А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Забавы Пилата" (страница 3)

   Офицерам тоже искать неприятностей не хотелось, поэтому режим секретности как-то постепенно притупился и до былого уровня уже не дотягивал, как и повалившийся кое-где забор. Все изменилось, и так называемая демократия обернулась не торжеством закона, а беспорядком и всеобщей разрухой. Так что неурочному приезду незнакомой машины дежурный по КПП рядовой Архипкин не очень удивился: многие тут по ночам шляются. Архипкин у начальства давно на заметке – выпить не дурак, а сегодня у него законный повод – день рождения. И, как назло, в наряд поставили. Водку вечером кто-то прямо к КПП привез. Чего ж не выпить, когда впереди еще целая ночь? Командир новый, говорят, полный дурак. Только ходит чистоту проверяет и все красить заставляет. Но по ночам не шастает, так что бояться некого.
   – Сиди спокойно и не дергайся, – велел напарнику Пилат и небрежно просунул руку в окно. – Мы из главка, ремонтники, – улыбнулся он и, предвосхищая неуместное любопытство солдата, вставил пластиковую карточку в щель контроллера. Над воротами вспыхнул зеленый сигнал, а створки начали неторопливо сдвигаться, освобождая проезд. – Чего там у вас в «яме» – опять «мозги» накрылись?
   Рядовой Архипкин, разумеется, не мог знать, что и где у них накрылось, но понял, что приехали «свои» – ремонтники. В «яму» часто кто-нибудь приезжает, то проектировщики из института, то чины из Генштаба, то компьютерщики из Москвы. С введением в действие системы допуска функции дежурного по КПП сводились лишь к простому наблюдению за срабатыванием датчика. Для исключения человеческого фактора все остальное делал компьютер. У всех «своих» имелись пластиковые карточки, а «чужие» заказывали пропуска заранее или въезжали по указанию начальства. Бдительность рядового Архипкина была усыплена не только водкой, скорым дембелем и наличием у незнакомцев в черной форме «включенной» идентификационной карточки, но и знанием последними местного жаргона, по которому «ямой» называли подземный бункер с системой управления, то есть с «мозгами», поэтому солдат лишь махнул:
   – Проезжай…
   О прибывшей машине он не стал сообщать дежурному по части, чтобы тот не заявился на проверку и не учуял запаха. Этим Архипкин нарушил еще один пункт Устава, подтвердив версию о том, что всеобщее разгильдяйство растет не только сверху вниз, но и в обратном направлении.
   Синий фургон тронулся и уверенно покатился по слабо освещенной территории части – всем желающим лампочек не хватало.
   Часовой на вышке видел проехавший от ворот КПП автомобиль, но, полностью положившись на Архипкина и электронику, лишь равнодушно наблюдал за двигавшимися по стенам построек световыми пятнами фар. Он тоже думал о скором дембеле и своей девушке Вале, которая самоотверженно ждала его в далеком Саратове, почти сохраняя верность.
   Полководческое мастерство Пилата заключалось в том, что задуманная им операция должна была пройти не только без единого выстрела со стороны охраны, но даже без тени подозрения.
   Идеальный план испортил Баркас.
   Миновав столовую и котельную, машина притормозила около входа в подземный бункер. Подельники надели маски с прорезями для глаз, тонкие матерчатые перчатки и выдвинулись вперед. Бронированная дверь бункера, выдерживающая прямое попадание авиационной бомбы или даже ядерный взрыв, слегка задрожала и начала открываться. Искусно сработанная карточка доступа открыла дверь с той же легкостью, с какой подогнанный ключ отпирает хорошо смазанный замок. Вот для чего понадобилось хакерское мастерство Пилата. Вскрыть бронированные двери «насильно» просто невозможно, а изнутри их не откроют хоть министру обороны, не согласовав вопрос со штабом полка или с Генштабом. После герметичного шлюза со второй дверью-уплотнителем они вышли на площадку и по гулкой винтовой лестнице опустились под землю. Баркас напряженно отсчитывал шаги, пока не сбился на второй сотне.
   Ему показалось, что они дошли до центра земли.
   Отдышавшись, налетчики ворвались в главный операционный зал с длинными пультами и огромным цветным экраном в полстены с изображением Земли в окружении тонких колец – орбит космических объектов. В шкафах и стойках с аппаратурой жужжали вентиляторы, сливаясь в общий гул, компьютерные мониторы светились разными цветами, выдавая таблицы данных и что-то еще. Офицеры сидели за столами, негромко переговаривались и смотрели на мерное мелькание экранов. Дежурная смена несла боевое дежурство.
   – Все внимание! – громко крикнул Пилат, подняв над головой оружие, чем привлек к себе внимание присутствующих. – Мы из ФСБ! Всем поднять руки и сидеть на местах! При любом неподчинении стреляем с ходу!
   Капитан, сидевший у заставленного телефонами стола, удивленно уставился на возбужденных незнакомцев в масках, вооруженных пистолетами с глушителями, и пытался сообразить, что происходит. Ход рассуждений был прост: раз эти двое прошли на особо охраняемую территорию и попали в укрепленный бункер, значит, у них есть все пропуска и допуски. Нестандартное оружие специального назначения также косвенно подтверждает принадлежность парней к спецслужбе. Но почему они здесь и что все это значит? Переворот, смена руководства, предательство?..
   Ответа не находилось.
   – Предъявите документы, – требовательно произнес капитан.
   – У тебя что – со слухом плохо! – скривился в ухмылке Баркас.
   – Я должен доложить дежурному, – равнодушно ответил капитан, действуя по внутриведомственной инструкции, и чисто механически потянулся к аппарату с латунным гербом.
   В два прыжка Пилат подскочил к нему и, с поворотом выбросив ногу вперед, врезал рифленым ботинком офицеру в живот. Нелепо вскинув руки, оглушенный острой болью капитан опрокинулся. Перевернувшись через голову, он свалил со стола аппарат и корчился на полу.
   – Вяжи его! – сухо приказал Пилат, держа под прицелом четверых офицеров дежурной смены.
   Коренастый Баркас навалился на капитана и, заломив ему руки за спину, сноровисто перехватил запястья упаковочным скотчем.
   – Всем выйти из-за столов и сесть на пол! – снова подал голос Пилат, недвусмысленно потрясая пистолетом. – Быстро, я сказал!!!
   Офицеры недоуменно вращали глазами, ища совета друг у друга. Ничего не понимая, они подчинились силе оружия: подняв руки, послушно вылезли из-за пульта. Только никто из них не желал опускаться на колени. Чувство собственного достоинства не позволяло.
   – На пол! Козлы! Не ясно, что ли?! – страшным голосом заорал Пилат и внезапно ударил ближайшего к нему офицера по голове рукояткой пистолета. Тот рухнул как подкошенный. Ломаная красная струйка разрезала щеку надвое.
   Непослушных больше не наблюдалось. Военные попадали на пол, а Баркас методично связал их скотчем.
   Часовой на вышке, многочисленная охрана объекта и обманутая электроника даже не догадывались, что сердце и мозг системы оповещения страны о ядерном нападении, так надежно упрятанной под многометровой толщей земли, оказались в руках террористов.
   – Вы догадались, что мне от вас нужно? – громко произнес Пилат, обращаясь к плененным военным. Те лишь недоуменно жали плечами. – Мне нужны координаты орбит спутников, протоколы обмена системы, рабочая программа и транскодер. Короче – все!
   Только теперь военные запоздало поняли, что налетчики никакие не фээсбэшники, а… Даже непонятно кто. Бандиты? Да. Но разве могут интересовать бандитов сверхсекретные протоколы обмена и коды спутниковых каналов? Хотя нынешние бандиты, кажется, уже интересуются всем: от ларьков до банков, от рынков до военных заводов, от золотых приисков до атомных бомб…
   Страна криминала. Пбгода прогнивших «крыш».
   Но кто эти люди? Вражеские диверсанты? Вряд ли. Диверсанты – это когда война. Внешней войны Россия не ведет, а при нынешнем положении дел совсем необязательно проникать в секретный бункер Станции управления спутниками. Много других незащищенных объектов, тонны хлора у «водопроводчиков» и аммиака у «мороженщиков». Если их взорвать – Москва задохнется, и никакая гражданская оборона или МЧС не помогут.
   Террористы? Из той же оперы. Только при совершении теракта «нормальные» террористы руководствуются максимальным количеством жертв и политическим резонансом, а тут всего четыре офицера военно-космических сил. Ни то, ни се.
   Иностранные разведчики? Но режимные объекты охраняются настолько плохо, а их сотрудники получают такие смешные жалованья, что охотникам за чужими секретами не составит большого труда завербовать кого угодно из персонала и вытянуть из него все, что нужно. Причем это не обойдется им слишком дорого. Кроме того, нравы граждан теперь не те, патриотизм в шкале ценностей стоит на последнем месте, и многие согласны на добровольное сотрудничество хоть с чертом, лишь бы на хорошей коммерческой основе. «Инициативников» [1] хоть пруд пруди.

   Остается последнее и не слишком убедительное – на Станцию управления орбитальной группировкой спутников напали психи.
   Отличная отговорка, но и она не проходит. Все-таки это террористы.
   Оглушенный офицер пришел в себя.
   – Предъявите документы! – заученно произнес он.
   – Заткнись, козел, а то будут тебе документы! – развязно процедил Баркас, недвусмысленно качнув оружием.
   Не собираясь мириться со своим положением даже со связанными руками, офицер набросился на Баркаса. Он пытался выбить у него оружие ногами, но это не получалось. От неожиданного отпора Баркас пришел в замешательство. Этого хватило, чтобы, с трудом расстегнув кобуру, офицер вытащил табельный «Макаров». Скотч ограничивал движения, поэтому быстро передернуть затвор не получилось.
   – Что ты спишь! – грозно окрикнул подельника Пилат. – Стреляй!
   Баркас даже не подумал, как будет дышать сам, когда усыпляющий газ ворвется в замкнутое пространство подземелья, и зачем газовому оружию глушитель? Он вообще ничего не соображал. Но где-то он слышал, что из «газовика» лучше целиться в лицо, тогда эффект будет сильнее. Вытянув руку, Баркас направил толстый кругляш ствола в офицера. Потный и неправдоподобно мягкий указательный палец до упора вжал стальной язычок.
   Массивная болванка вздрогнула, издав негромкий «капсюльный» звук. В нос ударил кислый запах сгоревшего пороха. Офицер споткнулся и неуклюже, совсем не по-киношному упал. Над переносицей обильно кровоточило пятно – входное отверстие от пули. Строгое исполнение Устава, не разрешающего держать патрон в стволе, сыграло с ним плохую шутку.
   Ощутив тошнотворный запах крови, Баркас испугался и отпрянул.
   – Пилат, ты же сказал, что это газовый! – возбужденно выкрикнул он, сдирая со взмокшего лица маску и едва преодолевая рвотные позывы. Пальцы его непроизвольно разжались, и оружие с громким звуком стукнулось о пол.
   Офицеры смотрели на него… Это сломало точно рассчитанный ход акции. Военные видели лицо Баркаса и слышали кличку Пилата. Этим они себя приговорили.
   – Подними пистолет, идиот! И надень маску! – велел Пилат, едва сдерживая кипевшее раздражение. – Иди в коридор на шухер! – процедил он.
   Потрясенный нечаянным убийством, Баркас послушно поднял пистолет и понуро поплелся к выходу. Он слишком глубоко погряз, чтобы поворачивать обратно.
   – Повторяю вопрос! – вернулся к делу Пилат. – Мне надо то, что я назвал.
   Взгляд ледяных глаз упал на майора.
   – Ключи от сейфа у дежурного по части… – поспешил ответить тот.
   В колючих глазах террориста проскочила безумная искорка. Он заподозрил фальшь.
   – Все думают, что ключи у дежурного? – обвел он глазами пленных.
   Мужики с побелевшими лицами переглядывались и согласно кивали. Зарплата не повлияла на патриотизм. Пилат приставил глушитель к затылку майора.
   – Ты у них начальник? – без напряжения спросил он мужика с седыми прядями в волосах.
   Майор обреченно кивнул, облизнув пересохшие губы.
   – Извини, приятель. Они тебя стесняются, – произнес Пилат и без лишних слов выстрелил в упор. Девятимиллиметровая пуля легко пробила голову насквозь. Красные брызги густо окропили стол и стену, испачкав глушитель.
   Пилат подошел к другому пленному и вытер о него кровь. От направленного в живот ствола парень испуганно отшатнулся.
   – Теперь вы можете говорить свободно, – криво осклабился Пилат.
   Ничто не действует на психику людей так, как наглядный пример товарища и страх перед смертью. Каких-нибудь десять минут назад дежурная смена Станции управления… в полном составе несла боевое дежурство, обсуждая последние новости, слухи о перспективах повышения зарплаты, травя анекдоты или просто молча занимаясь своим делом. Теперь двое из четырех лежат в лужах крови с простреленными черепами, а дома их по-прежнему ждут жены, дети, родители или внуки… Людей уже нет, но в ушах продолжают звучать их голоса.
   Старший лейтенант Рогов висел на тонком волоске между жизнью и смертью. Двадцатидвухлетняя жена Оля давно уложила маленькую дочку спать, прибралась в не блещущей достатком тесной однокомнатной квартирке, давно требующей ремонта, и сама пристроилась на краешке дивана. Муж ушел на сутки. Завтра начинается отпуск, и они поедут в Сочи. Путевку ждали три года – очередь.
   Подумав о жене и отпуске, едва шевеля присохшим к небу языком, старлей произнес:
   – Ключ у майора…
   – А ты хороший мальчик, – усмехнулся Пилат, поглаживая парня глушителем. – Ты поможешь мне скачать данные?
   – Я не знаю, где подключается…
   Внезапный хлопок, и снопом взлетевшие красные брызги прервали диалог. С пробитым затылком старший лейтенант Рогов повалился к ногам кровавого палача. Застывшими, широко раскрытыми глазами он смотрел в мир, но уже ничего не видел. Мир, в котором Рогову не довелось пожить долго и где у него остались близкие люди, перестал существовать. Поездка на юг сорвалась навсегда…
   Пилат наклонился к бездыханному телу майора и вытащил из его кармана связку ключей с латунной печатью «Для хранилищ».
   – Этот сейф? – спросил он у последнего живого офицера, показав на Опечатанный пластилином металлический шкаф.
   – Да, на верхней полке, в контейнере… – постарался быть полезным тот. Быть полезным – единственный шанс выжить. Только шанс этот очень ничтожен и призрачен. Он не прописан в Уставе.
   Противно лязгнула стальная дверца. Пилат взял опечатанный контейнер, рванул печать, вскрыл. Просмотрев содержимое, он удовлетворенно хмыкнул:
   – А ты поможешь мне?
   – Да, – поспешно выпалил офицер.
   В конце концов какой смысл артачиться, если террорист не какой-нибудь дилетант, а специалист, досконально знающий свое дело.
   – Тогда садись за стол…
   Пилат примотал ноги офицера к стулу и ножом разрезал скотч на руках. Он соединил свой ноутбук кабелем и, положив оружие рядом, сел напротив офицера.
   – Начали, – ровным голосом сказал он.



   …Когда работа была закончена, Пилат упаковал все в сумку.
   В глазах офицера читались сполохи животного ужаса. Террорист позвал Баркаса. Тот опасливо вошел в зал и застыл на пороге, наблюдая жуткую картину бессмысленного побоища.
   – Ты просто маньяк… – прошептал он пересохшими губами. – Ты с ума сошел!.. Мы же не договаривались!..
   – Это ты их приговорил, а не я! Что встал?! – грубо окрикнул его Пилат. – Бери сумку и иди в машину. Маску не надо было снимать, умник!
   Осторожно обходя трупы и стараясь не наступить в разлитую всюду кровь, Баркас приблизился к пульту. Встретившись глазами с офицером, он отвел взгляд и, схватив сумку, поспешно выскочил из зала.
   Позади раздался хлопок, характерный для стрельбы с глушителем.
   Что-то грузно шлепнулось на пол.
   Благополучно покинув Станцию управления орбитальной космической группировкой, синий фургон мчался по шоссе, покачиваясь на неровностях дорожного покрытия. Баркас чувствовал себя так, словно с головой окунулся в жидкое дерьмо. Он в жизни еще никого не убивал, хоть и трояк «до звонка размотал», и вдруг в одночасье стал убийцей. Мучительно и неспешно к нему возвращалось ощущение реальности происходящего и осмысление возможных последствий. Из всего вытекало следующее: Баркас вляпался в убийство военнослужащих при исполнении, в проникновение на военный объект и хищение государственных секретов. Вот за что Пилату должны заплатить чуть не миллион долларов! За измену Родине, а не за паршивый компьютер! Если посчитать совокупный срок, который за это светит, то получается несколько пожизненных или одна «вышка». В стране хоть и мораторий на исполнение смертных приговоров, но за такие дела могут запросто по-тихому пристрелить где-нибудь в подворотне, не посоветовавшись с Советом Европы и Комиссией по помилованиям. Но даже все это не являлось для Баркаса самой большой опасностью, ведь государственные органы еще должны его поймать. С каждой минутой на первобытном, животном уровне Баркас все больше ощущал другую угрозу. Она исходила от Пилата. Человек, хладнокровно расстрелявший четырех офицеров, вряд ли захочет делиться доходами с подельником и тем более оставлять живого свидетеля.
   «Вариантов нет. Надо спасаться», – стучало в висках.
   Впереди замаячил ярко освещенный оазис бензоколонки.
   – Давай зальемся, – как можно более спокойным голосом сказал Баркас и, включив поворотник, замер в ожидании ответа.
   Пилат кинул взгляд на приборную панель: стрелка бензина повисла на уровне менее трети шкалы. Подозрений не возникло.
   – Давай, только скорее, – разрешил он, по привычке внимательно оглядывая территорию пустой заправки.
   С каждым часом приближался рассвет.
   Фургон подкатил к колонке с числом 93 и остановился. Надеясь на фортуну и свой нехитрый план, Баркас вытащил деньги и протянул их Пилату:
   – Заплати за двадцатыми, а я бак открою.
   Тот не почувствовал подвоха и сгреб две мятые купюры в большую ладонь. Заметив торчащую из кармана Баркаса рукоять пистолета, Пилат напомнил:
   – Пушку оставь, заметят.
   Баркас выполнил просьбу, оставив оружие на сиденье. Потом обошел машину слева и приблизился к люку бензобака. Он даже не сказал, какой нужен бензин…
   Легко спрыгнув, Пилат пошел к скучающей операторше АЗС. В большом зарешеченном окне, словно в витрине магазина, зевала сонная заправщица и без интереса смотрела на приближавшегося к ней клиента.
   – Сколько вам? – громко прогнусавило переговорное устройство.
   – На все, хозяйка! – улыбнулся Пилат, по привычке заглянув в экран ее компьютера. Разгладив помятые купюры, он положил их в выдвижной лоток.
   Сзади хлопнула дверь фургона. Пилат не оглянулся и не придал этому значения. Это был просчет, вторично нарушивший его стройный план. Может, Баркас что-то в машине забыл…
   Устоявшуюся тишину разорвал внезапный визг стартера и рокот запустившегося двигателя. Эти звуки не вписывались в размеренное течение ночи и могли обозначать лишь очередной срыв – нештатную ситуацию. Неужели патруль?
   Пилат резко обернулся.
   Баркас с перекошенным от страха лицом сидел за рулем фургона. Мгновенная визуальная информация сообщила Пилату, что его хотят обмануть.
   – Ты что, Баркас? – тихо и растерянно произнес он, не уверенный до конца. – Подожди…
   Баркас торопился. Руки словно одеревенели и не слушались, но рваным движением он все-таки воткнул скорость и с дикой перегазовкой отпустил сцепление. Водила знал: если мотор заглохнет – ему конец.
   Машина взревела, задрожала, будто от страха, вместе с хозяином, но, набрав обороты, пошла. Пронзительно и истошно взвыла резина, задымилась, провернувшись на месте, и, зацепившись за асфальт как за последнюю надежду, выдернула машину с площадки.
   – Ты что, Баркас! Стой!! Стой, зараза!!! – закричал Пилат.
   Переходя на бег, он выхватил оружие и, стреляя на ходу, бросился за фургоном. Обежав колонку, Пилат выскочил на шоссе… но расстояние неуклонно увеличивалось.
   Вечерняя пробежка не имела смысла.
   Пилат остановился и, прицелившись с двух рук, один за другим послал свинец вслед удаляющейся машине… Но это был жест бессилия. Красные огни габаритов стремительно удалялись, растворяясь в чернильной темноте, пока совсем не исчезли.
   – Черт!!! Черт!!! Черт!!! – как раненый зверь, страшно кричал Пилат, возвращаясь обратно. – Сволочь!!!
   Он с такой силой сжал стальную рукоятку пистолета, что, казалось, металл вот-вот расплавится и потечет, обжигая каплями асфальт.



   Парень в синем комбезе нефтяной компании деловито вышел из вагончика АЗС и направился к колонке. Этим простым действием, предусмотренным должностными обязанностями, он совершил непростительную глупость. Ни любопытство, ни даже выполнение служебных обязанностей ни в коей мере не могли оправдать тот риск, которому он себя подверг. Лишившись защищающего от пуль укрытия и оставшись один на один с вооруженным человеком, техник оказался беззащитен.
Чтение онлайн



1 2 [3] 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация