А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Один на один" (страница 25)

   Саша даже присел на выгоревшую кочку.
   Как-то раз, еще в Команде, Кувалда, пребывая в особенно благостном, а потому – в особенно разговорчивом настроении, принялся рассуждать о Городе. Подожди, подожди, надо хорошенько вспомнить…
   Очень интересно с Саней «на душевном», так сказать, уровне общаться. Хотя жить с такой нервной системой, как у него, это – кранты. Почему? Да он же полный психопат. Но при этом чувстви-ительный! И память имеет – феноменальную. Поэтому если что-то из жизни Команды вспомнить надо, ты только намекни, он тут же подхватит.
   «Город, – говорил тогда Кувалда, прихлебывая чаек, – эт-то совсем не одно и то же самое… – Это он для затравки всякую ерунду нанизывает, внимание наше контролирует. – Там все ваши завычки и прикачки – пшик! Вот ты, скажем, в Город собрался идти, – тыкал он пальцем в недоумевающего Пургена. – Как оденешься?
   – Ну… я не знаю… – растерянно бормотал Леня. – Потеплее.
   Под дружный гогот всей Команды Гризли заворачивал изощреннейшее ругательство.
   – …пня пнем! Глупость, от-то, ляпнул и радуешься! А ты-тко, вот лучше уши протри да умного человека послушай, авось и пригодится… помянешь старичка добрым словом… – Помяну, Гризли, обязательно помяну. Судя по тому, что я слышал краем уха в твоей исповеди, кроме меня этого больше никто не сделает. – Горо-од, ребяты, он совсе-ем другой. Там-от, выпендриваться, как вы, – он небрежным жестом обвел рукой сидящих мужиков, давая понять, что мы здесь – что-то вроде бродячего цирка, – нельзя. Вы там больше десяти минут не проживете… – Ну, вот и накаркал ты, дружище Гризли. Как раз и проверим, проживем или нет. – Перво-наперво одежа. Серенька, незаметненька, чтоб ничего не гремело, не звенело, короче, ты понял уже, штоб ни чуточки не выделиться, не мелькать, одним словом. И шуму поменьше. Разговоры разговаривать – эт, только здесь у вас, на природах, позволяется… Я-т, думаешь, чего сюда шастаю? У меня и в Городе дел – выше крыши, верчусь все, верчусь, аки белка в колесе. А-а-а-т, здесь… Душо-ой отдыхаю, сердешный, оттягиваюсь… Вот хоть с вами, сел, да по кружечке чайку вытянул, да под разговорчик, под баечку… Оно и на душе спокойней, и сердцу – благость… А та-ам – не-ет… В Городе – иди молчком, гляди сучком. Там любой, кого встретишь, – только ворог, никаких там братьев-друзьев отродяся не было… Один по улице идет – разведчик. А двое – уже банда… Уноси ноги поскорей, не спрашивай ничего, там-от на вопросы не отвечают… Если понравилось им что-то на тебе или в тебе – драться там, уговаривать, не будут, убьют, не спросясь, возьмут, что хотели…»
   Вот такая вот информация. Дальше, помнится, Кувалду увело в какие-то дебри. Прихотливая его логика вдруг, как обычно, совершила неожиданный скачок, и он принялся так же горячо и аргументированно разворачивать свою версию образования Близкой Топи – штуки на самом деле жутко капризной и совершенно необъяснимой.
   Ну что ж, подводим итоги. Что удалось вспомнить и чем нам это может пригодиться?
   Первое. Город опасен. Тонкая мысль, не каждый поймет.
   Второе. В Город надо идти одетым как можно более незаметно. Несомненно, полезная информация. У нас настолько обширный гардероб, что мы уже просто измучились – каждое утро ломаем голову, что же сегодня надеть?
   Третье. Жители Города очень агрессивны. Нужно защищаться. Это как раз не самая сложная проблема. Как нам кажется. Очень может быть, что мы и ошибаемся.
   Саша представил себя входящим в Город – в старом пятнистом комбинезоне, с автоматом за спиной и мятой жестяной кружкой, болтающейся на рюкзаке. Не подскажете, где здесь живет женщина? Я ее очень ищу. Какая женщина? Не знаю.
   Он поежился. Потом сильно и коротко выдохнул: «Фху!» и пошел вперед.
   Он прошагал не меньше полукилометра по улице пресловутого Города, не встретив ни одного человека. Окружающее ничем, насколько он помнил, не отличалось от реальных северных окраин Петербурга, только сильно запущенных и местами разрушенных. Поэтому с ориентацией и у них с Саней проблем пока не было. Еще бы узнать, куда идти и зачем, собственно, ориентироваться? Ни одного человека. Следуя логике жанра, можно было, конечно, предположить, что все это время за ними, – пардон, все время сбиваюсь! – за НИМ следят чьи-то внимательные глаза. Но здесь можно было доверять Саниным внутренним интуитивно-объективно-сканирующим (Саня скорчил недовольную гримасу) детекторам, которые однозначно утверждали: рядом людей нет. Я мог бы возразить: жители Города могут оказаться совершенно другими, недоступными нашему пониманию существами. «С чего вдруг?» – удивляется Саня. Не хватало еще, чтобы я разговаривал сам с собой.
   Иногда на пути попадались очень странные штуки. Например, разрушенный дом. Нет, понятно, что целых домов здесь попросту не наблюдалось. Но чтобы ТАК разрушенный… Словно кто-то (кто?!) задался целью: в куче обломков не должно быть деталей крупнее спичечного коробка. Но и не мельче. И с задачей, надо сказать, справился блестяще. Бетон, дерево, стекло, даже обои – все лежит однородной кучей, аккуратно перемешанное. Саша не стал приглядываться, потому что показалось – там НЕ ТОЛЬКО бетон, дерево и стекло…
   Мы (ладно, провались все пропадом, пускай Я буду МЫ. Иногда бывает полезно отделять мысли, возникшие у Сани, от тех, что крутятся в моей цивилизованной башке. Вот. Сказал и опять сглупил. Башка-то у нас как раз общая) шли дальше. Солнце стояло необычно высоко… И для времени дня, и для наших ленинградских широт. Сань, а у вас тут его как-нибудь называют, или просто – Город? Никак? Странно. Что ж, Виталий Николаевич так неуважительно к родному городу отнесся? Скучно. Идти было просто-напросто скучно. Пыльно, жарко, практически нет зелени, звеняще-тихо. Стоп. Я не хочу туда идти. Мне там не нравится. Не знаю что. Тень от дома не нравится. Хорошо. Давай обойдем. Нет. И обходить не хочу. Давай свернем, вон в ту улицу. Нет. Там еще хуже. Так что же, так и будем здесь стоять? Да. Так и будем. Приглядевшись повнимательней, я понял, почему эта тень мне так не нравилась. Она лежала около дома, нагло и цинично нарушая законы оптики. Солнце было совсем в другой стороне, поэтому здесь лежать ей было ну уж никак нельзя.
   Спектакль начался неожиданно, без анонсов и афиш.
   Маленький серенький человечек выскочил откуда-то сбоку – я, честно, не заметил, откуда, – и принялся деловито сворачивать напроказившую тень в рулон, словно пыльный ковер.
   Прямо на Сашу, с другого конца улицы, побежали трое. Оружия при них не было, бежали они слаженно, с непроницаемыми лицами, словно занимаясь джоггингом. Саша, собственно, так и подумал, поэтому чуть посторонился, пропуская спортсменов.
   Лишь в самый последний момент – опять-таки, благодаря Сане – он сообразил, что нет, бегут-то ребята как раз к нему и сейчас, через несколько долечек секунды, нападут и убьют, не меняя выражений на лицах.
   Какой там автомат! Тебе же сказали: сообразил только в последний момент!
   Ни Саша, ни Саня никогда особыми суперменами не были и драться не умели. Поэтому им не хватило времени, чтобы занять элементарно удобную стойку для защиты. Саша еще успел подумать, что Мишка Шестаков наверняка бы выкрутился даже из такой ситуации. И еще Саня успел подивиться и пожалеть, что у этой истории оказался такой странный и скорый конец…
   Что-то произошло. Что-то произошло вокруг. Что-то странное и страшное случилось с окружающим миром.
   Словно моргнуло исполинское веко.
   Саша обнаружил себя, все еще ошарашенного неожиданным нападением, стоящим в пяти метрах левее, а ребят с каменными лицами – бегущими мимо.
   Впрочем, они тут же остановились.
   И обернулись.
   Лица их уже не были столь непроницаемыми. На них ясно было написано сильнейшее недоумение. Как же это мы так промахнулись? Ведь были-то совсем рядом!
   Впрочем, ребятами они оказались упорными.
   И попробовали еще раз.
   И еще.
   С тем же эффектом.
   Каждый раз неизвестная сила в последний момент убирала Сашу, словно шахматную фигуру, прямо у них из-под носа.
   Трех попыток оказалось вполне достаточно. Нервы у них не выдержали, и с громкими криками и визгами, неожиданными для таких решительных с виду парней, они разбежались.
   Саша остался один на пустой улице. «Кажется, в этот раз я не отрывал никаких лепестков и заклинаний не произносил, – подумал он, поражаясь своему спокойствию. – Что это было? Может, у них просто принято так встречать гостей? Показательные выступления лучших коллективов Города? Нет, вряд ли. Хотя впечатление производит сильное. Спасибо. Нам понравилось. Мы пошли дальше?»
   Несколько сотен метров Саша пугался любого движения и звука, потом немного успокоился. Слева тянулись уцелевшие трамвайные пути. «Следующая остановка – улица Антонова, – съехидничал Саша. – И следующая». Справа показался пустырь. Насколько я могу припомнить, в нашем, реальном, Питере на этом месте тоже домов нет. Что-то вроде скверика пытались разбить, да, кажется, не доделали. Дед бил-бил – не разбил, баба била-била – не разбила, а мышка бежала, хвостиком махнула… К чему это я?
   Прямо посреди пустыря, немного боком к Саше, стоял снятый с колес кузов рефрижератора, на борту которого крупными черными буквами было написано:
...
СБРОС ФЕКАЛИЙ КАТЕГОРИЧЕСКИ ЗАПРЕЩЕНЗА НАРУШЕНИЕ РАССТРЕЛ НА МЕСТЕ
   Вместо ожидаемой подписи «администрация» стояли две буквы: ВД. Военная Дружина? Вонючка Доморощенный? Валерка Дрягин?
   Из-за отсутствия знаков препинания информация производила какое-то чересчур будничное впечатление. Ну, запрещен… Ну, категорически… Ну, расстрел… Ты вначале поймай меня на этом самом месте, во время сброса, так сказать, фекалий… Саша даже подхихикнул немного, минуя строгую надпись.
   Захотелось пить. На этот случай у него имелись завернутые в тряпочку специальные мелкие плоды, похожие на сушеную грушу. Дуня объяснил, что, если их жевать время от времени, можно сильно сэкономить на воде.
   Плоды оказались жутко солеными, и Саша даже перепугался: не дай Бог Дуня что-то перепутал, и это вовсе не средство от жажды, а совсем наоборот – закуска к водке? Он уже было решил плюнуть на Дунины советы и попросту воспользоваться фляжкой, но тут с удивлением обнаружил, что пить уже не хочет. Что ж, отлично. Невкусно, но здорово.
   Шагов через пятьсот захотелось есть.
   Это от скуки, решил Саша. Можно и потерпеть. Чего это ты себе вообразил – попил, поел… Прилечь поспать еще не хватает… Это тебе что – пикник на свежем воздухе? Барбекю с девочками? Иди вперед.
   Еще через триста шагов в животе забурчало так, что Саша забеспокоился. В местной тишине эти звуки, кажется, разносились на всю округу. Ладно. Перекусим немного. И правда, неприлично идти по чужому городу и так беспардонно бурчать животом. А может, это я для устрашения? Бармалея из себя изображаю? Бармалея? Ну-ну.
   Выбрав максимально открытое место, с наилучшим обзором и как можно дальше от домов, он присел на край бетонной плиты и развернул пакет с едой.
   «Я не думаю, что здесь проживает очень уж много людей. И в наших-то местах плотность населения – не больше двух человек на квадратный километр. А здесь условия еще пожестче будут. Куда, интересно, Виталий Николаевич подевал пять с небольшим миллионов населения? Чего-то я трупов разложившихся на улицах не вижу… Кретин, тебе еще и трупов не хватает? Смотри, здесь и травы-то не осталось, один мох какой-то короткошерстный».
   Саша с усилием проглотил кусок пресной лепешки и посмотрел на небо. Совсем как у нас. Оно и ясно, что с небом-то вытворить можно? «Кислотные дожди», выступил Саня. «Ах, не хвались, пацан, не хвались, у нас этого добра тоже навалом». – «Да ну? И тоже – ветки обугливаются? И – ожог как минимум второй степени, если на кожу попадет?» – «Ну-у-у, не-е-ет, старина, не так круто, до такого, слава Богу, еще не дожили…» Легкий ветерок тихонько гнал по небу аккуратные белые тучки. Идиллия. Как есть – идиллия. Правда, тучки… Чего-то они слишком аккуратные…
   Саша как раз собирался откусить очередной кусок лепешки, поэтому остался сидеть с открытым ртом.
   Из-за крыши дальнего дома выползало облако в виде буквы N. Следом, так же медленно и печально, показалось О. NO, в смысле НЕТ? Или продолжение будет? Говорила мама: носи панамку, а то голову напечет! К тому времени, когда две оригинальные тучки проплывали над Сашиной головой, их очертания уже сильно нарушились и не производили впечатления жуткого небесного знамения. Все страньше и страньше…
   Саша сделал еще одну попытку откусить лепешку, и опять неудачно.
   – А-а-а!! – страшно заорали откуда-то сзади. – Беги! Беги, урод! Тебе говорю!! Беги!
   Неуклюже обернувшись, Саша обнаружил живого и невредимого Кувадлу Гризли, несущегося прямо к нему. Кувалда был дико напуган.
   Какая встреча! Надолго к нам? У вас в Городе что – другого способа передвижения, кроме как бегом, нет?
   Встреча прошла в теплой и дружественной обстановке. Гризли с разбега прыгнул на Сашу и повалил его. Так, в обнимку, они и скатились с бетонной плиты. Для привидения он был на удивление осязаем.
   Саша шлепнулся лицом в пыль и сразу поперхнулся. Поэтому в первый момент не смог выразить всю радость по случаю нежданной встречи. Кувалда, в свою очередь, решил, похоже, не ограничиваться просто прыжком. Он схватил Сашу за шкирку и потащил за собой.
   – Тьфу, тьфу, отпусти, придурок! – закричал Саша, кашляя и что было сил вырываясь. Не хочу я с тобой. Кто тебя знает? Может, ты за мной явился? Из местной преисподней?
   Но Кувалда уже отпустил ворот. Он стоял, глядя на Сашу с каким-то непонятным выражением, молчал и только громко сопел.
   – Ты что на людей наскакиваешь? – грозно спросил Саша, направляясь к брошенному рюкзаку. Тот факт, что Гризли воскрес из мертвых, пока примем как данность.
   Нет, ты смотри, этот кретин не успокаивается. Опять схватил Сашу за рукав, не пускает за рюкзаком.
   – Пусти, сказал! – Саша размахнулся, чтобы хорошенько ему врезать.
   – Это… нельзя… – сильно задыхаясь, выговорил Кувалда. – Сам смотри…
   Ох ты ж, ежкин кот! Мда-а-а… За рюкзачком, похоже, мы сегодня не пойдем… И даже могу вам сказать больше того – попрощайтесь с ним навсегда. Потому что в данный момент нашим рюкзачком, вместе со всем его полезным и нужным содержимым, закусывает тот самый короткошерстный мох, который только что мирно лежал на земле. Теперь он двигался, то замирая, то конвульсивно вздрагивая. Словно кто-то с усилием тащил на себя толстое серо-зеленое одеяло. Одеяло наползало, укусила простыня. Вернусь отсюда – обязательно книжку-страшилку для детей напишу. Чтобы на ночь читать.
   – Это… кто?… – обалдело спросил Саша.
   – Э-это – казучча, – объяснил Кувалда. Он уже вполне отдышался и стоял рядом, сочувственно наблюдая за утратой Сашиного имущества. – Дрянь редкостная… – Тут как будто щелкнул невидимый выключатель – Кувалда вернулся в привычный образ: – Я-т, што-о, я-т, шел, никого не трогал… смотрю – мужик знакомый, ты то есть… сидит, закусывает… а сзади, растудыть твою… погань така-ая ползеть… ну, думаю, ить, и пособить человеку надобно… кричу ему, кричу, а он-ть, и ухом не ведеть… ну, я, понятное дело – побежал… да-а, так, ишь, и бегун из меня – што из гриба – топор… Вот и задохнулся маненько… но, ить, главно дело – успе-ел…
   Ну и что теперь прикажете делать? Смеяться или плакать? Стою посреди чужого – чужее не бывает! – Города, без еды, без питья, без оружия… Ты что думаешь, эта самая казучча моим автоматом побрезговала? И куда теперь идти?
   Саша от досады забился в угол сознания, а Саня сел на рельсы и заплакал.
   – Э-э-э, рева-корова! Кто ж тута плаче-ет? Не дело, не дело… Подумаешь, невидаль какая – рюкзак съели… Так, ить, тут, давеча, на моих глазах, как есть живого человека заглотило… и то – ничего… ты, вот-ко лучше мокроту-то здесь не разводи, а расскажи, сердешный, куда-т собрался? Кака така забота у тебя в Городе взялась? – Кувалда сидел на корточках, пытаясь заглянуть Сане в лицо. – Это-о, неужто женщину ту ищешь?
   – Да… – сквозь Санины слезы сказал Саша.
   – О-о-о-т, дело-о-о… это хто ж тебе така будет?
   – Да… в общем… никто… – Прекрати ты всхлипывать, плакса!
   – Это, того, дело поня-ятное… Значить, искать пошел? Хорошо-о-о, хорошо-о-о… и куда путь держишь?
   – Не знаю…
   – Тоже ясно-о…
   Саша наконец вытер слезы и с любопытством посмотрел на Кувалду.
   – Слушай, Гризли, а ты как это воскрес-то?
   – Я воскрес? – ужасно удивился тот.
   – Ты. Я сам видел, как ты умер. И Дуне еще передал, чтобы похоронил он тебя. Как ты просил.
   Кувалда ужасно смутился. Он быстро и неразборчиво что-то забормотал про какие-то ветки, про ошибку, про Дуню и еще что-то совсем уж невнятное. Из всего этого выходило, что и сам он толком ничего не знает, потому как умереть-то он, конечно, умер… Но потом каким-то странным и непонятным образом очнулся. Вот так.
   Ладно, ребята, я согласен. Я не буду задавать лишних вопросов. То есть задавать в принципе буду, но постараюсь избегать именно «лишних». Пусть. Пусть какой-то неведомый благодетель обращает в бегство местных ганстеров. Пусть воскресает Кувалда Гризли (которому я лично закрывал глаза!) и прибегает как раз вовремя, чтобы помешать симпампушке-казучче пообедать мной… Пусть. Пока это не мешает мне двигаться к моей цели, я буду молчать. Вот только что делать с навязчивой мыслью, будто кому-то ОЧЕНЬ НУЖНО, чтобы я благополучно прошел через Город?
   Что характерно: Саня всю эту ситуацию воспринимает как должное. Ему, наверное, виднее. Это же – ЕГО мир.
   – Кувалда… – гнусит в это время Саня. – Можно я с тобой пойду?
   – Это, ишь, вопрос тонкий, поскоку, мил человек, я все в толк не возьму: это ть ты, кажись, за женщиной своей собирался… я-т просто так тут, прогуливаюсь…
   Чтоб я так прогуливался.
   Все, Саня, мы договорились. Хватит истерик.
   – Значит, пойдешь со мной? – Гризли, похоже, и сам балдеет от смены нашего настроения. – Я, как ты видишь, остался без вещей…
   – О-о-т, дело поправимое… поделюсь, чем Бог послал… одежи не жди, своей мало… Так что ходи пока в своей… – Кувалда с сомнением оглядел Сашин комбинезон. – А во-от хлебушка, там, лучку… всегда пожалуйста… – У Саши, кстати, до сих пор в кулаке зажат кусок злополучной лепешки. А вот аппетит – пропал. Не странно ли?
   – Чего-то ты, Кувалда, заливаешь. – Саша хитро посмотрел на Гризли.
   – Эт, чего ж я такого заливаю и куда? – удивился тот.
   – Ты сам нам что говорил? В Город нужно идти как можно более незаметным. А сам?
   Нет, правда. Кувалда не то что переодеться, он даже кепочки своей глумливой «The best of Minnesota» не снял.
   – Э-э-э-т, паря, зря ты так, зря… вот ты сейчас глядишь хитро – думаешь, поймал Кувалду Гризли, лажу подловил… ан нет!.. ошибаешься… Я-т, тогда правду говорил… истинный крест… потому как разницу надо понимать: кто вы… – небрежный тычок в грудь Саше, – а кто я… – указательный палец назидательно поднят вверх.
   – И в чем разница?
   Саша слушал с интересом, но на всякий случай косился по сторонам – вдруг кто-то еще намеревается им закусить?
   – Эт, как-т, в чем? Эт и жиктеру подпольному понятно – вы все, хипари да моднари, все в мауглев играете, по лесам да по болотам шастаете, много вас таких… А я, как-никак, Кувалда Гризли!
   Вот как, оказывается. Кувалда Гризли! Это звучит гордо!
   – А-а-а поскоку народ тут у нас серый, грамоте не обучен, думать да соображать особо не привыкший, так, ить, и не надо их лишний раз сердить да за ружье тянуть… пусть сразу видют, хто, ить, пришел… опять-таки – уважение окажуть…
   – Выходит, ты здесь – фигура?
   – Фигу-ура, фигу-ура…
   – Слушай, фигура, тогда давай, пока время есть… (Есть? С чего ты это взял? Да так, к слову пришлось. Не бери пример с Гризли, похоже, ты становишься болтуном). Расскажи-ка мне все по порядку.
   – По порядку? Коне-е-ешное дело – по порядку… – для Кувалды больше кайфа нет, чем языком чесать.
   – Это точно: по порядку, да с начала, да поподробней. Только ты не увлекайся. Я буду вопросы задавать, а ты отвечай. Покороче.
   – Э-э-это, мил человек, как прикажешь… прикажешь покороче – буду покороче, а, ить, прикажешь с присказкой, да прикраской – и так сделаем…
   – Хорошо, хорошо. Давай сначала. Где ты видел ту женщину?
   Странно, язык так ни разу не повернулся, чтобы вслух произнести имя Светы. Почему? Боюсь сглазить?
   – Эт, так, это… у ВэДэ в подвале… Он ее как запоймал, так, ить, сразу в подвал посадил… самолично на ключ запер… а я, как на грех, с последнего раза крючары свои в том подвале забыл… от-то и вышло… Я в подвал – шасть… гляжу – баба, как есть живая… Не гейша там какая-то… настояща женщина… сидит, не плачет… глазюки – во!.. Видно, пужается… Меня увидала, в угол забилась… а потом – в ноги кинулась, помоги, говорит, добрый человек…
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 [25] 26 27 28 29 30 31 32 33 34

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация