – спросил он грозно.
   – Можно подумать, ты не понял, – закатив глаза, язвительно промолвила Гвинет. – Может, тебе поэму написать о вашей любви? Оду! «О тощих бедрах потаскухи»! Как тебе названьице?
   – Не очень-то… И ты не заставишь меня изменить мнение, – заметил Арик. – Так что не возвращайся больше к этому разговору.
   – Ах вот как! Не возвращаться?! Нет уж, я лучше не вернусь не к разговору, а к тебе! Даже не пытайся прикоснуться ко мне, поцеловать меня, ухаживать за мной, улыбаться мне, разговаривать со мной, делить со мной комнату… или постель. Если ты хочешь, чтобы Ровена была хозяйкой замка, пусть будет для тебя и всем остальным!
   К ужасу Арика, выплеснув на него свой гнев, Гвинет сбросила с себя простыню и осталась перед ним обнаженной. Едва он успел заметить ее покачивающиеся бедра и бледные ягодицы, как Гвинет выскочила из комнаты.

   Глава 14

   Прошло две недели, прежде чем Гвинет перемолвилась с мужем словечком. Впрочем, и сам Арик не возражал против того, чтобы не разговаривать день-другой. Гнев Арика, вызванный попытками Гвинет руководить им с помощью его же собственной страсти, никак не утихал и подпитывал его решимость не поддаваться на ее уловки.
   Спустя несколько дней Ровена поняла, что Арик с Гвинет не только не спят вместе, но и не разговаривают друг с другом. Но попытки этой женщины соблазнить Арика, которые она частенько предпринимала посреди ночи, заканчивались лишь раздражением разбуженного Арика да злобным рычанием Пса. И почему только Ровена не желает понять, что он не хочет ее, ведь он настойчиво избегал ее больше недели?
   Посмотрев во двор замка, освещенный ярким солнечным светом, Арик с отвращением что-то проворчал.
   Горячий пот стекал по его мощной шее, голой спине и груди. Арик поморщился: он понимал, что ему нужна хорошая ванна, но помогать ему будет не жена, а Ровена, которая так и рвалась оказаться рядом с ним.
   Он провел пятерней по взмокшим от пота длинным волосам. Черт бы побрал Гвинет! Почему она не выполняет своих обязанностей, ведь она ему жена? Почему эта маленькая дрянь так и не научилась повиноваться ему? Да она, собственно, никогда и не пыталась быть послушной, разрази ее гром!
   И почему, в конце концов, ему так хочется увидеть улыбку на ее лице, а не хмурое выражение с крепко сжатыми губами и мрачным взглядом, которое появилось сразу после их размолвки?
   И все потому, что он – болван! – сохнет по женщине, которой нужны только его титул и богатство. Неужели Гвинет создана для того, чтобы постоянно ставить его в тупик, раздражать, бросать ему вызовы?
   Сдержанная манера Ровены куда больше ему нравилась. Так почему он не желает проявить интерес к своей бывшей невесте, которая уже много раз подавала ему недвусмысленные знаки внимания?
   С трудом взяв себя в руки, Арик в сопровождении своих людей направился в замок. Приказав принести себе эля и приготовить ванну, он стал подниматься в свои покои.
   Едва открыв дверь, он сразу увидел нечто, больше походившее на чудо, – Гвинет, одетую всего лишь в тонкую сорочку. Арик невольно улыбнулся, когда его взгляд упал на низкий вырез сорочки, глубоко обнажавший ее спину.
   Арик кивком отпустил служанку, которая в последнее время исполняла обязанности горничной Гвинет. Девушка молча удалилась, а жена повернулась к нему все с той же мрачной миной. Увидев мужа, она напряглась, а затем бросилась к кровати, на которой для нее было разложено чистое платье.
   Не успела она взять его, как Арик сам схватил платье и бросил его в угол у себя за спиной.
   – Мне нужна ванна, – сказал он.
   Гвинет презрительно посмотрела на него.
   – И кто тебе мешает? Нужна – мойся, – бросила она. Черт возьми, опять в ответ на его слова лишь грубость упрямицы! Но хоть что-то.
   – И еще мне понадобится помощь, – добавил Арик. Лицо Гвинет обрело ледяное выражение.
   – Я найду Ровену и пришлю ее к тебе, – промолвила она. Понятно, что она играет с ним. Подумав об этом, Арик разгневался еще больше.
   – Ты можешь выбросить Ровену из головы?
   Темная бровь на ее лбу высоко взлетела.
   – А ты? – поинтересовалась Гвинет.
   Да что такое, в самом деле?! Терпение Арика было на исходе.
   – Ты моя жена, – напомнил он.
   – Вообще-то да, но, насколько я понимаю, здесь это не имеет никакого значения, – заметила Гвинет.
   Арик решил перехватить инициативу.
   – С сегодняшнего вечера имеет, – проговорил он. – Жена обязана помогать мужу, когда он принимает ванну.
   – Обычно жена исполняет обязанности хозяйки замка, – сказала Гвинет, – но, как ты, должно быть, заметил, здесь у нас, в Нортуэлле, не происходит ничего обычного.
   Арику захотелось прикоснуться к Гвинет, успокоить ее и развеселить, чтобы лицо ее просветлело. Да, жена владельца замка всегда бывает его хозяйкой. Без сомнения, большинству лордов известно, что их жены вышли за них замуж ради их богатства, и они были вовсе не против этого. Так поступают все. Арик мрачно подумал о том, почему он не может смириться с тем, что Гвинет поступила так же.
   Арик не успел ничего ответить Гвинет, потому что принесли ванну и эль, а затем в комнату вереницей стали заходить служанки с чайниками кипятка. Гвинет попыталась под шумок убежать из комнаты, однако Арик успел схватить ее за руку и удержал на месте. Она бросила на него сердитый взгляд, но промолчала.
   Пока служанки наполняли ванну водой, в комнате воцарилась напряженная тишина. Пальцы Арика ощущали мягкость ее кожи, он с наслаждением вдыхал исходивший от ее кожи аромат весны, чувствовал, как быстро бьется пульс на ее запястье.
   Внезапно они остались одни – служанки вышли и плотно закрыли за собой тяжелую деревянную дверь.
   Арик до безумия хотел быть рядом с ней, войти в нее, обладать ею. Так хотел, что его чресла изнывали от боли.
   – Помой меня, – сказал он.
   – Отпусти меня, – дрожащим голосом вымолвила она.
   – Гвинет… – Голос Арика стал тише. – Нам надо потолковать.
   – О чем это? – пожала плечами Гвинет. – Ты же достаточно ясно изложил свои позиции.
   Ее деланно безразличный тон не мог обмануть Арика, а ее уверенность в том, что он хочет Ровену, приводила его в ярость. Неужели она не понимает: его объединяло с ней нечто такое, чего у него не было ни с одной женщиной?!
   – Нет, но этим вечером я намереваюсь более четко обозначить их, – бросил Арик.
   В голубых глазах Гвинет промелькнуло осторожное выражение, но потом она фальшиво улыбнулась ему и посмотрела на дверь.
   – В этом я ничуть не сомневаюсь, так что тебе и карты в руки, – вымолвила она. – Думаю, ты найдешь Ровену в большом зале.
   – Ради всего святого, женщина! Ты когда-нибудь слушаешь меня?
   – Я всегда тебя слушаю! – с возмущением воскликнула Гвинет, поднимая на него глаза.
   – Чем, интересно? Ногами? Я хочу, чтобы ты помыла меня, жена! И мы больше не будем говорить об этом.
   – Мойся сам!
   – И когда ты намереваешься исполнять свои супружеские обязанности, хотел бы я знать? Никогда?
   Не успела Гвинет раскрыть рот, чтобы сказать что-то себе в защиту, как Арик буквально поволок ее за руку к ванне. Он чувствовал, как напрягается и сопротивляется ее тело. И ее красивое лицо тоже выражало протест.
   – Сейчас я залезу в ванну, – промолвил он, – и ты будешь рядом до тех пор, пока я не помоюсь. Если ты попытаешься сбежать или будешь противоречить мне, я втащу тебя в воду.
   Гвинет недовольно скривила губы.
   – Скажи мне, ты понимаешь человеческий язык? – взорвался Арик.
   – А ты лучше мяукай… ты, свинорылый… – заговорила Гвинет.
   Однако фразу она не договорила – осеклась на полуслове, увидев, что Арик стянул с себя штаны и предстал перед ней в своей великолепной наготе. Глаза Гвинет расширились.
   Да, возможно, она уверена, что ему лучше мяукать, а не говорить и что у него свиное рыло, подумалось Арику, но в одном можно не сомневаться: ее волнует его обнаженное тело. Что ж, это определенно очко в его пользу.
   Арик с улыбкой опустился в горячую воду и подал Гвинет кусок ткани с мылом, которые одна из горничных оставила на табурете.
   Гвинет осторожно, не сводя с него внимательных глаз, словно опасалась подвоха, взяла мыло с тканью.
   – Давай же, помой меня! – приказал Арик.
   Гвинет не двигалась. Арик так и представлял себе, как она лихорадочно придумывает способ увернуться от этой обязанности. Он нахмурился. Ну почему Гвинет так ведет себя? Ведь это отличная возможность лишний раз разжечь его страсть, а это, в свою очередь, может привести к обретению вожделенной должности хозяйки замка. Так почему же она даже не пытается воспользоваться этим шансом?
   Наконец Гвинет с тяжелым вздохом смочила ткань в воде рядом с его бедром. Арик почувствовал, как костяшки ее пальцев задели его кожу. Подняв руку, Гвинет поднесла ее к его груди. Их глаза встретились.
   Несколько долгих мгновений Гвинет не шевелилась. Арик смотрел в ее широко распахнутые глаза, надеясь, что она не разглядела в его взоре желание.
   – Думаю, мытье затянется довольно надолго, если ты немедленно не начнешь, – поддразнил Арик Гвинет.
   Она кивнула, а потом, кажется, попыталась взять себя в руки. Снова опустив ткань в воду, она не моргнув глазом принялась тереть ему ногу. Через несколько мгновений она намылила ткань и перешла на его спину.
   Арик наклонился вперед, чтобы ей было легче дотягиваться до его спины. Ритмичные движения Гвинет сначала были приятными и расслабляющими, но потом она принялась тереть его с такой силой, что Арику стало больно.
   Да уж, иметь дело с маленькой драконшей не так-то просто.
   – Гвинет, – наконец не выдержал он и, дернув плечом, оттолкнул руку жены. – Эта ткань… Она слишком жесткая.
   В доказательство своих слов Арик повернул голову и недовольно посмотрел на спину.
   – Ничего подобного, ткань мягкая, – возразила Гвинет.
   – Только не для моей спины, – отрезал Арик. – Убери ее.
   – Но…
   – Неужели даже эта моя просьба вызывает у тебя протест? Если так, то я готов потерпеть, – заявил Арик.
   Гвинет явно, не знала, что делать: то ли держаться от него подальше, то ли признаться, что ее тянет к нему.
   – Нет, – наконец буркнула она. И, бросив еще раз взгляд на его спину, она отложила ткань в сторону. А затем, взяв и руки кусок мыла, намылила их.
   Арик откинулся назад, дав ей возможность дотрагиваться до его шеи, успокоить прикосновениями плечи, позволив ее рукам спуститься вниз… Он сильно напрягся, ожидая, когда ее пальцы коснутся его чресел.
   Касаясь его нежно, как фея, Гвинет водила ладонями по его телу, то и дело смачивая Их в теплой воде.
   Арик с нетерпением ждал каждого нового прикосновения. Впрочем, Гвинет его надежд не оправдала: вскоре ее прикосновения стали чересчур короткими, какими-то безразличными. Глядя на мужа как на каменную стену, она быстро и методично смывала с его груди грязь и пот.
   – Ох! – Арик скривил недовольную гримасу. Встретив ее вопросительный взгляд, он пояснил: – Видишь ли, я с моими людьми сегодня занимался тяжелыми упражнениями, так что у меня все тело ноет. Поэтому прошу тебя, помедленнее.
   Крепко сжав губы, Гвинет снова положила ладони ему на грудь и принялась водить по ней кругами.
   Арик пытался сдержать себя, унять участившееся дыхание. Позволить Гвинет прикасаться к себе после долгих недель, проведенных без нее… Проведя ладонью по его плоскому животу, она резко подняла руку и ткнула пальцем в его отвердевший сосок. У Арика перехватило дыхание. Святые угодники, да он думает только о том, как бы сильнее разжечь ее желание, овладеть ею и как можно дольше не выпускать ее из объятий!
   Арик из-под ресниц посмотрел на Гвинет. Ее лицо сильно покраснело, и он ничуть не сомневался, что причина этому вовсе не в горячей воде.
   Сдерживая усмешку, он решил подбросить дровишек в занимавшийся огонь страсти и, вынув ногу из воды, положил ее на край ванны. Его колено коснулось ее груди. Мокрое колено тут же промочило ее сорочку, и сквозь влажную ткань стало видно, как в ответ на его прикосновение подскочил бугорок ее темного соска. Подавив стон, Арик протянул к Гвинет руки.
   Охнув, она резко отскочила и со шлепком бросила в воду кусок мыла.
   – Гви-инет… – простонал Арик.
   Его жена на мгновение отвернулась от него, а затем снова повернулась к ванне. Не успел Арик понять, что она делает, Гвинет вылила ему на голову целое ведро холодной воды.
   Арик, отплевываясь, протер глаза и увидел, что Гвинет с усмешкой смотрит на него.
   А потом она рванулась к двери.
   Арик вскочил и, расплескивая воду, выбрался из ванны. Не обращая внимания на собственную наготу, он бросился вслед за ней, схватил ее за руку и повернул лицом к себе.
   – Мы еще не закончили, – проговорил он, едва сдерживая гнев.
   – Тебе просто нужно неизвестно что, а вовсе не помыться, я поищу тебе Ровену, – парировала Гвинет.
   Арик нахмурился. Бесконечные упоминания о Ровене начинали раздражать его.
   – Ты что, ослепла? Неужели не видишь, что я хочу вовсе не Ровену?!
   Гвинет скептически подняла брови.
   – Так, может, вы уже устали от нее, милорд? – язвительным тоном спросила она. – Не поэтому ли вы захотели, чтобы я была рядом – хотя бы до тех пор, пока вы снова не возжелаете ее? Или со мной проще? Я ведь жена, а потому всегда доступна.
   – Что-о?! – рявкнул Арик. Его мысли понеслись галопом. Неужели Гвинет до сих пор считает, что он может лечь в одну постель с женщиной, которая изменила ему с его собственным отцом и переспала с его братом? Неужели Гвинет верит и то, что он предпочитает ей бледную и ко всему равнодушную Ровену?
   Неожиданно нос Гвинет покраснел, ее глаза заволокло слезами.
   – Не смей притворяться, что ты не понимаешь, о чем я! Проведя ладонью по щеке, она сжала руку в кулак и подбоченилась. – Тебе нужна была Ровена, так почему ты прикасался ко мне? Если ты просто хочешь женщину, то при чем тут я? Как ты допустил, чтобы я поверила, что ты… – Слезы не дали ей договорить.
   Арик привлек Гвинет к своей груди. Вода на его коже тут же промочила ее сорочку, и он ощутил тепло ее тела. От нее исходил аромат весеннего сада, женской плоти, самой жизни, и Арику безумно хотелось обладать ею, а также успокоить ее, унять ее слезы.
   – Я уже два года не прикасался к Ровене – с тех пор как она вышла замуж за моего отца, – сказал он. – И сейчас мне вовсе не хочется близости с этой женщиной.
   В голубых глазах Гвинет, потемневших от гнева, как ночь, появилось подозрительное выражение.
   – Но я же видела вас вместе в кладовке – ты склонил к ней голову, а ее рука…
   – Мы говорили с ней о счетах, о пропаже зерна и потерянных цыплятах, – объяснил Арик.
   – Но твое лицо… Оно было так сильно напряжено. – От смущения голос Гвинет сильно изменился и стал походить на ее обычный высокий крик.
   Вздохнув, Арик взял ее лицо в ладони.
   – Да, оно было напряжено, потому что Ровена обвинила тебя в воровстве, – вымолвил он терпеливо. – Она разозлила меня. Не стану отрицать: с тех пор как мы приехали в Нортуэлл, она пыталась затащить меня в свою постель, но я отказывал ей.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 [20] 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация