А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Забавы Пилата" (страница 18)

   – Киев, я Двадцатый, – пробился в рации Кузин. – Пробейте, пожалуйста, номерок машины.
   Старлей продиктовал цифры, а Исайкин вбил их в компьютер с базой ГИБДД.
   – Машина в угоне, но уже не «горячая», – бесстрастно сообщил он коллегам. – Даже номерок не удосужились переставить. Обнаглели!
   – Понял вас, Киев, – подтвердил Кузин. – Значит, в отстойнике не успели перекинуть.
   – Вот мудак этот Мотыль! – громко выругался Каледин. – Куда его, дурака, несет! Еще и девку свою тащит. Им бы подальше от этого Карася надо держаться! Хотя и тот такой же балбес – в любой момент «загремит»!
   Высадив Ольгу, приятели понеслись по дороге, легко обгоняя попутные машины. Они наслаждались скоростью, непривычным комфортом и ни с чем не сравнимым кайфом.
   – Внимание, Двадцатый, – вызвал опергруппу Каледин. – Наблюдаете Объект?
   – С трудом, но висим, – пожаловался Кузин. – Они вон на какой шустрой тачке рассекают, да еще вые… хм… выпендриваются на дороге!.. Вот зараза! Нас тут грузовик немного оттеснил. Не видим Объект! Посмотрите, куда они свернули!
   – Направо, направо, Двадцатый! – наблюдая за медленно двигающейся по экрану монитора точкой, подсказал полковник.
   – А куда мы едем-то? – спросил Сухарик, когда за окном замелькали пейзажи промышленных окраин Москвы.
   – Да на Рязанку, недалеко! Там у нас стоянка арендована, на месте бывшего таможенного склада, – охотно пояснил Карась. – Там тачку сдадим.
   – Несет же его в такие дебри! – недовольно произнес Каледин. – Там такая территория, что, если Мурена объявится, одной группой мы его не перекроем.
   Подняв трубку спецсвязи, полковник связался с дежурным по управлению.
   – Узнайте, какой ОВД обслуживает бывшие таможенные склады на Рязанке, и сориентируйте их, что у нас там мероприятие – может понадобиться помощь…
* * *
   На другом конце столицы охлажденный вечерний ветерок лениво трепал короткие волосы нескольких крепышей, одетых в бандитско-спортивном стиле. Начиная с самого обеда, они торчали на шестом этаже не достроенной из-за ухода инвестора башни. Около окна уперся в пол треножный штатив с потертым «Зенитом», снабженным телеобъективом «Мир». У соседнего окна на таком же штативе стоял аппарат покруче: видеокамера «Панасоник» с хорошей оптикой. На запыленном цементном подоконнике, поверх зачитанной до дыр газеты, лежала радиостанция «Кенвуд», мобильный «Эриксон», зажигалка и пачка сигарет.
   Странный набор для посиделок.
   Парни вели себя довольно странно. Они то всматривались в московскую даль через бинокль, то припадали к окуляру фотоаппарата, то прицеливались видоискателем камеры.
   Парни явно кого-то выслеживали.
   На расположенной внизу автостоянке разместилось около десятка машин всех мастей, а угрюмые парни в кожанках, деловито прохаживаясь среди них, курили и обменивались короткими фразами. Несмотря на теплую погоду, большинство из них были одеты в куртки, потому что под ними удобнее прятать оружие.
   Парни, наблюдавшие за стоянкой из недостроенного здания, тоже имели оружие – табельные «Макаровы», от постоянной носки потертые до залысин. Они уже несколько дней пытались выйти на продавцов краденых иномарок и благодаря усилиям информатора выяснили, что машины уходят с этой стоянки, арендованной вполне законно подставной фирмой под платную автостоянку. На ней держали машины все кому не лень, в том числе и автосалоны, у которых нет собственных складов. Информатор сообщил, что крупную партию «паленых» машин собираются купить азербайджанцы, но когда это должно произойти, никто не знал. Поэтому было принято решение сделать временный наблюдательный пост и ждать, когда продавцы объявятся.
   Дежурившие сегодня оперативники РУБОПа с удовлетворением заметили оживление на стоянке и приток новых людей. Чтобы больше не тянуть, рубоповцы решили брать всех участников криминальной сделки прямо тут. Старший опергруппы позвонил на Шаболовку. После доклада начальству он вызвал подкрепление и попросил дежурного связаться с начальником местной милиции. Чтобы избежать недоразумений, о проведении силовых операций принято оповещать территориальные ОВД, хотя для предотвращения утечки информации к преступникам это правило часто нарушается.
   Подкрепление прибыло минут через тридцать и по рации сообщило парням из высотки о готовности. Оставив только оператора для оперативной видеосъемки, все спустились вниз, обсудили план действий и, придя к консенсусу, разъехались по местам.
   Оперативники ждали появления покупателей с продавцами и сигнала к началу операции.
* * *
   – Чугун про тебя спрашивал, – вздернув палец, значительно произнес Карась.
   – И что? – поинтересовался Сухарик.
   – Я сказал, что ты парень ништяк! Язык на замке держал, меня ментам не сдал… – отвечал Карась. Сидя за рулем «Мерседеса», приятель говорил не так, как обычно, а медленно и важно. Даже внешне он преобразился и стал похож на бизнесмена средней руки. – Может, с работой поможет…
   В фургоне контрразведчиков подала грубый голос аппаратура спецсвязи. Звонил возбужденный дежурный.
   – Михаил Юрьевич! Только что стало известно, что в районе бывших таможенных складов силами РУБОПа проводится операция по задержанию торговцев крадеными машинами! Местное отделение у них в резерве! – на одном дыхании доложил он.
   Возбуждение дежурного пробежало по радиоэфиру, словно огонек по бикфордову шнуру, и, достигнув фургона КП, взорвало спокойствие Каледина.
   – Вот черт! Карась везет Мотыля к месту передачи машины, а РУБОП там проводит свою операцию! – бросив трубку, сообщил он подчиненным. – Не хватало только, чтобы нашего подопечного взяли со всей компанией и снова посадили!
   – Может, если поднажмем, успеем туда подъехать и все уладить? – безнадежным тоном спросил Зайцев.
   – Если Мотыля возьмет РУБОП, то вся наша операция и конспирация полетят коту под хвост! – взорвался Каледин. – Если мы выпустим его второй раз, Мурена к нему уже и близко не подойдет! Их надо перехватить…
   Приняв решение, полковник сорвал со стола гарнитуру радиостанции ближней связи и вызвал передовую опергруппу:
   – Внимание, Двадцатый! Вы наблюдаете объект?
   – Да, Киев, видим его, – подтвердил Кузин. – Мы все тут в небольшую пробочку попали, особенно не разбежаться!
   – От Рязанки далеко? – уточнил полковник.
   – Если пробка рассосется, то минут через пятнадцать будем на месте, – доложил старший лейтенант.
   – Вам новая задача, – с усилием проговорил в микрофон Каледин, будто не команду давал, а резиновый мяч надувал. – Не раскрывайтесь, но любыми средствами не допустите приезда Мотыля в район проведения милицейской операции! Повторите задачу!
   – Понял вас… – ответил Кузин. – Только что нам с этим «Мерседесом» делать?
   – Делайте что хотите! – раздраженно бросил полковник. – Хоть на таран идите! Я вас не ограничиваю!
   – Понял, – приободрился старлей и, спрятав в «бардачок» трубку, сказал водителю: – Ну, Коля, теперь все от тебя зависит. Объект надо остановить.
   – Как это?
   – Как хочешь! Команда Каледина, – пробурчал Кузин.
   – Может, им колеса прострелить? – недолго думая, спросил прапорщик.
   – Да ты что! – ахнул Кузин. – Кругом народ! А вдруг менты – придется раскрываться!
   – Ну и хер с ними! Ты что, в колесо не попадешь? – возбужденно говорил прапор. – Загоним их как зайцев, где посвободнее, и…
   – А какая у вас работа-то есть? – покачиваясь в мягком кресле «Мерседеса^, допытывался Сухарик.
   – Да хоть в салоне, хоть в сервисе… – начал рассуждать Карась и вдруг резко замолчал, всматриваясь в зеркало. – Блин! Это еще что за козлы?
   – Где? – удивился Сухарик.
   – «Девятка» «стремная» сзади прицепилась. Чего-то фарами моргает…
   На всякий случай Карась прибавил газу и попытался оторваться. Но «девятка» не собиралась отставать, наоборот, начала догонять. Если бы машины соревновались на просторном шоссе, тогда, конечно, победил бы немец, легко оставив позади отечественное авто. Но маневрирование в условиях города требует хорошего навыка, которого у Карася не было.
   На ближайшем повороте он резко повернул вправо в надежде, что настырная «девятка» от него отстанет. Машину занесло, и Карась едва удержал ее на дороге…
   Не отстала. Будто специально согнав «мерс» на менее оживленную магистраль, «девятка» начала обгонять его и подрезать, выталкивая на край проезжей части и прижимая к бордюру.
   – Чего им надо? – взволнованно произнес Сухарик, крепко вцепившись в ручку.
   – Да хрен их знает! Может, тачку хотят отнять! А может, убить нас вместо кого-то! – ожесточенно работая рулем и рычагом передач, ответил приятель. Он снова повернул, огласив окрестности визгом горящей резины. Не отрываясь от дороги, Карась схватил телефон и, быстро набрав номер Ротана, прижал трубку плечом к уху.
   – Ну, ты где катаешься! – спросил старший. – Через десять минут должен быть на месте!
   – Ко мне какая-то «девятка» прицепилась! – взволнованно проговорил Карась. – Мешает ехать, пытается остановить…
   – Ну и хер с ней! – грозно прокричал бригадир, не вникая в проблему. – Люди тебя, что, одного должны ждать!
   В этот момент раздался испуганный крик Сухарика:
   – Тормози!
   Перед Карасем вспыхнули красные «светофоры». «Девятка» умудрилась обогнать «мерс», встать перед ним и, резко затормозив, подставить корму. Раздался несильный удар, и на асфальт посыпались осколки разбитых фонарей. Телефон выскользнул и упал под ноги водителя. Откидная крышка с микрофоном отвалилась.
   – Вот падлы! – злился Карась, почувствовав, как отчаянно заколотилось сердце и вместе с душой провалилось куда-то в штанину.
   Стукнуть такую тачку! Что он теперь скажет Ротану с Чугуном! А сколько придется платить за ремонт?
   В другом случае Карась бы обязательно остановился и разобрался с лихачом с помощью ГИБДД или без нее… Но сейчас ни останавливаться, ни выходить из машины ему отчаянно не хотелось.
   Карась выкрутил руль и снова ударил по газам, забираясь на разделительный газон. «Мере» недовольно подпрыгнул, преодолевая бордюрный камень. Чиркнув его брюхом и разбрасывая куски земли, он рванул по нежно-зеленой газонной травке.
   Притихший и вжавшийся в кресло Сухарик с ужасом наблюдал за развивающимся действом и сильно жалел о том, что сел в эту чертову машину. Если «девятка» их догонит и начнется заваруха, то за тридцать минут удовольствия от езды вместе с приятелем придется платить и ему. Причем неизвестно чем. Могут и в морду дать!
   Перебравшись через газон, Карась съехал на дорогу. Он набирал скорость, чтобы оторваться и затеряться в многочисленных проездах и закоулках промышленного района Москвы.
   – Запиши их номер! – запоздало хватился он.
   – У меня ручки нет! – отозвался Сухарик. – Так запомним!
   Сухарик вертел головой, фотографируя взглядом мелькающие цифры помятого номерного знака преследователей.
   А висевшие на хвосте оперативники думали, что делать дальше. Можно бесконечно калечить кузов дорогого немца, но ехать медленнее он от этого не станет. Еще чуть-чуть, и иномарка вместе с фигурантом разработки прямехонько въедет в руки рубоповцев. Это конец.
   Нужны радикальные меры. А мера эта – только одна.
   Кузин вытащил пистолет и щелкнул взводимым затвором.
   Несмотря на сложную криминогенную обстановку в Москве, применять оружие оперативникам ФСБ приходится гораздо реже, чем милиции. Спецслужбы так задолбали с оружием, что опер десять раз отмерит, прежде чем нажмет на курок. А у других сотрудников и вовсе пистолеты поотбирали и упрятали в пирамиды. Начальство все время чего-то боится. Вот и сейчас старший лейтенант колебался. Конечно, можно потом все списать на приказ, но ведь и у самого голова на плечах должна быть.
   Кузин принял решение.
   Улучив момент, он высунул руку в окно и выстрелил по колесу иномарки.
   Пуля ударила в диск, как в гонг, но резину не задела. Только звон. Стрелять второй раз Кузин не торопился – облажаться нельзя.
   – Твою мать! – заорал Сухарик. – Они же в нас стреляют! Какого хера!
   Карась это тоже успел заметить.
   – Что за идиоты! Ты их не знаешь? Дурацкий вопрос вызвал такой же ответ.
   – Откуда мне знать! – отчаянно матерился Сухарик, спрятавшись от пуль за спинкой сиденья.
   Каледин слушал словесные пассажи преследуемых, надеясь на разумные действия Кузина, а весь мат-пере-мат пилотов «Мерседеса», словно на самописец «черного ящика», аккуратно ложился на ленту цифрового магнитофона.
   Обезумевший от страха, Карась заметался, как злостный нарушитель перед гаишником. Не чувствуя габаритов машины, он неверно рассчитал скорость и расстояние, а недостаток практического опыта сыграл с ним злую шутку. Не успев увернуться от внезапного препятствия, лупоглазый «Мерседес» въехал правым крылом в контейнер мусорки. В воздух взлетели пустые коробки, бумага и картофельные очистки. Бак с грохотом отлетел в сторону и перевернулся, изрыгнув дурно пахнущее содержимое. Изгаженный «Мерседес» бросило на встречную полосу. Чтобы избежать столкновения, Карась резко крутанул руль вправо. Машину швырнуло на тротуар. «Мерседес» пробил ограждение летнего кафе и выскочил на площадку со столами. Словно танк, штурмующий город, тяжелая машина смела с пути белую пластиковую мебель с разноцветными зонтами, едва не задавив трех мирно сосавших пиво парней. Те испуганно отскочили и еще долго потом крыли отборным матом «новых русских», «понакупивших себе права вместе с машинами». Проскочив кафе, «Мерседес» съехал на дорогу и продолжил гонку.
   Оперативники не стали повторять голливудский трюк Карася, а просто объехали кафе по дороге.
   – Они сейчас кого-нибудь задавят, – констатировал Кузин и вполне серьезно произнес: – Придется добивать.
   При этом прапорщик Коля, виртуозно крутивший баранку, метнул в соседа странный испуганно-настороженный взгляд. Мол, может, не надо убивать-то?
   «Девятка» приблизилась к «Мерседесу» на расстояние верного выстрела, и пистолет Кузина снова показался в оконном проеме. Прицелившись, старлей несколько раз вдавил податливый изгиб спускового крючка, не почувствовав сопротивления.
   Раздалась серия оглушительных хлопков. Несколько раскаленных гильз влетело в салон оперативной «девятки», обдав его пороховым дымом. Громко звякнули о лобовое стекло нагретые цилиндрики и, отрикошетив, просыпались на резиновый коврик.
   Прапор лишь испуганно втянул голову в плечи.
   – Ты меня не убей! – попросил он соседа.
   Выстрелы оказались результативными – крепко сколоченный Кузин умел не только хорошо драться, но и прилично стрелять. Меткие пули, мгновенно настигнув цель, пробили ей задний скат. Колесо сплющилось, задымилось, захлюпало и затрепыхалось, как тряпка.
   – Е-мое! Колесо спустило! – испуганно закричал Сухарик, снова влипший в дерьмо ни за что. Просто он не знал, что вся погоня и стрельба были затеяны именно из-за его нежелательного присутствия в этой машине. – Может, нам лучше остановиться! А?
   – Чтобы они нас пристрелили! – не соглашался Карась. – Не видишь, что ли, – это какие-то киллеры!
   Карась будто не заметил потери устойчивости, продолжая «жать на железку». Он ковылял на трех с половиной колесах, а гидравлика руля продолжала держать машину на дороге. Но в физике чудес не бывает, и скорость заметно упала.
   – Мы их щас доделаем, – загадочно произнес вошедший в азарт прапорщик Коля. – На трех ногах не уйдут…
   Свернув с улицы, «девятка» нырнула в проезд и понеслась по объездной. Выскочив через сотню метров почти навстречу «мерсу», она стала для Карася большой неожиданностью. Место узкое – не разгонишься и не разъедешься, злой прапор будто на таран шел…
   Уворачиваясь от лобового удара, Карась не справился с управлением и на небольшой скорости врезался в мачту освещения. Мгновенно сработавшие подушки безопасности окончательно пригвоздили пассажиров «Мерседеса» к креслам, поставив крест на продолжении гонок.
   – Баю-бай! – пожелал им прапорщик Коля – оперативный водитель с пятнадцатилетним стажем.
   – Киев, я Двадцатый! – доложил Кузин. Нетерпеливо дожидавшийся рапорта Каледин мгновенно ответил на вызов:
   – Слушаю вас, как дела?
   – Задачу выполнили, – сухо доложил старлей.
   – Мотыль не пострадал? – уточнил полковник.
   – Не должен, – хмыкнул оперативник. – А вот их машина…
   – Ничего, это их проблемы, – успокоил полковник, соображая, как будет докладывать об этом генералу.
   Отъехав от места аварии на безопасное расстояние, оперативники свернули в проезд и остановились. Водитель вытащил из багажника запасные номера и быстро их поменял. Кузин заклеил самоклейкой разбитый задний фонарь, и машина получилась, как новая.
   До приезда подменной группы они вполне смогут продолжить наблюдение за Объектом.
   Издалека.
* * *
   – Черт, черт, черт!!! – бился в истерике Карась, выбираясь из-под сдувающегося, как пробитый воздушный шар, «аэрбека».
   Руки его мелко тряслись. Он поднял сломанную трубку телефона и со злостью долбанув ее об асфальт, обреченно выругавшись.
   – Только недавно купил… – произнес Карась, то ли осуждая свой поступок, то ли оправдываясь. – Что я скажу Чугуну? Такую тачку размудохать, как бог черепаху! От его обычной развязности не осталось и следа.
   – Так и скажешь, что напали, – с сопереживанием ответил Сухарик, который и сам еще не мог отойти от «крутой прогулки», однако выглядел более спокойным.
   – Чуть-чуть до стоянки недотянули, – сориентировался Карась. – Давай мотор возьмем и туда подъедем. Надо пацанам сказать, а ты, если что, подтвердишь.
   Радовавшийся минуту назад выполнению своей команды, Каледин, услышав это предложение, застыл как гранитное изваяние и устремил глаза к небу.
   – Вот говнюк! – обругал он Карася, настойчиво втягивающего приятеля в очередную «историю» и создающего трудности для осуществления операции контрразведки. Полковник взял в широкую ладонь радиостанцию и уже обдумывал, что сказать Кузину…
   – Да пошел ты куда подальше! Езжай и рассказывай сам! – с искренним чувством послал приятеля Сухарик. – Мне твои приключения уже во как надоели!
   Иллюстрируя сказанное, он энергично чиркнул пальцем по лбу.
   Каледин устало улыбнулся и отложил радиостанцию, одобряя правильный выбор парня. Капитан у монитора поощрительно поднял вверх большой палец.
   Разумеется, каждый сам кует свою судьбу, и до чужой жизни никому дела нет. За судьбой же Сухарика теперь, кроме него самого, денно и нощно наблюдали умудренные опытом сотрудники ФСБ. Словно герой длинного телесериала, он стал для них почти родным. Их отношение к фигуранту оперативного дела «Замена» стало постепенно меняться. Мотыля больше не называли «уголовником», сопереживая «герою совместного фильма» почти как своему. Все понимали, какая сложная и опасная роль отведена ему режиссером. А самое главное, никто не знал, какие еще опасные повороты сюжета заложены в сценарий…


   Фигурант оперативного дела «Замена» Александр Викторович Калякин со странным псевдонимом Мотыль выбрался из побитой машины и, пока не собралась толпа и не приехала милиция, уверенным шагом отправился в сторону ближайшей станции метро. Полученных сегодня новых впечатлений ему хватит надолго.


   Карась с силой хлопнул дверцей «Мерседеса» и, отойдя от места аварии, начал ловить такси. Для себя он избрал другой путь, но это было его личное дело и его выбор.
* * *
   С небольшими временными интервалами на затерянную между свалками и пустырями стоянку подкатили «Мерседес», «Лексус», потом серебряная «Мицубиси-Паджеро» и еще один джип. На подъезде к бывшему таможенному терминалу их встречал «блокпост», выставленный Ротаном. В черной «девятке» коротали время Васек с Бомбилой. В их задачу входило отслеживать все перемещения на подходах и не допустить на стоянку посторонних. Короче, первый рубеж «шухера». Завидев своих, Бомбила приветственно махнул им, а Васек сделал жест, типа «крути педали».
   На блокпосту джип «Лексус» притормозил.
   – Наши приехали? – высунув голову из окна, поинтересовался у дозорных Башкир.
   – Уже минут как десять! – сообщил круглолицый Бомбила.
   – А покупатели?
   – Тоже.
   Башкир отпустил сцепление, и пижонистый «Лексус» медленно покатился вперед. Когда он въехал на площадку, покупатели с важным видом уже осматривали товар, довольно цокая языками. Широкоплечий азербайджанец с большим выступающим животом плотоядно приглядывался к «Мерседесу», оглаживая и общупывая тачку, словно женщину. Его младший брат тоже запал на «мерина», чтобы не выглядеть хуже. Продавцы успокаивали его тем, что сейчас пригонят второй точно такой же «мерс» и удачная сделка состоится. Другой покупатель, щупленький, небольшого роста, с вытянутым овальным лицом, положил глаз на «Мицубиси». Чем меньше рост – тем большую машину хочется.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 [18] 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация