А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Командор войны" (страница 5)

   Артему стало скучно. Он понял, что дорвавшийся до эксклюзивной коллекции Кортес попробует скупить у простоватого Христофана как можно больше побрякушек – напарник никогда не отказывался от подвернувшихся возможностей, а значит, дело затягивалось.
   Молодой наемник окинул взглядом темные деревья, лениво колышущиеся вокруг кладоискателей, глянул на первые звезды, неспешно появляющиеся на ночном небе, и вдруг среди негромких шумов засыпающего парка до него донесся слабый, едва различимый женский визг. Артем повернулся к спутникам:
   – Вы слышали?
   – Что слышали? – переспросил Кортес. – Христофан, а сколько ты хочешь за этот перстень?
   – Только диадема, Кортес, только диадема. – Приставник судорожно копошился среди побрякушек. – Она была где-то здесь.
   – Кортес!
   – Ну что?
   – Женщина кричала!
   – Прекрасно, прекрасно, вечно тебе женщины мерещатся. Христофан, я все-таки куплю этот перстень тоже, у дедушки скоро день рождения.
   – У наемников не бывает дедушек.
   – Я – исключение из правил, Христофан. У меня большая семья, и все привыкли к дорогим подаркам. Вот это ожерелье мы используем как ошейник для болонки моей тещи.
   – Это ожерелье сделали лет за триста до того, как вас поселили в Москве.
   – Пожалей собачку, Христофан, ей не в чем ходить на прогулку.
   Оторвать их от сокровищ было невозможно. Кортес вцепился в добычу мертвой хваткой, и теперь вокруг могли кричать тысячи женщин. Артем молча развернулся и направился в лес. Пройдя шагов двадцать, он остановился и прислушался. В отличие от Кортеса, прошедшего суровую школу имперской военной разведки, Артем еще не накопил богатого жизненного опыта по части убийств. Наемником он стал недавно, в достаточной мере случайно, поэтому, стоя в одиночестве в ночном лесу, Артем чувствовал себя не слишком уверенно. Он нащупал на поясе нож – острый и черный навский клинок. Великолепная балансировка, пожизненная гарантия, обтянутая специальным материалом рукоятка, которая никогда не будет скользить в руке ни от пота, ни от крови. Навским ножом можно было резать стальные листы до трех миллиметров толщиной, перерубать деревянные бруски и кости. Кортес показал Артему несколько хитрых приемов обращения с холодным оружием, но одно дело работать с манекеном, под руководством инструктора, а другое – в темном лесу, неизвестно против кого. Артем погладил мягкую на ощупь рукоятку. Может, не ходить? Мало ли почему кричала женщина? А вдруг от наслаждения?
   Крик повторился. Гораздо ближе. И одновременно до Артема донесся хруст веток. Женщина бежала прямо на него. Наемник замешкался, и когда из кустов выскочила невысокая белокурая девушка, он просто обхватил ее руками и прижал к себе. Раздался дикий визг.
   – Что происходит? Что случилось? От кого ты бежишь?
   Поскольку профессиональный герой в этот момент выманивал сокровища у профессионального кладоискателя, заниматься спасением несчастной пришлось подмастерью, что, разумеется, сказалось на качестве работы.
   – Не трогайте меня, не трогайте!! – закричала девушка и изо всей силы саданула Артему кулаком в живот. – Чудовище!! Не трогайте меня!!
   – Да никто тебя не трогает, – сквозь зубы процедил Артем, пытаясь восстановить дыхание. Его организм только-только пришел в себя после неумеренного возлияния, и чувствительный удар вызвал где-то внутри бурные процессы. – Что случилось, ду… гм… девушка?
   Но она не слышала его.
   – Чудовище! Оно гонится за мной!! Отпусти меня!!!
   Может, стоило дать ей по башке? Краем глаза Артем уловил движение и поднял голову. Неясная тень скользнула между деревьями метрах в десяти от него, и только легкое колебание воздуха да неясное чувство опасности подсказывали, что она там была на самом деле. Слишком быстро для человека, слишком быстро для любого живого, кроме оборотня.
   Неужели моряна?
   Метка Темного Двора запульсировала на левом плече, и в мышцу Артема словно бы вонзились тысячи маленьких иголочек. Магия! Татуировка, подаренная навами, предупреждала о выбросе магической энергии, а значит, сомнений не оставалось – где-то в темноте рядом скрывалась моряна. В лучшем случае – белая, а в худшем – черная.
   Артем почувствовал волнение: накинувший боевую шкуру оборотень не способен контролировать себя, и встреча грозила стать неприятной. Неукротимость и безумная отчаянность бестий давно вошла во все поговорки Тайного Города. Но ведь им запрещено появляться в центральных парках! Впрочем, сейчас это было неважно. Продолжая удерживать девушку за плечи, наемник вытащил из барсетки «око василиска» и непонятно для кого прошептал:
   – Никто тебя не тронет.
   Луна выбралась из облаков, и прямо перед собой, буквально в пяти метрах, Артем увидел черную моряну в боевой шкуре.
   Она была даже изящна: мягкие женственные линии груди, стройные, крепкие ноги, тонкая талия, подчеркивающая крутые бедра, шипастый хвост, нетерпеливо изгибающийся за спиной в предвкушении смертельного удара. Взгляд Артема переместился выше, на голову оборотня. Лысый череп, украшенный острыми рогами, заостренные уши, рот, тонкие губы которого не могли скрыть длинные клыки, проваленный нос и, наконец, ярко-зеленые глаза, пылающие из-под низких надбровных дуг. Помимо того, что голова моряны была самой отталкивающей частью ее тела, именно в ней находились ядовитые железы, и до наемника донесся слабый запах зрелых персиков – запах яда черной моряны.
   «Хорошо, что девчонка уткнулась в плечо и не видит оборотня, – меньше вопросов будет потом».
   Артем приготовился активизировать «око», но странное дело – моряна не нападала. Она просто стояла в нескольких шагах, не сводя с Артема пронзительных ярко-зеленых глаз, и, казалось, размышляла. Это было непонятно. Все, что наемник знал об оборотнях, говорило об обратном – черная моряна в боевой шкуре не могла не нападать. Так они и стояли, не шевелясь и почти не дыша, а затем, после нескольких бесконечно долгих секунд, моряна всхрапнула и сделала маленький шаг назад. Артем не поверил своим глазам. Оборотень отступал!
   – Отпусти меня! – снова задергалась девушка. – Немедленно отпусти!! Чудовище!!! Там чудовище!!!
   Ее резкий крик разорвал тишину и хрупкое равновесие. Моряна заволновалась, и ее хвост нервно дернулся. Артем слегка отклонился назад и расчетливо ударил девчонку по щеке:
   – Заткнись!
   – Не трогай меня!
   Моряна зарычала.
   Девушка ударила Артема в ответ и сделала попытку вырваться. Моряна шагнула вперед.
   Одним-единственным, мягким и плавным движением она преодолела почти все расстояние между ними, и удушливый запах зрелых персиков окутал людей.
   Артем никогда раньше не встречался с морянами. Он не знал, как правильно вести себя в бою с ними, но сработало умение выкручиваться. Не успело стихнуть рычание моряны, как он отбросил девушку к дереву и активизировал «око василиска». Резкий свет заставил оборотня взвыть. «Око» действовало только на морян, поэтому Артем даже не зажмуривался. Не ожидавшая нападения бестия завертелась на месте, пытаясь спастись от неумолимой вспышки, ее движения потеряли собранность. Артем выхватил нож и нанес короткий, расчетливый удар. Черный навский клинок четко вошел между ребрами и добрался до сердца бестии. Моряна тонко взвизгнула и взмахнула лапой. Длинные когти прошли в миллиметре от лица наемника, заставив его слегка отклонить корпус. Главное, чтобы у нее не хватило сил плюнуть ядом. Артем отвел в сторону лапу оборотня и выдернул нож. На его брюки хлынул поток густой крови.
   Насилие – это действенный, но примитивный аргумент. Его невозможно применить наполовину, поэтому, если ты им пользуешься, никогда не останавливайся на полпути.
   Тело оборотня изогнулось, и на мгновение перед Артемом мелькнули ее глаза – ярко-зеленые, полные боли и, кажется, разума. Хотя какой может быть разум у моряны в боевой шкуре? Действие «ока» не вечно, надо торопиться: даже смертельно раненный монстр способен оторвать челу голову.
   Наемник деловито пересчитал ребра моряны и вонзил нож левее – во второе сердце. Оборотень упал на колени, Артем выдернул нож и еще один поток крови хлынул на брюки. Костюм был безнадежно испорчен.
   Мертвая бестия ничком упала к его ногам.
   Позади послышалось тихое подвывание. Артем обернулся – девчонка продолжала истерику, сидя на траве и размазывая по щекам слезы. С ней разберемся позже.
   Наемник снова проверил – это действительно была черная моряна, а значит, проблем с Великим Домом Людь не будет. Убийство черной моряны в боевой шкуре расценивалось как самооборона. Теперь счет шел на секунды. Спасение одиноких девушек – дело, конечно, благородное, но раз уж все так повернулось, надо подумать о прибыли. Рога и яд черной моряны ценились очень высоко – эрлийцы готовы были выложить за них целое состояние, – но, чтобы получить их, надо было отпилить голову чудовищу до того, как оно скинет боевую шкуру и превратится в женщину. Артем склонился над оборотнем и, тщательно прицелившись, мягко погрузил клинок в шею. Конечно, неплохо было бы заложить голову в специальный контейнер для перевозки органов, но где его взять ночью? Наемник снял ветровку, завернул в него добычу и обернулся к спасенной девушке.
   Оставить ее здесь?
   Голову моряны необходимо доставить эрлийцам как можно быстрее – через час ядовитые железы умрут. Продолжая размышлять, Артем вытащил мобильный и набрал номер.
   – Служба утилизации, – раздался в трубке приятный женский голос. – Пожалуйста, назовите себя.
   – Артем Головин, чел, наемник, номер карточки… – Артем продиктовал номер своей карточки «Тиградком». – Вы можете засечь мое местонахождение?
   – Уже сделано.
   – У меня здесь труп черной моряны.
   – Машина службы будет направлена к вам через три минуты. Вы заплатите наличными?
   – Нет, меня здесь уже не будет. Пришлите счет.
   – Хорошо. – В телефоне послышалось несколько щелчков. – Счет отослан. Как вы понимаете, нам придется сообщить об инциденте в Зеленый Дом.
   – Хорошо.
   Артем сложил трубку. Одна проблема решена – тело моряны заберут, а все следы борьбы ликвидируют. Служба утилизации Тайного Города работала четко и надежно. Артем снова посмотрел на девушку:
   – Ты можешь идти?
   В ответ раздалось невнятное всхлипывание.
   Бросить?
   Артем вздохнул и взял ее за руку:
   – Пойдем.
   – Кто это был? – Язык у перепуганной девушки изрядно заплетался.
   – Олень.
   – Здесь нет оленей.
   – Есть. Только их надо видеть.
   Некоторое время они молча пробирались через кусты, затем Артем остановился и прислушался: справа донеслось деловитое сопение и тихие голоса.
   – Нам сюда.
   – Куда – сюда? Где мы? Я хочу уйти!
   – Сейчас, сейчас. Кортес! – крикнул Артем, не отпуская руку девушки. – Кортес!
   – Иди сюда и не ори, – раздался сварливый голос наемника. – Христофан, шестнадцать кусков за диадему – чересчур, Спящий тебе не простит такую жадность. Давай так: за все вместе сорок пять и еще вот эту брошь сверху.
   «За все вместе», – отметил Артем; видимо, сундук с сокровищами изрядно похудел.
   – Спящий еще должен проснуться, – резонно заметил приставник. – Пятнадцать с половиной последняя цена, а за все вместе – сорок восемь, и никакой броши сверху.
   Судя по печальному голосу Христофана, он уже смирился с тем, что продать придется не только диадему, и теперь пытался набить цену.
   – Что они там делают? – спросила девушка.
   – Спорят, – честно ответил Артем и снова обернулся к яме: – Кортес, у меня проблемы. Я возьму машину?
   – А как мы?
   – Словите тачку.
   Поскольку речь шла о его собственности, Кортес соблаговолил оторваться от сундука и, посмотрев на Артема, тихонько присвистнул:
   – Что случилось?
   – Я убил моряну.
   – Сам как?
   – Нормально.
   – Крутой у тебя напарник, – сообщил Христофан. – А я, признаться, думал, что он слабак.
   – Я его многому научил. – Кортес перевел взгляд на девушку. – А это что?
   – Спас.
   – Помощь нужна?
   – Нужна машина, яд выдыхается! – Артем кивнул головой на сверток.
   Насчет денег Кортес понимал с полуслова.
   – Тогда поторопись. Лови ключи! – Артем поймал блеснувшую в лунном свете связку. – Только постели́ на сиденье полиэтиленовый мешок, он в багажнике лежит.
   Артем всегда поражался запасливости своего напарника.
   – Вы здесь надолго?
   – Не думаю. – Кортес похлопал приставника по массивной спине. – Договоримся о цене, закопаем сундук и разбежимся.
   – Я сам закопаю сундук, – пробурчал Христофан. – Договоримся о цене и разбежимся.
   – Я позвоню, как освобожусь.
   – До встречи. – Кортес повернулся к приставнику: – Христофан, сорок пять – это все, что я могу себе позволить. У меня четверо детей от трех жен, и я должен их кормить. Спящий рыдает, глядя на мои мучения…
   Артем вздохнул и повел девушку к дороге.
* * *
   Московское полицейское управление
   Москва, улица Петровка,
   15 сентября, пятница, 23.33

   – Мы встречаемся с Павловым прямо с утра. – Лейтенант Васькин посмотрел в записную книжку. – Он директор фирмы «Парма Экспорт Плюс».
   – Я помню. – Корнилов выпустил в прокуренный воздух кабинета новую порцию сигаретного дыма. – Это тот, которого ребята Чемберлена прижали два месяца назад?
   – Совершенно верно. И он созрел для того, чтобы поработать с нами.
   – А что он может?
   Васькин уже привык к тому, что Андрей Корнилов в обычной жизни крайне редко проявляет свои эмоции. Невысокий, сухой, с вечно полуприкрытыми глазами и неопределенного цвета волосами, начальник отдела специальных расследований Московского полицейского управления производил впечатление если не безразличного, то, по крайней мере, бесконечно усталого человека, однако его мозг работал с редкой производительностью и, несмотря на кажущееся безразличие обладателя, улавливал самые мелкие детали.
   – Павлов уверен, что может зацепить Нытика.
   Майор молчал. Нытик был правой рукой Чемберлена, недосягаемого пока главаря крупной московской банды. Зацепить его было бы большой удачей.
   – Поедешь с Сергеем?
   Капитан Шустов, массивный здоровяк, был заместителем Корнилова.
   – Конечно, хотя, если вы не против…
   – Против.
   Васькин вздохнул:
   – Есть, патрон, я поеду с капитаном Шустовым.
   – Доложитесь сразу же после встречи. Слышишь, Сергей?
   – Разумеется! – Сидящий за своим столом капитан поднял вверх большой палец. – Как только закончим, немедленно поставим тебя в известность.
   Васькин украдкой посмотрел на часы:
   – Если вы не против, патрон, я хотел бы поехать домой.
   Шустов иронично хмыкнул, майор почесал кончик носа:
   – Действительно домой?
   – Ну… – молоденький лейтенант смущенно улыбнулся, – в каком-то смысле – да.
   Из всего отдела он был единственным холостяком и уже привык к постоянным подначкам коллег.
   – Ты все еще с Люсей? – поинтересовался обожающий сплетни Шустов.
   – Ага.
   – А ее родители все еще на Кипре?
   – Все еще.
   – Сергей, заканчивай резвиться, – усмехнулся Корнилов. – Владик, только не проспи встречу с Павловым.
   – Как можно, патрон!
   Когда дверь за Васькиным закрылась, а Корнилов закурил очередную сигарету и потянулся к отложенным документам, Шустов не спеша подошел к столу майора и побарабанил пальцами по столешнице:
   – Не хотел говорить при нашем юном друге…
   – Что случилось?
   Толстый капитан присел напротив Корнилова и выставил на стол массивные локти.
   – Я сегодня поболтал с девчонками. В городе назревают большие проблемы. ЧП.
   Общительный Шустов состоял в дружеских отношениях с канцелярией и всеми секретаршами Московского полицейского управления, собирая для своего шефа циркулирующие слухи и сплетни.
   – Что за ЧП?
   – Семь ритуальных убийств меньше чем за трое суток.
   – Маньяк?
   – Или секта маньяков. Убийства следуют одно за другим. Все по одному сценарию, и все в разных местах.
   Корнилов задумчиво затянулся сигаретой и еще больше прикрыл глаза.
   Работа созданного им отдела специальных расследований была направлена в первую очередь против московской организованной преступности. За четыре года майор сумел достичь в этой сфере уникального – стопроцентного – результата. Он ухитрился раскрыть все порученные дела, отправить за решетку почти всех главарей московских преступных группировок и заслужить славу лучшего полицейского страны. Журналисты обожали писать о его успехах, и, во многом с их подачи, обыватели были уверены, что Корнилов может все. К сожалению, не только обыватели. Мэр постоянно настаивал, чтобы отдел занимался самыми громкими делами, вызывающими наибольший общественный резонанс и требовавшими быстрых и решительных действий. Некоторое время назад Андрею поручили поймать Вивисектора – кровавого маньяка, наводившего ужас на Москву. Корнилов остановил преступления. Как – другой вопрос, но остановил. Он не любил вспоминать об этом деле, и генерал Шведов, начальник Московского полицейского управления, дал своему лучшему сыскарю слово, что отдел специальных расследований никогда больше не будет заниматься «непрофильными» преступлениями. Однако Андрей понимал, что секта, совершающая ритуальные жертвоприношения, была для Шведова серьезным поводом, чтобы нарушить данное слово.
   – Это поручат нам?
   – Ходят слухи, что завтра утром генерал предложит тебе разобраться с этими убийствами, – подтвердил Шустов.
   Корнилов поморщился.
   – Общественность уже в курсе?
   Майору чаще других полицейских приходилось мелькать на экране, но делать это он не любил.
   – Журналисты знают только об одном случае. Всей картины у них нет, иначе в городе давно началась бы паника.
   – Что у нас есть?
   Сергей положил на стол папку:
   – Я скопировал материалы. Знал, что тебя заинтересует это дело.
   – У жертв есть что-нибудь общее?
   – Это проверяется, но кажется, что – нет.
   – Кто был первым?
   – Севастьянов.
...
   «Севастьянов Иван Владимирович, тысяча девятьсот шестьдесят восьмого года рождения, инженер-электронщик компании „Би-Лайн“, найден в двадцать три двадцать восемь патрульной полицейской группой на пустыре близ станции метро „Бабушкинская“».
   – Что его занесло на «Бабушкинскую»?
   – Жил он там.
   Результаты осмотра:
...
   «Тело лежит в позе… голова повернута… одежда срезана… кисть левой руки отсечена острым орудием, предположительно… рана в сердце нанесена предположительно… на лбу выжжено клеймо в виде…»
   – Тридцать два года. – Корнилов задумчиво посмотрел на Шустова. – Мужчина в расцвете сил.
   – Я уже посмотрел – в молодости Севастьянов занимался дзюдо. Чемпион Москвы восемьдесят шестого года, четвертое место на чемпионате России, потом травма – попал в автокатастрофу. Он ушел из большого спорта, но держал себя в форме, тренировался в любительском клубе.
   – Просто так Севастьянов бы не сдался.
   – Ага.
   Борьба – это, конечно, не бокс, но вряд ли бывший дзюдоист не попытался хотя бы удрать.
   – Его могли оглушить. Схватить и удерживать.
   – Никаких ран, кроме фатальных. Никаких следов борьбы.
   – Могли угостить клофелином.
   – Никакой химии в организме.
   – Действительно странно. – Корнилов вытряхнул пепельницу в корзину для бумаг и раскурил следующую сигарету. – Взрослый крепкий мужчина без всякой борьбы становится жертвой маньяка. Тебя это не удивляет?
   – Удивляет, – признался Шустов, – но еще больше меня удивляет третий эпизод.
   Корнилов перелистнул несколько страниц:
   – Убийство Татаркиной?
   – Да. Об этом убийстве пронюхали журналисты.
   – Я читал.
...
   «Татаркина Мария Никифоровна, двадцать восемь лет, обнаружена в ресторане „Царская охота“…»
   – В зале ресторана?
   Мария Татаркина была известной в Москве бизнес-вумен, владеющей крупной туристической фирмой и модным фитнес-центром. Активная жизнь, очаровательная внешность, громкие знакомства, постоянное мелькание на страницах светской хроники и шумные благотворительные акции сделали Татаркину весьма популярной в городе фигурой, поэтому ее внезапная и загадочная смерть взбудоражила общество.
   – Каким образом она погибла?
   – Татаркину всегда сопровождал телохранитель. В тот день они приехали в «Царскую охоту» на деловую встречу. Телохранитель остался в зале, а Татаркина прошла в отдельный кабинет. Столик был сервирован заранее, обслуга получила четкие инструкции – не мешать переговорам. Все. Через час телохранитель заглянул в кабинет и нашел свою хозяйку голой, мертвой, с колотой раной в сердце, клеймом на лбу и отрубленной левой рукой. В кабинет никто не входил, из кабинета никто не выходил.
   – А кто заказывал столик?
   – Он не представился. Точнее, конечно, представился, но никто не помнит как. Кроме того, и метрдотель, и официант, и гардеробщик, и швейцар, и телохранитель Татаркиной дали противоречивые описания человека, пришедшего на переговоры.
Чтение онлайн



1 2 3 4 [5] 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация