А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Забавы Пилата" (страница 12)

   – Вот падлы… – полушепотом выругался он неизвестно на кого.
   – Кто такой будешь? – с блатной интонацией спросил арестанта Хулиган. – Чего ругаешься?
   – Кто надо, тот и буду, – покосившись на Хулигана, лениво ответил арестант. – Твое какое дело? Чего ты в чужой базар лезешь?
   Ответ «смотрящему» не понравился.
   – А ты чего, борзой, что ли? – с вызовом прошипел Хулиган. – Я тут главный, как скажу, так и будет. А если не поймешь – пацаны тебя вмиг научат парашу мыть!
   Работяга-экскаваторщик, мужик-воришка и Сухарик польщенно притихли, почувствовав себя чуть ли не членами одной семьи.
   Но новый арестант не смутился. Он прошелся к унитазу и, помочившись, с вызовом бросил сокамернику:
   – Тебя, баклана, надо языком унитаз лизать заставить. Почему в хате параша не блестит?
   – Вот ты и помоешь! – поднимаясь с насиженных нар, угрожающе произнес Хулиган.
   Наглость нового постояльца тюремного двора не могла остаться безнаказанной, а авторитет Хулигана, скакнувший после смерти Баркаса едва ли не до отметки «смотрящего хаты», требовал подтверждения. В противном случае он опадет, как сдутый шарик.
   – Ну, чего вылупились! – с вызовом крикнул новенький. – В пятак захотели?
   Это было последней каплей, переполнившей чашу терпения.
   Хулиган подскочил к новичку и с размаху ударил его в лицо, но получилось как-то неудачно. Враг уклонился, а кулак Хулигана проскочил мимо. Зато в ответ ему сработала пара: «новенький» саданул его в грудь и поддел в челюсть. Хулигана бросило в стену. Он опрокинулся на спину. Быстро поднялся… Но пинок под зад прибавил скорости, и, пролетев в другой угол камеры, «смотрящий» упал на жесткий пол. Расправа была короткой и жесткой.
   – Пацаны, мочи козла! – бросил клич Хулиган, поднимая массы, и бросился на врага. Его примеру последовали и однокамерники. Экскаваторщик подбежал к «борзому», размахнулся от души и… сразу же получил в рожу. Он повалился на пол, брызгая красными соплями.
   В заварившейся каше замелькали кулаки, раздавались злобные крики и матерщина, кто-то отлетал и бился в стену, кто-то хватался за живот и перегибался. Новичок дрался умело, рассчитанно и безжалостно. Его удары ложились один к одному и почти все в точку.
   Подбежал «воришка», пытаясь дотянуться до драчуна. Тот сделал резкое движение, и «воришка» повалился рядом с работягой.
   Быстро вырубив «воришку» и перебив дыхалку у Хулигана, «новенький» вдруг вытащил из ботинка кусочек бритвенного лезвия и начал размахивать им как ножом.
   – Убью, суки! – страшно крикнул он и, скакнув вперед, крепко лягнул бравшего разбег Хулигана в пах. – На, падла! Получи, сявка позорная!..
   «Смотрящий» скорчился от адской боли, присел на пол, не в силах сопротивляться.
   Но «новенький» словно с цепи сорвался. Он не мог остановиться и продолжал метелить всех подряд. Не успевшего увернуться Сухарика парень ударил свободной рукой.
   – «Попишу» бакланов! – кричал «новенький», нагоняя страх.
   Разогнав тусовку по углам, он подскочил к неумело защищавшемуся Сухарику и… коротко, словно дирижер, взмахнул рукой. Тот вскрикнул. Холодное лезвие полоснуло по бедру, вызвав резкую боль. Брызнула кровь, моментально испачкав одежду. Крупные капли накрапывали на пол.
   – Ты что, падла! – собрался с силами Сухарик и набросился на обидчика. Тот словно этого и ждал. Лениво уворачиваясь от летящих в него кулаков, «новенький» нанес парню несколько ударов по корпусу и точным ударом в ямочку на поросшем щетиной подбородке отключил Сухарику сознание…
   Развернувшись, «новенький» резанул Хулигана по руке и, переломив лезвие надвое, сноровисто утопил его в бурлящей струе унитаза. После «зачистки» буян успокоился и как ни в чем не бывало встал к стене. Все произошло настолько быстро, что никто ничего не понял. Только кровь да бесчувственные зэки на полу не давали возможности свалить все на сон.
   В коридоре послышались быстрые шаги, переходящие на бег, и позванивание ключей. Заскрежетала крышка глазка. Отворилась кормушка.
   – Всем к стене!!! – заорал вертухай, посмотрев в дырку. – Руки за спину!!! Что у вас там?
   Залязгали дверные засовы, заскрипела открываемая дверь. Арестанты, кто мог, торопливо вставали к стене, складывая руки сзади. Порезанный Хулиган зажимал рану и не слишком поторопился выполнить команду, за что получил по спине резиновой трубой.
   – За что бьете, гады! – бесновался он в законной обиде. – Это он всю кашу заварил и нас порезал! Уберите его отсюда, а то ночью задушим!
   Новый удар дубинки заставил приблатненного заткнуться. Охранник осмотрел побитых арестантов, наклонился к пребывающему в прострации Сухарику и быстро разобрался, что к чему.
   – Та-ак! Этому срочно «Скорую» вызывайте. Кажись, пришибли пацана, – показал он дубинкой на Сухарика и, повернувшись к «новенькому», со злостью проговорил: – А ты, драчун, на выход!
   – Ну, как прошло – не сильно от урок досталось? – осведомился Каледин у переодевшегося в нормальную одежду капитана Игнатова, только что исполнившего в камере «соло новичка». Его вывод из изолятора на волю был произведен без осложнений. Персонал ИВС толком и не понял, что произошло, приняв капитана за типичную подсадную утку-«наседку», практикуемую милицейскими операми. Документы прикрытия у сопровождавших Игнатова людей были солидные, от уголовного розыска, что полностью подтверждало «наседочную» версию дебошира.
   – Слушай, а ты их там совсем не зарезал? – поинтересовался у здоровяка полковник. Капитан проходил подготовку в «Альфе», поэтому четыре невооруженных зэка в тесной комнате для него – это семечки. – Ты нашего-то случаем не убил? А то, может, и врачи уже не нужны?
   – Да нормально там все! – заверил шефа капитан. – Бил, как Папанов, – аккуратно, но сильно. И чуть-чуть резанул… Для убедительности. Но крови было много. Все очень натурально.
   Погрузившись в машину, оперативники уехали.


   «Скорая помощь» подъехала необычайно быстро, будто за углом поджидала. Да и машина – не замученная колдобинами «Газель», а сверкающий лаком реанимобиль «Мерседес».
   Быстро осмотрев пострадавшего Сухарика, врач озабоченно поцокал языком и безапелляционно заявил:
   – Сильно зацепило вашего братка. Нужна срочная операция, а то упустим. Задета бедренная артерия.
   Советуясь с фельдшером, он перечислял минусы в состоянии пациента:
   – Острая кровопотеря, травматический шок. Счет пошел на минуты. Успеем довезти, а то, может, не стоит?
   Фельдшер в синем комбезе «Скорой» неопределенно пожал плечами:
   – Должны, если поторопимся. И завертелось…
   Охрана лишь бестолково моргала глазами, поскольку в медицинских терминах понимала не больше, чем домашнее животное в апельсинах. Убедиться лично, что там задето, а что нет, никто из смены не мог. Тюремного доктора, как назло, не было.
   – Надо связаться со Склифом! Узнай – смогут они нас принять? – деловито отдавал приказы доктор.
   Фельдшер вытащил мобильный телефон, чему никто не удивился.
   – У нас резаная рана, большая кровопотеря… Ваша операционная свободна? Как нет! Автокатастрофа? Автобус? Много пострадавших? А куда везти?.. А если не примут?.. Тогда предупредите их, что у нас мало времени…
   Оглушенный ударом, Сухарик начал совсем некстати приходить в себя и даже шевельнул рукой. С минуты на минуту он должен был открыть глаза. Заметив неувязочку, доктор засуетился.
   – Скорее проводи терапию! – крикнул он фельдшеру. – Давай укол!
   Фельдшер раскрыл чемоданчик, живо набрал в одноразовый шприц лекарство и вколол больному. Пришедший было в себя и удивленный своим положением, Сухарик вновь отключился, раскинув руки, точно покойник.
   Ему стало лучше. Просто фельдшер вколол парню быстродействующее снотворное, что вызвало естественную реакцию.
   – Ну вот, теперь порядочек, – довольно констатировал доктор. – Должны довезти. Минут двадцать точно продержится, – оптимистично заявил он.
   Каким-то непостижимым образом о ЧП в изоляторе узнали наверху и выдали грозный звонок. Пугали, что, если с задержанным что-нибудь случится или пресса прознает о ЧП, начальнику ИВС до пенсии не доработать, и даже хуже. Он прибежал взмыленный и был готов расцеловать этого Калякина хоть, извините, в задницу, лишь бы тот остался жив.
   Начальник немедленно уладил все формальности с отправкой узника в военный госпиталь, ничему не удивляясь. У него и мысли не возникло – с каких это пор арестантов стали лечить и оперировать в военных госпиталях? Хотя чего удивляться, когда в тюрьмах торгуют наркотиками, доставляют на заказ проституток, создают все условия… Если все продается, то почему бы не госпиталь? Ведь знал начальник и внутренние расценки: дополнительное свидание – 250 долларов, звонок по мобильнику – полтинник, доставка в камеру гашиша – две сотни, доставка проститутки – стольник, услуги, чай, сигареты – 500% от номинальной стоимости, увольнительная – пять сотен, условно-досрочное освобождение – до пяти тысяч «зеленых», побег – от сотни тысяч долларов… Именно поэтому рядовые работники следственных изоляторов не уходят с грязной, не почитаемой в обществе и официально низкооплачиваемой работы. Зато многие имеют загородные дома и ездят на хороших машинах…
   Начальник ИВС не знал одной немаловажной детали – Центральный клинический госпиталь, номер войсковой части которого записали в сопроводительных документах, являлся лечебным учреждением Федеральной службы безопасности России, в котором простых зэков не лечат ни за какие деньги.
   Обмякшее тело Саши Калякина бережно уложили на носилки и погрузили в новенький «Мерседес» «Скорой помощи» с ярко-оранжевыми полосами на бортах. «Фельдшер» – майор военно-медицинской службы ФСБ – опустился на откидное сиденье рядом с больным. «Доктор» – старший оперуполномоченный контрразведки – сел рядом с водителем и почувствовал мгновенную усталость. Двигатель мягко запустился. Включив проблесковый маяк, машина взяла старт.
   «Доктор» вытащил мобильник и набрал номер…
* * *
   В приемном отделении дожидались прибытия «спецбольного». Операционная бригада находилась в постоянной готовности, а полковник Каледин томился в приемном покое и терзал звонками оперативного дежурного, пока не узнал, что «мероприятие» прошло успешно.
   «Мерседес» мягко вкатился на пандус больничной «приемки» и замер перед широкими дверями. Сухарика осторожно переложили на каталку. Анестезиолог сделал «контрольный укол», и под скрип колес больного повезли в операционную.
   Там, на матово блестящем стерильном подносе из нержавейки, парня дожидался адаптированный для трансплантации в живые ткани спутниковый поисковый маяк – «Made in USA».
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 [12] 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация