А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Забавы Пилата" (страница 10)

   – Ты слышал, что произошло ночью? – спросил Каледин.
   – Да, чего ж! Тюремный телеграф работает исправно, – подтвердил Калякин. – Из нашей камеры зэк убежал, а его, говорят, застрелили. Может, врут, конечно. Не знаю я, начальник.
   – Не врут, все верно, – согласился полковник и, вытащив пачку «Честерфилда», предложил ее арестанту: —. Хочешь закурить?
   – Нет, спасибо. Я в детстве завязал, – вежливо отказался Сухарик, не успевший отвыкнуть от нормальной жизни и привыкнуть к тюремной. Сигарета еще не стала для него привычной единицей обмена – тюремным долларом.
   – С Баркасом вы находились в одной камере? – перешел к делу Каледин.
   – А вы что – не в курсе? Находились, – согласился Сухарик, не делая из этого тайну, и тут же пояснил: – Но бежать с ним я не собирался.
   – Вы общались? – последовал следующий вопрос.
   – Ну, так… Особо нет, – расплывчато ответил арестант. Он не был настроен на откровенность с ментами, засадившими его за решетку. – Там все общаются.
   – Говорили о чем? – не унимался полковник.
   – Баркас спрашивал меня, за что я в хату попал, – ответил парень. – Как раньше жил. Чем занимался.
   – И?
   – Я ответил, что, мол, приемник толкнул, а он краденый оказался. Да что вы, сами не знаете, что ли!
   – А вот твои сокамерники говорят, что вы с Баркасом подружились и держались вместе, – с укором произнес Каледин, уличая арестанта в неточности.
   – Да врут они все, начальник! – не согласился Сухарик. – Этот длинный с другим мужиком на Баркаса наезжали и на меня, а он их приструнил. Вот теперь и болтают, козлы!
   – Послушай, Александр. Давай поговорим, как мужики. Брось дурака валять: «Нача-альник». Я же знаю, что ты не уголовник и сюда попал случайно. Давай обойдемся без понтов, – добросердечно посоветовал полковник. – Мне важно знать, что говорил тебе Баркас перед побегом. Он совершил опасное преступление. Понимаешь?
   Сухарик согласно кивнул. Он действительно не считал себя уголовником и не был им. Манера общения «начальника» и доверительный тон ему польстили.
   – Все мы тут не ангелы, – ответил он.
   – О чем вы говорили? Припоминали «гражданку»? – помогал вспоминать Каледин. – Ты в армии служил?
   – Служил, – ответил Калякин. – Связистом… На всю жизнь запомнил. И как в первый день службы сержант меня в столовке отмудохал, тоже запомнил. «Эр стопятку» на плечах два года таскал – с ней Муму хорошо топить.
   – Ну, раз служил, должен понимать, что применение оружия – серьезное ЧП – погиб человек, и это будет тщательно расследоваться. Мы как раз этим и занимаемся. Мы с коллегой из военной прокуратуры, – запоздало представился Каледин. – Пока мы просто с тобой беседуем, без протокола.
   – А-а, – с некоторым облегчением произнес Сухарик. – Я думал, вы из милиции.
   Опасливо покосившись на видеокамеру, арестант выдвинул встречные условия сотрудничества:
   – А камера?
   – Камера выключена, – соврал полковник. – Можешь подойти и посмотреть.
   Прием неновый – просто на фасаде «Панасоника» не было светящегося красного глазка, к которому все привыкли.
   – Да о разном говорили. О бабах, например… – потеплел задержанный.
   – Ты понимаешь, что мы тут не для этого, – поправил его Каледин. – Что еще? Меня интересует его последнее дело, вернее, преступление и сообщник.
   – Да чушь какую-то он нес. Говорил, ночью, может, крестины себе устрою, – припомнил арестант. – Мол, терять мне нечего… Я думал, чего это он в религию поперся? Какие, в задницу, крестины!
   – На блатном жаргоне «крестины» – это побег, – пояснил Зайцев. – Что-то ты темнишь, парень. Дурака валяешь. Все на тебя показали, что вы шептались в углу, а ты ничего не слышал? Не хочешь как человек разговаривать, будем иначе общаться. Хочешь узнать две важные новости?
   – Не очень, – с опаской покосился на него Сухарик. – Лучше жить без новостей. Я и телик не смотрю.
   – Наплевать! – жестко оборвал его майор. – С какой начать?
   – Естественно, с хорошей, – с надеждой ответил Сухарик.
   – Ты влип в плохую историю. Тебе будет очень трудно выбраться, – склонившись к самому уху арестанта, произнес Зайцев. – По твоей статье тебе хороший срок светит. А еще подготовка побега, повлекшего тяжкие последствия. Я бы на твоем месте память напряг.
   – Так это была хорошая новость? – грустно усмехнулся Калякин. – Тогда, может, не стоит о плохом? Лучше о девочках.
   – Мы будем вместе, пока не закончится расследование, – загадочно обрисовал перспективы будущего майор. – И это плохая новость. Для тебя.
   – А чего – вы мне не противны, – усмехнулся Сухарик. – Сядем в одну камеру, посидим…
   – Ну ты, шутник! Вспоминай скорее, или мы сейчас пару охранников пригласим – пусть они из тебя показания выбивают как могут! – недвусмысленно пригрозил суровый майор. – Или в другую камеру переведут, к «петухам»…
   – Э! Я не люблю курятины! – живо возразил Сухарик.
   Зайцев поднялся, как медведь. Неторопливо и многозначительно начал снимать с руки часы…
   – Давай! Вспоминай скорей! – грозно рявкнул он, всем видом показывая, что его терпение лопнуло.
   – Вы чего, мужики! – приподнялся парень.
   – Сидеть! – приказал Зайцев и, схватив арестанта за шиворот, одним движением приподнял его над стулом.
   Майор не собирался его бить, он просто играл в плохого следователя. Играл хорошо, талантливо и с азартом. Хотя, с другой стороны, с учетом особых обстоятельств ни один прокурор не стал бы поднимать шум из-за недоказуемого мордобоя, если бы это пошло на пользу делу.
   Сухарик вспомнил, где находится и зачем.
   – Стойте, стойте! А то передумаю! – крикнул паренек.
   Майор отпустил его и надел часы.
   – Я вот еще вспомнил! – пошел «в раскол» Калякин. – После первого допроса Баркас вернулся в камеру и говорит, мол, скажи жене, чтобы посетила бабушку. Она, говорит, мне дорога. Пусть позаботится о ней с умом, тогда всю жизнь в шоколаде будет. Все дословно, как в аптеке!
   Каледин бросил беглый взгляд на Зайцева – зашифрованное послание?
   – Ты это точно помнишь? – уточнил полковник, выпуская вверх дым догорающей сигареты.
   – Он меня наизусть заставил выучить. Десять раз текст переспрашивал, – подтвердил Калякин. – Я вам честно говорю! Без дураков!
   Признание сработало. Обращались с Сухариком очень корректно, и скоро допрос закончился. Арестант вернулся в камеру почти как домой. Там все знакомо, и даже неприятные соседи вели Себя предсказуемо. Психика быстро приспосабливается к любым условиям. Новое положение только вначале вызывает отторжение. Потом все меняется. Так бывает у всех попадающих в новые условия. Можно ведь жить и в дерьме, оправдываясь, что ты такой не один.
   К своему положению Сухарик начал привыкать.
   Хулиган встретил его заинтересованно-настороженным взглядом.
   – Ну, что спрашивали? – со злой ехидцей в голосе поинтересовался он.
   – Сказали, что кое у кого языки очень длинные, а серьезным пацанам на воле это может сильно не понравиться, – с напором ответил Сухарик.
   Внаглую подойдя к шконке Хулигана, он коротко бросил:
   – Подвинься. Не один тут живешь. Тот почему-то выполнил требование.
* * *
   Уже в третий раз оперативники просматривали фрагмент видеозаписи допроса гражданина Калякина, пытаясь определить в словах Баркаса тайный, зашифрованный смысл. Снова и снова с экрана монитора «SONY» Сухарик испуганно повторял:
   «…После первого допроса Баркас вернулся в камру и говорит, скажи жене, чтобы посетила бабушку. Она мне дорогб. Пусть позаботаться о ней с умом, тогда всю жизнь в шоколаде будет. Все дословно…»
   Несколько серьезных мужиков, словно младшая группа детского сада, пытались отгадать загадку.
   – На первом допросе Лодочников не знал, что его жену убили? – спросил Кузин.
   – Нет, Юрич ему специально не стал об этом говорить. Мог сломаться раньше времени, замкнуться и вообще… – пояснил Зайцев.
   – Согласен, – кивнул старший лейтенант.
   – А бабушка-то у него есть? – поинтересовался Исайкин и выдвинул самое простое предложение: – Чего голову ломать – поехали к ней и спросим: приезжал Лодочников или нет?
   – Нет у Лодочникова никакой бабушки, – вздохнул Зайцев. – И у его жены тоже нет. И дедушки. Все давно умерли. И вообще это не то. Его родственники в другом городе живут, там же и бабушки похоронены. Он бы не успел за короткое время съездить к ним и вернуться обратно, чтобы сесть в тюрьму.
   – Нет, мужики, – веско произнес Каледин, покручивая в руке авторучку. – Не в бабушке тут дело. И не в родственниках. Кстати, что у нас по синему фургону?
   – Пока не найден, – доложил Исайкин. – Лодочников арендовал гараж в каком-то гаражном кооперативе. Милиция прочесывает их все. Проверяются автосервисы, там могут «зализывать» отметины от пуль. Участковые на ушах стоят. Скоро найдем.
   – А не может речь идти о машине? – подкинул идейку Зайцев. – «Наша старушка» или «наша бабушка» – один хрен.
   – Может, ты и прав, – за отсутствием других предложений согласился Каледин. – Про машины тоже говорят «наша бабушка».
   – «Она мне дорога», – повторил сказанное Баркасом Исайкин. – Ясно, что своя машина всякому дорога, но Лодочников это особо подчеркнул. Получается, буквально он сказал, что его машина стоит дороже, чем она стоит. Значит, речь идет не о самой машине, а о ее грузе.
   – Очень похоже. Как в «Что? Где? Когда?», – согласился полковник. – Тогда с последней фразой вообще проблем нет: «Пусть позаботаться о ней с умом, тогда всю жизнь в шоколаде будет… ». Если жена позаботится о «грузе» и выгодно его пристроит – денег будет на всю жизнь, так?
   – Выходит, что так, – поддакнул майор.
   – По-моему, это наиболее убедительная и правдоподобная версия, – высказался Исайкин. – Рассчитывать, что какой-то уголовник придумает для малообразованной жены особый код, не приходится, поэтому искать надо машину и груз.
   – Да, ты прав, – подтвердил Каледин. – Вряд ли тут какой-то секретный код. Скорее примитивщина. Только есть одно серьезное но, которое все мы пропустили. Лодочников мог бы передать свою «маляву» открытым текстом, как это делают уголовники. Они ведь как пишут: « Васек, на признанку не иди. Все вали на Федьку Лоха…» или« Серый, бери все на себя, мы тебя отмажем… С судьей договорились…» Примитив и никаких секретов. Но Лодочников не сделал этого. Почему?
   – Ну, возможно, не доверял Калякину. Он же его толком не знал, – сказал Исайкин.
   – Лодочников знал, что мы все будем проверять, – догадался Зайцев.
   – Вот! – подтвердил полковник. – Значит, не все так просто. Но машину нужно искать. Синий фургон – это надежда. Если мы его не найдем, то…
   Закончить фразу помешал ровный звон прямого телефона генерала Волкова.
   – Михаил Юрьевич, зайдите ко мне, – коротко приказал он.
   – Есть, товарищ генерал, – ответил Каледин. – Расходимся, мужики. Меня на ковер, а вы носами землю рыть.
* * *
   Разговор в кабинете генерала Волкова был трудным и мучительным. Факты вещь неумолимая, и ложились они совсем не так, как колода пасьянса. Карты были сданы, но козыри находились в чужих руках.
   Выслушав подробную информацию о ходе расследования, генерал устало провел ладонью по лицу.
   – Я связывался с СВР. Коллеги говорят, что никаких намеков на осведомленность о наших проблемах у противника нет, – сказал Волков. – Однако нет никаких га'-рантий и обратного. Если транскодер и данные о наших спутниках у них, то они просто выжидают.
   – Пресса нам неплохо подыграла, – констатировал Каледин. – И все же уверенности нет…
   – Выходит, следствие в тупике и фургон – последняя надежда? – прямо спросил генерал, не желая верить, что гигантские усилия милиции, контрразведки, пограничников, внешней разведки не увенчались успехом. – Транскодер может быть в нем, а Пилата уже убрали?
   – Розыск машины лишь необходимое следственное действие, – уточнил полковник. – И строить большие надежды я бы не стал. Пилат на свободе, он очень осторожен и дерзок. Машину преступник может найти раньше нас.
   – По большому счету главное для нас – найти «секретно или установить, что они раскрыты противником, – высказался Волков. – Маньяк для нас – задача номер два.
   – И да и нет, – уклончиво ответил Каледин. – У меня появилась одна идея, на основе которой можно выстроить неплохую оперативную комбинацию.
   Генерал заметно оживился. Он знал, что в тупиковых ситуациях полковник никогда «не складывает лапки», а продолжает действовать до последнего, отрабатывая новые, порой неординарные ходы. Чего-то подобного он ждал от него и теперь.
   – У Пилата отняли добычу, по сути – деньги. Теперь он будет необычайно активен, агрессивен и опасен. С большой долей уверенности можно предположить, что у него транскодера нет – Лодочников спрятал все. Только этим можно объяснить убийство и истязание Пилатом жены подельника. Преступник ищет транскодер так же, как и мы. Его торопит неизвестный нам «заказчик»…
   Полковник вытащил сигареты.
   – Разрешите?
   – Валяй и меня угости, – подобрел генерал. От успеха работы полковника зависит и его будущее.
   Они закурили, поставив казенную стеклянную пепельницу посередине стола как пограничный столб. Каледин затянулся, выдохнул и продолжил изложение мыслей:
   – Поскольку на карту поставлена государственная безопасность, исходя из сложившейся чрезвычайной оперативной обстановки, прошу вас ходатайствовать перед директором Службы об утверждении плана особой операции с условным названием «Замена». Суть ее в следующем. Гражданин Калякин, по кличке Сухарик, сидел с Лодочниковым в одной камере, и все сокамерники показали, что они держались вместе…
   Каледин излагал свой стратегический план, а генерал слушал его, не перебивая, и безуспешно пытался понять суть операции.
   – Мы делаем так, что Калякина освобождают, а информацию о том, что он дружил с Баркасом, сбрасываем в базу МВД. Возможно, что кое-кого из сокамерников Калякина тоже придется выпустить, хотя бы временно, на случай если Пилат вздумает перепроверить факты. Он хороший хакер и обязательно попытается найти информацию о Баркасе и его контактах в оперативной базе МВД. Через нее он выйдет на Калякина – в этом мы ему поможем. Наша задача будет сводиться к постоянному наблюдению за Калякиным и задержанию Пилата в момент его выхода на непосредственный контакт с нашей подставой.
   Каледин закончил говорить и сидел напротив генерала с таким видом, будто защищал диплом и теперь ждет оценки или вопросов комиссии. От других генералов Волков отличался быстрой хваткой и хорошей логикой, поэтому мгновенно просчитал предложенный вариант и сообщил свое мнение:
   – Что ж, я не возражаю. Как отработка одной из вероятных версий, при сохранении всего объема других запланированных мероприятий. Только есть и вопросы. Калякина вы собираетесь вербовать или использовать втемную?
   – В его вербовке нет необходимости. Это будет «слепой агент». Подставка. Он ничего не будет знать и будет жить своей обычной жизнью. Мое мнение – только втемную.
   – А что будет с вашей подставкой, когда за ним начнет охотиться такой маньяк, как Пилат? – осведомился генерал. – Вы понимаете, какой это большой риск?
   – Риск, конечно, есть. Мы постараемся обеспечить безопасность Калякина, насколько сумеем, но никаких гарантий, разумеется, дать нельзя. Мы будем рядом, но не сможем подходить к нему близко.
   – Видимо, это тот случай, когда для успеха большого дела не слишком важна судьба одного человека, – то ли спрашивал, то ли констатировал Волков.
   – Риск, повторяю, есть. Директор должен об этом знать. Но если бы мы с вами спросили согласия парня, думаю, он выбрал бы не тюрьму, а свободу со всеми ее издержками. Мы ознакомились с его делом – Калякину светит срок.
   – Каким образом вы собираетесь отслеживать парня круглосуточно? – уточнил генерал. – Использовать возможности Оперативно-розыскного управления[6] ?
   – Обычное наружное наблюдение может быть неэффективным и дать обратный результат. На этот счет у меня есть другое соображение, – веско произнес Каледин и, выдержав паузу, пояснил: – Для пилотов-истребителей военно-воздушных сил армии США разработаны микрорадиомаяки. Они настолько малы, что встраиваются даже в наручные часы. При катапультировании маяк автоматически включается. Его находит спутник и передает точные координаты объекта в диспетчерскую службу. С помощью Службы внешней разведки есть шанс заполучить такой прибор целевым образом. Тем более что в Штатах это уже и не секрет. Такие вещицы со специально затрубленной разрешающей способностью вставляют в коммерческие часы и продают как ширпотреб для альпинистов, спасателей и всех желающих. Говорят, у Сергея Шойгу есть.
   – А зачем загрубляют? – осведомился генерал.
   – Чтобы ими не могли воспользоваться террористы. Точность определения координат падает с нескольких сантиметров до десятков или сотен метров. Мы подготовим мобильный контрольный пункт, оснастим его приемником сигнала и компьютером с «активной картой», которая будет отслеживать все перемещения Калякина, а его «пометим» американским маяком. По мнению специалистов, с технической стороной дела проблем не будет.
   – А использовать часы с маяком, о которых вы говорите, нельзя? – спросил Волков.
   – Считаю, что нет. Большая погрешность. И потом, часы очень дорогие – пять тысяч долларов, и заметные. Они вызовут подозрения у Пилата, поскольку мелкая сошка не может носить такие часы. Объект может их снять, потерять, продать… Часы могут просто отнять или украсть. И каким образом мы их ему преподнесем? На день рождения?
   Генерал побарабанил пальцами по столу:
   – Что-то я не пойму. Как вы собираетесь метить человека без его ведома? Это же не изотопную метку на спину поставить, – поинтересовался генерал. – Заметьте – это не я спрашиваю, это директор меня спросит.
   – Маяк будет имплантирован объекту. Предложение произвело на Волкова эффект, достойный светошумовой гранаты штурмовой группы спецназа.
   – Вы в своем уме! – рявкнул генерал. – Каким образом – в больницу подследственного положите и пришьете антенну вместо аппендицита или чего-нибудь там еще? Тем более вы, кажется, собирались использовать агента втемную!
   Бредовая идея генералу не понравилась и вызвала законное раздражение.
   – Для внедрения маяка мы разработаем соответствующую оперативную комбинацию, – пояснил Каледин.
   – Какая, к черту, может быть комбинация! Это же вам не лабораторная лягушка! Вы что – не выспались!
   – Пилат все будет перепроверять. Крупные силы «на-ружкио он может засечь и уйти на дно. Преступник очень осторожен, и, если мы его спугнем, потом найти его будет очень трудно.
   Полковник хотел сказать «невозможно», но не стал, поскольку слышать это слово в своем кабинете Волков не любил.
   – Чушь какая-то… – недовольно пробурчал генерал, устремив взгляд на книжный шкаф. – Лучше занимайтесь поиском фургона.
   Каледин поднялся и направился к выходу.
   – Я подумаю над вашим предложением, – сказал вслед Волков, и это внесло некоторую ясность. Значит, идея еще не похерена окончательно.
   За полковником одна за другой закрылись две полированные двери тамбура.
   – Ну, как сегодня шеф? – приветливо мурлыкнула секретарша Маша.
   – Что? – не сразу понял вопрос полковник. – Ах, шеф. Нормально, – улыбнулся он и вышел в коридор.
   Генерал еще раз прокрутил в голове сумасшедшее предложение полковника. Теоретически план был реален, но ФСБ – не Академия наук и не исследовательский институт, в котором уместно разводить теории, научные споры и ставить рискованные эксперименты, причем на людях. Силовое ведомство должно быть уверено в том, что делает, а тут какая-то экзотика. А во что выльется бюджет оперативного мероприятия? Тоже вопрос. Хотя в данной ситуации это не столь важно. Для поиска транскодера денег жалеть никто не будет.
   На карту поставлено очень много, и план полковника тоже шанс. Нужно доложить директору и посмотреть на его реакцию, а там видно будет. У бывшего «Первого главка» хорошие возможности за рубежом, и уж если они сумели своровать у американцев атомные секреты, то что для них достать какой-то там военный «жучок»? Конечно, сейчас и их позиции заметно ослабли – «дерьмократы» все спецслужбы задушили, как котят, чтобы самим за воровство и предательство в Лефортово не сесть, но база сохранилась.
   По прикидкам Волкова, директор ФСБ уже должен вернуться с заседания Совета безопасности под председательством президента. Генерал снял трубку прямой связи с директором и попросился на прием.
   Просьба была удовлетворена.


   Примерно через час директор ФСБ позвонил коллеге в СВР. А еще через двадцать минут в кабинет руководителя Российской внешней разведки вошел мужчина среднего роста, подтянутый, аккуратный и энергичный.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 [10] 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация