А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Вихрь" (страница 5)

   Синд выросла среди представителей угасающего культа воина и изучала военное искусство. Она так долго его изучала, что война стала ее любовью, нет, страстью. Она присоединилась к бхорам и стала женщиной-воином – Синд была снайпером и умела виртуозно управлять небольшими военными кораблями – особенно брать на абордаж корабли противника.
   С детства ее кумиром был легендарный герой, разрушивший культуру ее предков – дженнисаров. Этого человека звали Стэн. А потом она его встретила. И обнаружила, что это вовсе не бородатый и древний старик, каким она себе его представляла, а все еще молодой, полный жизненных сил воин.
   В своем обожании Синд сумела подобраться к Стэну так близко, что чуть было не очутилась в одной с ним постели. Однако Стэн находился в тяжелом эмоциональном состоянии после того, как во время выполнения задания погиб весь его отряд, и не имел ни малейшего намерения заводить любовный роман ни с кем, а уж тем более с семнадцатилетней девчонкой. Тем не менее, ему каким-то образом удалось повести себя так, что Синд не почувствовала себя оскорбленной, а он не выглядел полным идиотом.
   Во время войны против Тайного Совета они встретились снова – как два солдата. И стали друзьями.
   Потом, когда Император вернулся, а Тайный Совет был уничтожен, Синд отправилась вместе со Стэном на свою родную планету в созвездие Волка. Во время того путешествия их отношения изменились. И все же... между ними так ничего и не произошло.
   А когда Стэн полетел выполнять новое задание в качестве имперского полномочного посла. Синд продолжала воевать, хотя теперь ее гораздо больше стали интересовать причины и результаты войн, чем сами военные действия.
   Сейчас оба воина сделали по глотку стрегга, поморщились, но не отставили стаканов в сторону.
   – Насколько я понимаю, – сказал Стэн, – ты прибыла сюда, чтобы влиться в мою разудалую компанию и отправиться вместе с нами с дипломатической миссией на Алтай?
   – А, так, значит, вот куда мы направляемся... Алекс сказал, что информация засекречена.
   – Точно. Мистер Килгур введет тебя в курс дела.
   В комнате воцарилась тишина – мягкая и совсем не напряженная.
   – Ты хорошо выглядишь, – заметил Стэн.
   – Спасибо. С тех пор, как мы с тобой встречались в последний раз, я решила, что мне, пожалуй, стоит больше внимания обращать на гражданскую одежду.
   Стэн был восхищен – Синд прекрасно справилась с этой задачей. Сейчас ей было чуть больше двадцати – перед ним сидела очаровательная женщина в строгом костюме. Короткие волосы, косметики ровно столько, сколько нужно, чтобы подчеркнуть достоинства лица... Любой, взглянув на Синд, принял бы ее за представителя руководства какой-нибудь межзвездной корпорации.
   Никто, естественно, не заметил бы – и мало кто, кроме Стэна, мог бы предположить, – что в подоле ее платья укрыт нож, в сумочке лежит мини-виллиган и что ее ожерелье вполне могло при необходимости послужить отличной гарротой.
   Синд внимательно посмотрела на Стэна.
   – Помнишь, как мы встретились в первый раз?
   Стэн подавился стреггом, который потек у него из носа, – очень неприятное ощущение. Синд рассмеялась.
   – Да, нет, не тогда. Раньше... на банкете. Я была среди обслуживающего персонала.
   – А... – Стэн мысленно вернулся в то время. Синд, тогда еще совсем девочка, была одета... во что-то, напоминавшее форму. Но он чувствовал, что говорить этого не нужно.
   – На мне было выходное платье, – сказала Синд. – Только сначала я выбрала не его.
   Теперь пришла очередь Синд смущенно отвернуться, после чего она подробно описала Стэну легкомысленное, соблазнительное платье, за которое она заплатила целое состояние, надела, а потом, разозлившись, сорвала и забросила куда-то в угол.
   – Я выглядела в нем, как самая настоящая девочка для развлечений. И вдруг я поняла, что единственная одежда, в которой я чувствую себя уверенно – солдатская форма. Ведь я же всю сознательную жизнь была солдатом. А это включает и одежду, которую носят солдатские шлюхи.
   Ну, вот опять, подумал Стэн. По какой-то причине Синд могла говорить ему совершенно поразительные вещи, которые другие женщины порой не говорят мужчине и после многих ночей, проведенных вместе. Впрочем, он заметил за собой то же самое.
   А еще он понял, что отчаянно хочет переменить тему разговора.
   – Давай вернемся к официальным проблемам.
   – Конечно, адмирал.
   – Нет, не адмирал. На этот раз я буду действовать, как гражданское лицо.
   – Отлично.
   – Почему?
   Синд снова улыбнулась.
   "Ах да, – сообразил Стэн. – Никаких тебе приказов по цепочке подчиненных. Ну, и конечно, никаких запретов на любовную связь с низшим или, наоборот, высшим по чину офицером".
   – Я нахожусь в очень неудобном положении, – проговорила Синд и устроилась на кушетке поудобнее, поставив, таким образом, в весьма неудобное положение Стэна. – Я ведь уже майор.
   – Прими мои поздравления.
   – Ну, не знаю. Я хочу представить тебе одного из моих солдат.
   Стэн молча ждал. Синд поднялась, подошла к двери, открыла ее и крикнула:
   – Эй, солдат? Ко мне!
   Послышался шум, и в комнату ввалилось существо ростом примерно полтора метра, хотя при этом весило, вероятно, килограммов сто пятьдесят – на двадцать больше, чем при последней встрече со Стэном. Узловатые, волосатые лапы касались пола так же, как и похожая на огромную метлу борода. Потом существу почти удалось выпрямиться, и оно взвыло:
   – Клянусь бородой моей матери, вот вы где, посол и майор! Стрегг пьете – а бедный, мучающийся жаждой солдат, который любит вас всей душой, брошенный, забытый в кромешной темноте, должен умирать от того, что никому не пришло в голову предложить ему капельку живительной влаги!
   – Что, – воскликнул Стэн, – во имя ягодиц моего отца... нет, твоего отца, тьфу, проклятье... ягодиц отца Синд... Что, во имя замороженных ягодиц твоего отца, ты здесь делаешь, Ото?
   – Я всего лишь солдат и следую военной тропой, как велят нам великие боги Сарла, Лараз и... и как там его... как же зовут того ублюдочного божка? Ах да – Колерик.
   – Похоже, он сегодня уже принял хорошую порцию стрегга, – заметил Стэн.
   – Уж точно, – согласилась с ним Синд.
   – Ну давай, зови остальных, – сказал Стэн. – И Килгура. Пусть он свяжется с кухней и велит доставить сюда еще стрегга, эту мерзость, которую Император называет виски, и... все, что входит в состав коктейля "Черный бархат". Ну, а теперь, Ото, давай, выкладывай, сколько гнусных типов, которых называют бхорами, я получил?
   – Всего сто пятьдесят.
   – О Господи! – воскликнул Стэн. – А до отправления еще несколько недель... Майор Синд, вы расквартировали ваших солдат?
   – Да. Нам отвели целое крыло в новом общежитии для офицеров, здесь, недалеко от императорского дворца. Мои солдаты размещены весьма надежно.
   – Так что бхоры не будут иметь ни малейшей возможности выбраться за пределы огражденной территории и разграбить, разрушить и уничтожить добрую половину Прайма?
   – Ну, если повезет.
   – Прекрасно. А теперь, рядовой Ото, налей-ка нам и объясни, что произошло. Только быстро.
   Стэн нуждался в объяснениях, потому что когда он последний раз встречался с Ото, тот был вождем, правителем – если такое вообще возможно, когда имеешь дело с бхорами – всех Волчьих миров. Теперь же он имел самый низший военный чин, словно был гонцом, чья борода только начала расти.
   – Я не знал, – сказал Стэн после третьего стакана стрегга – Килгур и остальные бхоры не успели присоединиться к их компании, так что он еще был способен на трезвые размышления, – что у вас бывает второе детство.
   – Не будь идиотом, – прорычал Ото, снова наполняя свой рог. – Во-первых, в созвездии Волка царит мир. И если они не хотят расстаться с жизнью, для них будет весьма полезно его поддерживать. Наверное, мир – это хорошо. Но это все равно что похлебка без мяса, мой друг. В те стародавние времена, когда нас чуть не истребили дженны, мне и в голову не могло прийти, каким скучным может быть мир. Так что я сбежал оттуда, чтобы немного развлечься.
   Он вздохнул; точнее, Стэн принял порыв пропитанного алкогольными парами газа, который с шумом покинул тело Ото, за вздох.
   – Я становлюсь таким цивилизованным!
   – Что ты, черт подери, сказал? – поинтересовался Алекс, входя в комнату.
   Печальный рассказ Ото был прерван воплями, рычанием, объятиями, слюнявыми поцелуями – всем тем, что входит в ритуал приветствия друзей, принятый у бхоров. Правда, человеку непривычному к нравам бхоров, он может показаться слишком бурным.
   А потом появились напитки, и Стэну пришлось продемонстрировать своим гостям, что такое "Черный бархат". Ото заявил, что напиток в самый раз сгодится для грудных детей. Алекс предпочел пить не разбавленный портер, а Синд последовала примеру Стэна, решив попробовать новый напиток, и их глаза на мгновение встретились.
   А потом Стэн попытался направить разговор на тот предмет, который его интересовал.
   – Ото, ты говорил, что жизнь здесь делает тебя цивилизованной личностью.
   – Клянусь отмороженной задницей моего отца, так оно и есть. Даже по людским стандартам. Если я цивилизованная личность... и великий вождь – что является чистой правдой, поскольку моя борода в целости и сохранности, – значит, сейчас я буду вынужден вернуться к моим старым привычкам дикаря. Насколько я понял, нам предстоит иметь дело с весьма примитивными существами. Недавно я узнал про человека, которого вы, люди, вероятно, считаете великим. Его звали Илчерч, или что-то вроде того. Так вот, после того, как он совершил свое первое деяние в качестве вождя, Илчерч решил поселиться среди примитивного земного племени, которое называлось американцы. – Ото буйно жестикулировал и поливал стреггом все вокруг. – Поскольку я вряд ли сумею найти остатки этого племени, я решил, что вполне могу связать свою судьбу со вторым по примитивности племенем... – Ото высоко поднял свой рог со стреггом. – За человеческую расу, – торжественно провозгласил он.

   Глава 5

   – Я был бы вам весьма признателен, – официальным голосом проговорил Стэн, – если бы вы оказали мне честь и составили компанию на сегодняшний вечер.
   – С огромным удовольствием, сэр. Сколько солдат я должна взять с собой для охраны?
   – Я повторяю, миледи. Не будете ли вы столь любезны отобедать со мной сегодня вечером?
   – Ой, минутку, я должна проверить... да. С удовольствием, Стэн. Куда мы пойдем? Как мне одеться?
   – Оружие должно оставаться незаметным, но соответствовать цвету платья. Значит, в... семь тридцать?
   – Хорошо, семь тридцать, – сказала Синд и отключила связь.
* * *
   – Ой, какой красавчик! Чем мы будем заниматься сегодня вечером: грубо соблазнять даму или постараемся вскружить ей голову?
   – И то и другое – понемногу.
   – Ага... – Алекс смахнул несуществующую пылинку с шелкового пиджака Стэна. – Ну так что ты намерен делать? Должен я предупредить охрану или ты останешься где-нибудь на ночь?
   – О Господи, – вздохнул Стэн, – я и не подозревал, как хорошо быть сиротой. Мамочка Килгур, я не имею ни малейшего представления о том, где проведу ночь или даже стану ли целовать даму. Слушай, а что ото ты так переживаешь?
   – Просто хочу тебе напомнить, что завтра ты должен быть у Императора для получения последних наставлений.
   – Ну так я там буду. Что-нибудь еще?
   – Нет... да. Галстук криво завязал. – Килгур поправил галстук Стэна. – Знаешь, что говорит моя мамочка? Никогда не делай ничего такого, о чем ты потом не смог бы рассказать святому отцу в церкви.
   – Она так говорит?
   – Точно. Теперь тебе понятно, почему среди Килгуров не принято ходить в церковь?
   Алекс вышел из комнаты, а Стэн проверил все в последний раз. "Вот черт, – подумал он, – а я действительно стал что-то слишком много времени проводить перед зеркалом". Спрятал мини-виллиган в замшевую кобуру у щиколотки, два раза сжал руку в кулак – нож скользнул в ладонь... Стэн был готов провести ночь в городе.
   В дверь постучали.
   – Открыто. – Интересно, какую новую гадость сейчас выкинет Килгур?
   Однако в комнату никто не вошел, только вновь послышался стук. Стэн нахмурился и подошел к двери. На пороге стояли трое невысоких, сильных на вид молодых людей. В гражданском – но костюмы, казалось, были сшиты по одной и той же мерке.
   Гурки. Солдаты встали по стойке "смирно" и отсалютовали Стэну. Он уже собрался ответить им подобающим образом, но вовремя спохватился.
   – Простите меня, славные воины. Я больше не солдат.
   – Вы всегда будете солдатом. Вы Стэн. Вы по-прежнему субадар.
   – Еще раз благодарю вас, – проговорил Стэн. – Заходите, пожалуйста. У меня, правда, всего несколько минут.
   Стэн завел своих посетителей в комнату. Все трое смущенно молчали.
   – Приказать, чтобы принесли чай? – предложил Стэн. – Или виски, если вы не на службе в данный момент?
   – Большое спасибо, мы ничего не хотим, – сказал один из гурков. Двое других посмотрели на него и кивнули. Словно предоставили ему право говорить за себя.
   – Меня зовут Лалбахадур Тапа, – сказал он. – Это Читтаханг Лимбу. А вот это Махкхаджири Гурунг. Он считает, что принадлежит к высшей касте, но вы не обращайте внимания на его высокомерие. Он прекрасный солдат. Мы все в чине наика.
   – Лалбахадур... Читтаханг... у вас славные имена.
   – Это... имена наших отцов. Отец Махкхаджири возглавляет призывной пункт на Земле. В Покхаре.
   Хавилдар-майор Лалбахадур Тапа погиб, спасая жизнь Императора много лет назад. А субадар-майор Читтаханг Лимбу заменил Стэна по его собственной просьбе на посту командира гурков. Читтаханг был первым гурком, возглавившим подразделение, и тем самым положил начало новой традиции.
   Гурки, в дополнение к другим своим достоинствам, никогда не забывали, кто их друзья или враги.
   – Чем могу быть вам полезен? – спросил Стэн.
   – В административном офисе вывешено объявление о том, что вам нужны добровольцы для выполнения специального задания и что вы принимаете всех желающих из имперских вооруженных сил.
   – Вы?
   – Нас немногим больше двадцати.
   – Но... – Стэн опустился на стул. У него было такое ощущение, словно он получил хороший удар в челюсть. Впрочем, он довольно быстро пришел в себя. – Но ведь гурки служат только Императору.
   – Так было.
   – Было?
   – Только горы и коровы никогда не меняются. Мы обсудили эту проблему с нашим капитаном. Он согласился – помогая вам, мы сослужим прекрасную службу Императору. Это будет сабаш – правильно.
   – Вы делаете это с разрешения Императора? – осторожно начал Стэн. – Император позволил вам присоединиться ко мне?
   – А разве может быть иначе? Ведь в самом конце объявления было написано: "Именем Императора".
   Гурки очень наивны. Кое-кто утверждал, что они просто прикидываются наивными, для того, чтобы иметь возможность делать то, что считают нужным. Стэн подумал, что, если Император не поддержит их просьбу, может разразиться грандиозный скандал. Ведь властитель никогда не упускал шанса хвастливо напомнить, что после его гибели гурки отказались служить Тайному Совету, вернулись на Землю и стали ждать возвращения Императора.
   Стэн постарался скрыть свои опасения от нежданных посетителей. Он весело улыбнулся.
   – Я горжусь честью, которую вы мне оказали, джентльмены. И переговорю с вашими командирами, а после этого мы займемся официальной стороной этого вопроса.
   К счастью, гурки не были любителями длинных церемониальных разговоров, так что Стэну удалось довольно быстро выпроводить их из своих апартаментов, умудрившись при этом никого не обидеть. Следующие несколько минут он провел со стаканом стрегга в руке, размышляя над новым поворотом событий.
   "Проклятье, ну почему я? Почему это всегда происходит со мной? Хотелось бы мне стать лилипутом в тот момент, когда я буду докладывать об этом нашему Императору".
   И тут ему в голову пришла новая идея: "Если удастся убедить Императора отпустить гурков со мной, он получит именно то, что хочет, – с блеском обставленную миссию. Ведь меня будет сопровождать личная охрана самого Императора. Кроме того, я смогу не беспокоиться о личной безопасности..."
* * *
   Синд не понимала, что происходит.
   Во-первых, Стэн пригласил ее на обед. А потом сказал что-то непонятное про оружие, которое должно быть малозаметным, но соответствовать цвету платья.
   Она решила позвонить Килгуру, потому что чувствовала, что он на "ее" стороне. Возможно. Впрочем, она и сама толком не знала, где находится "ее" сторона.
   Естественно, толку от огромного шотландца не было никакого.
   – Мистер Килгур, помните наш разговор, который произошел некоторое время назад, – начала Синд, – когда вы сказали, что я слишком молода и красива, чтобы играть в шпионов?
   Алекс честно пытался вспомнить разговор, о котором говорила Синд. Промелькнуло что-то неясное...
   – Помню.
   – Стэн сегодня вечером пригласил меня на обед. Мне почему-то кажется, что это мероприятие... только наполовину профессиональное.
   – Неплохое начало, малышка. Наш приятель не может заниматься ничем, что хоть каким-нибудь боком не было бы связано с его работой. Бедняга! Боюсь, такая жизнь сведет его в могилу раньше времени.
   – Куда мы идем?
   – Тебя интересует моральный, исторический или коллективный аспект?
   – Меня интересует, куда Стэн собирается пригласить меня на обед. И как я должна одеться.
   – А... Я тебя неправильно понял. Там вполне безопасно, можешь надеть что-нибудь роскошное.
   – А больше вы мне ничего не скажете?
   – Естественно, нет, Синд. Думаю, это будет самый обычный обед – честно. С тех пор, как я видел тебя в последний раз, ты заметно повзрослела. Знаешь, если бы ты не была такой молоденькой и вы со Стэном не были бы друг в друга влюблены, я бы отвез тебя к себе и представил своей мамочке. Так зачем я буду рассказывать, что происходит, когда ты и сама все прекрасно понимаешь?
   Не дожидаясь ответа, Килгур отключился.
   "Проклятые мужики!" – подумала Синд.
   Проклятые... и тут она сообразила, о чем только что сказал Килгур. Любовь? Стэн, прошу обратить внимание – Стэн? Конечно, она, по всей вероятности, влюблена в него, если считать любовью то, что не дает заснуть по ночам, заставляет строить воздушные замки, а потом жить в них и вести себя так, словно ты приняла хорошую дозу наркотиков.
   Но...
   Но Стэн?
   Проклятые мужики!.. Синд решила, что такой образ мышления гораздо надежнее и безопаснее всех остальных.
   По крайней мере, теперь она знала, как одеться.
* * *
   Платье Синд навевало чувственные мысли – простое, без воротника, с очень глубоким вырезом, облегающее. Небольшой волан у колен, никаких пуговиц, молний или других приспособлений, чтобы платье не падало, а держалось там, где ему полагается. Самый обычный тонкий поясок. "Простое, отлично пошитое" платье стоило Синд почти четверть премии, которую она получила за одну из последних успешно проведенных операций.
   Кроме того, платье было сшито из совершенно необычной ткани. Спецотряд "Богомолов" – высшая элита имперской службы безопасности – носил форму из специальных камуфляжных тканей: благодаря фототропному эффекту одежда оперативника становилась того же цвета, что и окружающая среда. Какой-то гражданский тип купил права на изготовление и продажу таких тканей, а потом немного их модифицировал. Они оставались фототропными – но отражали цвет с пятиминутной задержкой. Миниатюрное приспособление для запоминания цвета и таймер находились в поясе. Кроме того, платье было снабжено компьютерной прокладкой, программа которой следила за сочетанием цветов. А еще в поясе имелись сенсоры, реагировавшие на освещение в помещении. Весь этот сложный механизм был устроен таким образом, чтобы держать зрителей в напряжении. Время от времени на короткие доли секунды платье позволяло – по желанию своей хозяйки, естественно – увидеть все, что под ним укрыто. Программа была рассчитана на то, чтобы учесть присущую особям женского пола скромность, в случае же Синд еще и желание скрыть нож и мини-виллиган, спрятанные за поясом.
   Встретившая Стэна Синд была смертельно опасна – во многих отношениях.
   А животное по имени мужчина для разнообразия ничего не испортило – Стэн не только обратил внимание на платье Синд и сделал ей ряд комплиментов, но еще и задал несколько очень разумных вопросов про то, как устроен сногсшибательный наряд. Точно его это и в самом деле интересовало.
   Более того, он подарил Синд цветок.
   Ну, не то чтобы это можно было назвать цветком... Многие века назад на Земле жил человек, который выращивал орхидеи. Потом его по какой-то давно забытой причине изгнали из родных ему тропиков, и тогда он создал новое растение – много крошечных цветочков на одном стебле (он скрестил орхидею с местным растением – переменчивым, словно хамелеон, и обладающим высокой способностью к адаптации). В результате получился живой букет, что-то вроде ожерелья, всегда соответствующее по цвету платью, на которое оно надевалось.
Чтение онлайн



1 2 3 4 [5] 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация