А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Один на один" (страница 19)

   – Но аппарата больше нет…
   – Я знаю. Но я хочу найти Игоря и восстановить аппарат.
   – Не понял. – Саша сел на диван, потирая лоб. – Найти Игоря? Но ведь, если письмо подписано двадцать шестым, он мог быть у тебя… или вчера, или сегодня?
   – Вчера.
   – Опять не понял. Зачем тогда искать?
   – Ох, ну какое твое дело?! – Света с размаху села в кресло напротив. – Да, да! Я виделась с Игорем вчера днем. А вечером, поздно вечером, поняла одну вещь, которая все изменила. А он – уже уехал! Ясно?
   – Ясно. А какую вещь? – Сто против одного, что она не ответит.
   Света глубоко вздохнула, поглядела в потолок, потом опустила глаза. Скорее всего на светском языке жестов это означало раздумья и сомнения. И – нельзя не отметить – проделано было очень изящно.
   – Я поняла, КУДА мне обязательно нужно отправиться с помощью аппарата. – Сказала, как платок батистовый уронила…
   – Особняк на Суворовском?… – задумчиво спросил Саша, глядя в пол.
   Света недоуменно глянула на него. Особняк? На Суворовском? Нахмурилась, вспоминая…
   Саше вдруг показалось, что по комнате пронесся маленький смерч. Нет, нет, просто Света в одно мгновение оказалась стоящей напротив него, уперев руки в бока. Глаза ее, несмотря на избитость метафоры, действительно метали молнии. Словно для усиления эффекта, полыхнули сине-бело-желтым огнем бриллиантовые сережки.
   – Проклятие! Теперь я вспомнила! Ты тоже там был! Так вот что такое – твои «способности»! Ты умеешь залезать в чужой мир, да?
   – Да, – скромно подтвердил Саша.
   – Ага! – страшным голосом сказала Света. И тут же, чисто по-женски, вкрадчиво спросила – А как ты это делаешь?
   – Не знаю, – честно ответил Саша. Он сидел на диване с видом ребенка-вундеркинда, который берет в уме интегралы, но не может объяснить, как это у него получается.
   – Сейчас, сейчас. – Света замахала руками, села обратно в кресло, явно стараясь удержать какую-то важную мысль. – А отправлять туда не можешь?
   – Наверное, нет… То есть… Я не пробовал… Понимаешь, я могу следовать за человеком в его мир, ну, то есть, когда он подготовлен… Помнишь, Поплавский специально гипнотизировал… пациентов… А я этого не умею… Хотя знаешь, – быстро добавил он, заметив, как сникла Света, – когда все это случилось с Юрой, ну, там, в этой «Фуксии и Селедочке», Игорь был совершенно ни при чем…
   – А что там случилось?
   – Ну, ты же сама спрашивала. Когда я в обморок грохнулся…
   – А-а… И что?
   – Так я… – Саша замялся.
   Как бы это подоходчивей и по порядку все объяснить? Что отправился он в мир Юрия, но Юрия там уже не было, потому что Юру мы «замочили» там еще раньше…
   Нет. Подоходчивей не получилось. Света сидела, раскрыв глаза до невероятных размеров, и недоверчиво слушала Сашину сумбурную фантастику.
   – Ты… галлюцинациями не страдаешь? – на всякий случай спросила она. – Ладно, ладно, не обижайся, шучу. – Она задумалась еще на несколько минут, а потом сказала, как будто ее вдруг осенило: – Слушай, ты есть не хочешь? А то я как на этом приеме устриц хватанула, так больше – ни крошки…
   Саша удивленно посмотрел на нее. Прав был покойный Мишка Шестаков: ни черта-то в них не понять.
   А есть и правда хочется.
   Света правильно приняла его молчание за согласие, энергично кивнула и собралась было нажать какую-то кнопку. Но передумала.
   – Пошли на кухню, – скомандовала, – сами что-нибудь придумаем. – И уже пошла, но вернулась. Нажала другую кнопку.
   Кажется, и секунды не прошло – в гостиной уже стоял крепкий парень с ледяными глазами. Неприятное что-то было в его лице – и не зверь, и не машина. И не человек.
   – У меня гость, – без имени обратилась к нему Света. Как к машине. Как к зверю. Не как к человеку. – Нас не беспокоить. А завтра утром я буду разбираться с каждым из вас в отдельности. Меня очень интересует, как моя бравая охрана пропустила в дом постороннего человека.
   «Я ему ни капельки не завидую», – подумал, содрогаясь, Саша, глядя в спину уходящему охраннику.
   – Очень поучительный спектакль, – сказал он Свете, когда они остались одни.
   – Какой спектакль? – удивилась она. – Скорее всего я их завтра всех повыгоняю. А сегодня тебя нужно было просто показать.
   – Зачем?
   – Чтобы случайно не пристрелили во время похода в туалет.
   – Даже так? – Саше все еще казалось, что это не более чем милая шутка.
   – А как иначе? – совершенно искренне удивилась Света.
   – А Маша? – начал соображать он. – Что – тоже уволишь?
   – Не просто уволю, милый мой, а еще и рекомендацию в компьютер забью. Чтоб ни в один приличный дом не взяли.
   – Ты что – серьезно? – У него по спине поползли мурашки.
   – Абсолютно. – Света решительно куда-то направилась.
   – Эй! Эй! Подожди! Так же нельзя! – Саша ринулся следом. – Она же наша одноклассница! Она же ничего такого не сделала! Она… – Света резко остановилась и, повернувшись, сказала, как отрезала:
   – Помолчи, Самойлов. Это не твое дело. Свои дела будешь с ней в койке решать.
   И оттого, что ее невыносимо медово-карие глаза оказались вдруг так близко, Саша мгновенно поглупел и ляпнул:
   – Ты что, Светило, – ревнуешь?
   Она даже не стала утруждать себя презрением к нему. Лишь устало-безнадежно прикрыла глаза и тяжело вздохнула. С таким вздохом, наверное, опытные собаководы смотрят на щенка-неудачника. И правда, чего с ним возиться? Уши не стоят, спина проваливается, и, главное, тупой, команд не понимает.
   На кухне Света молча выложила из холодильника пакеты, свертки, банки. Свое эффектное платье она так и не сняла, страшно смущая Сашу своей ослепительной голой спиной. При этом она вовсе не выглядела принцессой на помойке. Быстро и ловко что-то резала, мазала, изредка спрашивая вполголоса:
   – Тебе с семгой или с лососем?
   Или:
   – Соус сам выбирай. В стенке стоят. – Хорошо моряком быть – хоть с соусами лицом в грязь не ударим. «Карри» от «Чили» в два счета отличим.
   А однажды даже прикрикнула:
   – Что стоишь, как столб? Помогай накрывать! Что, на полу есть собираешься? «Девять с половиной недель» покоя не дают?
   Саша покраснел ужасно. Он действительно вспомнил в этот момент знаменитую эротическую кормежку Рурка и Бессинджер. Он с любопытством следил за Светой, стараясь, правда, не слишком заглядывать ей в рот. Ему было страшно любопытно, как принимают пищу вот ТАКИЕ женщины? Представлялось что-то жеманное, крохотные кусочки, особо изящные движения и ежесекундное промакивание губ салфеткой. Ложный кинематографический антураж! Света ела как обыкновеннный человек, действуя, правда, вилкой и ножом. Нормально откусывала нормальных размеров куски, не чавкала, рот вытирала в меру часто, мизинцев не оттопыривала. И все-таки, все-таки, все-таки! Наблюдать это можно было часами. Света потянулась за соком, заметив вполголоса:
   – Ты опять на меня СМОТРИШЬ.
   – Мне очень нравится, – признался Саша.
   – Останешься голодным.
   Так и получилось. Света быстренько покончила с едой, взяла пачку сигарет, после небольшой заминки закурила, вопросительно посмотрела на Сашу.
   – Ты долго еще будешь за столом торчать? Я тебя не на ужин приглашала.
   Остается только прибавить, что вообще – не приглашала. Саша быстро сунул в рот кусок хлеба с рыбой, запил соком и чуть не поперхнулся.
   – Детский сад, – с необычной интонацией произнесла Света. – Пошли. Дальше разговаривать будем.
   В гостиной что-то неуловимо изменилось. Как будто стало побольше света? Чуть сдвинуты кресла? На столике совершенно чистая пепельница. Света села на диван.
   – Так. Давай сначала. Что там получилось с Юрой?
   – Мы случайно встретились у Поплавского. Я от неожиданности уронил бумажник.
   – Ты что – нервный?
   – Почему?
   – Мне кажется, только в кино люди говорят: «Ах!» – и роняют чашки.
   Саша нахмурился.
   – С тобой разговаривать – все равно что на горных лыжах летом кататься.
   – Ладно, – кивнула Света. – Один—один. Больше перебивать не буду.
   – Ну вот, а у меня в бумажнике куча всякого хлама. Все рассыпалось. И там бумажка была, рекламка одна, он ее нечаянно поднял.
   – Какая рекламка?
   – Так она у меня и сейчас с собой… – Саша прикусил язык. Буклет отеля «Понтиви», правда, лежал в бумажнике. А бумажник – в куртке. А куртка – в Машиной комнате… «А в перепелке – мышка, а в мышке – таракан!»
   Света вытянула губы трубочкой, словно для поцелуя, и детским голоском произнесла:
   – Хорошо, хорошо, я тебе верю.
   – Кхм, кхм, – прокашлялся Саша, – ну и… на чем я остановился?
   – На том. Что. Юра. Увидел. Рекламку. – Очень раздельно произнесла Света, давая понять, что терпение ее не безгранично.
   – И вдруг я увидел, что он… ну… готов! То есть… как под аппаратом… так же выглядит…
   – Как?
   …Наверное, около часа Саша рассказывал Свете о своих ощущениях, о путешествиях, о чужих мирах, о бабушке… Он увлекся, речь стала более гладкой и яркой.
   – В жизни не поверю, что наш деревянный Юрочка нагородил себе тако-ой мир! – Света была удивлена.
   – Может, у него детство было тяжелое? Может, ему сказок на ночь не читали? – предположил разом подобревший Саша. – Вдруг он только снаружи – деревянный, а внутри…
   – …мягкий, как дерьмо! – неожиданно закончила Света. – Чего это ты расчувствовался? Нашел, кого жалеть! – Она встала и быстро заходила по комнате. Часы гулко пробили два раза. – Так, так, так. Я поняла. Для того, чтобы попасть с твоей помощью в МОЙ мир, мне нужно ОЧЕНЬ СИЛЬНО НА НЕМ СОСРЕДОТОЧИТЬСЯ! Да?
   – Наверное.
   – Ты говоришь, что ВИДИШЬ, готов человек, или нет?
   – Вижу.
   – Так, так, так – снова повторила Света. «Она ходит, как пантера по клетке», – благоговейно подумал Саша.
   Вот она уже села, сосредоточенно глядя в потолок.
   – Эй, ты что – уже сосредотачиваешься? – Саша был поражен. – До завтра никак не потерпеть?
   Света посмотрела на него как на дурачка.
   – А зачем терпеть? – Хороший вопрос. Не в бровь, а в глаз. Действительно, зачем? – Может, ты спать хочешь? – Море, ну просто море ехидства.
   – Нет. Я… Ты просто забыла одну вещь. – Саша чуть не подскочил на месте. Правда ведь забыла!
   – Какую?
   – Ампулы!
   – Какие, к черту, ампулы?
   – Укол надо обязательно сделать, сразу после возвращения! Иначе умереть можно от истощения!
   – Чего ты врешь! Какой укол? Доктор Игорь никаких уколов мне не делал!
   – Делал, делал! Всем делал! – О Господи, как ей объяснить-то, чтоб поверила? – Подожди ты, не спеши, торопыга.
   Ты опять забыл, придурок, что здесь надо держать себя в руках? Света посмотрела на него так, будто он без разрешения погладил ее по голой ноге. Простое ласковое слово «торопыга» вызвало такую неадекватную реакцию, что Саша чуть не сгорел от стыда. Но и в мозгах заодно прояснилось. Он кинулся к пакету Поплавского, достал оттуда записку и две ампулы:
   – Вот, читай. «SD-стимулятор», «…не позднее, чем через полчаса по возвращении…». Поняла?
   – Поняла. – Света задумалась. – Ты уколы делать умеешь? В вену?
   – Не очень.
   – Я тоже. Что делать будем?
   Саша пожал плечами, чувствуя легкое злорадство. Тебе решать, Светило. Ты путешествовать хочешь.
   – Ай, ладно. Попутно разберемся.
   – Что значит – попутно?
   – А то – жить захочется, научимся и уколы делать.
   – Ага, – очень задумчиво сказал Саша. – Если жить захочется тебе, укол буду делать я, и наоборот.
   – Подумаешь, – она очень красиво передернула плечами, – могу и сама.
   – Да ладно уж. Попутно так попутно… У тебя шприцы есть?
   – Наверное. Аптечка есть точно.
   Принесенная аптечка напоминала мини-супермаркет фармацевтических товаров.
   – Это откуда ж такая? – удивился Саша.
   – Из Англии привезли. Говорят, на все случаи жизни.
   – Похоже на то, – согласился Саша, разглядывая жутковатого вида ножницы с загнутыми концами. – Ну и наворотили. На самом деле, зуб даю, у кого на такой наборчик денег хватает, ничем тут пользоваться не будет. Вот разве только… – Он, почти не глядя, вытащил яркую коробочку с интернациональным «ASPIRIN». Повертел в руках, кинул обратно. Света держала два одноразовых шприца, смотрела на Сашу и почему-то хмурилась. – Ну, валяй, я готов. Сосредотачивайся.
   – Полегче, Самойлов. Не юродствуй. И не хозяйничай здесь. У меня на тебя управа найдется.
   – Какая?
   – Привлеку тебя за нарушение границ частного владения.
   – Да ну? – удивился Саша. – Ну, тогда – мне пора. – Он двинулся к двери, небрежно бросив на ходу: – Желаю успеха. Надеюсь, у Поплавского дела с воссстановлением аппарата пойдут успешно… – Господи, чего ж мы ссоримся? Похоже, она на меня из-за этого аспирина обиделась. Ох, только бы она не догадалась, что один взмах ее ресниц – и я буду на коленях ползать, просить прощения. Если догадается – выпрет отсюда в два счета, а может, и правда привлечет…
   Света колебалась. Этот наглый мужлан-одноклассничек действительно поставил ее перед очень непростым выбором. Хочешь, Светочка, шоколадку сейчас? Будь умницей, прочти дяде стишок. Ну и что, что дядя – бяка? Он шоколадку отдаст и уйдет, больше мы его сюда не пустим…
   Вместо ответа она опять отошла к столику и плеснула себе коньяку. Не многовато ли алкоголя получается за вечер, девушка? Внезапно ее охватила паника. А что, если не получится? Как, черт побери, сосредотачиваться? На чем? Взять, что ли, фотографию Шуманов? Так я совершенно не уверена, что ИХ небоскреб похож на здание «AS». Я уже плохо его себе представляю… Помню, что служащие там называли меня почему-то «мадмуазель»… Парень там был, сотрудник «AS», имя тоже французское… как его? Мишель? Худенький, сдержанный, в ресторан меня приглашал… О Господи, не помню! Спокойно. Спокойно. Попробуем с другой стороны. Ведь это же – один и тот же МОЙ мир. Значит, можно вначале в Питер попробовать, в МОЙ Питер. Если получится, в ТЕ Штаты и на самолете сгонять можно… Кажется, в первый раз я так и сделала…
   Света умоляюще глянула на Сашу:
   – Ничего не получается…
   – Может, тебе какую-нибудь зацепку найти? Ну вот вроде той рекламки, как у Юры…
   – Зацепку… – Света крепко-крепко зажмурилась. – Нет… Ох, Самойлов, может, ты что-нибудь придумаешь, а то у меня уже голова от напряжения лопается!
   – Как же я придумаю? – удивился Саша.
   – Ну ты же там тоже был!
   Саша послушно принялся вспоминать. Почему-то, кроме гнусного карлика Алексея Ивановича, в голову ничего не лезло.
   – Знаешь, что? Садись-ка ты поближе, – решительно приказал он Свете. – И руку мне дай. Вдруг все внезапно получится?
   Света, глядя на него с большим подозрением, присела на ручку кресла.
   – Нет, нет, так не пойдет! – Саша встал, сгреб с дивана кучу ярких журналов, аккуратно положил рядом на стол два шприца и ампулы, сел и кивком указал на место рядом с собой.
   – Слушай, а церберы твои ничего плохого не подумают, если увидят, как мы тут валяемся? – на всякий случай спросил он. – А то будет проблема: меня на месте пристрелят, а ты ТАМ останешься…
   – Без МОЕГО разрешения сюда никто не войдет, – строго-презрительно ответила Света. – К тому же, насколько я помню, все это ЗДЕСЬ занимает несколько минут, разве не так?
   – Ага.
   Свету передернуло.
   – Значит, так. Договариваемся. Кто первый очухается, сразу же делает укол второму. Да?
   Света кивнула и решительно села на диван.
   – Вспоминай свой дом на Суворовском. Я там тоже был, постараюсь помочь.
   Света подумала, что если бы вдруг сейчас внезапно вернулся Виталий и застал ее сидящей на диване рука в руке с каким-то парнем… Сердце заколотилось от этого воображаемого страха и… тут же закружилась голова…
   Падая, Света склонилась к Сашиному плечу. Прозрачное облачко накрыло обоих. На Сашином лице застыло удивление.

   …Куда-то толкало и тащило, кружило и корежило. Сопротивляться этой страшной силе было бессмысленно, пришлось сдаться и, не дергаясь, наблюдать, куда же тебя несет. Мозг напоминал огромный черный квартал, в котором, дернув рубильник, разом отключили весь свет…
   …И неожиданно все включилось! Ноздри уловили незнакомый запах, в уши ворвалось кваканье и хруст, зрительный нерв послал первое сообщение: здесь сумерки…
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 [19] 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация