А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Командор войны" (страница 25)

   – Очень большое, – медленно и веско произнес Сантьяга. – По моим расчетам, командор ле Ста должен завершить строительство Аркана в течение трех-четырех часов. Если за это время вы сумеете определить, как в его руки попала технология Аркана Желаний, я не убью его. Это ваш шанс, капитан, сделайте одолжение другу.
   – Это сделка?
   – Это все, что я могу предложить.
   – А как же правила?
   Комиссар удивленно приподнял брови.
   – А правила не изменились, Франц. Темный Двор будет преследовать командора ле Ста за нарушение Китайгородской конвенции, но я позволю ему построить Аркан Желаний.
   Черные глаза Сантьяги были холодны и непроницаемы. Несколько секунд де Гир пытался что-то разглядеть в них, а затем осторожно спросил:
   – Почему?
   – А почему бы и нет? – пожал плечами комиссар. – Он этого хочет, и у вас есть превосходная возможность помочь своему другу.
   «Богдан – пешка, – понял Франц. – Ну, может быть, не пешка, но и не главная фигура в этой партии. Фигура, которую уже приготовились смахнуть с доски, но один из игроков готов проявить непонятное милосердие. Или не милосердие?» – Мастер войны знал, что, несмотря на свою ужасающую репутацию и положение военного лидера Великого Дома Навь, Сантьяга крайне аккуратно применял насильственные методы, четко рассчитывая их необходимость и дозировку. Убийство трех узурпаторов явно не входило в планы комиссара, и, не желая перегибать палку, он хотел прекратить истребление рыцарей Ордена. Получить нужный результат другим способом.
   Франц задумчиво посмотрел на маленький злой рубин. За все приходится платить. Узурпаторы в обмен на командора, информация об Аркане в обмен на жизнь последней жертвы, желание в обмен на дружбу. Капитан знал, что никогда больше не назовет Богдана своим другом, но это будет потом.
   – Аркан Желаний – это не только жертвы. Он меняет мир. Он опутывает не только мага, но и все вокруг, не пропуская никого. – Сантьяга говорил очень тихо, Франц едва слышал его. – Когда-то я думал, что мир требует за выполнение желаний только кровь, но понял, что ошибался. Аркан вторгается в суть мира, и в ответ он запрашивает высокую цену, которую приходится платить всем. Цена не всегда справедлива, не всегда понятна, но всегда высока. Иногда вершителю Аркана действительно лучше умереть, потому что мир изменится, его желание потеряет смысл, а платить все равно придется.
   Франц слушал очень внимательно, затаив дыхание. В истории Тайного Города только один маг строил Аркан Желаний, и этот маг знал, что говорил.
* * *
   Муниципальный жилой дом
   Москва, улица Миклухо-Маклая,
   16 сентября, суббота, 15.32

   Запах апельсинов, казалось, останется в кухне навсегда. Это были единственные фрукты, которые девушки обнаружили в холодильнике Артема, и теперь засохшие корки в беспорядке валялись на столе, в грязных тарелках, в мусорном ведре, а дразнящий цитрусовый запах въелся в столешницу, полки и занавески.
   – Расцвету я завтра, – вздохнула Ольга, задумчиво катая по столу одинокую дольку. – Обязательно расцвету. Стану вся красная-красная. Страшная и некрасивая.
   – Твой принц тебя разлюбит и навсегда умчится на сверкающем джипе, – буркнула Галя.
   Последний час их одолевала угрюмая скука. Телевизор включать не хотелось, Интернет надоел, покраска ногтей завершилась, все последние новости обсуждены, и девушкам оставалось только ждать. И скучать.
   Ольга швырнула дольку в мусорное ведро и посмотрела на часы.
   – Пора бы Артему вернуться.
   – Ему сейчас не до тебя, – зевнула Галя. – Он жуликов ловит. Придет домой голодный, злой, усталый, потребует борща со сметаной и завалится спать в брюках.
   Ольга слабо улыбнулась:
   – Ты завидуешь, потому что он – красавчик.
   – Как я понимаю, у тебя есть более выгодная партия, чем какой-то полицейский.
   – Не знаю, не знаю. – Теперь Ольга гоняла по столу оранжевую корку. – Мне с Артемом спокойно, безопасно.
   – А ты все еще боишься? – помолчав, спросила Галя и тут же поправилась. – Конечно, боишься, извини меня.
   – Не в этом дело. – Ольга поправила волосы. – Больше всего меня пугает неизвестность, ожидание. А еще…
   – Что еще? – заинтересовалась Галя.
   – Да я опять вспомнила, что произошло у меня дома. Маску этого маньяка. Она была такой… натуральной. Настоящей. Эта маска была как живая.
   – Это называется шкура, – тихо сказала Галя, – боевая шкура.

   Телефон зазвонил, когда командор вышел из лифта.
   Богдан нерешительно посмотрел на дверь, за которой находился общий коридор расположенных на этаже квартир, и поднес трубку к уху:
   – Да.
   – Добрый день, друг.
   Франц де Гир.
   Командор запнулся. Это был последний голос, который он хотел бы сейчас услышать. Обладателю этого голоса ему нечего было сказать.
   – Ты меня слышишь?
   – Как… – у Богдана запершило в горле.
   – Как я узнал этот номер?
   – Да.
   – Твоя труба не отвечала. Я проверил базу данных «Тиградком» и узнал, что Тапира недавно купила второй мобильный телефон. Ты удовлетворен?
   – Откуда ты знаешь?
   – Я знаю все.
   – Все?
   – Все.
   Де Гир был грустен. Не жалостлив, не расстроен, не зол, а именно грустен, и Богдан понял, что остался один.
   – Что ты хочешь?
   – Расскажи, откуда ты узнал технологию Аркана.
   – Только это?
   – Только это.
   Командор посмотрел на дверь.
   – Я не могу.
   – Тебе не будут мешать, Богдан, тебе позволят построить Аркан, только расскажи, откуда ты узнал!
   Ле Ста улыбнулся:
   – Мне не смогут помешать, Франц, никто не сможет! Я успею!
   – Богдан!
   Продолжая улыбаться, командор войны бросил телефон на пол и раздавил его каблуком. Он обещал Каре никому не рассказывать о том, что именно она помогла ему узнать технологию Аркана, и он выполнит свое обещание.
   Чего бы это ни стоило.
   «Когда у вас нет ничего – у вас есть ваша честь. Когда у вас нет чести – у вас нет ничего».

   – Будь ты проклят, Богдан, будь ты проклят! – простонал Франц, с ненавистью глядя на замолчавший телефон. – Упрямый мерзавец!
   Действовать! Необходимо действовать, у него еще есть время! Сантьяга сказал, что жертва будет принесена в течение трех-четырех часов, прошло всего тридцать минут, у него еще есть время!
   Мастер войны набрал номер дежурного по гвардии.
   – Это де Гир. Немедленно направить оперативную группу на квартиру черной моряны Тапиры, обыскать, меня интересуют любые магические манускрипты и книги! Узнайте, не снимала ли она в последнее время другие квартиры или дома. Если да – устроить обыски и там, искать то же самое! Выполнять немедленно! Докладывать мне сразу же, я буду в Замке.
   Он успеет. Время еще есть.

   В квартире омерзительно воняло какими-то цитрусовыми, скорее всего апельсинами. Богдан с детства не переносил этот пронзительный запах. Он закрыл за собой дверь, замок которой с тихим шипением сжевала разрыв-трава, и широкими шагами прошел на кухню. Оттуда воняло сильнее всего.
   – Тапира! Ты здесь?
   – Богдан?!
   Ошеломленная Ольга хлопала ресницами – она не слышала, как ле Ста проник в квартиру.
   – Привет! – бросил ей рыцарь. – Не ожидала?
   – Не груби. – Тапира подошла к командору и провела рукой по его щеке. – Ты почему так долго? Я уже хотела сама везти Ольгу к Престолу.
   – У меня были дела. – Богдан поцеловал свою женщину в ладонь. – Тебе было скучно?
   – Ужасно, но я справилась.
   – Вы что, знакомы? – Ольга растерянно смотрела на них. – Галя?
   Брюнетка обернулась к девушке:
   – Меня зовут Тапира. Богдан – мой муж.
   – Но… – Ольга не находила слов. – Но зачем вам это? Что происходит?
   – Маньяки, подруга, маньяки, – улыбнулась моряна, – они ближе, чем ты думаешь.
   – Какие маньяки? – не понял командор. – Дорогая, хватит морочить ей голову – у нас мало времени. – Богдан вытащил из кармана «поводок» – усмиряющий артефакт – и ловко набросил его на шею Ольги. Глаза девушки затуманились. – Машина ждет внизу. Нам надо торопиться.
* * *
   Бар «Три педали»
   Москва, улица Большая Дмитровка,
   16 сентября, суббота, 16.10

   Оставалось только ждать.
   Сантьяга давно пресытился фирменным кофе Гонция и теперь задумчиво вертел в руке бокал с коньяком.
   «Что ты понимаешь в дружбе, нав?»
   Склонность чудов к патетике забавляла комиссара. Громкие фразы, красивые жесты, гордость и честь. Наверняка этот дурак ле Ста дал слово не разглашать, от кого он узнал об Аркане Желаний. И будет молчать, хотя понимает, что это означает для него смерть. Он думает, что честь превыше всего. Что ж, теперь у Богдана действительно осталась только честь. И еще дружба, во имя которой капитан гвардии де Гир ставит сейчас на уши Тайный Город.
   Сантьяга сделал маленький глоток, чувствуя, как прозрачная янтарная жидкость теплом разливается по телу.
   «Что я понимаю в дружбе, Франц? Может быть, и мало. Но я понимаю, что настоящая дружба гораздо выше желаний».
   Вы такую встречали?
   Лежащий на стойке мобильный телефон тихонько звякнул, привлекая внимание хозяина. Сантьяга не спеша допил коньяк и взял трубку:
   – Есть новости?
   – Комиссар, это Тамир Кумар. – Голос шаса дрожал от возбуждения. – Кажется, нашу девушку доставили по назначению. Она не перемещается уже десять минут.
   – Где она находится?
   – На Воробьевых горах!
   – Превосходно, – улыбнулся Сантьяга, – великолепное место.
   – Мы еще не закончили, комиссар, – деловито продолжил Кумар. – Доминга просчитывает крутящиеся там энергетические потоки.
   – Сильный фон?
   – Приличный. По моим оценкам… – Шас замолчал. – Доминга закончил, пусть он сам вам все расскажет.
   – Комиссар, – взял трубку второй аналитик, – предварительная оценка такова: точка, в которой находится девушка, охраняется «кольцом саламандры» четвертого уровня – судя по всему, активизирован мощный самоподзаряжающийся артефакт. Ваш противник хорошо подготовился. – Защита такого класса могла сжечь любого мага, даже комиссара. – Компьютер у вас с собой?
   – Разумеется.
   Сантьяга выложил на стойку карманный «HP Jornada», модем которого через ИК-порт нашел мобильный телефон комиссара и через несколько секунд установил связь с компьютером «ласвегасов».
   – Я сбросил вам конфигурацию защитного поля и ориентировочное местонахождение артефакта. – Аналитик пробубнил невнятное ругательство.
   – Что вы сказали, Доминга?
   – К сожалению, у нас не получится снять «кольцо саламандры». Извините.
   Комиссар улыбнулся: взламывание и дистанционное отключение артефактов было любимым развлечением «ласвегасов».
   – Вы и так сделали больше, чем я ожидал. – Сантьяга пристально разглядывал появившуюся на экране «Jornada» схему. – Это все?
   – Нет, – быстро ответил аналитик, картинка на мониторе сменилась. – Я просканировал это место. За последние три недели там совершенно необъяснимым образом накопилось громадное количество энергии. Концентрация высокая, но энергия скрыта, я вижу только ее следы.
   – Какова ориентировочная мощность?
   – Разовый выход накопленной энергии будет в восемь-десять раз превышать средний выход Источника. – Доминга почесал голову. – Признаться, я сам не верю в то, что сказал.
   – Придется поверить. – Изучая отображенные на мониторе причудливые вихревые потоки, Сантьяга снова улыбнулся. – Вы нашли Престол Силы, Доминга, и в нем накоплена энергия Аркана Желаний.
* * *
   Московское полицейское управление
   Москва, улица Петровка,
   16 сентября, суббота, 16.12

   Андрей снял трубку.
   – Майор Корнилов.
   – Сантьяга.
   – Я слушаю.
   – Хочу сообщить, что поимка нашего маньяка вступает в заключительную стадию. Желаете поучаствовать?
   Уже второй раз Корнилову предстояло быть простым статистом. Роль ему не нравилась, но Андрей понимал, что другую он пока не потянет.
   – Куда надо приехать?
   – На смотровую площадку Воробьевых гор.
   – Куда?!
   – На саму площадку выезжать не надо. Остановитесь где-нибудь на Косыгина и ждите. Я позвоню.
   – Договорились. – Корнилов помолчал. – У меня появилась еще одна проблема, Сантьяга.
   – Связанная с нами?
   – Кто-то из колдунов работает на гангстеров. На банду Чемберлена.
   – Это нереально, майор Корнилов. Маг никогда не свяжется с уголовниками.
   – Уже связалась. Это женщина, и у меня есть основания подозревать ее в убийстве.
   – Майор Корнилов, – вздохнул Сантьяга, – давайте закончим наше маленькое дело, а затем, обещаю, я проверю вашу информацию.
* * *
   Муниципальный жилой дом
   Москва, улица Чагинская,
   16 сентября, суббота, 16.14

   Яна вышла из пропахшего собачьими фекалиями лифта и решительно позвонила в обитую дешевым коричневым дерматином дверь. Площадка шестого этажа старой муниципальной многоэтажки была заставлена самодельными деревянными ящиками, в которых, судя по запаху, хранилась картошка, а еще – ржавыми санками и дожидающимся следующего лета грязным велосипедом. Обшарпанную стену украшало выполненное красной краской граффити «Спартак – чемпион» с коротким дополнением, выполненным черным маркером: «Мясо». Пахло на площадке не лучше, чем в лифте, и Яна позвонила еще раз. За дверью послышались шаги.
   – Кто там?
   – Митара, меня зовут Яна, – негромко сказала девушка, нащупывая лежащее в сумочке «око василиска». – Я работаю с Кортесом. Хочу поговорить с тобой.
   Моряна распахнула дверь и повернулась спиной.
   – Проходи.
   Квартира была небогатой: дешевый ковер, старая мебель, потрепанный компьютер. Хозяйка с ногами забралась в скрипучее кресло и вернулась к прерванному появлением Яны занятию: она аккуратно смывала с ногтей яркий лак. Митара была типичной моряной: жесткие черные волосы, резко очерченные скулы, худощавая фигура и непроницаемые глаза.
   Яна неторопливо огляделась и поставила сумочку на диван.
   – Можно присесть?
   – Я знала, что кто-нибудь из вас обязательно придет, – не отрывая глаз от ногтей, сказала Митара.
   – Тогда почему ждала?
   – А какой смысл прятаться? Я слышала о Кортесе – он упорный и всегда доводит дело до конца. Я не могу прятаться вечно.
   – Разумно.
   Митара поставила на журнальный столик жидкость для снятия лака и взяла в руки пузырек с основой.
   – Что ты хочешь знать?
   – Ты была в квартире Ольги. Кто тебе приказал? Богдан ле Ста?
   Моряна молча наносила на ногти основу.
   – Набросив боевую шкуру, ты продолжала действовать логично, значит, он управлял тобой при помощи браслета. Это так?
   Моряна продолжала молчать.
   – Браслет фаты Мары у Богдана?
   – Зачем ты пришла, если и так все знаешь?
   – Я… – Яна сбилась, – я хотела понять…
   – Понять?! – Митара вскинула голову, и яростный взгляд ее черных глаз вонзился в девушку. – Ты хочешь понять, как погано быть моряной? Хочешь понять, каково это – знать, что все считают тебя животным? Постоянно чувствовать презрение и страх? Нас создали! Мы – генетический эксперимент. Хочешь знать, какое это унижение? Как ты сможешь это узнать, интересно? Накинешь боевую шкуру?
   Черные глаза моряны слегка позеленели, и Яна уже пожалела, что оставила «око василиска» в сумочке, но Митара пришла в себя. Она глубоко вздохнула и вернулась к своему занятию – продолжила накладывать основу на ногти. Яна тихонько перевела дух и собралась с мыслями.
   – Вас не считают животными.
   – Лицензии на отстрел черных морян запретили тридцать девять лет назад, – спокойно ответила Митара. – А убийство оборотня и сейчас не считается преступлением. Нам запрещают даже мстить за своих.
   – Не преследуют только случаи самообороны.
   – Доведи моряну до бешенства, и она инстинктивно накинет на себя боевую шкуру, – криво усмехнулась Митара. – Вот и повод для убийства. Твой дружок сразу же помчался к эрлийцам и продал голову моей подруги. Яд и рога.
   Яна похолодела.
   – Хватит давить на жалость. Если все так плохо – иди и перережь себе вены, чертова калоша. – Митара оторопело уставилась на девушку. – Я пришла сюда не сопли тебе вытирать!
   – А зачем?
   – Зачем? – Яна решительно подвинула соседнее кресло и уселась прямо напротив моряны. – Я хочу разобраться. Просто разобраться. Сантьяга хочет убить Богдана, Кортес хочет заработать, Артем хочет спасти Ольгу, и никого из них не интересует – почему? Почему командор войны бросил все на чашу весов?
   – Ради Тапиры.
   – Ради… – Яна остановилась и удивленно посмотрела на оборотня. – Ради черной моряны?
   – Странно, да? – Митара отложила склянку с основой и внимательно посмотрела на Яну. – Они вместе уже много лет.
   – Рыцарь Ордена и черная моряна?
   – Мы думали, что не можем любить, что нас не могут любить, что мы обречены на одиночество, что… – Митара вздохнула. – Тапира помнит Богдана даже в боевой шкуре. Они чувствуют друг друга, они любят.
   – Рыцарь и моряна, – прошептала Яна. – Но при чем тут Аркан Желаний?
   Митара нервно передернула плечами:
   – У оборотней редко бывают дети. – Ярко-синие глаза Яны в ужасе округлились, она уже не хотела слышать ПОЧЕМУ, но было поздно. – Особенности нашей генетики таковы, что, кто бы ни был отцом, родится все равно девочка – черная моряна.
   – О боже, Тапира беременна! – поняла Яна.
   – А Богдан хочет, чтобы ребенок был чудом, – закончила Митара. – Он хочет ввести его в Великий Дом Чудь, в элиту Тайного Города.
   – И будет просить у Аркана сделать Тапиру чудой?
   Моряна покачала головой:
   – Плод уже сформирован, а Аркан исполняет только одно желание. Богдан будет просить за своего ребенка.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 [25] 26 27 28 29

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация