А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Магия Отшельничьего острова" (страница 45)

   – Ты надолго? – спросил я и, увидев, как ее лицо тут же сделалось жестким, пожал плечами. – Подождать, конечно, дело не хитрое, но мне надо позаботиться о моем пони. Да и вид у меня не для командирских покоев.
   – О... я вернусь скоро, задолго до обеда.
   Мне оставалось лишь кивнуть.
   – Хорошо, я охотно подожду.
   Чтобы сказать это, мне не пришлось кривить душой, потому как посидеть в одиночестве и о многом поразмыслить было бы сейчас совсем не лишним.
   – Правда?
   Она встала. Я тоже встал.
   – Насколько что-то в наше время вообще может быть правдой.
   Подавшись вперед, Кристал одарила меня дружеским поцелуем.
   – Я действительно очень рада тебя видеть. Постарайся отдохнуть.
   Оставшись наедине со своими мыслями, я умыл лицо и руки, стараясь не слишком наплескать на пол. Письменный стол Кристал был завален бумагами, но мне удалось справиться с искушением заглянуть хотя бы в одну. Потом я устало опустился на краешек длинной кушетки и вновь погрузился в раздумья. От которых меня оторвал звук открывающейся двери.
   – Вижу, ты меня ждал, – голос Кристал прозвучал отрывисто и весело, но чтобы осознать, что она вернулась, мне потребовалось сначала сбросить незаметно подобравшуюся дрему. Уже поднявшись на ноги, я не смог подавить зевок.
   – Ну как, пообедаем?
   – С удовольствием, только сначала толком проснусь. А то я сел, малость призадумался... глядь а ты уже и вернулась.
   Губы ее дернулись в усмешке, а когда она подошла поближе, я приметил в ее волосах седину.

   LXI

   – Нам туда, – Кристал кивком указала на резную дверь, по обе стороны которой стояли стражи, одетые в зеленое. На бедре Кристал висел меч, с которым она, похоже, не расставалась, даже ложась спать.
   Взоры стражей обратились ко мне, но у меня хватило ума оставить посох в покоях Кристал. А вот пустые ножны от ножа я решил с пояса не снимать. В некоторых княжествах этикет предписывает всегда иметь нож при себе. Правда, о том, как с этим обстоит дело в Кифриене, у меня не имелось ни малейшего представления. Что же до посоха и торбы, то трудно было бы найти более надежное место для их хранения, чем личные покои субкомандующего.
   – Это не торжественный прием, а обед в узком кругу, – предупредила Кристал. – Самодержец желает послушать о твоих приключениях.
   С этими словами она провела меня в столовую, которая и впрямь не являлась пиршественным залом. Великолепный, сработанный в имперском стиле и накрытый зеленой полотняной скатертью стол был сервирован серебром и посудой из тончайшего фарфора, но по размеру комната ненамного превосходила столовую в доме моих родителей или на дорожном посту, где два дня назад мне случилось угоститься бараниной с огненной подливой.
   Добрая дюжина настенных ламп заливала помещение необычно ярким светом. Надо полагать, самодержцу не приходилось экономить на ламповом масле.
   Ступив на порог, мы остановились, не доходя до группы из шести человек, беседовавших возле утопленного в нише окна, за которым светились огни вечернего города.
   – Кристал! – обратилась к моей спутнице одетая в зеленый шелковый комбинезон женщина с тронутыми сединой черными волосами.
   – Твоя честь, – отозвалась Кристал, склоняя голову.
   – Надеюсь, ты представишь нам своего друга?
   – Это Леррис, – промолвила Кристал и тут же назвала мне всех присутствующих: – Ее честь самодержец, командующий стражами Феррел, министр общественных работ Зибер, Лисса, сестра ее чести, министр финансов Муррис и отец Дорна.
   – Твоя честь, – пробормотал я, кланяясь самодержцу. – Весьма польщен возможностью быть представленным столь почтенным особам.
   – Кристал говорила, что ты молод, – с улыбкой заметила молодая женщина, очень похожая на самодержца, хотя серебро седины еще не коснулось ее смоляных волос, – но по ее описанию я бы тебя не узнала.
   Худощавый седовласый министр общественных работ лишь кивнул, как и министр финансов – плотная, коротко стриженая женщина в богато расшитой зеленой тунике.
   – Мир тебе, – коротко приветствовал меня отец Дорна, вероучитель почитающих Единого Бога. Он был одет во все черное, и его аура не излучала ни хаоса, ни гармонии.
   Кристал и сюда явилась в простой воинской одежде. Украшений она не носила, двигалась с хищной грацией и выглядела истинным, постоянно держащимся начеку стражем.
   Непритязательнее ее был одет только я.
   – Прошу садиться, – самодержец выдвинула стул во главе стола и указала мне место справа от себя.
   Кристал села напротив меня, отец Дорна расположился справа, Лисса, единственная женщина в платье, а не в брюках – в нижнем конце стола.
   Я попытался было помочь самодержцу сесть, но она не дала мне оказать ей услугу, усевшись прежде, чем моя рука коснулась спинки ее стула.
   – Никаких церемоний, Леррис. Меня зовут Каси.
   Не зная, что ответить, я ограничился кивком.
   На стоявшую передо мной тарелку положили зеленый салат.
   – Кристал говорила, будто бы тебе что-то известно о причинах яростных, но совершенно бессмысленных галлосских атак.
   – Кое-что – известно, а кое о чем имеются догадки.
   Поскольку самодержец задала этот вопрос прежде, чем кто-либо угостился зеленью, я понял, что главным блюдом этого обеда в узком кругу должны стать сведения, а в качестве шеф-повара выступлю именно я.
   Лицо Кристал оставалось вежливо бесстрастным, однако, покосившись в ее сторону, я вроде бы приметил промелькнувшие в глазах огоньки.
   – Имя «Антонин» кому-нибудь о чем-нибудь говорит?
   – Дьявол... – приглушенно пробормотал священник.
   – По слухам, так зовут Белого мага, живущего где-то в Закатных Отрогах, – ответила самодержец.
   – Да, он и вправду Белый маг. И этот Белый маг сговорился с префектом. Или, во всяком случае, проводит в Фенарде так много времени, что их двоих вполне можно счесть союзниками.
   – Но что он привносит в этот союза – поинтересовалась Феррел, командующая стражами, одетая просто и аккуратно. Как и Кристал, она была вооружена.
   – Хаос.
   – Но в какой форме? И что он получает взамен?
   Я перевел дух.
   – У меня нет на все готовых ответов, но... – я сбился, но продолжил прежде, чем командующий успела задать мне еще один вопрос. – Он устроил в фенардских казармах фонтан хаоса. Этот фонтан воздействовал на умы, лишая солдат возможности мыслить, поскольку по самой своей природе мышление – действие гармоническое. Фонтан делал бойцов бездумными исполнителями приказов, причем – приказов, имеющих хаотическую основу. Я хочу сказать, что они готовы слепо бросаться в бой и убивать без пощады.
   – Но как тебе удалось это выяснить?
   Заставив себя сделать глоток из хрустального бокала, я ответил:
   – В Фенраде мне довелось работать столяром и... Хм, все не так-то просто. Не знаю, рассказывала ли об этом Кристал, но я покинул Отшельничий, чтобы пройти гармонизацию. Моя задача состояла в том, чтобы добраться до Закатных Отрогов и за это время определиться со своим будущим – стану я служить хаосу, либо же гармонии. По дороге у меня возникли... некоторые затруднения.
   Никто из присутствовавших никак не высказался, и я продолжил:
   – Чтобы обдумать свое будущее и заработать денег, мне пришлось задержаться в Фенарде, где я и занялся работой по дереву. Одновременно изучая и кое-что еще. Тем временем в Фенарде возрастал хаос. На первых порах это было не так уж заметно, но с каждым днем становилось все ощутимее. Антонин зачастил к префекту – его карета появлялась у дворца все чаще и чаще. И одновременно с этим все новые и новые отряды всадников отправлялись в набеги на Кифриен. За короткий срок ежесезонные сборы увеличили вдвое...
   Умолкнув, я отпил глоток из бокала и подцепил на вилку зелень. Остальные ели, значит, можно было и мне.
   – А ты можешь описать форму хаоса, используемую этим... Антонином? – спросила Феррел.
   – Описать трудно, но мною это воспринимается как болезненно-белое свечение с безобразной красной сердцевиной. От соприкосновения с которым меня пробирает холодом.
   – Ты можешь ощущать его присутствием – поинтересовался священник.
   – Он очень силен, и его аура ощутима для любого мастера гармонии.
   Служанка принялась убирать тарелки. Моя была почти полной, и я поспешил подхватить на вилку еще чуток салата.
   – А почему ты считаешь эту магию более опасной, чем любое другое оружие? – продолжала дознаваться Феррел.
   – Да потому, – буркнул я, досадуя на ее непонятливость, – что она уничтожает тебя изнутри.
   – Молодой человек... – Голос командующей зазвучал сурово.
   – Феррел! – ледяным тоном одернула ее самодержец и перевела взгляд на меня. – Мне кажется, я поняла, что ты имел в виду, но все же будь добр растолковать свое последнее высказывание.
   – Хорошо, я попробую. Но прошу прощения, если не смогу выразить мысли четко. Понимаете, для меня все это еще внове, тем паче что лишь немногим мастерам вне Отшельничьего позволяется изучать такие вещи.
   – Позволяется?
   Вопрос министра финансов я оставил без ответа, рассудив, что значение имеет лишь то, о чем спрашивает самодержец.
   – Сила хаоса во многом так велика благодаря возможности концентрировать энергию разрушения. А вот сфокусировать таким образом гармонию невозможно. Но покуда гармоническая защита пассивна, хаос не может ее преодолеть. Абсолютная гармония препятствует хаосу, но лишь путем недопущения его туда, где уже присутствует порядок.
   То, что делает Антонин, усиливает потенциал хаоса в обеих сопредельных странах. Посылая галлосских солдат на смерть, он разжигает в галлосцах гнев – и против префекта, и против Кифриена. Одновременно галлосские набеги повергают в ярость жителей Кифриена. Гнев делает людей более уязвимыми для хаоса, ибо жажда мщения подталкивает их на чуждый гармонии путь разрушения и убийства. Надо думать, я далеко не до конца понял замысел Антонина, но одно очевидно – по мере нарастания хаоса возрастают его сила и власть.
   Мой желудок перекрутило – я начал понимать, какую роль и сам невольно сыграл в дьявольской игре Антонина.
   – Понятно, – холодно вымолвила самодержец. – Но если ты прав, победа для нас невозможна. Защищаясь, мы усилим хаос, а отказавшись от сопротивления – погибнем.
   Мне это высказывание не понравилось.
   – А почему могущественный Отшельничий не выступит против этого Белого чародея? – резко спросила Лисса.
   – Можешь сказать? – Кристал вперила в меня взгляд. Ответным взглядом я поблагодарил ее за этот прямой вопрос.
   – Точный ответ мне неизвестен, однако я знаю, что Отшельничий редко вмешивается в дела других государств. Кроме, может быть, прибрежных княжеств, ведущих с ним торговлю.
   Недоговоренность скрутила узлом мой желудок, но тут, к счастью, я получил отсрочку. Подали главное блюдо – изрядно сдобренного специями барашка на вертеле.
   – Но насчет того Белого мага... Он не ставит своей целью завоевание Кифриена Галлосом?
   – Его истинная цель – укрепление власти. Своей – и следующих за ним Белых магов. И мне кажется, ради власти он готов уничтожить обе ваши страны.
   – Все это теория, философские рассуждения, – вмешался министр общественных работ. – А вот не будешь ли любезен рассказать нам, что ты, лично ты, сделал, дабы отвратить эту опасностью. Если, конечно, ты что-то делал, а не ограничивался наблюдениями.
   Вместо того чтобы ответить, я прожевал и проглотил кусочек баранины. В конце концов, у меня имеется право хотя бы подкрепиться! Единственное затруднение заключалось в том, что, пока я жевал, никто не проронил ни слова. За столом висело тяжелое свинцовое молчание. В результате мне стало неловко. Едва проглотив мясо, я снова от – крыл рот.
   – Я сделал то, что мог. Разрушил фонтан хаоса и некоторыми своими действиями породил цепь событий, приведшую к гибели нескольких префектовых слуг, пораженных хаосом. Включая субпрефекта.
   – Так ты намерен положить хаосу конец? – прозвучал высокий голос священника.
   Я вздохнул. Кроме Кристал, все эти люди были мне незнакомы, и разговор с ними становился все более опасным. Хаоса в них не чувствовалось, однако непонимание легко могло пробудить в них желание от меня избавиться.
   – Похоже, ты очень устал, молодой Мастер гармонии, – произнесла самодержец. – Может быть, по этой причине твой рассказ... не совсем внятен.
   Пожав плечами, я обернулся к ней. В конце концов, именно она принимает здесь окончательные решения.
   – Ты должна понять, что я не из Кифрина и не из Галлоса. Галлосский ремесленник принял меня в свой дом. Хаос угрожал его семье, и я прибегнул к магии гармонии, чтобы укрепить его здоровье и улучшить его дела. Кроме того, мне – такому, как я есть, – было бы трудно удержаться от укрепления внутреннего порядка в изделиях, которые я мастерил. Вот ты... – я обернулся к Кристал. – Не вспомнишь ли, что случается при столкновении Черного посоха с концентрированным хаосом?
   Чуток помедлив, она сказала:
   – Разве посох не выжигает источник хаоса?
   Я кивнул и, оглядев сидевших за столом, продолжил:
   – Моя первая ошибка заключалась в том, что я изготовил для субпрефекта стулья из черного дуба. А вторая промашка – в том, что я попытался сделать их без изъяна и напитал гармонией.
   Все выглядели озадаченно.
   – Как вы думаете, что произошло, когда помеченные хаосом советники префекта уселись на эти стулья?
   – Ха!
   – Ооох!
   Я кивнул.
   – Само собой, после случившегося мне пришлось покинуть Галлос. Но нельзя же было просто так бросить приютившего меня человека. А эти стулья рано или поздно навели бы недругов на его мастерскую. В поисках выхода – сам не знаю, какого – я пробрался во дворец. Никакого прока из этого не вышло, но мне все же удалось превратить тот проклятый источник хаоса в обычный фонтан. Ну а потом я убрался из Фенарда и приехал в Кифриен.
   – А какое отношение ты имеешь к смерти Белого чародея? – этот вопрос задала Феррел, выглядевшая так, будто ее что-то позабавило.
   – Это вышло случайно, – прежде чем начать рассказывать еще и эту историю, я попытался проглотить хотя бы ломтик баранины.
   – Случайно?
   – Ну... – промямлил я с полунабитым ртом, жуя жгучее, проперченное мясо. – Моей единственной целью было освобождение двух кифриенских пленников, но тот Белый маг непрестанно обстреливал меня огнем, а потом... его пламя столкнулось с моим посохом слишком близко от него.
   – А как ты оказался так близко?
   Я готов был поклясться, что Феррел спросила об этом с улыбкой.
   – Я скакал в том направлении...
   – Ага, Мастер гармонии, значит у тебя есть боевой конь?
   – Какой там «боевой». Просто пони.
   Кто-то хихикнул.
   Феррел одарила Лиссу таким взглядом, что та побледнела. Что немало меня удивило. Потом она повернулась к самодержцу и добавила:
   – Сколь бы невероятно это ни звучало, он, похоже, сказал правду. Но не всю. Нашего юного друга никто не видел, но... это твой?
   Она протянула мне поясной нож.
   Я кивнул.
   – Маг-невидимка, который одолел Белого чародея, разрезал узы моего лейтенанта и оставил ей свой нож, чтобы она могла освободить другого пленника. Его она, само собой, не видела, но слышала, как Белый маг кричал про незримого чародея. Да и огненные стрелы на ее глазах не могли пробить какой-то воздушный кокон, пока одна из них, отразившись невесть от чего, не сразила самого этого колдуна. И тогда только на мгновение перед ее глазами появился наш юный друг. Или, во всяком случае, кто-то похожий на него.
   Я вложил возвращенный нож в пустые ножны.
   – Об этом ты мне ничего не рассказывал, – сухо заметила Кристал.
   Щеки мои, похоже, порозовели.
   – Так ведь мне вовсе не хотелось сталкиваться с тем Белым магом. Просто так вышло.
   – Что ты собираешься делать дальше?
   – Не знаю... – начал было я, но тут же, поняв что меня свалит приступ тошноты, поправился. – Похоже, выбора у меня нет. Мне нужно найти Антонина.
   – Великого Белого мага?
   – Его самого.
   Феррел посмотрела на самодержца, а та – на Кристал. После чего они позволили мне закончить обед. В том смысле, что перестали закидывать вопросами меня и заговорили между собой.
   – Он что, всегда был таким скромным? – с улыбкой обратилась к Кристал Феррел.
   – Раньше был поспокойнее.
   – Я так и не поняла насчет Отшельничьего, – резко произнесла министр финансов.
   – Может быть, вместо Мастера гармонии на твой вопрос сможет ответить субкомандующий? – промолвила самодержец. – Кристал, наш юный друг устал. Не разъяснишь ли ты, что тут к чему.
   – Попробую, – ответила Кристал с мимолетной кривой усмешкой. – Отшельничьим управляет Братство, союз Черных Мастеров гармонии. Они никогда не пытаются подавить хаос где-либо за пределами острова, пока не ощутят серьезную угрозу для самого Отшельничьего. Но любой островитянин, которого они считают способным стать источником хаоса, должен либо отправиться в изгнание, либо пройти испытание, дабы доказать свою приверженность абсолютной гармонии.
   – Любой? Но уж наверняка не отпрыски могущественных... – начала было Муррис.
   Мы с Кристал переглянулись, и это не укрылось от Каси. Но та не только промолчала сама, но и знаком велела умолкнуть министру финансов.
   – Именно любой, – промолвила Кристал после недолгого колебания. – Братство последовательно во всем. Мне известен случай, когда сын одного из высших Мастеров был отправлен на гармонизацию в гораздо более юном возрасте, чем кто-либо иной. Возможно, именно в подтверждение того, что перед законом равны все.
   Посмотрев на меня с дальнего конца стола, Лисса незаметно кивнула.
   Похоже, прежде, чем я отсюда уберусь, весь Кифриен прознает всю мою подноготную. И ничего уже с этим не поделать.
   После баранины подали маленькие чашки с пряным горячим сидром и орехи в меду. По правде сказать, мне стоило немалых усилий не начать слизывать мед прямо с тарелок. Я истосковался по сладкому.
   – ...Побудешь у нас?
   Начало заданного Зибером вопроса я прослушал, но суть была ясна.
   – Нет.
   – А каковы твои планы?
   Я пожал плечами:
   – Буду делать то, что необходимо.
   – Это довольно амбициозно. И неопределенно.
   – Не без этого, – устало согласился я, начиная ощущать подспудную испорченность этого человека.
   Лицо Кристал оставалось бесстрастным, но мне показалось, что она скрывает улыбку.
   – Думаю, завтра нам всем рано вставать, – заявила самодержец, поднимаясь на ноги. – Кристал, спасибо, что предоставила нам возможность познакомиться с мастером гармонии. И тебе, Леррис, спасибо – за прямоту и готовность нас просветить.
   Самодержец кивнула командующему, и Феррел, в свою очередь, сказала:
   – А мне хотелось бы поблагодарить тебя за помощь нашим пленным и «случайное» столкновение с Белым чародеем. Эта счастливая для нас случайность спасла жизни двум десяткам бойцов. Я рада возможности вернуть тебе нож и не стану разочаровывать своих людей, убеждая их в «случайности» твоего успеха.
   – Весьма благодарен.
   Феррел кивнула и вместе с самодержцем вышла наружу. Мы последовали за ними, но в широком коридоре самодержец и командующий повернули направо, а мы с Кристал – налево. В тишине коридоров наши шаги отдавались негромким эхом.
   Едва мы приблизились к покоям Кристал, как верный Херрельд распахнул дверь.
   – Ты свободен, Херрельд, – сказала она.
   Воин покосился на меня и снова уставился на нее.
   – Если мне что-то понадобится, я позвоню в гонг, – промолвила Кристал с любезной, но официальной улыбкой. – Доброй ночи.
   – Доброй ночи, командир.
   Дверь со стуком закрылась, и Кристал легким привычным движением задвинула крепкий засов.
   – Похоже, тот малый не обрадовался тому, что я заявился в твои покои.
   Не ответив, Кристал отстегнула меч и, тяжело ступая, направилась в спальню.
   Вернувшись босиком, но все в той же одежде, она предложила мне выйти на балкон. Ночной ветерок приятно освежал лицо. Озирая город, я не мог не обратить внимание на то, что на дворе казарм горело, пожалуй, больше ламп, чем во всем остальном Кифрине, хотя сама крепость была освещена довольно тускло.
   – Я смотрю, у вас тут рано ложатся спать.
   – С середины лета цены на свечи и ламповое масло выросли вдвое.
   – Это из-за войны?
   Кристал фыркнула.
   – Ясное дело. Масло привозят в основном из Спидлара или Кертиса, но префект закрыл для всех желающих торговать с нами проезд через Галлос и сговорился с виконтом Кертиса. Торговцы, конечно, все равно едут, но и запрашивают втридорога.
   – А как у вас с провизией?
   – Голод нам пока не грозит – козы, сыр и оливки у нас свои. И бобы. Можно сказать, что мы сидим на бобах.
   – Ты выглядишь усталой.
   – Так ведь я и вправду устала, Леррис. Мы все вымотались. И я, и Феррел, и Лисса, и особенно – Каси. За прошлый год она постарела лет на десять. Иметь дело с Муррис само по себе не радость, но она нужна нам не меньше, чем Наилучшие.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 [45] 46 47 48 49 50 51

Навигация по сайту


Читательские рекомендации

Информация