А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Забавы Пилата" (страница 7)

   «Ну дела…» – подумал Сухарик и вернулся на место коротать холодную, как зима, и тягучую, словно сырая резина, первую арестантскую ночь.
* * *
   В одиннадцатом часу вечера к дому Баркаса подъехала черная «Тойота-Лендкрузер». Пилат любил большие и мощные машины, дающие ощущение безграничной свободы даже в отсутствие привычных дорог, поэтому «Тойота» была его вторым домом. Он вышел на пахнущую вечерней свежестью улицу и, обойдя дом со двора, без труда вычислил нужные окна.
   В кухне еще горел свет.
   «Ужинаешь, сволочь! – со злой радостью подумал Пилат. – Ну, ну… Скоро тебе жратва поперек горла встанет!»
   Он вернулся к машине и подал ее вперед, чтобы видеть подъездную дверь. Баркас не должен выскользнуть незамеченным.
   Через полчаса свет в квартире погас. Привычным движением Пилат навернул глушитель, спрятал оружие под одежду и отправился к дому. С шумом распахнулись двери лифта. Кабина задрожала и медленно потащилась вверх, отсчитывая этажи. Второй… Третий… Четвертый…
   На девятом она остановилась. Пилат вышел на площадку и прислушался. Намаявшиеся жильцы блочной девятиэтажки отходили ко сну. Где-то вверху приглушенно бубнил телевизор.
   Заклеив пластырем глазок двери напротив, Пилат приблизился к жилищу Баркаса. За дверью тихо. Хозяева улеглись спать. Он вытащил отмычку и приступил к работе. Тонкая зазубренная на конце пластинка – «капурылка» – утонула в скважине замка, а закаленный «натяг» подтянул «футорку» [3] . Легко нащупав все штифты, Пилат повернул «натяг» и отпер замок. Снова прислушался. Из глубины баркасовской хаты доносилось лишь мерное тиканье настенных часов.
   Пилат осторожно ввинтился в прихожую и прикрыл за собой дверь. Первым делом он проверил совмещенный санузел и кухню, чтобы Баркас не напал сзади. Убедившись, что там пусто, ночной гость вытащил бесшумный «Макаров» и шагнул в комнату. Глаза быстро привыкли к темноте и вполне сносно различали в свете уличных огней интерьер незнакомой квартиры и темные контуры предметов. Странно. На неразобранном диване никого не было. Пилат включил тонкий, как авторучка, фонарик. Подстраховался. С осторожностью кошки он пересек помещение и проскользнул в соседнюю комнату, сразу же уловив слабое сопение на кровати. Визитер присмотрелся. С трудом различил две подушки и голову, прикрытую одеялом.
   Вдруг одеяло заворочалось и спросило, обращаясь неизвестно к кому:
   – Ты, что ли?
   – Я.
   Не скрываясь, Пилат шагнул к стене и, нащупав выключатель, зажег свет.
   – Обалдел, что ли? – недовольно буркнула женщина. Щурясь от яркого света, она медленно приподняла голову. Увидев перед собой чужую физиономию с пистолетом, женщина ужаснулась и коротко вскрикнула.
   – Что вам надо? – слабо выдавила она и отпрянула к стене. – Вы кто?
   – Где муж? – властно спросил Пилат, уперев в женщину взгляд неморгающих глаз и черный зрачок ствола.
   – Не знаю, – пролепетала женщина.
   Она говорила правду. Только не это от нее хотели услышать. Подскочив к кровати, ночной визави рванул одеяло и сбросил на пол.
   – Вы что, совсем обалдели! – вскрикнула женщина и попыталась вернуть одеяло на законное место… Но Пилат с силой толкнул ее. Женщина ударилась о стену.
   – Сидеть! Утром он домой что-нибудь приносил? – последовал следующий вопрос.
   – Нет, – в страхе ответила женщина. Она старалась натянуть край ночной рубашки на бесстыдно оголившиеся ноги.
   – Врешь, сука, – тихо прошипел налетчик, но от его негромкого голоса женщину сковал паралич. – Мы с ним вместе на дело ходили, а он меня кинул! Отвечай, куда он дел мои вещи!
   Соседка за стеной прислушалась.
   – Опять с бабой ругается, – недовольно проворчала Марина Николаевна и повернулась на другой бок.
   – Я правда не знаю! – ответила жена Баркаса и вжалась в стену. Дрожащими пальцами она поправляла рубашку на груди.
   – Врешь, сука! – взорвался Пилат. Невооруженной рукой он с замахом стукнул женщину в лицо. – Говори, куда он шмотки дел!
   Обозленный мужчина не кричал – он шипел полушепотом, как змей.
   – Не знаю…
   Ответ был прерван новым ударом по голове. На белую простыню из носа брызнула кровь. Пилат, кажется, озверел и потерял рассудок. Он схватил несчастную за горло и начал душить.
   – Где вещи? Где?! – повторял он, то сдавливая ее горло до хрипоты, то давая набрать в легкие воздух. – Куда он поставил машину? Где у вас гараж?..
   Сильные удары обрушились на хрупкую женщину. По истерзанному телу разлеталась боль, а сознание плескалось в голове, словно вода в герметичной консервной банке.
   – Несколько остановок на автобусе… кооператив «Дорожник», бокс восемнадцать… – сквозь заливавшие лицо слезы и кровь отвечала несчастная.
   – Не-ет! Ты скажешь, где муж! – пообещал Пилат, тяжелым взглядом гипнотизируя жертву. Его разум замутился от взрыва ненависти, как от разорвавшейся рядом гранаты. – Прячется? Думает, я его не достану?.. Достану…
   С треском слетела на пол разорванная ночная рубашка, обнажив выпуклые груди и белые трусики жертвы. Вид обнаженной и полностью деморализованной женщины возбудил в Пилате маниакальное чувство властителя, подчиняющего чужую волю. Он почувствовал острый прилив плотского желания, которое требовало выхода. Пилату показалось, что кругом война, а жена врага – законный трофей победителя. Давняя контузия напомнила о себе искривлением пространства и времени.
   – Ты мне за него ответишь! – нетерпеливо сопел он. – Вы все мне ответите! Меня еще никто так не кидал…
   Пилат не договорил. Он схватил женщину за длинные каштановые волосы и с силой бросил на кровать. Отложив пистолет, налетчик рванул кусок скотча и залепил ей рот. Но лицо было мокрое от слез, и лента отклеивалась. Не выпуская волосы всхлипывающей жертвы, Пилат повозил ее лицом по кровати, чтобы стереть влагу. Кровавые дорожки расчертили простыню странными иероглифами. Скотч накрепко приклеился к губам, забравшись на щеки. Женщина начала бороться. Она отчаянно вырывалась, но сильный удар ладонью по лицу оглушил ее.
   Словно на распятии, Пилат привязал к кровати по диагонали ее руки и ноги, а пучок длинных волос примотал к средней перекладине. Делая это, он ощущал не испытанное ранее чувство, будоражащее кровь посильнее, чем просто ожидание предстоящего секса с чужой женщиной. Пробуждалась какая-то животная, слепящая рассудок маниакальная страсть…
   Одним рывком сорвав с женщины последнюю деталь туалета, Пилат с жадностью уставился на черный остров подстриженных волос и вожделенно запустил туда руку.
   Пришедшая в себя жертва с ужасом увидела, как, тяжело дыша, Пилат сбрасывал брюки, обнажая возбужденное, выгнутое дугой мужское естество. Она дергалась и боролась, стараясь освободиться, но скотч оказался прочным.
   Пилат грубо вторгся в нее, так же как в компьютерную сеть Министерства обороны. Он исступленно терзал и таранил теплое тело, будто врага, стараясь вытащить или выбить из него всю душу и разметать по кровати. Палач двигался, словно запрограммированный штамповочный станок, который можно выключить или остановить только одним способом – убив его метким выстрелом на поражение. Но сделать это было некому, и станок продолжал работать, пытая женщину, словно раскаленным прутом.
   Затем Пилату захотелось иного. Его распирало горячее желание отомстить, и просто смерти ему было недостаточно. Жажда мести застилала глаза и требовала крови. Нездоровое вожделение отключило мозги, сделав палача полубезумным. Он действовал, словно в режиме форсированного «потрошения» взятого в плен вражеского «языка», добиваясь от него нужных сведений и удовлетворяя свою ненависть.
   – Что, думаешь, это все? – ухмыляясь, произнес Пилат. – Нет, это было бы слишком просто и приятно. Ведь тебе было приятно? Было? Отвечай!
   – М-м… – промычала женщина. Она хотела, чтобы ночной кошмар поскорее закончился, и надеялась на чудо. Но чудо – очень нематериальная вещь, а подонок с пистолетом очень материален и близок.
   Пилат освободил женщине ноги и, не отвязывая рук, грубо поставил ослабевшее тело на колени. Остальное было похоже на казнь…


   Когда взрыв злого безумия прошел, Пилат посетил ванную, неторопливо оделся и бросил удовлетворенный взгляд на распластанную на кровати, едва стонущую женщину. Теперь палач действовал не в бреду. Он спокойно поднял пистолет и выстрелил в голову жертвы.
   Свидетелей своих преступлений он не оставлял никогда.
* * *
   К утру следующего дня громоздкая машина следствия, раскрученная Калединым, набрала скорость, как старый, но смазанный паровоз. Уже в половине девятого полковник приехал на работу и опустился в крутящееся офисное кресло. Оно жалобно застонало. Каледин вытянул длинные мощные ноги и полностью погрузился в рутинную бумажную работу. Время бежало незаметно, и поднять голову ему удалось только через час, когда на доклад зашел майор Зайцев.
   – Мы просмотрели суточную милицейскую сводку. Есть интересный момент, может, и совпадение.
   Полковник заинтересовался.
   – Вчера, примерно в то же время, на той же трассе было совершено нападение на бензозаправочную станцию. Убиты двое ее сотрудников. Думаю, нам стоит туда съездить, вдруг что-то обнаружим.
   – Если в то же время и на той же трассе, то, конечно, надо ехать, – согласился Каледин. – «Понюхай» там как следует. Если есть наш интерес, изымай дело вместе с вещдоками. Если можно на милицию оставить – еще лучше.
   – Понял, – ответил Зайцев и скрылся за дверью. Майор был грамотным сотрудником, и, отправляя его к милицейским операм, подполковник знал, что тот не упустит ничего.
   Всю ночь на Станции управления работала бригада криминалистов. В поисках отпечатков пальцев они осматривали все до миллиметра, обсыпая порошками и обклеивая дактопленкой, как обоями. Другая бригада оперативников методично катала пальцы сотрудников Станции управления, сверяла с имеющимися данными, опрашивала персонал и вычеркивала непричастных к делу. Это была титаническая работа, достойная занесения в Книгу рекордов Гиннесса. Шаг за шагом, отпечаток за отпечатком количество неопознанных «пальцев» неуклонно сокращалось.
   Несмотря на важность решаемых ФСБ проблем, четкие ведомственные связи и взаимодействие, отрегулированные до автоматизма за десятилетия работы, в нынешней жизни начинали буксовать и давать сбои. Многие вещи теперь приходилось делать на уровне личных договоренностей и контактов, идти официальным путем – значит забросить дело в очень долгий ящик. Чтобы ускорить ответ по пулям, Каледин лично позвонил в баллистическую лабораторию.
   – Как успехи, товарищи ученые? – спросил он знакомого эксперта, с которым работал еще опером московского управления. – Когда ответ будет, Михалыч?
   – Вы там все шустрые больно! – недовольно проворчал эксперт. – Вот уйду на пенсию, кто будет за такие деньги ваши железки смотреть?
   – Ты уж подожди, Михалыч, не уходи пока, – попросил Каледин. – А то у нас все дело встанет. Ну, какие дела?
   – Пули из двух одинаковых пистолетов Макарова с приборами бесшумной беспламенной стрельбы. Одна пуля выпущена из одного ствола, все остальные – из другого. В базах МВД или ФСБ отсутствуют. Достаточно? – поинтересовался эксперт.
   – Для первого раза – вполне! – воскликнул Каледин. – Только еще тебе работенку придется подкинуть. Еще несколько пуль сравнить с этими – не из одного ли ствола стреляли?
   – Темнишь! – попенял эксперт. – Сразу нельзя было – оптом?
   – Извини, Михалыч, нельзя. Не от меня зависит, а от преступников.
   – Ну везите свои железки, что с вами делать.


   Ближе к полудню из поездки вернулся Зайцев.
   – Ничего из вещей убитых не пропало. Денег из кассы бензозаправки тоже не взяли, – обстоятельно докладывал он. – На «месте» обнаружили три гильзы от пистолета Макарова. Я их временно изъял и отправил к нам на экспертизу. Михалыч ругался матом, но просил позвонить насчет результата. Что странно – заправщица сама открыла убийце дверь. Зачем она это сделала? Окно у нее бронированное – из пистолета не пробить, дверь тоже. Кнопка вызова милиции имелась… А баба открыла и получила пулю в голову. Странно это. Техник – тоже, молодой парень, недавно свадьба была, убит на улице, рядом с окошком. Причем сначала ему прострелили ногу, а уж потом контрольник в голову. Может, с первого выстрела не попали, а потом добили?
   – Что милиция говорит? – поинтересовался Каледин.
   – Говорят, чистая заказуха, – ответил Зайцев. – «Висяк». Сотрудники автозаправки убиты профессиональными выстрелами в голову. Это не грабеж и не разборка, а просто убийство. Казнь. Значит, их заказали.
   – Кто мог заказать простого техника и заправщицу? – скептически отнесся к версии полковник. – Они что – воротилы преступного мира или богатые дельцы? Может, они личным бензином торгуют? Херня, не версия!
   – Согласен – версия не вяжется и на лист не ложится, – ответил майор. – Скорее парень и девушка стали случайными свидетелями чего-то… По почерку их убили те же, что работали в бункере. А по пулям – скоро узнаем.
   Каледин поднял трубку оперативной Связи и позвонил эксперту.
   – Михалыч, это опять я, – представился полковник. – Да ты не ругайся шибко. Как там наши бараны?
   – Из одних стволов пули, – пробурчал эксперт. – На бензоколонке стреляли из того, который в бункере больше другого «говорил». Официальное заключение я вышлю. Доволен?
   – Огромное спасибо. С меня стакан, – пообещал Каледин.
   – Если б я все ваши стаканы в бочку сливал – давно бы уже водочным магнатом стал и магазин открыл!
   Каледин аккуратно положил трубку и вернулся к неоконченному разговору.
   – Выходит, после налета на бункер преступники заехали на заправку и там что-то произошло, – вслух рассуждал полковник.
   – Вероятно, – согласился Зайцев. – Но почему преступникам открыли? Знакомые?
   – Да вряд ли. Меня волнует другое, – задумчиво произнес Каледин. – Что за чудовища такие выползли из норы? Что за нечисть? Они же хладнокровно, цинично и очень профессионально расстреливают невинных людей, добиваясь верной смерти. Даже молодую женщину не пощадили. Что же это за люди – просто Терминаторы какие-то…
   – А чеченцы как головы нашим отрезают? – пожал плечами Зайцев. – Тоже как звери. И ничего. Жестокостью и кровью кого теперь удивишь…
   Диалог мог бы продолжаться и дальше, но был прерван звонком прямого телефона генерала.
   – Слушаю, товарищ генерал, – привычно ответил Каледин. – Есть!
   – Чего он? – спросил Зайцев.
   – Вызывает на доклад, – ответил полковник, поднимаясь из-за стола. – Скажи ребятам, чтобы нажали на сбор и идентификацию отпечатков. Если нужны еще люди – найдем.
   – Справимся, – заверил майор. – И так жмем на всю железку.


   К середине дня штаб по расследованию преступления, возглавляемый Калединым, захлестывали волны информации, которую надо было рассортировать по степени важности и срочности, разложить по полочкам, дать указания сотрудникам выполнять следственные действия… Как в кукольном театре, сверху вниз уходили и дергались нервы-ниточки, шли команды и нажимы. Искать золотую иголку в стоге бесполезного сена, должно быть, легче, чем искать неизвестные отпечатки пальцев в бетонном бункере Станции управления. В стоге есть четко обозначенная территория поиска, площадь или объем – как угодно. Искать единственный отпечаток на военном объекте, не зная где – внизу или наверху, – словно ту же иголку выискивать в космическом пространстве.
   Однако, как в любом деле, в криминалистической практике еще случаются моменты везения. Не чудеса, но сравнимые с ними события. Четкие отпечатки пальцев явились оперативно-следственной бригаде ФСБ как подарок с неба. Произошло это тогда, когда надежды самых отъявленных оптимистов увяли, как картофельная ботва. «Пальцы» нашлись совсем не в том месте, где предполагали их найти.
   Осматривая коммуникационный колодец, эксперты, конечно же, обратили внимание и на поваленное дерево, и на след от лебедочного троса. Уже не надеясь на положительный результат, оперативники вдруг обнаружили на гладкой древесине то, что, ползая на коленках, искали почти сутки. Преступники были осторожны, предусмотрительны и работали в перчатках, но только тут, в одном месте, кто-то из них расслабился и отметился голой рукой. То ли поверил в известное заблуждение, что следы сохраняются только на металле, то ли просто забылся и на минуту утратил бдительность, управляясь с заклинившим тросом. В общем – повезло. И когда в кабинете полковника Каледина зазвонил телефон оперативной связи, он поднял трубку, не ожидая хороших новостей, а вышло наоборот.
   – Михаил Юрьевич! – послышался взволнованный голос криминалиста Родионова, исползавшего на карачках все закоулки Станции управления. – Есть четкие отпечатки пальцев правой руки вместе с ладонью!
   – Ну так устанавливайте принадлежность к персоналу, – обрадовался Каледин. – В чем дело-то?
   – Да уже проверили! – продолжал эксперт. – Ни одному из сотрудников объекта или охраны отпечаток не принадлежит. Это единственный неустановленный «палец», – с радостью в голосе сообщил Родионов.
   – Молодцы мужики! – авансом похвалил подчиненных полковник. Он умел работать с людьми и знал, как ободряет порой в трудную минуту похвала начальника. – Высылайте образцы для идентификации…
   Через десять минут из ворот Станции управления вылетела белая «Волга» с синим маяком «на пристежке» и на бешеной скорости понеслась в Москву. В черном пластиковом «дипломате» на заднем сиденье лежали упакованные и опечатанные, словно огромная ценность, дакто-пленки с «пальцами» подозреваемого в причастности к преступлению человека.
   Оперативный водитель следственной группы показывал класс ездового мастерства, почти не снижая скорости на поворотах и легко обходя пробки по разделител ьной полосе. Обалдевший от неслыханной наглости гаишник выскочил из-за кустов с радаром в руке и запоздало взмахнул жезлом. «Волга» пролетела со свистом, и преследовать ее не имело смысла…
   Инспектор кинулся к машине и сорвал с торпеды пульт рации.
   – Белая «Волга» прет на вас. Скорость – сто сорок.
   Требованию остановиться не подчинилась! – возбужденно и обиженно бросил в эфир инспектор.
   – Понято, – флегматично подтвердил другой инспектор. – Сейчас «примем» клиента…
   Ожидавших на посту ДПС архаровцев оперативный водитель ФСБ заметил издали и, едва сбросив скорость, дал им короткую световую отмашку специальным сигналом. Этого должно было хватить, чтобы милиция поняла, кто перед ними, и освободила спецмашине путь… Должно было хватить. Лет пятнадцать тому назад. А не в сегодняшней России, где каждый сам себе хозяин и плевать хотел на придуманный кем-то закон. Двое милиционеров в бронежилетах выкатились на дорогу, словно бэтээры, и встали с двух сторон. Махнув «Волге» «палкой», они недвусмысленно показали автоматами на обочину, настойчиво предлагая остановиться. Наплевать им на спецсигнал.
   Водитель сбросил скорость и притормозил. Две темные фигуры, похожие на раздутых водолазов, медленно, как инопланетные роботы-убийцы, двинулись с двух сторон к машине. Один встал сзади и упер автомат в салон, что с точки зрения тактики вполне разумно. Второй бегло заглянул в машину и приблизился к водителю.
   – Документы давай, ездок, – грубо пробасил инспектор, наслаждаясь моментом подчинения. Сейчас «жертва» будет подавлена психологически и «загружена» на полную катушку…
   Но водитель повел себя нестандартно. Вместо того чтобы завести обычную «песню утопленника», он молча, отработанным движением сунул руку в карман, и перед глазами инспектора, словно запрещающий сигнал светофора, вспыхнула красно-малиновая книжица удостоверения сотрудника ФСБ.
   – Что там? – забеспокоился второй инспектор.
   – Нормально, это чекисты! – ответил первый. Каменная физиономия размякла и сменилась на приятельскую. – Слышь, братан, – обратился он к водителю, – а чего там за переполох вчера был?
   – Не знаю, мужики, – пожал плечами прапорщик, подумав про себя: «Тоже мне, братана нашел». – Я спешу.
   Стопятидесятисильный роверовский движок рванул «Волгу» с места, оставив на дороге сизоватое облачко дыма.
   Когда на стол к Каледину легла справка по отпечаткам пальцев, он радостно потер руки. Следы принадлежали некоему Лодочникову Петру Ивановичу, по кличке Баркас, 1968 года рождения, имеющему судимость за разбой. Вряд ли бывший зэк мог оказаться рядом с местом преступления случайно и оставить там свои «пальчики». Эта простая мысль откликнулась в душе полковника радостным чувством – возможно, ему удалось зацепить первую тонкую ниточку, ненадежную, как паутинка.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 [7] 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация