А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Его благородная невеста" (страница 19)

   Она подняла глаза. Торжествующее выражение лица Ровены привело Гвинет в ярость. Проклятие! Ну что ей делать? Судя по виду Ровены, Арик уже нашел пристанище между ее тощих бедер. И как только этот хлыщ может хотеть женщину, у которой нет сердца?
   Как только Гвинет живо представила себе собственного мужа в объятиях Ровены, ей тут же захотелось замкнуться в себе, несмотря на острое желание наказать Ровену, каким-нибудь образом ее унизить и заставить покинуть замок.
   Впрочем, загулявшему мужу тоже должно достаться на орехи. Но в те редкие дни, когда Арик забредал в стены Нортуэлла, они не перебрасывались ни словом, а от его настороженных взглядов сердце Гвинет начинало ныть.
   Через несколько минут в большой зал вошел Стивен. Обиженный и какой-то забитый, он тут же устремил несчастный взор на Ровену. Гвинет надеялась, что по ее собственному виду нельзя с такой же легкостью догадаться о ее переживаниях, как это было видно по жалкому облику Стивена.
   – Ровена, моя дорогая, – взмолился он. – Прошу тебя, сядь рядом со мной.
   – У меня нет времени, – отрезала Ровена. – Меня ждут дела. – Сказав это, она с королевским достоинством выплыла из комнаты, гордо подняв голову на своей гибкой шее.
   Гвинет посмотрела на Стивена. Его лицо обрело еще более унылое выражение, а в карих глазах заблестели слезы.
   Гвинет отлично понимала чувства этого мальчика, поэтому она не смогла противиться желанию подойти к нему и положить ему руку на плечо в знак поддержки.
   Стивен едва не оттолкнул ее. Гвинет удивленно посмотрела на него.
   – Это все ты виновата! – закричал он. – Почему ты не смогла удержать Арика в своей постели и не пускать туда Ровену?
   От этих слов сердце Гвинет тревожно замерло. Глаза Гвинет заволокло слезами.
   – Я пыталась! – воскликнула она. – Честное слово, пыталась, но у него такой вид, как будто он вообще не видит меня!
   Стивен так грубо выругался, что Гвинет испуганно вздрогнула.
   – А ты уверен, что они снова спят вместе? – решилась спросить она, не зная, впрочем, хочется ли ей знать ответ на этот вопрос.
   – Вот уже две недели, как она ушла от меня! Ровена больше не ложится со мной в постель! А она не из тех женщин, которым доставляет удовольствие спать в одиночестве, – сердито проговорил Стивен. – К кому еще она могла пойти?
   Да уж, к кому? Гвинет закрыла глаза, силясь спрятать боль, охватившую ее после слов Стивена. Господи, да ей была отвратительна даже мысль о том, что Арик предпочел ей женщину, которая изменила ему с его собственным отцом и которая думает только о власти и собственном положении! Однако он поступил именно так. Почему? Из-за того, что он давно знал ее? Из-за ее царственного равнодушия?
   Впрочем, возможно, Ровена в постели делает что-то такое, о чем Гвинет в силу собственной неопытности даже не догадывается. Правда, Гвинет казалось, что она удовлетворяет все желания мужа, но, похоже, она ошибается. Но, черт возьми, что же ей все-таки делать? Мысли галопом неслись в ее голове. Соблазнить Арика? Гвинет закатила глаза. Что она об этом знает? Почти ничего. Или, может, вступить с ним в противостояние? Но похоже, он лишь посмеется над ней. Гвинет вздохнула – этого допустить нельзя ни в коем случае. Тогда, может, соблазнить его во сне, когда он лежит обнаженный? Впрочем, это как-то нехорошо Гвинет принялась ходить взад-вперед. Она должна что-то сделать! Должна заставить Арика смотреть на нее как на женщину, на жену.
   Гвинет повернулась к Стивену.
   – Сегодня вечером, после ужина, ты должен занять чем-то Ровену, отвлечь ее от Арика, – сказала она.
   Стивен нахмурился, его мальчишеские глаза наполнились смущением. Как жаль, что его сердце стремится к этой холодной девке, которая умудрилась спать с его отцом и старшим братом, чтобы добиться своего положения, забыть о нищете!
   – И что ты будешь делать? – спросил Стивен. В самом деле, что?
   – Молить Господа о силе, – ответила Гвинет.

   Ни Арик, ни Ровена на ужин не явились. Для Гвинет их отсутствие послужило очередным доказательством ее подозрений, от которого в груди вновь появилась резкая боль. Гвинет склонилась над своей тарелкой – точно так же как Стивен, сидевший поодаль от нее за хозяйским столом. Все вокруг них, начиная с замковой прислуги и заканчивая рыцарями Арика, бросали на Гвинет выразительные взгляды, полные сдержанной жалости.
   От всего этого Гвинет едва не закричала.
   Довольно! Она пойдет в спальню, застанет их вместе и как-нибудь остановит их.
   Встав, Гвинет наклонилась к своему деверю и похлопала его по плечу. Стивен поднял на нее полные печали карие глаза, которые, однако, тут же наполнились надеждой.
   Решив, что гнев послужит ей надежной защитой, Гвинет вышла из большого зала и отправилась искать мужа, который развлекается со своей шлюхой.
   Гвинет даже не понимала, почему ее так волнует вся эта история. Поднимаясь по высоким ступеням, ведущим наверх, она подумала, что не так уж предана собственному мужу. Ее сердце не принадлежит ему. Или это не так? Нет. Какая нелепость! Гвинет нахмурилась. Она просто не хочет, чтобы ее игнорировали, не желает, чтобы слуги ее жалели, а рыцари предлагали свою помощь в решении неприятной проблемы.
   Оказавшись наверху, у двери, ведущей в покои, где располагалась их спальня, Гвинет молила Бога только о том, чтобы там никого не было.
   Увы…
   Увидев, что дверь слегка приоткрыта, Гвинет молча прошла по анфиладе комнат. К счастью, спальня оказалась пустой.
   Однако Гвинет услышала голос Ровены. Гвинет сразу узнала ее собеседника – это был низкий голос ее мужа. Они разговаривали за дверью, ведущей в кладовку позади спальни.
   Черт бы побрал их обоих!
   Гвинет сжала руки в кулаки. Гнев сотрясал ее тело, гнал ее вперед. Да и душевная боль подгоняла ее. Если уж им так приспичило совокупляться, пусть не делают это рядом с ее покоями, так близко от ее постели!
   Пройдя мимо большого балдахина, почерневшего очага и табуретки, она приблизилась к своей цели. Нажав на ручку, Гвинет толкнула тяжелую деревянную дверь.
   Арик и Ровена стояли рядом. Они были вдвоем!
   Нет, они не обнимались, но вырез на платье Ровены был достаточно велик для того, чтобы соблазнить даже святого.
   Потаскуха положила руку на плечо Арика. А потом прижалась к нему, предлагая себя. Однако, святые угодники, похоже, он никак не реагировал на ее заигрывания, он даже не смотрел на нее, а на его лице застыло напряженное выражение.
   Услышав шум, парочка посмотрела на Гвинет. Ровена наградила ее мимолетной улыбкой и пожала плечами. Выражение лица Арика оставалось непроницаемым.
   Гвинет чувствовала, что ее терпение на исходе и что она вот-вот взорвется.
   Сделав несколько шагов вперед, она схватила Ровену за руку.
   – Пошла вон! – крикнула Гвинет. Ровена попыталась высвободить руку. Гвинет крепче сжала ее, не давая костлявой потаскухе вырваться.
   – Мы с Ариком просто… разговариваем, – запротестовала Ровена, правда, не слишком убедительно.
   Сдерживая желание обхватить ее шею руками и сжать пальцы, Гвинет рванула Ровену за руку и подтолкнула к двери.
   – Мне наплевать, если ты задерешь свои юбки и отдашься ему где угодно, хоть на помойке, шлюха ты поганая. Но здесь ты этого не сделаешь, поняла?
   Ровена пыталась вырваться от Гвинет, но ее попытки не увенчались успехом. Спустя несколько мгновений Гвинет вытолкала ее в коридор, захлопнула дверь и опустила щеколду, чтобы та не смогла вернуться.
   Затем Гвинет повернулась к своему ветреному мужу, который, подбоченившись, наблюдал за происходящим.
   Внезапно на его лице появилась улыбка.
   Ох, как же, должно быть, ему понравилась эта сцена! Вероятно, он решил, что Гвинет ревнует. Скотина!
   – На помойке? – переспросил он. – Боюсь, это не слишком удобно.
   – Ну да, только об этом ты и думаешь, тупоголовый мерзавец! Да пускай небеса разверзнутся над нами, если Ровене удастся еще раз соблазнить тебя.
   Арик нахмурился, на его лице появилось смущенное выражение. Впрочем, Гвинет ни на секунду ему не поверила. Разве не говорила ей тетушка Уэлса, что мужчины только и думают о том, чтобы лечь в постель с любой женщиной?
   – Что? – переспросил Арик, глядя на Гвинет.
   Она опустила глаза, стараясь сдержать свой гнев. Однако на сей раз быть терпеливой ей не удалось. Гвинет то ли застонала, то ли зарычала.
   – Вижу, тебе доставляет громадное удовольствие прикидываться невинной овечкой, ловелас ты поганый, дамский угодник! Что ж, очень хорошо! Только одного я понять не могу: какого черта ты вьешься вокруг юбок этой тощей стервы? Неужели в последнее время я хоть раз не выполнила в постели твои прихоти? Неужели не была послушна тебе, не отзывалась на твои ласки, а?! Нет, и тебе это известно! В последнее время, после твоего приезда, когда мы были с тобой в постели, разве я хоть раз отказала тебе, не допустила к своему телу? Не было такого! Ни разу! – вопила Гвинет.
   Серебристые глаза Арика обрели равнодушное, ледяное выражение.
   – Как ты и сказала, этого не было ни разу, – холодно кивнул он.
   Но уголок его рта при этом дернулся, а его большое тело явно напряглось, как струна. Но на что же он сердится? Вероятно, на то, что она помешала его встречам с жилистой потаскухой.
   Гнев Гвинет стал еще сильнее, он переполнял ее и, казалось, был готов вырваться из ее макушки наружу.
   – Не могу сказать, что я понимаю… – Гвинет не договорила, у нее не было слов от возмущения. – В общем… – начала она снова, – если тебе так уж хочется спать со шлюхой, которая пускает тебя в свою постель или рвется в твою из-за твоих денег и титула, что ж, так тому и быть! Тупоголовый осел! – С этими словами Гвинет повернулась и хотела было выйти из комнаты, чтобы Арик не увидел слез, навернувшихся ей на глаза.
   Но как только она прикоснулась к щеколде, огромная ладонь Арика накрыла ее руку, он развернул ее и привлек к своему длинному мускулистому телу. Арик запустил пальцы в ее черные кудри и запрокинул голову Гвинет назад, чтобы заглянуть ей в глаза. Его лицо при этом было напряженным, его собственные глаза – прищуренными.
   – Хорошо, – хрипло проговорил он. – Так тому и быть.
   А потом его губы накрыли ее рот.

   Глава 13

   Арику даже не верилось, что Гвинет обвинила Ровену в преступлении, которое совершила сама. Ровена хотя бы ни разу не притворялась, что хочет его или что он ей нравится. Она сразу дала Арику понять, что доверяет ему собственную хрупкую красоту в обмен на кров, безопасность и пропитание.
   А темпераментная Гвинет, с другой стороны, прикидывалась, что нуждается в нем, готова давать ему тепло, хочет спать с ним в одной постели, заниматься любовью. Арик чувствовал себя преданным – и все из-за правды, которую она скрывала под вуалью страсти. Но это же сущее безумие. От такого недуга доктора лечат людей, пуская им кровь. Арик никак не moi понять, то ли накричать на Гвинет, то ли до беспамятства заниматься с ней любовью.
   Сжав лицо жены ладонями, он снова впился в ее губы поцелуями, принимая ее бесстыдство. Через мгновение ее губы приоткрылись, и Арик ощутил, что его естество мгновенно выросло в размерах.
   Черт побери! Настоящая ведьма, она очаровывает его, ее сладкие поцелуи начисто лишают его разума! Ну и пусть, он ведь теперь знает, что она собой представляет. Его уже не обмануть, он не поверит, что Гвинет волнует что-то кроме собственного блага и удовольствия.
   Но несмотря на это, Арику все равно хотелось верить Гвинет.
   Низко застонав, Арик с трудом оторвал от нее свой рот. Его грудная клетка заходила ходуном, он пытался сделать глубокий вдох, чтобы прийти в себя, чтобы избавиться от ее божественного аромата, наполнявшего его ноздри, проникавшего в каждую клеточку его тела. Какое безумие – поддаваться ее чарам, следовать за зовом плоти!
   Арик медленно открыл глаза. Голова у него шла кругом, и он даже слегка покачивался.
   – Арик, – тихо позвала его Гвинет мелодичным голоском сирены.
   Она наклонилась к нему, и при этом ее грудь коснулась его ладони. От его поцелуя ее нежные красные губы слегка припухли. Арику до боли хотелось овладеть ею.
   Ну почему, почему он не хочет Ровену? С ней все было бы гак просто, она бы, как торговец, продала ему свое тело за необходимые ей блага. Но Гвинет распаляла его, она, казалось, обладала способностью заглядывать ему в душу, и когда это происходило, он терял способность сопротивляться ей. Арик ничего не мог понять.
   Он заглянул в бездонные глубины ее голубых, затуманенных страстью глаз, увидел румянец, окрасивший ее нежные щеки, ее плечи, нежный изгиб ее высокой груди. Казалось, ее сочные губы молят о новом поцелуе.
   Заскрежетав зубами, Арик схватил Гвинет за руки, силясь избавиться от наваждения, одолеть желание.
   Увы, этого не произошло.
   Ярость и страсть слились в его существе. Такого с ним в жизни не было, и Арик даже не смог бы описать охватившие его ощущения.
   Арик опять застонал, понимая, что вот-вот сдастся страсти. Обхватив Гвинет руками, он прижал ее к своему телу, к своему естеству. А затем понес ее к их большой кровати с балдахином. Когда он усадил Гвинет на постель, она подняла на него свои огромные глаза, в которых застыл немой вопрос.
   В это мгновение, был готов поклясться себе Арик, она испытывала желание – первобытное, сильное. Впрочем, то же самое можно сказать и о нем.
   Схватившись руками за свою черную тунику из шерсти. Арик одним рывком стянул ее через голову. Глаза Гвинет распахнулись шире, когда она медленно провела взглядом по его лицу, торсу и… тому, что ниже.
   Торопясь избавиться от терзавшей его боли, Арик запустил пальцы в черные волосы Гвинет, привлек ее к себе и впился губами в ее губы, властно проник языком в теплую сладость ее рта. Она ответила на поцелуй, потянулась к нему всем телом, молча приглашая его к более смелым ласкам.
   Арик помедлил, наивно надеясь, что одного поцелуя будет достаточно. Но как только прервался первый поцелуй, за ним тут же последовал второй – такой же требовательный и глубокий. Арику оставалось только спросить у себя, сможет ли он когда-нибудь вдосталь насытиться Гвинет.
   При мысли об этом он рассердился еще больше. Арик нагибал Гвинет все ниже, и в конце концов она улеглась на постель. Вид у нее был невероятно соблазнительный. Его губы скользнули вниз, к ее груди, согрели ее кожу, раскрасневшуюся от возбуждения. Задержавшись на мгновение, он взвесил ее груди в ладони, потрогал соски, словно желая убедиться в том, что они отвердели от его прикосновений.
   Она вскрикнула, и Арик, проворчав что-то, рванул кружевной пояс на ее хрупкой талии, отбросил его в сторону. Фиолетового цвета запашное платье распахнулось, открыв его взору белую шелковую сорочку: Арик не слишком осторожно сорвал с Гвинет платье и отбросил его на дальнюю часть кровати.
   Бросив быстрый взгляд на ее лицо, он заметил, что дыхание Гвинет стало тяжелым, ее влажные губы приоткрылись, а полные желания глаза внимательно наблюдают за ним. Запечатлев на ее сочных губах быстрый поцелуй, Арик вернулся к ее одежде, намереваясь поскорее добраться до ее женских сокровищ.
   Он торопливо снял с ее ног кожаные туфельки и отбросил их назад через плечо. А затем двумя руками задрал подол ее рубашки, обнажая ноги в шерстяных чулках, подвязки и, наконец, молочно-белые бедра, готовые раскрыться под его натиском.
   Застонав, Арик обнажил плоский живот Гвинет и провел по нему ладонью. Но вот сорочка была сорвана через голову, и Арик с наслаждением приподнял руками ее нежные груди.
   Наконец-то! Наконец за исключением чулок с подвязками и рубиновой подвески на ней больше ничего не было. Гвинет лежала перед ним в торжествующей наготе – от кончика чуть вздернутого носа до темной курчавой поросли волос, прикрывающих вход в ее лоно.
   Несколько мгновений Арик просто любовался Гвинет Мысли путались у него в голове, он не знал, что делать, как взять себя в руки и, забыв о голосе плоти, доказать ей, что он не позволит играть с собой.
   Увы, вместо этого на ум Арику приходили разные шаловливые картинки, которые ему безумно хотелось воплотить в жизнь. Он даже вспотел.
   Гвинет, которая, как ни странно, помалкивала некоторое время, окликнула его:
   – Арик!
   Неужели она думает, что он отвернется от нее в этот, момент? Да, так и есть, понял Арик, когда она призывно протянула к нему руки.
   Голоса страсти и разума продолжали разрывать его на части.
   – Еще рано, – прошептал он.
   Не предупредив Гвинет, Арик потянул ее за ноги и спустил их вниз с кровати.
   – Арик! – За ее любопытством уже слышалась тревога. Почти слышалась.
   – Еще рано, – повторил он.
   Арик опустился на колени перед кроватью и взял ее бедра в руки, а потом положил их себе на плечи. Гвинет замерла, когда Арик наклонился к ней, и она ощутила его дыхание на своем лоне. Ее ноги задрожали, по спине тоже пробежала дрожь.
   – Арик, может, лучше отпустить меня? – нерешительно прошептала она.
   – Ни за что, – отозвался он. – Я хочу, чтобы у тебя появилось ощущение, будто я стал частью твоего существа.
   Не успела она сказать что-то еще, как он прикоснулся пальцем ко входу в ее «ножны», изнывающие по его «мечу», и, убедившись, что они достаточно увлажнены, впился в них губами. Гвинет заметалась, но его сильные руки удерживали ее бедра на месте.
   – Арик! – взмолилась она.
   Она готова к взрыву, подумал Арик, почувствовав, как напрягается тело его жены, услышав, как изменился ее голос, Оторвавшись от нее на мгновение, он стал осыпать мелкими поцелуями внутреннюю часть ее бедер.
   – Нет! – закричала Гвинет. Она приподнялась, чтобы быть ближе к нему, чтобы он продолжил сладостную пытку.
   Арик с улыбкой стал ласкать ее пальцем. Дыхание Гвинет было все тяжелее. Она закрыла глаза, словно для того, чтобы скрыть терзавший ее плотский голод. Арик твердо вознамерился не давать ей пощады. Он снова приник губами к самой сокровенной части ее тела и ласкал ее до тех пор, пока Гвинет не забилась в конвульсиях сильнейшего оргазма.
   Опустив ее бедра, он лег рядом с женой. Несколько мгновений она лежала с закрытыми глазами, раскрасневшаяся от возбуждения. Но постепенно дыхание ее успокаивалось, кожа побледнела. Гвинет медленно подняла веки – ее глаза были потрясающе голубыми, сексуальными, решительными.
   Она села и наклонилась к Арику. С трудом сглотнув, он хотел было приподняться, но жена удержала его. Ее руки заскользили по его груди, животу, а потом спустились ниже. Уже через мгновение Гвинет ловко развязала шнурки на его штанах и отбросила их на деревянный пол.
   Теперь ее глаза вызывающе блестели. Гвинет крепко, но нежно сжимала его член. Арик невольно застонал – ему хотелось лечь на Гвинет, наполнить собой ее сладкое лоно. Он с усилием сел, но Гвинет тут же толкнула его назад и быстро охватила губами его жезл.
   – Святой Господь! – простонал Арик. Она ласкала, сосала и лизала его плоть до тех пор, пока он был в состоянии терпеть. А потом Арик опрокинул Гвинет на кровать, раздвинул ее бедра и одним рывком вошел в нее. Но двигаться он не спешил, хотя Гвинет и ждала, когда они начнут пляску любви.
   – Арик!..
   Поводив губами по ее шее, он прошептал:
   – Я хочу войти в тебя как можно глубже… Я хочу, чтобы ты перестала понимать, где кончается твое тело и начинается мое…
   Толчок вперед. Гвинет закричала.
   Арик принялся двигаться, но очень медленно, ритмично. Вскоре Гвинет подчинилась этому ритму, и когда он замер на мгновение, она, задыхаясь, потребовала:
   – Еще!
   – Всему свое время, – ответил он, едва сдерживая себя.
   Но долго терпеть оба не могли. Через несколько минут медленные движения перешли в быстрые, их сплетенные тела слились воедино, и океан страсти унес обоих на своих бурных волнах. Арик слышал громкие крики Гвинет, чувствовал, как содрогается ее тело, но потом экстаз охватил и его и на несколько мгновений мир перестал для него существовать.
   Когда они немного успокоились, Арик приподнял голову и увидел на щеке Гвинет слезу. Ее тело все еще льнуло к нему. Он прикоснулся к ее щеке губами и нежно стер ими соленую каплю. Его гнев проходил. Он понял, что Гвинет кричала не от боли, а от наслаждения, но все же, не удержавшись, произнес:
   – Прости, пожалуйста.
   Нахмурив брови, она устало посмотрела на него:
   – За что?
   Он ласково улыбнулся:
   – Я не хотел причинить тебе боль.
   Гвинет тихо засмеялась.
   – Хотела бы я всегда испытывать подобную боль, – проговорила она.
   Поводив губами по ее уху, Арик прошептал:
   – Так оно и будет.
* * *
   Арик проснулся, ощутив прикосновение мягких губ Гвинет к своим губам. Сонно посмотрев на нее, он потянулся, с удовольствием слушая ее счастливый смех. Отбросив длинный и блестящий черный локон с ее лица, он взял его в ладони и крепко поцеловал жену. Потрясающее удовольствие! Никогда в жизни он не испытывал ничего подобного, не ощущал такого приятного тепла. Что ж, теперь надо привыкать к этому, потому что он намеревается просыпаться рядом с ней и целовать ее каждое утро.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 [19] 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация