А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Забавы Пилата" (страница 31)

   Осьминог вышел на улицу. Достал мобильник.
   – Ротан, это я. Да, все пучком. Узнал… Записывай… Я попозже приеду: мне тут с одним борзым уродом разобраться надо!
   Сухарик открыл скрипучую, десяток раз крашенную дверь бухгалтерии.
   – Что там за шум? – не поднимая головы на посетителя, спросила уткнувшаяся в журнал женщина. Она была похожа на манекен в магазине: ярко одетая и неподвижная.
   – Не знаю, – соврал Сухарик. – Там кто-то стул задел. Мне книжку поменять надо. К кому обращаться?
   – Адрес, – монотонно спросила женщина. Сухарик назвал.
   Вдруг манекен оживился.
   – Ой! Как вам повезло! – обрадованно воскликнула работница, прекратив перебирать бумаги.
   – В каком смысле повезло? – недоуменно посмотрел на нее Сухарик. Может, у старухи[22] крыша съехала?
   – Ну как же! Кошельки не надо в такси терять! Сейчас водитель приходил, спрашивал ваш адрес и телефон, чтобы деньги вернуть! – с гордостью сообщила женщина и отдала парню жировку.
   Зная, что не ездил в такси уже долгое время и никаких денег потерять не мог, парень насторожился. Кто-то приходил узнать его телефон и адрес…
   Не к добру.
   Сшитую степлером пачку квитанций Сухарик опустил в карман с таким видом, будто они действительно были перепачканы жиром.
   – Не в красной майке, случайно, и черных джинсах? – спросил он.
   – Да, да! Он только недавно ушел. Ждите, он вам позвонит…
   – Ну, блин, спасибо! Уже позвонил! – недовольно проворчал парень, готовый убить «тупую бабу». – Какого хрена вы чужие адреса раздаете? Кошелки…
   – Ах ты, хулиган! Таких, как ты, надо в милицию сажать! – раздался срывающийся на фальцет истеричный крик.
   – Уже сажали! – бросил напоследок Сухарик и, хлопнув дверью, вышел. – Вот дура! – повторил он с чувством. Но его реплику никто не слышал.
   «Красной майки» поблизости не оказалось, и это было приятно. Просто в такой погожий день совсем не хотелось трепать себе нервы из-за какого-то идиота, перевоспитать которого все равно невозможно. «Горбатых» нужно править по-другому – в соответствии с поговоркой…
   Калякин вдохнул теплого воздуха, посмотрел на небо и зашагал домой. Он не заметил, как следом подозрительно медленно потащилась белая «восьмерка».
   Осьминог обид не прощал.
   «И все-таки, кому мог понадобиться мой адрес? – думал Сухарик. Посмотрев сначала налево, затем направо, он перешел дорогу. – „Военные“ мой адрес и так знают. „Моя милиция“ – тоже давно стережет. Маньяк-убийца, за которым все охотятся? А может быть, этот придурок в красной майке еще один маньяк? Дураки красное любят! А как же тогда фоторобот? Не того ищут?»
   От внезапно родившейся догадки внутри похолодело. Если маньяк интересуется адресом, значит, собирается навестить?
   Осьминог не терзался размышлениями, потому что отмерять по семь раз не привык. Он медленно ехал по дороге, не выпуская обидчика из поля зрения. Лишь когда тот углубился во дворы, Осьминог оставил машину у обочины и отправился дальше пешком. Его помыслы были просты и незатейливы, а как нож входит между ребер, Осьминог знал не понаслышке. Он давно забыл про адрес, переданный Ротану, и не заметил, что с каждым шагом неуклонно приближается именно к тому дому, который искал бригадир.
   Впереди маячила спина «борзого урода», беспечно ведущего убийцу за собой.
   Черный проем собственного подъезда на этот раз вызывал неприятное чувство тревоги и настойчивое желание пройти мимо. Многие люди, чувствующие приближение катастрофы, могли бы изменить ситуацию, но не сделали этого по одной простой причине: они банально не верили ни в какие предчувствия, знаки и предупреждения свыше. Пренебрегли интуицией и за это поплатились. По этой же причине и Сухарик не прислушался к собственному внутреннему голосу и свернул к дому.
   Осьминог радостно прибавил шаг.
   Сухарик уже приближался к подъезду и, возможно, вошел бы в него, когда случайно, боковым зрением, увидел догоняющего его угреватого парня в пролетарского цвета майке. Того самого, из ДЭЗа. Тут в мозгу что-то щелкнуло, запоздало включив предохранители. Ангел-хранитель не бездействовал.
   «Раз „красная майка“ интересовался адресом, то в свой подъезд заходить не стоит», – подумал Сухарик и прошел мимо.
   Осьминог ускорил шаг, переходя на бег.
   Сухарик прошел мимо сверкающей лаком «Деу», припаркованной у тротуара, но она казалась ему тусклой и непривлекательной. Слух был настроен на ускоряющиеся шаги сзади.
   Сухарик понял, что разминуться не удастся, и повернул к соседнему подъезду. Он открыл дверь и, поймав зрением приближающуюся фигуру с обезьяньими руками, нырнул в подъезд. Парень не знал, как надо поступать, когда тебя преследует маньяк, и сам вошел в клетку. На секунду Сухарик растерялся: бежать наверх по лестнице, вызвать лифт или просто затаиться? Но едва он ступил на лестницу, как дверь парадного с шумом распахнулась, и в помещение влетел Осьминог.
   – Ну что, фраерок, свиделись? – негромко, но страшно произнес «угреватый». Не произнося ни слова, он бросился на Сухарика. Удары посыпались, как картошка из мешка. Парень старался держать оборону, не предпринимая контратак, но противник был нагл, агрессивен и безжалостен. Он напирал, намереваясь покончить с парнем. Сухарик тоже пошел в наступление. Выбросив ногу, он ударил Осьминога в грудь и бросил его к подножию лестницы. Но враг снова кинулся на штурм высоты. Сухарик отбивался руками и ногами, но бандит был силен и напорист. Осьминог выдавливал парня наверх.
   Сухарик медленно отступал, поднимаясь к лифтовой площадке. Он понимал, что, пока он выше противника, преимущество на его стороне. Как только Осьминог выгонит его к лифтам, шансы на благоприятный исход резко уменьшатся. В пустом подъезде гулко отдавались шлепки ударов, тихий мат, шарканье подошв и зловещая аура беды. Людей, как назло, не было: никто не входил и не выходил из подъезда. Мертвое время.
   Когда в полутемном подъезде сверкнул нож, у Сухарика сработало древнее животное чувство, позволявшее людям выжить в безвыходных ситуациях. Время будто двинулось вспять, давая возможность лучше видеть происходящее. Движения противника замедлились, а собственные мышечные реакции обострились. Все внимание Сухарик сосредоточил на ноже. Лезвие летало как бумеранг, вычерчивая запутанные траектории. Парень уворачивался. Отпихивая Осьминога ударами ног, он удерживал его на расстоянии.
   Отбрасывая зловещие блики, нож мелькал перед глазами. Режущая сталь просвистела в опасной близи от левого уха. Сухарик улучил момент. С уходом с линии атаки и поворотом корпуса он отбил оружие в противоположную сторону. На захват руки парень не решился, поскольку не имел четко отработанного навыка. Придерживая вооруженную руку, Сухарик нанес сокрушительный удар. Грязные руки Осьминога не смогли задержать летящий в лицо кулак, и тот удачно врезался в нокаутирующую область скулы. Вероятно, для Сухарика это было простым везеньем, поскольку боксом он никогда не занимался, но удар оказался решающим. Запрокинув голову, бандит на время выпал из реальности и потерял ориентировку. Он начал заваливаться на спину и, не найдя опоры, рухнул на перила. Мощная шея угодила в узкий, сужающийся как рогатина проем между поручнями верхней площадки и лестницы. Две металлических полосы, как тупые ножи гильотины, врезались в шею Осьминога. Это был смертельный капкан.
   Раздался утробный хрип. Нож стукнулся о пол. Тело выгнулось и расслабилось. Бандит затих. Из окрасившегося в красный цвет рта показалась вялая темная струйка.
   Все произошло столь быстро и нелепо, что не сразу дошло до сознания. Сухарик растерянно посмотрел на мертвого Осьминога и испуганно попятился. Ноги его подогнулись.
   Получалось, что он убил человека! Это наихудшее из всего, что с ним могло приключиться. Плевать, что он только защищался, при нашем справедливом правосудии и отсутствии денег в кармане – это верная тюрьма. А она, как говорил Зощенко, не место для интеллигентного человека.
   «Только бы никто не вошел…» – с частотой сто двадцать ударов в минуту билось в висках. Осторожно переступив через перегородившие проход ноги в черных джинсах, Сухарик вырвался на улицу.
   Тщательно огляделся. Нежелательных свидетелей не было. Повинуясь неведомому инстинкту, парень отправился в противоположную от дома сторону, удаляясь от места происшествия.
* * *
   Аппарат из желтоватой пластмассы зазвенел стройным аккордом. Телефон оперативной связи остался почти единственной связующей нитью между многочисленными подразделениями бывшего КГБ, отправившимися «в автономное плаванье». Эта секретная телефонная сеть не имеет прямого выхода в город, но связана со всеми городами России. По этому телефону могут звонить только свои.
   Каледин снял трубку и представился.
   – Здравствуйте, Михаил Юрьевич, – громко и четко произнес официальный голос. – Это из СВР беспокоят, помощник директора полковник Колосов. Мне звонил Леонид и просил помочь коллегам.
   – Здравствуйте, Виктор Николаевич! – искренне обрадовался Каледин. – Да, у нас проблема, и вся надежда на вашу службу.
   – Вопрос серьезный. Директор в курсе. Он дал указание оказать помощь. Для оперативности, я думаю, вам стоит прислать сотрудника, – высказал пожелание Колосов. – Специалистов я предупрежу.
   – Это было бы очень хорошо, – согласился Каледин. – Тогда, Виктор Николаевич, от нас приедет капитан Игнатов. Распорядитесь, чтобы его пропустили.
   – Нет проблем…
   Всего через два часа служебная «Волга» ФСБ остановилась перед воротами штаб-квартиры Службы внешней разведки. Дальше постороннюю машину не пропустили. Однако на проходной капитана Игнатова уже встречали, и никаких проблем с проходом на особо режимную территорию не случилось. Вежливый молодой человек с располагающей внешностью провел капитана по ухоженной «главной улице» объекта и повернул к главному зданию из стекла и бетона.
   Стеклянные двери. Пост охраны. Разовый пропуск с полосой. Капитан еще раз предъявил свое служебное удостоверение и оказался в просторном вестибюле.
   – Нам налево, – предупредительно произнес молодой человек и приветливо улыбнулся, обнажив ряд белых зубов. Игнатов подумал, что отбор здесь по-прежнему очень жесткий. Он слышал, что в Первый главк всегда отбирали самых-самых. Или блатных – детишек начальников. В таком случае одни не вылезали из Европы или Штатов, вкушая прелести жизни идеологического противника, а другие пахали за себя и за того парня где-нибудь в вечно воюющей, «больной» Африке с ее мухами цеце и повстанческими движениями. Хотя, конечно, служба всякая важна, служба всякая нужна.
   Как реально дела обстоят, Игнатов не знал, потому что работал в другой конторе, с иными задачами. Капитан зашагал по длинному коридору с модными в семидесятых, но по-прежнему стильными светильниками и зыбкому, как болотная тропа, свежеположенному ламинату, замечая, что былая респектабельность от времени потускнела и пожухла.
   Между тем навстречу ему шли люди. Обычные и разные. Мужчины и женщины. Молодые и не очень. Такие же усталые, как везде. С теми же проблемами, что у всей страны, и совсем не похожие на героев-разведчиков из голливудских боевиков. Реальная жизнь вообще мало похожа на кино. Она проще, сложнее и жестче.
   Прошагав не менее пятидесяти метров и поднявшись по лестнице, молодой человек привел фээсбэшника в кабинет с несколькими столами, компьютерами и белыми жалюзи на окнах.
   – Так что вы хотели узнать про этот тип взрывчатки? – после взаимного приветствия спросил моложавый мужчина с внимательным взглядом, вышедший Игнатову навстречу.
   Это был полковник Арканов.
   – Нас интересует все, что связано с движением этого вещества.
   – А, так вы по учету, – разочарованно произнес полковник. – А я хотел вам про применение рассказать!
   – Были ли у вас недостачи или хищения? Кто из родственных организаций получал ВВ? На каком основании, по каким документам? В общем, что ходить вокруг да около: нас интересует, на каком этапе могла произойти его «утечка», – более конкретно пояснил задачу Игнатов.
   – Хищения? В главке? Да вы что?! – мягко улыбнулся полковник. – Если это и произошло, то где-то «за воротами», а не у нас.
   – Возможно, – не стал спорить капитан. – Вопрос – где.
   – Тогда вернемся к истории. По нашему заказу спец-взрывчатку изготовила бывшая НИЛ-19. Часть партии ушла в Министерство обороны… – повторял сказанное пенсионером-взрывником специалист. Он скрипнул дверцей и извлек из сейфа толстую папку, заранее принесенную из архива. На нужных страницах торчали закладки из плотной бумаги. – Никаких недостач и хищений не было, а кому выдали – сейчас посмотрим. У нас все как в банке…
   Арканов, не торопясь, листал подшитые бумаги.
   – Да, точно, – подтвердил полковник, найдя нужный документ. – Было письмо с разрешающей резолюцией председателя. Четыре килограмма ушло в Министерство обороны, а попросту – в ГРУ. Получил материально ответственный, прапорщик Мешков. Предъявлено удостоверение № 4628. Доверенность подписана заместителем командира войсковой части 27202 полковником Хохловым.
   – Та-ак, – оживился Игнатов. – Уже кое-что. А как узнать, куда они ее истратили?
   – Ну, милый мой! – улыбнулся Арканов. – Теперь этого никто не скажет. Но по собственному опыту могу предположить, что все ушло «за речку». Тогда ведь время было другое.
   – В плане строгости учета? – догадался капитан.
   – Не в этом дело, – пояснил полковник. – Просто тогда никому и в голову бы не пришло украсть секретную взрывчатку. В хозяйстве она была просто не нужна. Ну, если побраконьерить, рыбу глушануть – это понятно. Но ведь не секретным же ВВ! За это такой срок можно было получить, что рыба в горле застрянет. Такого спроса на взрывчатку и оружие, как сейчас, в то время не было. Какой смысл рисковать?
   – Не знаю, – пожал плечами Игнатов, записывая данные прапорщика Мешкова. – Люди разные бывают. В каком году это было?
   – В семьдесят девятом, – легко ответил полковник, и вдруг его лицо озарилось мыслью: – А почему мы ищем только в 79-м? Ведь была еще одна партия!
   Арканов начал листать дело, пока не обнаружил другой документ:
   – Точно. Министерство обороны дважды просило это вещество. В 79-м и…
   Он пробежал пальцем по строчкам.
   – Хм… Вторая поставка была в июле 91-го!
   – За месяц до путча, – подсчитал капитан.
   – Точно.
   Полковник почувствовал себя археологом, откопавшим неизвестный культурный пласт, укрытый от внимания истории многометровым слоем земли. С высоты прошедшего десятка лет этот незначительный факт выглядел совсем по-другому.
   – Получается, заранее начали готовиться? – угадал Игнатов.
   – Очевидно, – согласился Арканов. – Такие решения не принимаются по пути в буфет!
   – Кто получил? – склонился над бумагой капитан.
   – Вот, читайте, – нашел запись полковник. – Капитан Онишенко Петр Иванович. Начальник центрального склада арттехвооружений. Часть та же самая. Значит, военная разведка. А вот письмо: «О прохождении переподготовки офицеров МО по практическому использованию изделия Х8—5…»
   – Что за изделие? – уточнил контрразведчик.
   – Это шифр взрывчатки, – пояснил полковник. – И, самое главное, список офицеров ГРУ, получивших пропуска на наш учебный полигон.
   «…Майор Конев, капитан Муразов… – аккуратно записывал Игнатов. – …удостоверение личности офицера №… выдано…»
   Последней в этом списке стояла фамилия капитана Гришина…


   Спустя сорок минут оперативная «Волга» ФСБ пересекла МКАД. Опережая служебную волокиту официального ответа внешней разведки, машина понесла капитана Игнатова в центр.


   – Вот молодцы бывшие коллеги! – обрадовался Каледин, когда капитан доложил ему о результатах поездки к разведчикам. – Не подкачали! Это кое-что! И о-го-го какое! Чувствую, что прапорщиком Мешковым «из 79-го года» нужно заниматься в последнюю очередь. Тогда, как ни крути, порядок был. А вот с девяносто первого по девяносто третий, когда рушилось все и никому ни до чего не было дела, могли хоть маму папы римского похитить. Тогда столько оружия со складов ушло, что им можно армию вооружить. Собственно, и вооружили. В Чечне. Девяносто первый – это только начало… Установочные данные есть?
   Полковника интересовали офицеры, отмеченные в списке.
   – Только фамилии, звания и номера «зеленок» [23] , – сообщил Игнатов. – Можно через военную контрразведку крутануть.
   – Боюсь, что все они давно вышли на пенсию, – предположил полковник. – Мы вот что сделаем. Подготовь два срочных запроса в Министерство обороны. Пусть ребята сейчас же отвезут. Один в управление кадров с просьбой прояснить личности указанных офицеров. А другой в Генштаб по секретной взрывчатке. «В связи с проведением оперативно-розыскных мероприятий, связанных с испольщованием специального взрывчатого вещества Х85 в террорестичиесом акте… просим сообщить…» И так далее. И немедленно проводите оперативно-розыскные мероприятия в отношении этих лиц. Забудьте, что они военные. Устанавливайте их причастность, так сказать, на общих основаниях.
   – Понял, – подтвердил Игнатов.
   Собираясь уходить, он вдруг вспомнил о Сухарике.
   – Михаил Юрьевич, а что с Мотылем делать будем? Надо сочинить какую-то оперативную комбинацию и удалить маяк. А то как-то получается…
   – Неудобно, хочешь сказать?
   – Ну да.
   – Надо, но сейчас не до Мотыля, – ответил Каледин, испытывая ту же неловкость перед пареньком. – Мурена к нему теперь не сунется. И вообще, операция «Замена» потеряла смысл и тихо умерла. Волков сказал «наружку» снять, а маяк оставить в «стендбае». На всякий случай.
   – Телефонный контроль? – уточнил оперативник.
   – Не будем торопиться, – посоветовал полковник. – Телефон Ольги также поставьте на профилактический контроль.
   – Ясно, – понимающе кивнул капитан и вышел из кабинета.
* * *
   Сам не зная как, Сухарик оказался перед стеклянной витриной офиса, в котором работала Ольга. Он толкнул тонированную дверь и вошел внутрь. Пройдя через демонстрационный зал, Сухарик приблизился к отделу оргтехники и сразу же попал в поле зрения подруги. Ольга подменяла заболевшего консультанта.
   – Привет, – радостно чирикнула она, подойдя к парню. – Хотите что-то купить? Может быть, вам подсказать?
   Заметив на лице друга мрачную растерянность, Ольга переменила тон и обеспокоенно спросила:
   – Что случилось, Саша, на тебе лица нет?
   – Я только что убил человека, – обреченно выдохнул Сухарик. – Какого-то козла, но все равно человека.
   – Как убил? Кого?!
   – Не знаю. Он интересовался моим адресом в ДЭЗе, а потом пошел за мной…
   Сухарику будто не хватало воздуха.
   – Ну, дальше, – торопила девушка.
   – Я зашел в соседний подъезд…
   – Почему? – не поняла Ольга.
   – Потому что он за мной шел! – рявкнул на непонятливую женщину Сухарик. – Он знал мой адрес!
   Пожилая пара, выбиравшая в соседнем отделе телевизор, оглянулась на громкий разговор.
   – Тише ты! – прошептала Ольга. – Я ничего не понимаю. Давай выйдем на улицу…
   Она позвала Машку из отдела батареек и кассет.
   – Посмотри тут – я на минутку отойду.
   – Хорошо, – согласилась молодая блондинка, отдаленно напоминавшая Бритни Спирс.
   Молодые люди выскочили на улицу и, пройдя через арку, свернули во двор, где было не так многолюдно.
   – Ты понимаешь! – разволновался Сухарик. – Бандиты интересовались моим адресом! Короче, этот браток хотел меня убить, но нечаянно я ударил, а он неудачно упал на перила и…
   Волнение передалось и девушке.
   – Что ты болтаешь? Как это он «неудачно» упал? Он напал на тебя?
   – Ну, ты глупая, как корова! – взорвался парень. – Он хотел ударить меня ножом, а я его оттолкнул. Он ударился головой о перила!
   – За корову ответишь! – недовольно фыркнула Ольга, отложив семейные разборки на более спокойное время. – А он сам виноват, – рассудила она. – Необходимая оборона. Может, следует позвонить по тем телефонам, что нам дали, или в милицию?
   – Да ты что! – задергался Сухарик, задыхаясь от негодования. – Сказать, что я убил человека?! Нуты, блин, даешь!
   – Не человека, а бандита, – поправила Ольга.
   – Для них он обычный гражданин, – не согласился парень. – Чем они нам помогут: вне очереди вызовут на допрос и снова в изолятор?
   Девушка вздохнула.
   – Ну, извини.
   – У меня дома нам появляться нельзя, – отрезал Сухарик. – Хотя бы временно. Пока не поймают того козла.
   – Поедем ко мне, – предложила Ольга.
   – Ладно, – ответил парень. – Ты давай заканчивай и сразу домой. А я к себе быстренько сгоняю: документы, вещи наши возьму и посмотрю, что к чему.
   – Только, ради бога, осторожно! – попросила девушка. – Ты все время во что-то влипаешь!
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 [31] 32 33 34 35 36 37 38 39

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация