А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Забавы Пилата" (страница 35)

   – Алло, – ответил парень, подумав, что это Ольга. Он почти не ошибся.
   – Саша, это я! – услышал он голос девушки, но тут же уловил в нем необычную взволнованность. – Ты уже дома? – спросила она, хотя вопрос был излишен.
   – Да, Олюнь! А ты еще работаешь? – произнес Сухарик, ощущая накатывающееся волнение. Возможно, оно передалось от девушки.
   В телефоне что-то странно прошуршало. Послышался звук проехавшего близко автомобиля. Но откуда в офисе этот звук? Открыто окно?
   – Слушай меня внимательно, – произнес жесткий, холодный голос. – Девчонка у меня в машине. Если будешь вести себя правильно, получишь ее назад в целости и сохранности. Если попытаешься меня сдать – получишь сувениры на память. На ней тротиловая шашка с дистанционным взрывателем. Пульт, разумеется, у меня…
   Абонент говорил напористо, бескомпромиссно, и Сухарик узнал его. Он почувствовал скользкий страх на спине. Не за себя. Парень волновался за Ольгу. Может быть, только теперь он по-настоящему, до костей, понял, что она для него гораздо важнее собственной жизни. Пришли злость и желание задушить подонка голыми руками.
   Но разум охладил эмоции: Сухарик видел, с какой легкостью Пилат расправляется с людьми.
   – Я приду, – безо всякого торга согласился парень, потому что выдвигал условия не он.


   Сухарик вышел из дома и, переполненный справедливого негодования, побрел в указанном Пилатом направлении. В конце улицы он заметил забор стройплощадки и свернул направо. Пройдя еще метров двести, парень увидел черный джип и решительно направился к нему.
   В это время Пилат наблюдал за ним со стороны. Он был готов к неожиданностям. Но их не произошло.
   Приблизившись к машине, Сухарик потянул ручку, но дверь оказалась заперта. Сквозь тонировку окна парень увидел бледное лицо Ольги.
   – Я знал, что ты придешь, – раздался голос за спиной. – Этим ВЫ невыгодно отличаетесь от НАС, – туманно произнес захватчик.
   Сухарик не стал уточнять, о чем идет речь.
   – Какого черта тебе нужно? – возмущенно спросил он. – Я же тебе все рассказал!
   – Не волнуйся так, – усмехнулся Пилат. – Просто твою историю хотят послушать другие люди. Ничего страшного. Расскажешь – и свободен.
   В его руке появился пульт. Пилат многозначительно глянул на паренька и, немного помедлив, будто специально щекоча ему нервы, нажал кнопку.
   Щелкнул центральный замок. Двери разблокировались. Ольга бросилась к Сухарику и со слезами обняла его неприкованной рукой.
   – Что от нас хотят?
   – Не знаю, – парень погладил ее по волнистым ниспадающим на плечи волосам.
   – Садись назад, – приказал Пилат. – И без семейных сцен. Можешь убедиться, что я не шучу.
   Сухарик приподнял блузку подруги и увидел приклеенную пластырем к животу бомбу. Маленькая такая, с проводками. Вокруг талии контрольный провод. Цифры таймера летят, отмеряя время назад…
   – Чтоб не думали бежать, один взрыватель установлен на час, – предупредил Пилат. – Второй – с самовзводом. Если периодически он не будет получать сигнал от моего пульта, то взорвется до этого времени. Третий – если вздумаете снять «игрушку» без моего разрешения. Давай руку.
   Сухарик на секунду задумался…
   – Живее! – угрожающе прикрикнул Пилат.
   Для подкрепления просьбы террорист направил на парня пистолет. Стальной браслет вцепился в руку Сухарика, сковав его с Ольгой, словно брачные узы.
   Пилат позвонил Гришину.
   – Все готово, – сообщил он. – Как дела у тебя?
   – А ты не потерял былую форму, – поощрительно произнес Гришин. – Все точно и в срок.
   – Мне не до шуток! – грубо оборвал его Пилат. – Бабки готовы?
   – Все в порядке, они у меня. Запах – замечательный! – успокоил Гришин. – Где встречаемся? Давай на «Полежаевской».
   – Нет, – отрезал Пилат, зная, что предлагаемое место хорошо «прибито» ребятами Гришина. – Встретимся, где всегда. Там воздух чище.
   – Стоит ли переться в такую даль? – усомнился Гришин, и это только укрепило Пилата в решении.
   – Я назвал место, – официально повторил он. – Думаю, что часа тебе хватит.
   – А пробки? – возразил Гришин.
   – С вашими номерами? – усмехнулся Пилат. – Не будем дураками. Да! Хочу попросить, не бери с собой слишком много людей. Я не люблю известности.
   – Я везу немалые деньги, сам понимаешь – одному не положено…
   Пилат выключил трубку и вытащил аккумулятор. На вопросительный взгляд Сухарика он ответил:
   – Чтоб нас не отвлекали.
   Наемник запустил мотор. Машина тронулась.
   – Куда мы едем? – спросила Ольга.
   – Скоро увидишь, – отмахнулся Пилат.
   – Слушай, ты! – не выдержал Сухарик. – Ты обещал, что, если я приду, ты отпустишь Ольгу! Отпускай.
   – А кто сказал, что мне можно верить? – ухмыльнулся похититель. – Заткнитесь оба и сидите тихо, если не хотите, чтобы вам было больно! Доверчивость – это второе, чем лохи отличаются от других людей.
   – Коз-зел… – выругался Сухарик.
   В ту же секунду увесистый кулак больно врезался парню в живот, напрочь перекрыв кислород. Сухарик охнул и согнулся пополам.
   – Заткнись и не дергайся, – с угрозой предупредил Пилат.
* * *
   Легкий стук предварил шорох открываемой двери.
   – Разрешите, Михаил Юрьевич? – соблюдая субординацию, спросил капитан Игнатов.
   – Да, входи, – оторвался от дел Каледин. Он привычно сидел за столом, держа во рту незажженную сигарету. – Что нового?
   – Пришел телетайп из Минобороны, – с хитринкой в глазах ответил офицер.
   – Невиданная оперативность, – удивился полковник. – И что?
   Капитан протянул ответ.
   «На Ваш запрос №… сообщаем, что в подразделениях ГРУ ГШ МО фактов хищения или недостачи специальных взрывчатых веществ не имеется. Указанное Вами ВВ 6ыло выдано с Центрального склада арттехвооружений и истрачено по назначению…»
   – Как я и говорил, – рассмеялся Каледин и, вытащив из ящика стола зажигалку, прикурил. – У них ничего не пропадает! И это все?
   – Нет, – доложил капитан, тщательно скрывая радостное возбуждение. – Установлены офицеры ГРУ, имевшие отношение к спецвзрывчатке. Все уволены из Вооруженных сил и не представляют оперативного интереса. Все, кроме самого молодого из них, по фамилии Гришин. Он работает начальником службы безопасности банка, входящего в империю Верховского.
   – Так, так! – оживился полковник. – А статья с другой версией происшествия на Станции управления появилась в газете его ближайшего конкурента? Хм. Интересно. Оппозиционный и ярый оппонент Кремля…
   – Есть еще один любопытный факт, – выкладывал заготовленные козыри Игнатов. – Не так давно в служебной машине подорвались сотрудники службы безопасности банка конкурента. Милиция все списала на криминальные разборки, а виновных не нашли. Но примечательно другое. Незадолго до этого неизвестный хакер увел из этого же банка крупную сумму. Сотрудники СБ вроде бы вышли на злоумышленника и поехали на переговоры. В этот момент машина взорвалась, все погибли. Тип взрывчатки не установлен. Почерк один.
   – Так-так – заулыбался Каледин. – Волков говорил, что некая политическая группа пыталась оказать давление на президента. И вроде бы вскользь было упомянуто про исчезновение блока и кодов, имеющих отношение к системе связи «Чегет». То есть к «ядерному чемоданчику» президента. Так-так. Интересы группы Верховского… Хорошая схема.
   Пожалуй, впервые за все время расследования полковник остро почувствовал, что он на верном пути. У целой череды кровавых преступлений человека, зашифрованного под псевдонимом Мурена, появился мотив и вероятный заказчик.
   – Знаешь, что? – загорелся в охотничьем азарте Каледин.
   – Да, Михаил Юрьевич? – замер в готовности капитан.
   – Срочно дуй в архив управления кадров ГРУ, я договорюсь, и посмотри личные дела сослуживцев Гришина. Особо – фотографии его подчиненных, входивших в спецгруппу. Боюсь, что Мурена – террорист из той команды. Очень профессионален, собака. Гришина надо брать немедленно, пока они нам пол-Москвы не снесли, а в офисе службы безопасности банка и на его квартире проведем обыск.
   – Не насторожим остальных? – усомнился Игнатов.
   – Чтобы не спугнуть все осиное гнездо, работать будем под крышей налоговиков…
   Каледин поднял трубку прямого телефона Волкова.
   – Товарищ генерал, есть срочные новости. Разрешите зайти? Есть…
   Спустя час после разговора Каледина с Волковым к дому из желтого кирпича в районе Плющихи подъехал микроавтобус. Несколько человек в строгих костюмах прошли мимо въедливой консьержки и поднялись на восьмой этаж. Карман с квартирами оказался отделен от лифтов металлической дверью. Старший группы подал знак человеку с потертым «дипломатом». Тот приблизился к двери, посмотрел тип замка, усмехнулся. Раскрыв чемоданчик на полу, он достал из него набор нужных отмычек и принялся за работу…
   Через пять минут замок сдался и дверь была вскрыта.
   Приготовив оружие, оперативники бесшумно вошли в тамбур, с двух сторон встали за стену рядом с дверным проемом и позвонили. В прихожей задребезжал звонок. Дверь открыла немолодая, но ухоженная женщина.
   – Здравствуйте, Федеральная служба безопасности, – предъявил корочку высокий сухопарый майор. – Ваш муж дома?
   – На работе, – опешила женщина, вдруг вспомнив недавний фильм о зверствах чекистов в 37-м году. Уж не сон ли все это? – Что вам надо? – властным голосом спросила она, заслонив собой дверь.
   – Вот ордер на обыск, – мрачновато произнес майор и протянул документ для ознакомления. – Разрешите, мы войдем…


   Примерно в то же время к шикарному зданию банка подкатили несколько машин ФСБ и подразделения физзащиты налоговой полиции. Тяжелые ботинки застучали по лестнице. Развешанные кругом видеокамеры фиксировали масштабы спецоперации. Ребята в черных масках и пугающей экипировке быстро вошли в парадный подъезд, временно «отстранив от обязанностей» внутреннюю охрану. «Сомневающиеся» были жестко осажены, обезоружены и уложены лицом в пол.
   Хорошее положение для раздумий о превратностях современного бытия.
   – Нам нужен начальник службы безопасности Гришин. Вот ордер на обыск в офисе и постановление о взятии Гришина под стражу, – прояснил цель визита старший группы. – В каком кабинете он находится?
   – Кабинет начальника на втором этаже, но сейчас он отсутствует… – растерянно отвечал начальник смены охраны.
   Оперативный дежурный службы безопасности взглянул на черно-белый монитор и обомлел, заметив странное движение на первом этаже.
   – Мужики! Кажись, в холле нападение! – воскликнул он, подняв на ноги группу быстрого реагирования инкассаторской службы. С дивана вскочили четверо здоровых мужиков в бронежилетах и разгрузках. Схватив табельные помповые ружья, они опрометью кинулись вниз…
   Недоработкой дежурного стало то, что он поднял по тревоге резервную группу, не имея представления об истинной оперативной обстановке в холле первого этажа. Другое преступное авось заключалось в том, что вооруженная группа шла на сближение с противником, не имея четко поставленной задачи и командира.
   – А руководство банка на месте? – поинтересовался майор, задававший обычные вопросы. – Где господин Голубев?
   – Голубев только что отъехал…
   В это время со второго этажа выскочили люди в камуфляже, сориентированные на отражение бандитского налета.
   – Стоять, налоговая полиция!!! – раздался предупредительный голос человека в маске, стоявшего у подножия лестницы.
   Окрик не возымел действия. Заметив своих охранников лежащими на полу, ближайший «резервист» вскинул ружье и на ходу выстрелил. Полуметровый язык желтого пламени, вырвавшийся из толстой трубы, и пушечный раскат ударной волны нарушили естественное течение операции. Боеприпас двенадцатого калибра выбросил из ствола с десяток картечин и резкий запах охотничьего пороха «Сокол» [24].
   Парень в черной маске отшатнулся, на его груди со шлепком разорвалась прочная материя. Боец шарахнулся о стену, потеряв ориентировку. Палец инстинктивно вдавил спуск автомата…
   Но оружие стояло на предохранителе и даже не было взведено – никто из бойцов не думал, что его придется применять.
   Горсть свинцовой картечи не могла пробить прочный бронежилет, но ударила бойца с большой силой. Хрустнуло ребро. Дыхание прервалось, и вокруг стало темно.
   «Резервист» передернул цевье помповика и повел ствол к входу в операционный зал, где стоял майор.
   Боец, державший на прицеле уложенных охранников, заранее сдвинул рычажок предохранителя в нижнее положение. Он среагировал моментально. Метнувшись в сторону, боец в прыжке рванул затвор и, упав на колено, даванул спуск…
   – Стоять!!! – дико рявкнул «налоговик». Укороченный автомат задрожал, словно в бешеной лихорадке, отправляя пули в цель. Недлинная очередь разрезала тело «резервиста» от бедра до плеча, отметив каждое попадание красной пробоиной на одежде. Ружье выпало из рук и с громким стуком запрыгало вниз, перебирая лестничные ступени.
   – Положить оружие!!! – прокричали внизу. – Руки вверх!!!
   Голос раздавался будто издалека и был плохо различим. В воздухе повисли невидимый вирус агрессии и специфический запах первой крови. Эмоциональное напряжение превысило допустимую массу и зашкалило в неуправляемую цепную реакцию, за которой – взрыв.
   Из-за мраморных балясин грохнул другой помповик. Свинцовый горох пролетел холл и обрушился на спецназовца. Острая боль пронзила иглами тело, окровавив рукав и штанину. Пальцы ослабли, выпустив автомат. Парень рухнул на пол, окрасив его аляповатыми бурыми пятнами.
   Несколько шальных картечин полоснули по спине лежавшего на полу охранника банка. Он утробно вскрикнул и прогнулся…
   – Мужики, не стреляйте! – спохватился начальник смены охраны.
   Заглушив его голос, в ответ от двери прозвучала сухая автоматная очередь спецназовца. Пули с азартом кололи полированный мрамор балясин, цокали по стене, мозжили на черепки напольные керамические вазы… Несколько пуль, пролетев между балясин, достигли неумело укрывшегося за ними человека, стрелявшего с колена. Подбитый «резервист» громко вскрикнул…
   – Стойте, мудаки!!! – закричал майор. – Не стреляйте!!! Себе хуже делаете!
   Отчаянный крик предназначался обеим противоборствующим сторонам и эхом отражался от белых каменных плиток. Голос контрразведчика влетел в оглушенные выстрелами головы.
   Когда вирус агрессии сгорел в огне пороховых зарядов, пришло страшное протрезвление. Холодное, как струи офисного кондиционера.
   – «Скорую» быстрей! – приказал старший опергруппы и склонился над раненым бойцом. – Жить будет.
   Несколько «налоговиков» ощетинились автоматами и боевым порядком взбежали по лестнице, словно разъяренные матросы в покои Зимнего дворца. Они искали недобитую контру, стрелявшую в их товарищей.
   – На пол! – заорали они, и град ударов обрушился на оставшихся целыми «стрелков». Одного охранника сбили с ног ударами по корпусу и голове, после которых, если он был здоров – будет больным. Если был умным – будет дураком. Второй немолодой охранник грузно бросился на пол сам. Он отшвырнул от себя помповик, показывая, что сопротивляться не будет…
   Но и ему досталось от души. От злости и обиды на «коммерсантов», получающих высокие зарплаты. От того, что спецназовцам так положено по инструкции. Для страховки: если сомневаешься – лучше ударить посильнее, чтобы исподтишка не ударили ножом или не выстрелили тебе в спину.
   Закованных в наручники охранников грубо выстроили у стены. Ноги в стороны. Обыскали. Потом согнали вниз и снова построили.
   – Какого хера стреляли? – строго, но без ненависти спросил задержанных майор, хотя стреляли не они. «Стрелки» свое получили и долго не смогут стрелять.
   – Извините, мужики… – ответил мужик в камуфляже с сединой на висках, растирая по лицу кровь. – Видно, не разобрались…
   Подтянутый отставник понимал свое положение, понимал ребят в масках и держался достойно. Он мог только искренне сожалеть о случившемся, ведь так оно и было: молодые пацаны не разобрались в ситуации и открыли огонь. Кто теперь виноват? Даже на войне частенько случается, когда свои по своим бьют.
   Когда происшествие запротоколировали, «Скорая» забрала пострадавших, а налоговая начала обыск, контрразведчики вернулись к вопросу о местонахождении Гришина. Выяснилось, что в сопровождении охраны он уехал на некую важную встречу. С кем – неизвестно. При нем специальный стальной сейф-«дипломат», используемый обычно для перевозки крупных сумм наличных денег, ценностей или секретных документов. Однако куда уехал Гришин, никто из сотрудников не знал.
   Об этом и было доложено полковнику Каледину.
   О цели поездки Гришина знали лишь несколько человек, среди которых был олигарх Верховский и бывший офицер спецназа ГРУ по прозвищу Пилат.
   – Продолжайте обыск и поставьте людей встречать Гришина, – дал указания Каледин. – Подчиненные ему наверняка отзвонили. Может подъехать.
   Специальный сейф-«дипломат», с которым выехал Гришин, полковника заинтересовал.
   – Разузнайте поподробнее про стальной «дипломат». Как часто его используют, кто конкретно, у кого хранится, и сразу перезвоните мне…
   День наполнялся событиями с небывалой быстротой. Предстоящий вечер обещал быть долгим.


   В дверь постучали.
   – Михаил Юрьевич, срочное сообщение! – с порога доложил оперативный дежурный подразделения.
   – Что случилось? Каледин резко повернулся.
   – Криминальная разборка в подъезде Мотыля. Двое погибших…
   – Кто? – внимательно посмотрел на дежурного полковник.
   – Двое парней, имеющих отношение к криминалу. Милиция устанавливает их принадлежность и причастность к другим преступлениям. Одного забили на лестнице, на этаже Мотыля. Другого убили в машине выстрелом из бесшумного оружия. Свидетелей нет.
   – Где Мотыль с подругой? – уточнил Каледин.
   – Трудно сказать, – замялся дежурный. – Наблюдение с него снято…
   – Срочно поднимите распечатки их телефонных переговоров за сегодняшний день! – приказал полковник. – Попытайтесь его разыскать!


   Едва взглянув на хмурое лицо ворвавшегося в кабинет капитана Исайкина, Каледин приготовился к неприятностям. Он не знал, к чему именно, поэтому лишь прикинул возможные варианты.
   – Мотыль у Мурены, вместе с подругой, – похоронным голосом сообщил Исайкин, протянув полковнику распечатку телефонных переговоров.
   Каледин внимательно пробежал глазами текст. Потом посмотрел на оттиск времени…
   – Даже не скрывается.
   Большой кулак со стуком опустился на крышку стола.
   – Почему мне сразу не сообщили?! – взорвался полковник.
   – Так эта линия у нас в «горячем резерве», – ответил капитан. – Не успели.
   – Немедленно свяжитесь с «навигаторами»! Пусть активизируют маяк и попробуют определить его местонахождение. Оповестите ГУВД, – приказал Каледин, снимая трубку спецсвязи. – Товарищ генерал, у Мурены заложники… Мотыль и его подруга… Об этом сообщений нет… Попробуем через маяк… Я свяжусь с центром спецназначения, чтобы готовили группу. Служба радиоперехвата попытается установить мобильный телефон Мурены…
   От хлынувшего потока сообщений трубка аппарата спецсвязи, казалось, раскалилась добела и была готова расплавиться в жесткой ладони полковника. День катился к вечеру, а колесо розыска раскручивалось со скоростью авиационной турбины. Все оперативные службы были подняты на ноги, по крупицам собирая и накапливая информацию. Ясности не было до того момента, пока Исайкин не позвонил от «технарей» и не сообщил важные новости.
   – Михаил Юрьевич, маяк активизирован, но сигнал неустойчивый. Ребята говорят, питание подсело.
   – В каком районе находится? – поторопил начальник. – У меня группа захвата на телефоне ждет!
   – Отметка движется в сторону от Москвы, – доложил капитан. – Ребята будут сообщать координаты, но насколько хватит батарейки…
   Каледин тут же связался со спецназовцами и, обрисовав ситуацию, спросил:
   – На машине через пробки не успеем. Что можем сделать?
   – Во Внукове дежурный вертолет МЧС стоит, – предложил выход командир «Альфы». – Можно на нем.
   – Тогда надо ребят по пути подобрать.
   – Нет проблем, там пилот опытный, – подсказал «альфовец». – Сядет хоть на Красной площади, хоть на шоссе…
   На фоне развивающихся событий заурядная криминальная разборка в доме Сухарика, повлекшая несколько смертей, потеряла значение. Пока милицейская группа пахала свою «ниву», контрразведка работала в другом направлении.
   Каледин готовил силы для решающего удара.
* * *
   Тяжелый «Лендкрузер», словно выпущенная с подлодки торпеда, лег на курс и стремительно несся по шоссе. Он пересек МКАД и вторгся на территорию Московской области. С десяток километров джип преодолел без особых проблем, чем водитель в отличие от пассажиров был приятно удивлен. Черные джипы у нас пропускают охотнее, чем машины «Скорой помощи».
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 [35] 36 37 38 39

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация