А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Ключи к полуночи" (страница 30)

   Часть III
   Загадка в загадке

   Зимняя буря
   Камешки гонит
   В колокол храма.
Бусен (1715–1783)

   Глава 46

   Ни Алекс, ни Джоанна толком не поспали во время полета из Токио. Они были возбуждены и взволнованы их новыми отношениями и беспокоились о том, что их ожидает в Англии.
   Что еще ухудшало дело, самолет попадал несколько раз в сильный турбулентный поток. Их укачивало до того, что начиналась морская болезнь, как у новичков на море.
   Когда в четверг вечером они приземлились в Лондоне, Алекс чувствовал себя так, будто находится в больничной палате. Его длинные ноги сводило судорогой, они отекли и отяжелели. Резкая боль с каждым шагом простреливала икры и бедра. Его ягодицы горели огнем, и их покалывало, будто все путешествие он сидел на иголках. Спина болела на всем протяжении от копчика до самого затылка. Его глаза налились кровью, и было такое ощущение, будто в них насыпали песок. Губы обветрились и потрескались, а во рту стоял неприятный привкус кислого йогурта.
   По виду Джоанны можно было сказать, что у нее были подобные же жалобы. Она пообещала, что падет на колени и будет целовать землю, как только будет уверена, что у нее хватит сил подняться снова.
   В отеле они не стали распаковывать чемоданы, только Джоанна достала два ручных фена, которые взяла с собой. Один из них был маленький, легкий и пластмассовый, а другой – большой, старомодный и металлический, с десятидюймовым металлическим носом. В этом чемодане была еще и маленькая отвертка, и Алекс использовал ее, чтобы разобрать громоздкий фен. Еще до отъезда из Киото он удалил из него все внутренности и тщательно спрятал в пустую оболочку пистолет. Это был семимиллиметровый автоматический с глушителем пистолет, который чуть более недели назад был отобран у Ловкача. Оружие без проблем прошло незамеченным через рентгеновские лучи и таможенный до-смотр. Из того же чемодана Алекс достал большую жестянку с тальком, прошел в ванную, присел на корточки около стульчака, поднял крышку и сиденье и просеял тальк сквозь пальцы. Когда в коробке больше не было талька, там показались две патронные обоймы.
   – А из тебя выйдет хороший преступник, – сказала Джоанна.
   – Да. Но я смогу больше сделать, оставаясь честным, чем на другой стороне закона.
   – Мы могли бы грабить банки.
   – Не проще ли купить контрольный пакет одного из них?
   – Это менее романтично.
   – Но безопаснее.
   – О, так ты не любишь приключения.
   – Думаю, что нет.
   – Обычный отсталый обыватель.
   – Скучный. Вот такой я.
   – Бесцветный.
   – Слабый.
   – Корабль на приколе, – сказала Джоанна.
   – Замкнутый. Я болезненно робкий.
   Она рассмеялась и обняла его.
   Слегка пообедав в главной комнате их трехкомнатного номера, в десять часов они заползли под одеяла и, перед тем как уснуть, обменялись всего лишь невинными поцелуями и пожеланиями спокойной ночи.
   Алексу приснился странный сон. Он лежал на мягкой кровати в белой комнате, и над ним стояли три хирурга, все в белом и с белыми масками на лицах. Один хирург сказал: «Где, по его мнению, он находится?» Другой ответил: «Южная Америка. Рио». А третий поинтересовался: «А что будет, если не удастся?» Первый хирург ответил: «Тогда, возможно, его убьют, а наши проблемы останутся». Алекс поднял руку, чтобы коснуться ближайшего доктора, но его пальцы внезапно превратились в крошечные модели зданий, затем стали видны, как пять высоких зданий, где-то вдали, а затем эти здания стали расти, превращаясь в небоскребы; они приближались, а город рос на его ладони и вверх по руке. Вместо лиц хирургов было ясное голубое небо, а под ним был Рио, прекрасный залив. Затем его самолет приземлился, он вышел и оказался в Рио. Где-то звучала печальная мелодия испанской гитары.
   Когда Джоанна придвинулась к нему в темноте и поцеловала в затылок, дорожные часы на тумбочке показывали четыре часа утра.
   – Проснулся? – спросила она.
   – Теперь да.
   – Я слышала, что ты робкий.
   – Да, как корабль на приколе.
   Он лег на спину. Она взобралась на него, он стал ласкать ее тяжелые груди. Джоанна поскакала на нем, как ковбой на полудикой лошади.
   – Я снова приручила твоего зверя, – сказала она.
   – К утру он опять одичает.
   – Надеюсь.
   В семь тридцать Алекс был разбужен громким шумом. Сначала он подумал, что это у него в голове, но дело было не в этом. Это звучало так, будто в запертую дверь кто-то ломился плечом.
   Джоанна села рядом с ним, прижимая одеяло к своим голым грудям.
   – Что это?
   Алекс стряхнул остатки сна. Он насторожился и, послушав с минуту, сказал:
   – Кто-то находится у двери в главной комнате.
   – Звучит так, будто ее вышибают, – сказала Джоанна.
   Алекс потянулся за заряженным пистолетом, который оставил на тумбочке.

   Глава 47

   Алекс хотел, чтобы Джоанна осталась в постели, но она отказалась и встала рядом с ним.
   Поднявшись, он не стал включать свет, так как боялся, что это выдаст их врагу слишком рано.
   Когда Алекс добрался до открытой двери из спальни в гостиную, яростный стук прекратился. Тишина, установившаяся так внезапно, теперь казалась более зловещей, чем громоподобный грохот раньше.
   Он сделал шаг в другую комнату, но Джоанна остановила его:
   – Подожди.
   – Все в порядке, – сказал он, – в отеле они не предпримут ничего серьезного.
   – Но это также не похоже и на игру, – сказала Джоанна.
   Алекс стоял тихо, надеясь услышать шаги, но ничего не было слышно.
   Шторы были закрыты. Тусклый серый свет, который просачивался через щели в них, был недостаточным, чтобы осветить комнату. В темноте письменный стол, стулья и диван напоминали спящих животных.
   Темно-фиолетовые тени, казавшиеся густыми, как студень, злобно бились и корчились по углам.
   Алекс пошарил по стенке в поисках выключателя, нашел его и быстро включил свет. Он прищурился от внезапно вспыхнувшего света и выставил пистолет впереди себя.
   – Здесь никого нет, – сказала Джоанна.
   Алекс направился к двери, которая вела в коридор восемнадцатого этажа отеля.
   – Алекс, может, не надо.
   На ковре в прихожей лежал голубой конверт. Его просунули под дверь.
   – А вот и причина всего шума, – произнес Алекс. – Кто-то хотел, чтобы мы вылезли из постели, пришли сюда и увидели этот конверт.
   Алекс поднял его.
   – Что это? – спросила Джоанна.
   – Записка от сенатора.
   – Откуда ты знаешь?
   – Только что пришло в голову.
   – А все-таки? – настаивала она.
   Конверт был чистый, без машинописных или других пометок, и он был запечатан.
   Алекс нахмурился.
   – Я не могу сказать, откуда я знаю, но уверен, что это так.
   Он вскрыл конверт и развернул листок голубой бумаги, который был внутри.

   «Не читайте это вслух. Ваша комната прослушивается. Я должен поговорить с вами. Приходите в 10.00 в Британский музей. За вами будут следить, но я уверен, что вам удастся освободиться от «хвоста». Посылая эту записку, я рискую своей жизнью.
   Том Шелгрин».

   Глава 48

   Лондон был дождливый и холодный. Блеклое декабрьское небо – не выше, чем самое высокое здание в городе, а жидкие бороды тумана сползали даже ниже.
   Таксист, взявший их перед отелем, был дородный мужчина с ухоженной белой бородой. Он носил потрепанную шляпу, и от него пахло мятой.
   – Куда вас доставить?
   – Видите ли, мы хотим пойти в Британский музей, – сказал Алекс, – но сначала вам надо отвязаться от людей, которые следят за нами. Вы можете это сделать?
   Водитель в недоумении уставился на них.
   – Он совершенно серьезен, – сказала Джоанна.
   – Похоже, – сказал водитель.
   – И он не сумасшедший, – сказала Джоанна.
   – Выглядит вроде так, – сказал водитель.
   – И он трезвый, – сказала Джоанна.
   – Похоже, – сказал водитель.
   Алекс отсчитал четыре пятифунтовые банкноты и отдал их таксисту.
   – Я дам вам столько же плюс плата в оба конца. Вы поможете нам?
   – Ну, – сказал водитель, – за такие деньги можно потакать и сумасшедшему, если таковой встретится.
   – Ну и прекрасно. Потакайте мне.
   – Меня только одно беспокоит, – сказал водитель. – За вами следят полицейские?
   – Нет, – ответил Алекс.
   – Полицейские, молодая леди?
   – Нет, – сказала Джоанна. – Это не очень приятные люди.
   – Так же как и полицейские. – Он усмехнулся, запихнул банкноты в карман рубашки, погладил свою белую бороду и сказал: – Меня зовут Николас. К вашим услугам. Что я должен искать? На какой машине они могли бы быть?
   – Я не знаю, – сказал Алекс, – но они будут держаться у нас на хвосте. Если мы будем внимательно следить, то заметим их.
   Уличное движение утром было интенсивным. У первого же угла Николас повернул направо, у второго – налево, затем направо, налево, налево, направо.
   Алекс наблюдал через заднее окно.
   – Коричневый «Ягуар»-седан.
   Николас бросил взгляд в зеркало заднего обзора.
   – Никто другой не подходит.
   – Отвяжитесь от них, – сказал Алекс.
   Николас не был мастером ухода от преследования. Он крутился от переулка к переулку, проскакивая между автомобилями и автобусами, делая все возможное, чтобы между ним и их «хвостом» оставалось порядочное расстояние, но ни один из его маневров не был достаточным, чтобы отвязаться от преследователей. В течение первых десяти минут коричневый «Ягуар» все время был в поле зрения. Николас делал повороты, не включая сигнальные огни, но не на большой скорости и не выезжая на встречную полосу.
   – От вашей смелости у меня не замирает сердце, – сказал Алекс.
   – Делаю все, что в моих силах, сэр.
   Джоанна коснулась руки Алекса.
   – Вспомни историю о зайце и черепахе.
   – Да. Но я хочу отвязаться от них быстро. Если мы будем продолжать так, как сейчас, то потеряем их только через восемь или десять часов, когда они чертовски устанут и им будет уже наплевать на нас.
   Алекс знал, что лондонское такси не допускалось до работы, если на нем была хоть какая-нибудь отметина столкновения – даже если это всего лишь маленькая вмятина или царапина. Очевидно, что Николас, пока вел машину, все время помнил об этом. Конечно, страховая компания оплатит любой ремонт, но машина может простоять в гараже неделю, что будет потерей рабочего времени. Эта перспектива сдерживала водителя.
   Как бы там ни было, но все-таки Николасу удалось оторваться от «Ягуара» на три машины.
   – Мы, кажется, уходим от них, – счастливо произнес он.
   С точки зрения Алекса, это выглядело так, будто Николасу позволили оторваться. Теперь водитель «Ягуара» не особо старался держаться за ними, как это было в начале пути. На самом деле он, а не таксист отвечал за то, что расстояние между ними росло, как будто хотел позволить им уйти.
   Почему?
   «Потому что они знают, куда мы собираемся», – сказал Алекс себе.
   Он стал мысленно разговаривать сам с собой. Это был один из тех споров, которые обычно происходили вслух, когда он бывал один.
   «Они знают, что мы собираемся встретиться с сенатором?» – спросил он себя.
   Да. И он один из них. Поэтому им действительно незачем следить за нами.
   Но если он один из них, то почему вышел на нас именно таким способом? И зачем он сказал нам освободиться от слежки?
   Я не знаю, но он должен быть один из них. Как еще он мог узнать, что мы в Лондоне?
   Выследить. Только выследить. Это звучит немножко параноидально. Но если ты параноик, то не способен трезво оценивать обстановку. Возможно, ты видишь сейчас сети заговора там, где ничего нет. Возможно, водитель «Ягуара» всего лишь осторожный человек, еще более осторожный, чем старина Николас. Можно бы было все так просто объяснить. Можно бы было.
   Однако… Он стал пристально смотреть в заднее окно не в состоянии скрыть выражение неодобрения, которое читалось на его лице.
   Они приблизились к перекрестку, где светофор только что сменился с зеленого на красный, но Николас, собрав все свое мужество, завернул за угол против правил. Шины даже взвизгнули.
   Машины за ними остановились, как добропорядочные граждане, и «Ягуар» был затерт среди них. Он не мог двинуться, пока светофор не переключится вновь.
   Они находились на узкой улице, вдоль которой выстроились первоклассные магазины и театры. Только несколько машин были припаркованы к тротуару. Николас проехал полквартала и свернул в боковой переулок прежде, чем «Ягуар» получил возможность свернуть за угол за ними. Из этого переулка они выехали в другой, а затем – снова на большую улицу.
   Пока они продолжали крутиться сквозь косой серый дождь от улицы к улице, Николас время от времени бросал взгляд в зеркальце заднего обзора. На его лице постепенно вырисовывалась улыбка, и наконец он сказал:
   – Все! Как в американских детективах, которые показывают по телику.
   – Вы были неподражаемы, – сказала Джоанна.
   – Вы правда так думаете?
   – Просто неповторимы, – сказала она.
   – Ну что ж, пожалуй.
   Алекс внимательно смотрел в заднее окно.
   У Британского музея Джоанна открыла дверь такси, выскочила и побежала под защиту главного входа.
   Когда Алекс расплатился, Николас сказал:
   – Думаю, это был ее муж.
   Алекс моргнул.
   – Что?
   – Ну, если это были не полицейские…
   – А, нет. Не ее муж.
   Николас почесал бороду.
   – Вы не хотите, чтобы я подождал вас?
   – Боюсь, что нет, – произнес Алекс.
   Он вышел из такси и захлопнул дверцу.
   Мгновение Николас с любопытством смотрел на него через располосованное дождем окно, а затем поехал восвояси.
   Алекс стоял под холодным мелким дождем, втянув голову и засунув руки в карманы. Он осматривал улицу, изучая движение и обращая особое внимание на припаркованные автомобили.
   Ничего подозрительного.
   Наконец он присоединился к Джоанне, которая, прячась от дождя, ждала его в дверях.
   – Ты промок, – сказала она.
   – Наверное.
   – Что ты хотел увидеть?
   – Не знаю, – произнес он. Сейчас он не был расположен к разговорам. Он изучал улицу.
   – Алекс, что случилось?
   – Мы чертовски легко отделались от того «Ягуара». Легко, как никогда. Почему?
   – Может, нам просто повезло?
   – Я не верю в везение, – произнес Алекс, но в конце концов он оторвался от изучения улицы и последовал за Джоанной в музей.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 [30] 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация