А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Командор войны" (страница 11)

   – Нет. По всему миру.
   – Плохо, майор Корнилов, очень плохо. По всему миру двенадцать жертв?
   – Да.
   – А сколько уже в Москве?
   – Семь.
   – Очень плохо. – Сантьяга поморщился, и Андрей обратил внимание, что уши его собеседника слегка заострились. – Нам придется снова поработать вместе, майор Корнилов.
   – Сколько всего будет убийств?
   – Двенадцать жертв по всему миру, принесенные в заранее рассчитанной последовательности и в заранее определенное время, – медленно ответил Сантьяга. – Двенадцать жертв замыкают Большой Круг заклинания, который охватывает весь мир. Затем строится Малый Круг – девять жертв в непосредственной близости от Престола Силы, места принесения главной жертвы. Малый Круг готовит Престол к выбросу энергии. – Он насмешливо прищурился. – Похоже, майор Корнилов, расследование этих убийств поручено вам?
   В общем-то Андрей и не предполагал, что сумеет обмануть Сантьягу:
   – Да.
   – И вы подумали, что, обратившись ко мне, станете моим должником? – Андрей не ответил. – Эх, майор Корнилов, майор Корнилов, когда-нибудь мы, может быть, научимся доверять друг другу, а пока просто поймите – за обычную консультацию я не беру денег, а вот если к убийствам имеет отношение Тайный Город, то их расследование отвечает и вашим, и моим интересам, а значит, должников и кредиторов не будет. – Сантьяга помолчал. – Что вас еще интересует?
   – Следовательно, в Москве будет девять трупов?
   – Девять и один – Малый Круг и последняя жертва. – Сантьяга задумчиво поправил галстук. – Будем реалистами: помешать завершению Малого Круга мы не успеем – он строится очень быстро, – но вот главную жертву мы предотвратить обязаны. Мне нужна подробная информация на убитых челов. Даты и координаты места рождения с точностью до минут, а также точное время и координаты смерти.
   – Зачем?
   – Я проведу обратную операцию – на основе этих сведений вычислю месторасположение Престола Силы, тогда мы сможем взять этого мага.
   – Мы? – спросил Корнилов.
   – Мы, – кивнул Сантьяга. – Как – другой вопрос, но – мы.
   – Хорошо. – Андрей повертел в руках зажигалку. – Вы сказали, что последнюю жертву мы не должны допустить ни в коем случае. Почему?
   – Потому, майор Корнилов, что, убив последнюю жертву, маг сможет исполнить любое свое желание. – Сантьяга пристально посмотрел в глаза Корнилову и закончил: – Абсолютно любое.
* * *
   Кафе «Верона»
   Москва, улица Воронцовская,
   16 сентября, суббота, 09.25

   Для встречи с полицейскими Павлов выбрал маленькое итальянское кафе «Верона» на Воронцовской улице. В теплую погоду большинство посетителей предпочитали наслаждаться едой, сидя за уличными столиками, и малюсенький зал был практически пуст. Кроме того, его размеры позволяли прекрасно видеть всех посетителей, что тоже было нелишним в данной ситуации.
   – Вы понимаете, как сильно я рискую? – Павлов боязливо огляделся и возмущенно посмотрел на Васькина. – Меня могут убить только за то, что я встретился с вами, а вы привели с собой еще одного…
   – Во-первых, я не «еще один», – проворчал Шустов, – а капитан полиции, а во-вторых, если вы так боитесь Чемберлена, то зачем пришли? Зачем согласились встретиться с нами, Валерий Константинович?
   – Да, – вставил свое слово Васькин.
   – Зачем пришел? – Павлов горько рассмеялся. – Не вижу другого выхода.
   – Из любой ситуации есть как минимум два выхода. – Сергей глотнул сок. – Главное, выбрать правильный.
   – Вот именно, правильный. – Павлов покрутил в руках вилку. – Может быть, и есть у меня несколько вариантов, но я уже выбрал. В последний раз они наехали на меня слишком жестко, слишком. Я, знаете ли, уже двенадцать лет в бизнесе, все видел, но Чемберлен повел себя в худших традициях старого беспредела. Я от этого отвык.
   – Денег ему должны?
   – И денег тоже. Не очень много, кстати. – Павлов отложил наконец вилку и посмотрел в глаза Сергею. – Не это главное. Они хотят заполучить мой бизнес.
   – А вы?
   – А я – до свидания.
   – В нашем случае вы тоже «до свидания».
   – В вашем случае, господин капитан, я, по крайней мере, отомщу мерзавцам. И бизнес не отдам, и жизнь им попорчу как следует. Они еще вспомнят Павлова!
   – Постараемся помочь.
   – А что я получу взамен?
   – Зависит от того, что вы сможете нам дать.

   Снежно-белый «Мерседес-600» плавно остановился прямо напротив «Вероны». Рослый шофер-негр в строгом костюме и фуражке выбрался из лимузина, важно распахнул дверцу и подал руку элегантной светловолосой даме в открытом летнем платье. Женщина небрежно поправила черные солнцезащитные очки и, подойдя к ближайшему свободному столику, грациозно опустилась на предупредительно отодвинутый стул.

   – Сначала я хотел бы услышать ваши гарантии.
   Шустов выдержал глубокомысленную паузу, наблюдая через витрину за размещавшейся за летним столиком стройной светловолосой женщиной в роскошном и легкомысленном, на грани допустимого, платье. На вид ей было лет сорок, но она была в великолепной форме: тонкое лицо, роскошная копна густых волос, великолепная фигура с большой грудью, обдуманно подчеркнутой глубочайшим декольте, – понимание возраста лишь добавляло женщине привлекательности. Но не только внешний вид дамы привлек внимание Шустова. Белоснежный лимузин, вышколенный шофер экзотической наружности, созданное на заказ платье – она абсолютно не соответствовала статусу небольшого итальянского кафе. И взгляды всех без исключения посетителей устремились на нее.
   – Я хотел бы услышать гарантии, – повторил Павлов.
   Он сидел спиной к улице и появления ослепительной блондинки не заметил.
   – Валерий Константинович, – вернулся к делам Шустов, – вы ведь прекрасно понимаете, что именно мы можем вам предложить. Набор стандартный – программа защиты свидетелей: охрана на все время процесса для вас и вашей семьи, новые документы, новое имя, новое место жительства.
   – В России?
   – А где вы хотите жить?
   – Я слишком хорошо знаю Чемберлена, – покачал головой Павлов. – Вы не сможете его закрыть так, чтобы он меня не достал. Я хочу уехать из страны.
   – Это ваше право, но мы…
   – Деньги у меня есть, – перебил Сергея Павлов. – Вы должны будете только вывезти меня и мою семью из страны и сделать нам нормальные документы. Оформить новое гражданство.
   – Где вы хотите поселиться?
   – Во Франции.
   – Не очень далеко.
   – У меня там деловые интересы.
   – Деловые интересы. – Шустов задумчиво потер ладонью подбородок. – Ну допустим. Валерий Константинович, как вы понимаете, ничего невозможного в нашем мире нет, но чтобы даже просто выйти с подобным предложением на свое руководство, я должен понимать, из-за чего весь сыр-бор. Что у вас есть?
   – То есть это возможно?
   – Если вы действительно сможете меня заинтересовать.
   – Я могу сдать вам Нытика.
   – Это я уже слышал. Каким образом?
   – Это сложная история.
   – Мы не из дураков – разберемся.
   – Хорошо. – Павлов усмехнулся. – Для простоты повествования я не буду использовать сложные термины и спрошу просто: отмывание денег и уклонение от уплаты налогов вас устроят?
   – Вполне. Обычно мы закрываем авторитетов за уголовщину, но в этом случае можем сделать исключение. Насколько я помню московские законы, за уклонение от налогов можно присесть лет на двадцать.
   – Сможете прижать его, как Аль Капоне.
   – Рассказывайте, Валерий Константинович, рассказывайте, пока это не более чем слова.

   – Мадам планирует ланч, обед или…
   – Я еще не знаю. – Кара достала из сумочки малюсенький мобильный телефон и задумчиво перебрала кнопки. – Я должна встретиться здесь со своей старой подругой. Она, бедняжка, до сих пор работает учительницей, и мы встречаемся где попроще.
   «Удачно выскочила замуж или завела богатого любовника, а теперь, стерва, встречается с менее расторопными сверстницами где попроще и выпендривается перед ними», – зло подумала официантка, наблюдая, как сидящий за соседним столиком седой мужчина в недешевом деловом костюме скосил глаза на глубокое декольте блондинки. Но на профессионально приветливом лице официантки эти мысли не отразились.
   – Тогда попробуйте легкий десерт: фруктовый коктейль, мороженое, сливки, суфле. Очень вкусно.
   – Звучит весьма соблазнительно, но для начала… – Кара заглянула в винную карту. – У вас есть божоле этого года?
   – Нет, – растерялась официантка.
   – Сансер?
   – Нет.
   – Ну не важно. – Кара поморщилась. – Яблочный сок есть?
   – Да.
   – Принесите.
   Девушка умчалась. Кара медленно огляделась и поднесла к уху безжизненный телефон.
   – Алло, Фимочка?
   Она сидела довольно далеко – метрах в шести – от интересующего ее столика, тем более что он находился в зале, а она – на улице, но простейшее заклинание «летучая мышь» усилило слух женщины, и Кара отчетливо слышала все, о чем Павлов рассказывал полицейским.

   – Примерно полгода назад мы крутили дело с уводом большой налички из-под налогов. В то время у меня уже были трения с Чемберленом, но до открытой вражды дело не доходило, они мне еще доверяли.
   – Отмывали, что ли?
   – Ага.
   – Большая сумма?
   – Четырнадцать миллионов.
   – Что за деньги?
   Павлов помолчал:
   – Наркота.
   – Продолжай.
   – Операция была расписана буквально по минутам, но произошел непредвиденный сбой. Банк-получатель внезапно запросил подтверждение и гарантии. Все висело на волоске, люди, деньги, все было заряжено, и надо было просто подтвердить кое-какие договоренности. Нытик как раз был у меня в офисе – он сам курировал операцию – и лично подмахнул распоряжение.
   – Во дела! – вздохнул Васькин.
   – Такие документы сразу же уничтожают, – быстро среагировал Шустов.
   – Ага, – согласился Павлов, – только я уничтожил копию, а оригинал лежит в надежном месте. Подпись Нытика под переводом кучи героиновых денег. Этого достаточно?

   Пора.
   Кара все еще держала у лица трубку телефона, и поэтому несколько невнятных слов не привлекли внимания окружающих.
   Морок никогда не относился к сложным заклинаниям. Умение отвести глаза, обмануть свою жертву, считалось одним из самых главных для колдуна, и поэтому заклинание шлифовали веками – оно должно было действовать быстро и требовало минимум магической энергии.
   Для всех посетителей «Вероны», а также для всех, кто в этот момент находился в радиусе ста метров, Кара по-прежнему говорила по телефону, изредка бросая поощрительные взгляды на седовласого мужчину за соседним столиком. На самом же деле она вошла в маленький зал ресторана, уступила дорогу несущей заказ официантке и подошла к самому дальнему столику, за которым сидели Павлов и полицейские.

   – Значит, оригинал у тебя. Где?
   – В надежном месте. Мы сможем договориться?
   – Разумеется – да.
   – Разумеется – нет!
   Кара стояла прямо перед Павловым. Никто в зале не мог видеть ее, но так было неинтересно. Ей давно не приходилось убивать, и женщина решила выжать из ситуации максимум удовольствия. Короткое заклинание, слышное только ей, сняло морок с глаз коммерсанта, и Павлов оторопело вытаращился на появившуюся из ниоткуда женщину.
   – Продаешь чужие секреты, Валера?
   – Кара? Не может быть!
   Павлов задрожал.
   – Что случилось? – Шустов непонимающе уставился на коммерсанта. – Что не может быть, Валерий Константинович?
   Павлов схватил полицейского за руку:
   – Убейте ее!
   – Кого?
   Палец коммерсанта упирался в пустоту.
   – О боже, убейте ее!
   Васькин положил ладонь на рукоятку пистолета и настороженно оглядел зал.
   – Тебе привет от Нытика, Валера, – насмешливо сообщила Кара, наслаждаясь животным страхом человека, – не стоило предавать его.
   Полицейские заворочались, но никто из них еще не собирался подняться из-за стола. Секунд тридцать они потратят на размышление, а этого вполне достаточно.
   – Пощадите! – На лбу коммерсанта выступили крупные капли пота, а лицо исказил дикий, первобытный ужас. Он видел, чувствовал свою смерть, но сил оставалось ровно столько, чтобы прохрипеть: – Пощадите!
   – Павлов! – Сергей потряс его за плечо. – Валерий Константинович, что происходит? Кого убить? Кто должен вас пощадить?
   Владик, пугая официанток, потянул пистолет из кобуры. Васькин чувствовал опасность, но не мог сказать, откуда она исходит.
   – Я ничего не вижу, – сквозь зубы процедил он. Испуганные официантки, бармен, отступивший к дверям в подсобку, ошарашенная парочка, перед которой остывала недоеденная пицца, дальше, за витриной, – беспечно обедающие люди, пышная блондинка, без умолку болтающая по телефону, хлипкий старикашка, пожирающий глазами ее огромную грудь… – Я ничего не вижу, Сергей!
   – Владик, перестань беситься, – прорычал Шустов, – ему просто плохо. Кто-нибудь, вызовите «Скорую»!
   Бармен опрометью бросился в подсобку.
   – Принесите аптечку!
   Сначала Кара не хотела оставлять следов, но теперь, глядя на жалкого, перетрусившего человечка, она не смогла отказать себе в удовольствии помучить его. Ее фиалковые глаза загорелись, изящная узкая кисть легко прошла сквозь грудную клетку Павлова, и пальцы сжали сердце. Это заклинание, «скальпель Бокуса», эрлийские врачи придумали исключительно в хирургических целях, чтобы не тратить время на вскрытие тканей, а сразу, без усилий и хлопот, добраться до интересующего органа. У Кары было особое мнение по его использованию.
   Коммерсант захрипел. Он уже не мог говорить, лицо исказилось гримасой дикой боли.
   – Сергей, что происходит?
   – Он умирает!
   Тонкие пальцы Кары с длинными, острыми ногтями безжалостно сдавливали сердце жертвы. Она упивалась своей властью над ним. Павлов покраснел, глаза вылезли из орбит, мышцы ослабели, и он безжизненно сполз на пол. Кара тут же сделала шаг в сторону, едва увернувшись от подскочившего Владика, и, вытирая испачканную кровью руку носовым платком, с улыбкой посмотрела на суетящихся полицейских: Шустов разорвал воротник Павлова, Васькин присел на корточки и стал делать массаж сердца.
   – «Скорую»! Вызовите «Скорую»!
   Владик ритмично давил на грудь коммерсанта, но Шустов видел, что глаза Павлова угасают, жизнь уходила. Сергей наклонился к лицу умирающего и прокричал:
   – Оригинал, Павлов, где оригинал?!

   – Что там произошло? – Кара отложила телефон и посмотрела на официантку. – Я видела какую-то суету в зале.
   Возбуждение, вызванное убийством, спáло, и Кара ощутила легкое раздражение – она знала, что ей нравится убивать, и упрекала себя за это. Опьянение кровью – слабость, а любая слабость – непозволительная роскошь для мага.
   – Посетителю стало плохо, мадам, его унесли в подсобное помещение.
   – Надеюсь, он не отравился? – улыбнулась Кара.
   – К счастью, нет, мадам. Сердце.
   Проклятый Нытик! Вместо того чтобы нанять для Павлова дешевого киллера, отмороженного ветерана колониальных войн, он потребовал ее личных усилий!
   «Не хочу, чтобы Павлова убили. Он должен умереть от естественных причин. Например, от астмы… Гы-гы… И желательно – в присутствии свидетелей-полицейских…»
   Она вспомнила невыразительное лицо уголовника.
   «Вот и сдох твой Павлов от сердечного приступа. Доволен? – Губы Кары сжались. – Но я тебе этого не забуду, Нытик. Ты еще пожалеешь, что использовал меня, как дешевого ковбоя».
   Она посмотрела на официантку:
   – Значит, говорите, сердце? Это ужасно. Ему помогли?
   – Он умер.
   – Как печально.
   Официантка уже собралась отойти, но Кара остановила ее:
   – Моя подруга задерживается, и я, пожалуй, закажу десерт.
   – Вы не пожалеете, мадам.
   – Уверена в этом. – Кара посмотрела на нетронутый бокал сока. – Значит, десерт и кофе.
   Она прищурилась на солнце и, чувствуя раздевающий взгляд престарелого донжуана, откинулась на спинку стула, позволяя ему насладиться своей великолепной фигурой. «Пусть смотрит, старый козел, пусть облизывается».
   Кара снова взглянула на суетящихся в зале полицейских, и ее настроение немного улучшилось.
   «Жалкие черви! Суетитесь, ползайте, пытайтесь понять, как все получилось, жалуйтесь на нелепые случайности, трагические совпадения».
   Кара усмехнулась. А что касается Нытика… Пока этот уголовник ей нужен, придется иногда выполнять его идиотские приказы. Пусть думает, что она послушна.
* * *
   Муниципальный жилой дом
   Москва, улица Яблочкова,
   16 сентября, суббота, 09.26

   Японский музыкальный центр издал несколько шумных щелчков, из его утробы донеслись подозрительные звуки – поставленный на свободный поиск CD-проигрыватель выбирал новую композицию, – и через несколько секунд гостиную наполнила негромкая приятная мелодия:

Мне бы твои пули переплавить в струны,
Может быть, другая песня получилась бы.
Ты б ее послушал, девочке поставил,
Может, станцевал бы, только все равно…

   «Забавы». Раньше Ольге не очень-то нравилась эта песня группы «Мумий Тролль», она предпочитала более ритмичные композиции, но сейчас негромкая мелодия полностью совпадала с ее настроением:

У тебя забавы, утром все забыл,
Музыка сорвалась, ты меня убил…
Ты меня убил…

   Песня заканчивалась, и Ольга включила повтор – ей захотелось послушать «Забавы» еще раз.
   – Будешь кофе?
   Артем прошел в комнату и внимательно посмотрел на девушку.
   – Нет, спасибо.
   Ее телохранитель был предупредителен и ничем не напоминал ей о том, что произошло между ними. Артем ждал, что Оля первой заговорит об этом, но девушка пока молчала, и он не лез с ненужными разговорами. Вспомнив прошедшую ночь, Ольга улыбнулась. Она не жалела ни о чем – ей нужно было чье-то плечо, и она его получила. Причем очень даже неплохое плечо.
   – О чем ты думаешь?
   А о чем она могла думать? Еще вчера она безмятежно каталась на роликах, флиртовала с ребятами, покупала минералку, а сегодня вынуждена сидеть в собственном доме, как в тюрьме, под охраной полиции, и ее судьба зависит от чьей-то злой воли. Странность происходящего напоминала хорошо спланированный спектакль. Действительно – нападение, чудесное спасение, человек, которого она когда-то знала…
   – Артем, – нерешительно произнесла Ольга.
   – Да.
   – Извини, мне неловко, но не мог бы ты… я не видела твоих документов.
   Наемник улыбнулся:
   – Не проблема. – Он спокойно вытащил из кармана и протянул девушке полицейский жетон.
   Продукция фирмы «Шась Принт» могла пройти любую проверку. Шасы не только делали липовые документы, они сопровождали каждые выданные «корочки» полной, абсолютно достоверной легендой. Данные, указанные в документах Артема, были зафиксированы в компьютерах полицейского управления, налоговой службы, Пенсионного фонда и Фонда социальной защиты. Обитатели Тайного Города жили намного дольше людей, и от качественных документов во многом зависела их безопасность. Нет, в «Шась Принт» можно было приобрести и простые «корочки», без сопровождения, но Кортес считал, что в данном случае деньги жалеть глупо, а Артем вполне доверял предусмотрительности своего напарника.

   Дом она нашла легко – безликая муниципальная постройка, он стоял прямо на улице Яблочкова, метрах в пяти от проезжей части и буквально утопал в еще зеленых деревьях, верхушки которых доходили аж до шестого этажа, и этого было вполне достаточно – ее интересовал четвертый. Окна квартиры, в которой она должна была оказаться, выходили во двор, что тоже было на руку: на улице полно челов – прохожих и дорожных рабочих в оранжевом, а лишний шум ни к чему. В инструкциях, которые она получила, это было подчеркнуто особо.
   Митара обошла дом, выбрала подходящее дерево и, оглядевшись по сторонам и убедившись, что ее никто не видит, легко подпрыгнула и в одно мгновение скрылась в густой листве.

   Ольга столь внимательно изучала полицейский жетон, что стало ясно – она видит полицейские документы впервые в жизни.
   – Ты довольна?
   – Извини. – Она вернула наемнику жетон.
   – Ничего страшного.
   Девушка выбралась из кресла, выключила проигрыватель и, замерев около него, глубоко вздохнула:
   – Мне страшно.
   – Не сомневаюсь.
   Ольга зябко поежилась.
   Артем понял, что следует быть помягче. Он подошел к девушке и обнял ее за плечи:
   – Оля, страх – это чувство одиночек. Можно бояться, когда ты совсем одна, когда ты знаешь, что никто не придет тебе на помощь, а враг силен. Сейчас у тебя есть я, и я помогу. Успокойся.
   – Почему они преследуют именно меня?
   – Не знаю. Мы вообще не уверены, что они преследуют именно тебя. Мы просто решили проверить твои подозрения. Скорее всего ты просто оказалась не в том месте, не в то время. И скоро все твои страхи кончатся, как страшный сон.
   – Правда?
   – Правда. – Он нежно поцеловал ее в губы и почувствовал ответ. – Некоторое время назад я был в точно таком же положении: меня хотели убить, я не знал, что происходит, и очень боялся. Но появились друзья и помогли мне.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 [11] 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация