А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Магия Отшельничьего острова" (страница 43)

   LIX

   В каком-то смысле ехать следом за чародейской каретой было легче, чем сознавать, что Антонин находится у меня за спиной. Правда, я до сих пор сомневался в том, что ему вообще известно о моем существовании. Посещали меня и другие, довольно беспокойные мысли: а что если Антонину попросту наплевать на все, что я натворил? Или, хуже того, я, сам того не сознавая, сыграл ему на руку?
   Обо всем этом стоило поразмыслить. До сих пор Антонин лишь мельком видел мое лицо в переполненном питейном зале трактира и никогда не слышал моего имени. Вполне могло статься, что никто так и не связал все случившееся в Фенарде с действиями какого-то недоучки-столяра. Несомненным для него являлось лишь одно – в Галлосе, а теперь и в Кифриене кто-то упорно укреплял гармоническое начало. Кто-то настолько сильный, что смог совладать с Белым магом.
   Правда, как мне это удалось, я так и не понял. Непонятным оставалось и другое – почему Антонин не пустился в погоню за убийцей своего сотоварища?
   Спустя некоторое время я оказался в Малых Отрогах, среди скалистых возвышенностей, а около полудня спустился в тесную сухую лощину. Пони двигался легко и быстро, едва касаясь земли. Даже странно – местность вокруг была дикая, а земля под ногами – на удивление ровная. В лощине, между густыми зарослями можжевельника и огромным белесым валуном, я остановил Гэрлока, решив сделать привал.
   Пони заржал.
   Я пригляделся к валуну, на первый взгляд ничем не отличавшемуся от многих других торчавших по краям лощины камней, и по коже моей пробежали мурашки. Взгляд в другую сторону, на зеленеющие можжевеловые кусты привел к тому же результату. Что-то здесь было не так.
   Закрыв глаза, я сосредоточился.
   Оказалось, что в действительности ничего этого не было. Ни можжевельника, ни валуна – и то и другое представляло собой лишь иллюзию, которая скрывала дорогу – прямую, как стрела, вымощенную белым. Она проходила по ущельям, связывая Рассветные и Закатные Отроги.
   Сколько же этих проклятых трактов проложили древние Мастера хаоса? Видимо, таким образом они связывали воедино и скрепляли свою империю зла. Но неужели иллюзия могла сохраниться со столь давних времен?
   Пораскинув мозгами, я решил, что последнее совершенно не обязательно. Дорога и впрямь пережила века, но она была настоящей, а вовсе не иллюзорной. Что же до морока, то его вполне мог навести проехавший по дороге Антонин. Этот малый, похоже, поспевал повсюду.
   Я принялся искать следы кареты, но ничего подобного не обнаружил. Скорее всего, Мастер хаоса сумел их уничтожить. Стирая следы и создавая иллюзию, он явно стремился не допустить, чтобы кто-то обнаружил его тайную дорогу.
   Я улыбнулся и щелкнул поводьями.
   – Поехали.
   Сам тракт, пусть его и использовали злые силы, никакого зла в себе не таил, а ехать по нему было легко и удобно.
   Ночь мы провели в Малых Отрогах, в ущелье по соседству с малой речушкой.
   После заката грозно, словно колеса кареты Антонина, загрохотал гром. За завесой северных облаков вспыхивали молнии, выхватывая из мрака контуры дальних гор.
   Впрочем, несмотря на грозу, ночь стояла теплая, так что поднявшийся ветерок был только кстати. Я сбросил плащ, стянул сапоги и, расстелив свой спальный мешок, улегся поверх него в штанах и рубахе.
   Гром так и не заставил тучи пролиться дождем, а со временем небо расчистилось, и над головой, как крохотные лампы, зажглись звезды. Такой ясной ночи мне не случалось видеть со дня высадки во Фритауне.
   Разбудил меня – так мне, во всяком случае, показалось – настоящий прилив света. Красный шар солнца как будто не поднялся над горизонтом, а просто вспыхнул на небосводе.
   Не имея причин медлить, я двинулся вперед и вниз, под уклон. Теперь каждый шаг Гэрлока поднимал с сухой дороги красноватую пыль. По мере приближения к Кифриену местность приобретала все более обжитой характер. Дикие заросли на склонах уступили место садам и виноградникам. Деревья росли двух видов – сучковатые оливки с маленькими бледно-зелеными листочками и какие-то незнакомые мне фруктовые, на раскидистых ветвях которых висели зеленоватые плоды, а темные листья выглядели бы, наверное, глянцевыми, не будь они покрыты осенней пылью.
   В отличие от северных княжеств, дома в Кифриене были в основном белыми, но этот цвет не имел ничего общего с магической белизной хаоса и объяснялся нанесенной поверх камня или дерева штукатуркой.
   На следующем перекрестке моему взору предстало с полдюжины домов, включая маленькое строение с большим козырьком над крыльцом.
   Приметив перед ним загорелого мальчугана – ростом примерно мне по пояс, с лохматыми черными волосами, я остановился и спросил:
   – Не скажешь, где я могу напоить свою лошадку?
   – Вода есть, только отведи своего пони за дом, вон туда, – он указал рукой за левый угол, крикнул: «Баррабра! К нам путник!» и убежал.
   Я двинулся к углу дома, но неожиданно замер. Там затаились люди – несколько солдат с обнаженными мечами. В них клокотал страх, однако они не желали сознаваться в этом даже самим себе. Ни вступать в схватку, ни убегать мне не хотелось. Несколько мгновений я стоял с поводьями в руках, гадая, что же предпринять, а потом потянулся назад и взял посох. Другого оружия у меня не было, даже мой нож так и остался у освобожденной кифриенской пленницы.
   – Эй, за углом! – голос мой прозвучал громко и уверенно. – Неужто вы не понимаете, что, будь у меня желание причинить вам зло, я просто изжарил бы вас на месте?
   Двое бросили мечи и пустились наутек. Один покачал головой. Самый здоровенный продолжал размахивать мечом, однако так неуклюже, что становилось ясно – он отнюдь не Мастер клинка.
   Короткий взмах посохом, и меч, со звоном ударившись о стену, упал в грязь.
   – Оставь его там, – устало промолвил я. – Мне только и надо было, что напоить лошадь.
   – Но ты... ты чародей... – пробормотал мускулистый темноволосый малый в линялых белых штанах и сандалиях.
   – Кто тут говорит о чародеях? И кто поднял такой шум?
   Обезоруженный мною здоровяк уставился на человека, появившегося у меня за спиной.
   Я обернулся.
   Подошедший был в сапогах и бледно-зеленом мундире – такие я видел на пленниках префекта. И меч он выхватил ловко, не то что давешний неумеха.
   – Кто ты такой? – строго спросил меня солдат.
   – Столяр-краснодеревщик, имевший несчастье попасть в немилость к префекту Галлоса.
   – Не больно-то верится.
   К сожалению, он был прав – я бы на его месте тоже не поверил.
   – Ладно, не буду темнить. Я с Отшельничьего, и вышло так, что мне пришлось несколько поубавить в Фенарде хаос и приумножить гармонию. А это, похоже, восстановило против меня всех Белых магов.
   – Звучит ненамного лучше, – промолвил воин. Однако нападать не решился, видимо, дожидался подмоги. А вот я ничего дожидаться не стал: сплел щит, пропал из виду и, будучи невидимым, выбил его меч. После чего появился снова.
   Ошеломленный солдат замер с разинутым ртом, и прежде чем успел его закрыть, я вернул ему оружие. По правде сказать, эти игры уже успели мне надоесть.
   – Чего ты хочешь? – спросил он, слегка побледнев. Но меч вложил в ножны.
   – Найти кое-кого, с кем был знаком, – ответил я, поднимая посох, на который воин, похоже, до сих пор не обращал внимания. А теперь обратил и побледнел еще пуще – стал белее стены.
   – Ты ищешь черноволосую женщину, владеющую мечом лучше любого мужчины?
   Я никогда не думал о Кристал подобным образом.
   – Ищу двух, но одна и вправду черноволосая, отлично владеет любым клинковым оружием. Черноглазая, с белой кожей... Проклятье!
   Я резко обернулся ко второму мужчине, который бочком подбирался к своему мечу, лежавшему почти у меня под ногами.
   – Стой на месте и не трогай оружие.
   Оружие он трогать не стал, но и на месте стоять – тоже. Он пустился наутек.
   – Мне что, опять сделаться невидимым? – просил я молодого солдата.
   Он покачал головой:
   – Нет. Нет, господин. Но если ты с Отшельничьего, я обязан доставить тебя к субкомандующему. Таков приказ. Она распорядилась...
   – Она? Субкомандующий?
   – Она ведает обучением солдат боевым искусствам, но у нее есть и множество других обязанностей. Может быть, для такого мага, как ты, это и неудивительно, но о ней ходят легенды...
   Меня это и впрямь не удивляло – достаточно было вспомнить, как ловко разрезала она яблоко. Или о том, что к концу обучения не уступала в поединках даже Гильберто.
   – Этот путник поедет с нами в Кифриен, – заявил воин вооруженным людям, снова начавшим собираться вокруг. – Раз он вышел к нашему посту, мы, во исполнение приказа, должны доставить его к субкомандующему. Я, Шерван, буду сопровождать его лично. Вместе с Пендрилом.
   Остальные разомкнули круг.
   – Ты напоишь коня, Баррабра даст тебе что-нибудь перекусить, и мы отправимся в путь, – сказал Шерван, обращаясь уже ко мне.
   – С этим не будет сложностей?
   Он покачал головой:
   – Никаких. И прошу прощения за то, как мы тебя встретили. Прошло слишком много времени...
   – Много времени?
   – Прежде у нас охотно принимали выходцев с Отшельничьего, но теперь мы видим их очень редко.
   Я кивнул, понимая, что и в этом замешан Антонин.
   Гэрлок громко фыркнул, напоминая об обещанной ему водице.
   – Что угодно? – послышался с крыльца женский голос. Обладательница его стояла в тени навеса, и я мог разглядеть лишь довольно пышную фигуру.
   – Это Баррабра, – пояснил Шерван.
   – Мне надо напоить мою лошадь.
   – Эго лошадь? – рассмеялась женщина.
   Я тоже улыбнулся:
   – Видимо, все-таки лошадь, раз сумела перенести меня и через Рассветные, и через Малые Отроги.
   Шерван одарил Баррабру многозначительным взглядом, а когда я повел Гэрлока под уздцы в обход дома к корыту с водой, последовал за мной.
   – ...А галлосцы не прекращают вторгаться, – говорил между тем Шерван. – Мы никогда не вступаем в схватку, если не имеем преимущества, и, как правило, они теряют троих своих бойцов за каждого нашего. Гористый рельеф помогает нам держать оборону...
   Я перевел взгляд с припавшего к лохани Гэрлока на сгущавшиеся над Малыми Отрогами темные тучи. Они казались мне неестественными, однако мои познания в магии были слишком ограничены, чтобы судить об этом с уверенностью.
   – Эти тучи...
   – ...А кроме нее – только та метательница ножей...
   – Какая метательница?
   – Но ты, кажется, спрашивал про тучи.
   – Про тучи потом. Расскажи про метательницу.
   – Такого умения метать ножи я отродясь не видывал. Да и насчет туч... Раньше у нас таких туч не бывало, со...
   – Меня интересует метательница!
   – ...Как говорят, со времен великих Белых магов. А метательница – лучше нее просто быть не может. Трусливые галлосцы – до того, как они все превратились в бешеных псов, – лишь завидя черного коня, бежали сломя голову, зная, что от ножей и меча этой парочки не спасешься. Других таких бойцов не сыскать.
   Меня так и подмывало задушить добродушного Шервана, однако это намерение осталось неосуществленным. Гэрлок тем временем закончил пить, и я выудил для него из седельной сумы последнюю оставшуюся от Бреттелевых припасов фуражную лепешку.
   – Ух ты! Как это у тебя получается?
   – Что?
   – Корм для лошадки. Ты берешь его прямо из воздуха. В жизни не видел ничего подобного. Бьюсь об заклад – даже Великому Белому Магу такое не под силу.
   Я вздохнул, потому как позабыл о том, что сумы прикрыты щитом. Не хватало еще, чтобы этот словоохотливый малый раззвонил всюду о моей способности творить еду из ничего.
   – Не из воздуха – из мешка. Просто он припрятан.
   – Ну конечно, припрятан! Впрочем, как будет угодно почтенному магу.
   – Когда мы отправимся в Кифриен? – чуть ли не в отчаянии спросил я.
   – Пендрилу нужно привести своего коня, а тебе – подкрепиться перед дорогой. Поставь своего пони в тенечек и пойдем поедим.
   Я сделал глубокий вздох.
   – Ладно. Пойдем поедим, но за обедом ты побольше расскажешь мне про метательницу ножей.
   – Эй, Шерван! – послышался голос Баррабры. – Хватит молоть языком! Дай бедному магу перекусить. Нам всем, между прочим, тоже хотелось бы с ним потолковать.
   На ведущих к каменной арке в задней стене здания ступенях появилась женщина. Как я и предполагал, она оказалась пышнотелой, а ее длинные и светлые, в отличие от коротких черных волос Шервана, кудри были заколоты за ушами зелеными гребнями.
   – Ну конечно, Баррабра тут всем заправляет, и ей охота все знать, – продолжал тарахтеть молодой воин.
   – Шерван, умолкнешь ты наконец?!..
   Молодой человек улыбнулся и пожал плечами.
   Он завел меня в просторную, прохладную конюшню, в которой занятым оказалось лишь одно стойло.
   – Можешь поставить своего пони куда угодно, – сказал Шерван, – но имей в виду: Паббло далеко не всегда дружелюбен к другим лошадкам.
   Приняв предупреждение к сведению, я разместил Гэрлока подальше от драчливого Паббло, причем ни расседлывать его, ни закрывать стойло не стал. На тот случай, если мне придется спешно уносить ноги.
   – Ну наконец-то, – сказала Баррабра, когда Шерван сопроводил меня в длинное полутемное помещение, где стоял огромный стол, а по обе стороны от него – две массивные лавки без спинок. Сервировку составляли пустые миски с ложками.
   За столом сидела разномастная компания: паренек, совсем юная девушка со светлыми, как у Баррабры, волосами, двое очень молодых солдат и пожилая женщина.
   Обернувшись на звук моих шагов, она окинула меня сомневающимся взглядом.
   – Не больно-то этот парнишка похож на мага.
   – Бабушка!
   – Не похож!
   – Я своими глазами видел, как он достал лепешку для своего пони прямо из воздуха! – пылко воскликнул Шерван.
   – Эту козявку с копытами ты называешь лошадью.
   – Этот пони ужас какой смышленый, – подал голос мальчуган, встретивший меня первым. – Вот бы мне такого...
   – Пора начинать трапезу. Давно пора. Садись... нет, не туда. Подай магу стул.
   Шерван с поклоном предложил мне место во главе стола. Наверное, я должен был отказаться, ведь место по праву принадлежало командиру, однако от растерянности плюхнулся на указанный стул.
   Место справа от меня пустовало. Слева сидела светловолосая девушка.
   В комнате воцарилось молчание. Я мысленно поблагодарил магистру Трегонну, вдолбившую-таки в мою башку, что жители Кифриена веруют в Единого Бога. Все взгляды обратились ко мне, и я нараспев произнес:
   – Во все времена мир был полон хаоса, но задача людей, взыскующих блага – обратить хаос в гармонию. Да исполнимся мы волей содеять это. Да обретем силу творить добро и противостоять злу.
   Я склонил голову, позабыв, какими словами заканчивается эта краткая застольная молитва.
   – И да поможет нам Бог! – произнес за меня Шерван.
   – И да поможет нам Бог! – повторили остальные.
   – Надо же, а говорит, как взаправдашний маг, – громко промолвила пожилая женщина.
   – Хорошо сказано, – подхватил один из солдат, – не совсем обычно, но хорошо.
   Аромат пряностей наполнил столовую еще раньше, чем в дверях появилась Баррабра с подносом, на котором красовалась здоровенная кастрюля. Поставив кастрюлю перед бабушкой, толстушка удалилась на кухню.
   – Подай к баранине подливу. Ты не забыла?
   Баррабра принесла подливу, два огромных свежеиспеченных каравая, а вслед за ними – кувшин и поднос со щербатыми кружками. После этого она уселась за стол лицом к лицу со мной. От нее сильно пахло чесноком, но почему-то это не было неприятно.
   – Слушай, маг, а у тебя есть женщина?
   Я смутился.
   – Не то чтобы... и вообще...
   – Так есть или нет?
   – Эй, подай подливу!
   – Возьми ломоть и передай каравай магу!
   – Меня зовут Леррис и... – мне хотелось сказать «и я не маг», но эти слова застряли у меня в горле.
   – Он сказал, что его зовут Леррисом, – сообщила Баррабра.
   – Ну так ведь лучше звать его по имени, чем называть магом. Он слишком молод, чтобы зваться магом, пусть даже он самый разволшебный волшебник, какой может быть, – заявила бабушка.
   – Хочу подливы!
   Я растерянно посмотрел на Шервана, но тот лишь ухмыльнулся и погрузил ложку в миску. В другой руке он держал здоровенный ломоть хлеба.
   – Так насчет твоей женщины, Леррис. Небось, она у тебя молоденькая? Ручаюсь, сама худющая, как соломинка, а язык у нее навроде помела. И готова уморить себя голодом, только бы не раздаться в боках, – все северянки таковы.
   – Угощайся. И тиклы отведай, – промолвила девица, наверное, представлявшая собой копию Баррабры в юности.
   Мой взгляд переметнулся с одной на другую, но тут мне под нос поставили поднос с хлебом. Я отломил большой кусок.
   – Баррабра, ну что ты к нему прицепилась? Молод он еще, наверняка у него нет никакой женщины. Небось и сестры-то нету. Верно?
   – Нет, – согласился я и, зачерпнув ложку пряной бараньей похлебки, отправил ее в рот. После чего, охнув и вытаращив глаза, потянулся за кружкой.
   Легче мне не стало, потому как напиток к столу подали горячим. Ощущение было такое, словно мне довелось проглотить пригоршню горящих угольев и запить крутым кипятком.
   – Ты бы лучше не за тиклу хватался, а заел баранину хлебом, – снисходительно посоветовала девица.
   Поскольку текла – огненный напиток с фруктовым вкусом – и вправду не помогала унять жжение во рту и гортани – я последовал ее совету и принялся торопливо жевать хлебный мякиш.
   И хотя мне пришлось утереть тыльной стороной ладони выступившие на глазах слезы, через некоторое время жжение и вправду ослабло. После чего я смог толком прислушаться к разговорам за столом.
   – ...Кузина Халин сказала, что его освободил маг...
   – Ха, охота ему приплетать магов к чему угодно. Это он, чтобы отвлечь внимание от своей оплошности...
   – ...Еще подливы, пожалуйста...
   Среди этой добродушной болтовни я, на сей раз с куда большей осторожностью, отведал еще одну ложку острой похлебки и тут же заел хлебом. Это помогло, во всяком случае на сей раз обошлось без слез. Только на лбу выступил пот.
   – Ты так и не ответил насчет женщины, ма... я хотела сказать, Леррис.
   – На данный момент... у меня ее нет, – промямлил я, отхлебнув глоток из кружки. – Это было бы... неразумно.
   – Я ж тебе говорила, Баррабра! Ты глянь, разве он похож на человека, у которого есть женщина?
   В этом светловолосая девушка безусловно была права.
   – Тихо, Киррла! – Баррабра подняла руку. – Ты сказал «неразумно». А когда тебя искушает каждая симпатичная мордашка – это, по-твоему, разумно?
   Она покачала головой:
   – Все вы, мужчины, одинаковы. Считаете женщин слабыми и думаете, что великие дела по плечу только вашему брату.
   – Я не говорил...
   – Не говорил, так думал. А где бы ты предпочел жить: в Кифриене под властью самодержца или в Галлосе, которым правит спятивший префект? Великие дела... Мечтания о великих делах ведут только к великому злу, а мужчины, чуть ли не поголовно, грезят о подвигах. Покажите мне здорового, крепкого мужчину, который предпочел бы не махать мечом, а возделывать сад!
   Мне подумалось, что работа с деревом сродни возделыванию сада, но я промолчал, предпочитая прислушиваться, Раз уж Баррабра так настроена, она все равно нашла бы, за что еще осудить мужчин.
   – ...с каждым набегом их солдаты все моложе и моложе...
   – ...увы, наши тоже. Мы все истекаем кровью...
   – Передай хлеб.
   – ...остановимся в Мелтозии. Даже оттуда еще целый день пути верхом.
   Оставившая-таки меня в покое Баррабра переглядывалась с Киррлой, а я старался разобрать, о чем толкует Шерван с двумя другими солдатами. Однако их слова тонули в общем гомоне, так что мне оставалось лишь есть и гадать, не предстоит ли мне в ближайшие дни изрядно помаяться желудком.
   Трапеза закончилась так же неожиданно, как и началась.
   – Довольно, – заявила Баррабра. – Дай вам волю, вы целый день за столом проторчите. А между прочим, магу надо в Кифриен, тогда как Салтос с Геррарой, – она указала на молодых солдат, – должны сменить в пикете моих Никлоса и Кармен.
   – Уже? – воскликнул один из юных воинов.
   – Давно пора. Кончай разговоры, давайте убирать со стола. Посуду на кухню.
   Мы с Шерваном отправились на конюшню,
   – Твоя сестра? – спросил я его.
   – А как ты догадался?
   – Вы похожи.
   Шерван принялся седлать Паббло, а я, порыскав по сусекам, нашел стопку фуражных лепешек.
   – Нельзя ли прикупить несколько штук?
   – Не надо денег, бери так. У нас есть свежее зерно и сено.
   – Нет, так я не могу.
   Шерван пожал плечами:
   – Тогда... тогда сделаешь потом подарок. Баррабре.
   – Непременно, – пообещал я, подумав, что понял его правильно. Вообще-то мне едва ли стоило обременять себя обязательствами, но выбора, похоже, опять не было.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 [43] 44 45 46 47 48 49 50 51

Навигация по сайту


Читательские рекомендации

Информация