А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Командор войны" (страница 15)

   – Видел, – неуверенно подтвердил Андрей, даже не пытаясь вспомнить, когда он в последний раз смотрел телевизор. – Только давно.
   – Вот, а я это кино увидел в натуре. – Фролов снова помолчал. – У этого монстра хвост был метра полтора длиной, шипы вдоль всего позвоночника, с мой палец, когти громадные, а на голове – рога, недлинные, а такие, мощные, и запах. Запах персиков.
   – Персиков?
   – Персиков. Я когда выглянул, он как раз дверь снес – и сразу выстрелы. Шесть штук. Я пригнулся и считал. Четыре, потом еще два. Шесть. Рычание, грохот, будто он упал, по квартире кто-то забегал, крики, опять выстрелы. Еще шесть. Дверь хлопнула, а я все не выглядывал… А потом слышу: этот, чужой, через балкон переваливается и на дерево. Только тень промелькнула.
   – Куда он направился?
   – Я, господин майор, долго еще с балкона не высовывался, – честно признался Фролов. – До тех пор, пока ваши не приехали.
   – Понимаю. – Корнилов задумчиво щелкнул зажигалкой. – Если вы не возражаете, Георгий Иванович, я не стану пока записывать ваши показания. Поезжайте в отпуск, отдохните, вам это сейчас необходимо, а когда вернетесь, мы встретимся и снова все обсудим. Вы не против?
   – Вы тоже считаете, что я спятил? – угрюмо поинтересовался Фролов.
   – Скажем так… – Андрей внимательно посмотрел на своего свидетеля. – Я бы не хотел, чтобы вы рассказывали то, чего не можете доказать. Так будет лучше для всех.
   – Но я это видел.
   – Я вам верю. Но все остальные… – Корнилов покачал головой. – Поверьте, так будет лучше.
   – Наверное, вы правы. – Фролов наконец-то закурил. – Вы мне верите, потому что сами такое видели, да?
   Майор улыбнулся:
   – Скажем так, Георгий Иванович, у меня есть основания вам верить. Не более того. Я распоряжусь, чтобы вам больше не досаждали, езжайте в отпуск, а когда вернетесь – позвоните мне.
   Корнилов положил на стол свою визитную карточку, резко поднялся и вышел из кухни. Капитан Углов сидел на тумбочке в прихожей и курил, стряхивая пепел в пустую жестянку из-под колы.
   – Ну и как? Версия готова?
   – Версия, она как женщина, – усмехнулся майор, – либо красива, но неверна, либо верна, но некрасива.
   – А в нашем случае?
   – И в нашем случае, и во всех остальных я пытаюсь отыскать золотую середину, но никогда не опираюсь на результаты единственного допроса. – Андрей задумчиво потер подбородок. – Кажется, наш свидетель испытал сильное душевное потрясение.
   – Вот-вот, – кивнул Углов, – спятил.
   – Просто перепугался. Пусть съездит в отпуск, отдохнет, а когда приедет, мы его снова допросим.
   – Логично.
   Рога, когти и шипастый хвост… Сантьяга говорил, что большинство обитателей Тайного Города или похожи на людей, или стараются быть похожими. Возможно, у некоторых из них есть хвост и когти. Почему бы и нет? Имеют ли рогатые отношение к нынешним ритуальным убийствам? Ответ на этот вопрос мог дать только Сантьяга. С другой стороны, комиссар обязательно предупредил бы, что придется столкнуться с настоящими монстрами. Андрей был уверен в этом.
   Корнилов рассеянно огляделся. Эксперты закончили работу и собирались уезжать. Гильзы, чашки, образцы крови, частички грязи и даже фрагмент балконной двери были аккуратно упакованы, убраны в специальные чемоданы и готовились к поездке в полицейскую лабораторию. Сами ребята курили «на дорожку», а около остатков кровавого пятна на корточках сидела черноволосая девушка в ярко-красном платье и деловито собирала жидкость в маленькую стеклянную пробирку. Андрей удивленно поднял брови.
   – Вы что-то потеряли?
   – Я уже закончила, – ослепительно улыбнулась девушка и легко поднялась, оказавшись даже несколько выше майора ростом. – И уже ухожу.
   – Неужели?
   – А в чем дело?
   – Вы не могли бы представиться?
   – А вы?
   Уверенность, с какой действовала девушка, и то, что она оказалась в оцепленной полицией квартире, уже подсказали Андрею, с кем он имеет дело, но он решил уточнить:
   – Майор Корнилов, Московское полицейское управление, отдел специальных расследований.
   – Тот самый Корнилов?
   – Тот самый.
   – Давно мечтала с вами познакомиться, но все дела, дела. – Девушка порылась в своей сумочке. – Яна Маннергейм, Федеральная служба безопасности, управление тринадцать.
   – Никогда не слышал о таком.
   – В отличие от вас мы не любим мелькать на телеэкранах. – Брюнетка снова улыбнулась.
   Корнилов скрипнул зубами, взял в руки ее жетон, внимательно изучил его и повернулся к эксперту:
   – Дима, вы уже убрали компьютер?
   – Еще нет. – Бородач кивнул на стоящий на столе ноутбук.
   – Пожалуйста, запросите в базе данных ФСБ информацию на Яну Маннергейм. – Майор передал эксперту жетон и вновь вернулся к девушке. – Почему федеральное правительство интересуется столь мелким преступлением?
   – А почему им интересуется отдел специальных расследований?
   – Меня вызвали сюда по ошибке.
   – Меня тоже.
   – Кто?
   Девушка ослепительно улыбнулась:
   – Хочу напомнить, что по закону я имею право не извещать местную полицию о своих расследованиях.
   Что-то здесь было не так. Брюнетка вызывала у Андрея смутные, но весьма устойчивые подозрения: он что-то слышал о ней или когда-то видел… Но его мысли все еще вертелись вокруг показаний Фролова. Вокруг рогатых и хвостатых чудовищ.
   – У нее все в порядке. – Дима вернул девушке жетон. – Центральная база данных ФСБ подтвердила полномочия старшего лейтенанта Маннергейм.
   – Большое спасибо. – Ярко-синие глаза брюнетки внимательно оглядели майора. – Теперь все?
   – Зачем вам образцы?
   – Ну раз уж я сюда приехала… – задумчиво протянула девушка. – Почему бы и не взять их?
   – Вы оставите телефон?
   – Если понадобится, майор Корнилов, я сама вас найду. Я могу идти?
   Не дожидаясь ответа, Яна спокойно убрала в сумочку жетон, образцы и не торопясь вышла из квартиры.
   – Во девчонка! – поцокал языком эксперт. – Она приехала, когда вы были на кухне. Входит, вся в красном, ну прямо комета. Ребята, как ее увидели, чуть глаза не сломали.
   «Чуть глаза не сломали!» Так же говорил бригадир дорожных рабочих! Девушка в красном!
   – Задержите ее!
   Когда Корнилов выскочил из подъезда, Яны уже не было.
   – Где? Куда она уехала?
   – Кто? – удивился стоящий у подъезда полицейский. – Кто где?
   – Девица в красном платье, черноволосая.
   – Села в «Ауди» и укатила.
   – Какую «Ауди»?
   – Спортивную такую, кажется «ТТ», ярко-красную.
   Корнилов тихо выругался и посмотрел на подошедшего к нему бригадира дорожных рабочих.
   – Кажется, я знаю, что вы хотите мне сказать.
   Мужик кивнул:
   – Это она была здесь утром.
* * *
   Офис компании «JFK»
   Москва, Малый Афанасьевский переулок,
   16 сентября, суббота, 11.14

   Кабинет был залит светом. Пронзительные, не по-осеннему яркие солнечные лучи заливали его через большое, во всю стену окно и весело прыгали по блестящей столешнице, металлическому мини-бару у стены и стеклам картин. Причудливые зайчики оккупировали помещение, но, судя по всему, это не беспокоило хозяина. Сидящий за письменным столом тощий мужчина лет тридцати лениво смотрел в плоский монитор и изредка щелкал мышкой.
   – Денис Романович, к вам господин Нефедов.
   Динамик интеркома был вделан в стену, и голос секретаря доносился из-за спины тощего. Хозяин кабинета медленно оторвался от монитора, снял очки и протер их мягкой замшевой салфеткой. Он никуда не спешил.
   – Денис Романович…
   – Пригласите.
   Очки были водружены на нос, в то же самое мгновение, когда звуконепроницаемая дверь отворилась, в кабинет ворвался рослый детина в мятом черном костюме и черной рубашке, распахнутой на бычьей шее. Галстуком посетитель пренебрег.
   – Нытик, ты в курсе? – вместо приветствия гаркнул Нефедов. – Вахтанга замочили.
   – Неужели? – Хозяин кабинета задумчиво покрутил в руках замшевую салфетку. – Когда?
   – В натуре, брателло, без понтов, ночью замочили. Или утром. Его шалава зенки разлепила, а Риони уже заколбасили. Шняга полная. – Нефедов плюхнулся в кресло. – Бухло есть?
   – В баре.
   Здоровяк метнул на хозяина кабинета быстрый злобный взгляд, но промолчал, выбрался из кресла и, подойдя к бару, плеснул себе в стакан на два пальца водки.
   – Повар, а кто грохнул Вахтанга? – Культурный Нытик подождал, пока Нефедов выпьет, и только после этого задал вопрос: – Не ты, случайно?
   В ответ он удостоился еще одного злобного взгляда:
   – Гонишь? Чтобы я, без слова Чемберлена, так дурканулся?
   Нефедов Нытика не любил. В отличие от закончившего университет щуплого очкарика здоровяк начинал рядовым «солдатом» и путь наверх сполна оплатил кровью. В основном чужой.
   – А ребята Вахтанга на кого думают? На нас?
   – У них на хазе полный шухер! Почти все пацаны съехались, меж собой перетирают, но пока буксуют. Бурагозить не хотят, но, в натуре, у них вилы.
   – Почему?
   – Они вкупиться не могут, как Риони заколбасили, – объяснил Нефедов. – Вахтанг ведь ермолаев не держал, у него начальником охраны – Спринтер, тот еще боец, десятку в госбезе оттрубил. Хаза у Риони в «Царском углу»… – Нытик слышал о резиденции Вахтанга: две системы охраны, общая, на весь поселок, и его личная. Стекла в особняке пуленепробиваемые, электронная система защиты, видеокамеры. – Двадцать отбойщиков на хазе, два барана всю ночь, как вертухаи, под дверью спальни сидели…
   – И никто ничего не слышал?
   – Нет.
   – Значит, их купили, – предположил Нытик. – Вот только кто?
   – Кого купили? – не понял Повар.
   – Отбойщиков из-под двери.
   – Ну этих – ладно, а как этот жиган в хазу прошел?
   – Может, сами отбойщики и убрали Риони, а теперь прикидываются лохами.
   – А почему шалава ничего не слышала?
   – Тоже с ними.
   – А куда рука делась?
   – Какая рука?
   – А, черт, из-за этого кипеша забыл! – Повар снова подошел к бару и на этот раз смешал себе водку с апельсиновым соком. – Вахтангу вспороли брюхо, поставили клеймо на лбу и отрубили кисть. Чистый беспредел!
   Нытик откинулся в кресле и сцепил за головой пальцы рук. Он, в отличие от не слишком далекого Нефедова, сразу же провел параллель между необычными обстоятельствами смерти Риони и убийством Марии Татаркиной, о котором узнал из газет. Сходство было поразительным, разве что предпринимательница погибла в ресторане, а Вахтанг – в собственном доме, но Нытик прекрасно знал, что, как бы хорошо ни охранялась спальня, это далеко не самое безопасное место на свете…

   Он проснулся среди ночи.
   Он проснулся от тишины.
   Каждый день Нытик отводил на сон ровно семь часов. Семь драгоценных часов, и никто не смел мешать ему: в спальне не было телефона, звуконепроницаемые окна были тщательно закрыты, а плотные шторы опущены. Семь часов тишины, покоя и отдыха. Больше всего на свете Нытик заботился о себе.
   Он проснулся среди ночи.
   Он проснулся от тишины.
   Она была непривычно успокаивающей и расслабляющей, но чуждой, враждебной, таящей в себе опасность. Ни одного звука, ни одного шороха, ничто не нарушало покой, но ощущение опасности разбудило Нытика, заставило открыть глаза.
   В спальне было абсолютно темно. Свету было запрещено проникать в комнату, но даже в кромешной тьме Нытик сумел разглядеть, или скорее почувствовать, фигуру, застывшую посреди комнаты. Долговязая, худощавая мужская фигура. Пришелец не двигался, казалось, даже не дышал. Он просто стоял и наблюдал. Контуров фигуры не было видно, но Нытик точно знал, что он здесь, и в первый и последний раз в жизни ему стало по-настоящему страшно. Нытик даже не предполагал, что в глубине его все видевшей и все пережившей души может прятаться такой страх. Мелко задрожал подбородок, по спине разлился неприятный холод, а пальцы ног свело судорогой. Изо всех сил Нытик старался не показать, что проснулся, но не преуспел в этом. В абсолютной тишине спальни слишком громко стучали зубы, и пришелец понял, что обнаружен.
   – Сегодня вы не умрете. – Голос доносился из центра комнаты. Оттуда, где находилась долговязая фигура. – Пожалуйста, успокойтесь и перестаньте дрожать.
   Негромкий приятный баритон подействовал отрезвляюще.
   – Ты кто? – прошептал Нытик.
   – Я ненадолго. – Голос приблизился, теперь пришелец стоял прямо около кровати, а Нытик не слышал ни звука, ни шороха. Как будто бы движения не было вовсе. – Вы проснулись?
   – Да.
   – Прекрасно.
   Нытик попытался привстать.
   – Пожалуйста, не шевелитесь.
   В грудь уперлось что-то тяжелое, прижав тело к кровати. Через мгновение Нытик понял, что гость просто наступил на него, а в подбородок упирается острый носок элегантной туфли.
   – Зачем… – Нытик закашлялся. Ботинок пришельца препятствовал дыханию, и легкие запротестовали. – Убери…
   – Недавно вы сотрудничали с Егором Бесяевым. – Голос оставался спокойным и размеренным, казалось, ночной гость не прилагает никаких усилий, чтобы удерживать Нытика на кровати. – Егор Бесяев, помните?
   Еще бы не помнить! Молодой хакер по заданию Нытика обчистил «Дойче-Банк» на двести миллионов марок, а когда полиция села на хвост – ударился в бега. Бесяев мог стать опасным свидетелем, и Нытик приказал ликвидировать его.
   – Помните Егора?
   Каблук еще сильнее надавил на диафрагму, а острый носок оказался в неприятной близости от горла. Нытик почувствовал, что кровать под ним стала прогибаться, ребра затрещали.
   – Помню, – прохрипел он.
   – Егор Бесяев больше не будет сотрудничать с вами. Теперь у него есть перспективная работа, а вы должны оставить его в покое.
   Было удивительно, что он еще жив. Туфля ночного гостя сминала его грудную клетку с неутомимостью гидравлического пресса. А голос оставался спокойным и невозмутимым.
   – Я могу рассчитывать на ваше благоразумие?
   И Нытик понял, что в случае неверного ответа его попросту раздавят. Что странный и страшный пришелец, очертания которого он едва угадывал в темноте, способен безо всяких усилий проломить кровать и втоптать его в пол. Просто втоптать своими элегантными лакированными туфлями.
   – Бесяев может… – дышать, а тем более говорить, было очень трудно, – …может спать спокойно.
   – Вот и славно. Я знал, что мы сумеем понять друг друга.
   Тяжесть с груди исчезла.
   Пришелец убрал ногу и исчез. Нытик по-прежнему ничего не видел в кромешной темноте спальни, но чувствовал, что остался один, и только саднящая боль в груди напоминала о состоявшемся разговоре. Несколько минут он просто лежал, приходя в себя, а затем резко вскочил, закашлялся от пронзившей тело боли и включил свет. В спальне никого не было.
   Это произошло четыре… или уже пять лет назад. Или больше? Память услужливо отправила неприятный эпизод в самый дальний уголок мозга, мелкие детали забылись, но сам разговор Нытик помнил прекрасно. Утром он тщательно допросил охрану, лично проверил работу сигнализации и видеокамер, но не нашел никаких следов вторжения. Все это было похоже на кошмар, но кровавый синяк, имеющий форму подошвы мужского ботинка, не проходил две недели.
   Два ребра были сломаны, а еще в трех обнаружились трещины.
   А Егор Бесяев вернулся из-за границы и через полтора года стал вице-президентом «Тиградком».

   – Чего замолчал? – Нефедов поудобнее устроился в кресле. – Может, кашлянем Вахтанговым терпилам? Заясним, что это не мы. Чемберлену этот шухер без мазы.
   Нытик опомнился и снял с носа очки – стекла запотели:
   – Повар, кто из отбойщиков сейчас в офисе?
   – Кудрявый.
   – Пусть возьмет ребят и доставит ко мне Серебрянца.
   – Какого Серебрянца? – удивленно вытаращился Нефедов.
   – Кудрявый знает, кто это. Просто передай ему, чтобы доставил ко мне Серебрянца.
   – Зачем?
   Нытик довел стекла до идеальной чистоты, но возвращать очки на нос не торопился:
   – Он мне нужен.
   – А Чемберлен? А пацаны Вахтанга?
   – Этим скажем как есть – мы непричастны.
   – А может, стрéлку им забьем? Момент, в натуре, центровой! Предъявим этим оленям ситуацию в лучшем виде и…
   – Не спеши быковать, Повар, – задумчиво протянул Нытик. – Момент, в натуре, тухлый, главное – не наломать косяков. А пока распорядись, чтобы мне доставили профессора Серебрянца.
* * *
   Москва, улица Яблочкова,
   16 сентября, суббота, 11.23

   К радости Корнилова, у подъезда дома еще не успели появиться журналисты, которых, безусловно, заинтересовало бы присутствие начальника отдела специальных расследований на месте заурядного преступления. Поняв, что Яну не догнать, майор приказал эксперту отослать все собранные улики в лабораторию городского полицейского управления и направился к своей «Волге».
   – Майор Корнилов?
   Андрей обернулся. На тротуаре, напротив его машины, стоял пожилой мужчина в недорогом потрепанном костюме, не очень свежей рубашке и дешевых ботинках. В руке мужчина держал портфель такого же потрепанного вида, как его костюм.
   – Вы – майор Корнилов?
   – Мы знакомы?
   – Профессор Серебрянц, – слегка поклонился мужчина, – Лев Моисеевич Серебрянц, простите, не знаю вашего имени-отчества.
   – Андрей Кириллович.
   – Очень приятно, Андрей Кириллович, мы можем поговорить?
   – Это надолго?
   – Как получится. Надеюсь, я сумею вас заинтересовать.
   – Ну попробуйте. – Корнилов отошел в тень и закурил. – Чем могу?
   Серебрянц неодобрительно посмотрел на сигарету и поправил дешевый аляповатый галстук:
   – Скажите, Андрей Кириллович, вы, насколько я знаю, являетесь начальником отдела специальных расследований, ловите крупных уголовников. Что вы делаете на месте заурядного убийства?
   – Вы не подрабатываете в какой-нибудь газете? – усмехнулся майор.
   – Нет, я просто проверяю, не ошибся ли.
   – В чем?
   Серебрянц смущенно потер нос:
   – Видите ли, Андрей Кириллович, так получилось, что я живу в доме напротив, на девятом этаже, и у меня великолепный вид на противоположный дом, деревья не загораживают обзор. Сегодня утром я был на балконе.
   – То есть вы свидетель?
   – Не простой свидетель, – загадочно улыбнулся профессор. – Я могу не только рассказать о том, что видел, но и сообщить немало интересного о самом преступлении.
   – Может быть, поедем ко мне?
   – Я бы не хотел, чтобы мое имя фигурировало в этом деле. Давайте я просто расскажу.
   Странное дело и странные свидетели.
   – Ну расскажите.
   – Итак, я был на балконе.
   – Что вы там делали?
   – У меня кресло на балконе, я много работаю, пишу, на солнце это очень удобно. Я люблю работать по утрам. Свежие идеи, думается как-то легче.
   – Над чем работаете?
   – Об этом я еще скажу. – Теперь голос Серебрянца стал более уверенным, чем в начале разговора. – Вы уже допросили мужчину из соседней квартиры?
   – Да.
   – Я могу подтвердить каждое его слово. Все, что он рассказал, происходило на самом деле.
   – Откуда вы знаете, что именно он рассказал?
   – Я надеюсь, он рассказал правду, то есть то, что видел. Он говорил об оборотне?
   Это прозвучало обыденно, буднично.
   – О ком?
   – Монстр, напавший на ту квартиру, был оборотнем, – спокойно объяснил профессор. – К сожалению, я не видел, когда он появился, но зато проследил, как он уходил. Когда оборотень спрыгнул с балкона на дерево и спустился на землю, я ненадолго потерял его из виду, но из-под деревьев, Андрей Кириллович, вышел уже не монстр.
   – А кто?
   – Молоденькая девушка, и никто, кроме нее. Молоденькая, слегка прихрамывающая черноволосая девушка. Оборотень.
   – У нас есть специальное подразделение, – холодно сообщил майор. – Его бойцы оснащены серебряными пулями и деревянными кольями.
   – Не надо надо мной смеяться, Андрей Кириллович, – отрезал Серебрянц. – Вы прекрасно знаете, что я прав. В противном случае что бы вы здесь делали?
   Корнилов помолчал.
   – Куда делась девушка?
   – Прошла мимо домов к соседней улице, и я потерял ее из виду.
   – Сможете ее описать?
   – Только в общих чертах. Все-таки девятый этаж.
   – Понимаю. – Корнилов бросил окурок в урну. – И что вы об этом думаете?
   – То есть я вас заинтересовал?
   – Считайте, что да.
   – Тогда, с вашего позволения, я хотел бы рассказать о том, над чем я работаю. Может быть, присядем? – Серебрянц кивнул на лавочку.
   – Разговор длинный?
   – Возможно.
   – Тогда давайте присядем.
   Собеседники разместились на лавочке, и майор немедленно достал следующую сигарету. Серебрянц блаженно откинулся на спину:
   – Сегодня у меня большой праздник, Андрей Кириллович, я получил еще одно подтверждение своей правоты.
   – Вы, случайно, не сфотографировали монстра? Простите, оборотня.
   – Нет, но я его видел. Этого достаточно.
   Профессор положил портфель на колени, вздохнул и, повернувшись к майору, поинтересовался:
   – Вы никогда не думали, что на Земле помимо нас, людей, могут обитать и другие расы?
   – Инопланетяне?
   – Зачем же? История нашей планеты насчитывает миллиарды лет, неужели вы действительно верите, что люди были единственными разумными? – Палец профессора уперся Корнилову в грудь. – Давным-давно, когда о людях даже не было слышно, на Земле существовали могущественные цивилизации, велись войны, рушились и создавались империи, процветали наука и искусство. Наши мифы, наши легенды – это лишь отзвуки той истории. Мы считаем их сказками, не задумываясь, откуда у наших предков столько фантазии. Мы забыли.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 [15] 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация