А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Царь Кровь" (страница 1)

   Саймон Кларк
   Царь Кровь

   Это – конец

   Хорошо. Представьте себе:
   Перед вами – пустыня.
   Пустыня черная, запретная, зловещая.
   Разрушенные здания, выгоревшие машины, голые сожженные деревья. И, поглощая все, сыплется с неба адским снегом черный поток пепла.
   Нарисуйте огненное небо. Подсвеченные желтым и оранжевым тучи. Рыщущие на горизонте молнии.
   Нарисуйте реку. Вода в ней течет цвета крови – яркая, флюоресцирующая краснота.
   Нарисуйте плотину из черепов, ребер, костей тысяч мертвецов. Нарисуйте ворона на черепе. Он сует клюв в глазницу, выковыривая остатки глаза.
   А теперь представьте себе, что багровые воды перекатываются через кости кровавым порогом и ревут так, что гром стоит над этой землей кошмара.
   Вообразите бегущих через пустыню людей. Десятки людей, сверкающие глаза на почерневших лицах. Одеты они в изорванные лохмотья костюмов, джинсов, летних платьев. Некоторые в мундирах – медсестры, военные, полиция.
   А перед стаей бежит человек. Он молод, обнажен до пояса. Голая грудь вымазана сажей. На лице ярко сверкает пот.
   У вас мелькает мысль, не лидер ли он этой группы.
   А может, они за ним гонятся?
   А если да, что будет, когда они его поймают?
   Он бежит по берегу кровавой реки, и тут случается необычное.
   С неба мягко опускаются сотни листов бумаги. Часть попадает в реку, и их уносит.
   Другие планируют к земле и там лежат, непорочно-белые на угольно-черном пепле.
   Они покрыты отчаянными письменами от руки. Будто те, кто яростно записывал слова, должны были сказать что-то смертельно важное.
   Только они знали, что не успеют дописать до того, как...
   До того, как – что?
   Медленно, по одному опускаются на почерневшую землю гигантские хлопья снега. Проступают фразы:
   НЬЮ-ЙОРК: Я слышал ее приближение. Как ревущий по рельсам поезд, а потом со страшным глухим ударом захлестнула город приливная волна; она рвалась через жилые кварталы, сминая их в лепешку, вырывая вопящих людей из кровати и поглощая.
   Наш квартал уцелел один из немногих. Я видел океан, лижущий окна третьих этажей...
   ФЛОРИДА: Сегодня утром полмира грохнулось в Царство Грядущее. По крайней мере так казалось. Стоя на балконе, я видел, как Диснейленд рванулся в небо. Эпкот-центр, Волшебное Королевство, Гора Грома – все просто взлетело. Потом было пламя, огненным занавесом на полнеба.
   ИОГАННЕСБУРГ: Тысячи трупов, почти все в ночной одежде, сплетены смертным ковром на всех дорогах– Комиссионер-стрит, Клаш-стрит, Твист-стрит. Кое-где они лежат в четыре-пять слоев, и торчат окоченевшие руки и ноги. Сотни искали спасения в Англиканском соборе на Бри-стрит. В дверях собора – трупы страшной грудой гниющего мяса...
   МАДРИД: От взрывов остались десятки кратеров. Парк Эсте похож на поверхность Луны. На фоне вечернего неба ярко пылает Королевский дворец. Извилистые языки пламени огненными демонами вырываются из окон и лижут стены...
   СИДНЕЙ: Оперный театр будто растоптан взбешенным великаном, когда-то красивый свод провалился внутрь. Тела повсюду...
   ЛОНДОН: Надувная лодка пробирается среди покрывшего озеро мусора. Камера наезжает: это не мусор, это плавающие тела. Дрейфует мимо девушка в подвенечном платье. Камера плавно панорамирует вверх. Зрители ахают.
   Мы смотрим на здание Парламента. Огромный дом – как корабль на якоре среди озера. Часы “Биг Бена” навечно застыли на без десяти два.
   Еще кадры: Колонна Нельсона – расщепленный обломок – торчит из воды, покрывшей Трафальгарскую площадь. Безмолвный проход по Черинг-Кросс-роуд. Волны от лодки, качнув мертвые головы, разбиваются о вывески – “Мардер ван”, “Пицца Хат”, “Фойлз”, “Уотерстоун”, обувной магазин...
   ВЕЛЛИНГТОН: В городе бушует пожар. Но горят не дома, огонь рвется из огромных щелей в самой земле. Будто строем вкопали в землю головой вниз ракеты, включили двигатели, и синее пламя ударило на сотни метров вверх с визгом, от которого лопаются микрофоны телевидения...
   СКР-Р-РИПП!
   Я свернулся в клубок. Ужасный звук бьет в череп так, что он вот-вот лопнет, словно яичная скорлупа. В двадцати шагах из земли вырвался огненный шар. Вспышка опаляет мне волосы на руках до пепла. Еще секунда – и вокруг меня каскадом сыплются черепа, бедренные кости, кисти рук, лопатки, дымящиеся позвоночники, куски гнилого мяса, легкие, кожа и пылающее сердце.
   У моих ног плашмя падает лицо. Оно сорвано с черепа одним лоскутом...
   Господи, что случилось с этими людьми?
   НЕТ ПРАВИЛА, ГЛАСЯЩЕГО, ЧТО ГЕОЛОГИЧЕСКИЕ ИЗМЕНЕНИЯ ДОЛЖНЫ ПРОИСХОДИТЬ ПОСТЕПЕННО. ОНИ НЕ ОБЯЗАТЕЛЬНО ПРОДОЛЖАЮТСЯ СОТНЯМИ ИЛИ ТЫСЯЧАМИ ЛЕТ. КА ТА СТРОФИЧЕСКИЕ ПОДВИЖКИ ЗЕМНОЙ КОРЫ МОГУТ ВЫЗВАТЬ ГЛУБИННЫЕ ИЗМЕНЕНИЯ ЗА СЧИТАННЫЕ ДНИ, ЧАСЫ И ДАЖЕ МИНУТЫ. ТОЛЬКО ВБЛИЗИ СРЕДИЗЕМНОГО МОРЯ СЕЙЧАС БОЛЕЕ ДВУХСОТ ГОРОДОВ УШЛО ПОД ВОДУ.
   ДВЕСТИ ПЯТЬДЕСЯТ МИЛЛИОНОВ ЛЕТ НАЗАД, НА ПЕРЕХОДЕ МЕЖДУ ПЕРМСКИМ И ТРИАСОВЫМ ПЕРИОДАМИ В РЕЗУЛЬТАТЕ МОЩНЫХ ВУЛКАНИЧЕСКИХ ВЫБРОСОВ ВЫМЕРЛО ДЕВЯНОСТО ПРОЦЕНТОВ ВОДНЫХ ВИДОВ, А СЕМЬДЕСЯТ ПРОЦЕНТОВ НАЗЕМНЫХ ПОЗВОНОЧНЫХ БЫЛИ СТЕРТЫ С ЛИЦА ЗЕМЛИ.
   Так доверчиво блестели в вечернем свете ее глаза. Я поймал себя на том, что смотрю вниз, на ее груди с розовыми сосками. При всем желании я не мог не видеть синяков, выступающих так явственно, будто наведенные черными чернилами...
   Она задрала мне футболку, чтобы прижаться грудью к голой коже моего живота, и шепнула: “Можешь делать со мной все что хочешь. Все-все. Ты ведь знаешь?”
   Я захватил ее волосы в горсть, с ревом накатила на меня волна желания...
   Мгновение спустя мы катались по траве, срывая друг с друга одежду, целуясь, кусаясь, ласкаясь, тяжело дыша в неприкрытом вожделении. Я впился поцелуем в ее теплые губы. Потом, тяжело дыша, я схватил ее руками за бедра...
   ~~
   Сегодня этот луг был истинным срезом ада.
   Все так же распевая, сумасшедшие понесли женщину в поле. Она дергалась, извивалась, отчаянно пытаясь вырваться, выгибала спину, билась у них в руках.
   Посреди поля стоял деревянный кол, вкопанный в землю. Он доходил мне до плеча. И был заострен.
   Вот тогда я понял, что они с ней сделают. Кажется, и она тоже поняла. Потому что она закричала. Горький механический крик, и он длился и длился...
   Я дал себе слово рассказать все о том, как это случилось. И не пропустить ничего. Ни одного слова.
   Но я не буду вас упрекать, если вы следующие несколько абзацев пропустите. Это грязно, это отвратительно, это унизительно; то, чему я был свидетелем, выжжено в моей памяти на всю жизнь.
   Все, что я могу – это вас предупредить. Если можете выдержать, читайте.
* * *
   ВОТ ЧТО ОНИ СДЕЛАЛИ С КРИЧАЩЕЙ ЖЕНЩИНОЙ:
   Толпа поднесла женщину к колу. Потом стали сдирать с нее одежду...
   Тяжелые груди женщины затряслись, когда ее, вопящую и извивающуюся, подняли над заостренным колом...
* * *
   ГОСПОДИ, БОЖЕ МИЛОСЕРДНЫЙ... С ЧЕГО МНЕ НАЧАТЬ?
   Началось это с того, что весь проклятый город пришел к твоему порогу?
   Или когда река превратилась в кровь?
   Или когда запылали камни у тебя под ногами?
   А может быть, с прихода Серого Человека?
   ~~
   И снова представьте себе черную пустыню. Сгоревшие автомобили. Разрушенный город. Бегущих людей.
   Наконец-то получен ответ на вопрос, ведет ли толпу человек с обнаженным торсом или она его преследует.
   Он спотыкается.
   И тут же на него наваливается толпа. В руках людей – кухонные ножи, бритвенно-острые осколки стекла от экранов телевизоров, банки из-под пива, сплющенные в грубые, но смертоносные клинки.
   Человек пытается подняться. Рана на лбу развалила его лицо лишней парой зазубренных губ.
   Мелькают кулаки, он вырывается из рук толпы. И снова бежит.
   У него есть шанс убежать. Он молод, он быстр.
   Он бежит к берегу реки, выбрасывая длинные ноги. Босые подошвы взметают черную пыль. Кружатся за ним листы бумаги.
   Уже кажется, что он спасется, и тут женщина из толпы кидает в него кирпич. Полуголый хватается за голову обеими руками и падает с раскрытым в крике ртом.
   Толпа бросается вперед, тыкая ножами. Юноша похоронен под грудой тел.
   Вдруг сквозь хаос машущих рук и ног вырывается его кулак. Человек взметает его вверх.
   И рука его раскрывается, пальцы, дрожа, тянутся вверх, будто к чему-то невидимому в небе. Чему-то чудесному.
   Толпа яростно бьет ножами.
   Представьте себе листы бумаги на черной земле.
   Представьте себе алые пятна на когда-то белоснежных этих листах.
   Вообразите себе, как расплываются эти алые пятна, размазываются по бумаге красным. Ярко-красным, живым цветом. И красный отблеск в огненном свете.
   Где это?
   Можете сами догадаться.
   Это там, где нет правительства или представительной власти. Не правит ни премьер, ни президент.
   Потому что это – ваше будущее:
   Это страна, где КРОВЬ – ЦАРЬ.

   1

   ГОСПОДИ, БОЖЕ МИЛОСЕРДНЫЙ... С ЧЕГО МНЕ НАЧАТЬ?
   Началось это с того, что весь проклятый город пришел к твоему порогу?
   Или когда река превратилась в кровь?
   Или когда запылали камни у тебя под ногами?
   А может быть, с прихода Серого Человека?
   Нет. Я вернусь еще раньше. Знаете, я думаю, это все началось в день вечеринки в саду Бена Кавеллеро. Это был вечер, когда я решил наконец стиснуть зубы и что-то сказать Кейт Робинсон. И, кажется, это самый подходящий вечер.
   Теперь, оглядываясь назад, мне кажется, что та ночь выпала из волшебного сна.
   Был июль, чарующе теплый, миллионы далеких световых точек в небе, падающие звезды чертили следы. Сад Бена Кавеллеро заполнила молодежь, смеющаяся в безмятежном счастье, оптимизме и надежде, потому что эти ребята знали только, что в это лето они переходят великую черту, от отрочества к взрослости.
   И сейчас у них были все причины смеяться, шутить, пить вино Бена Кавеллеро, есть его угощение и влюбляться под его вишнями. Весь мир лежал у их ног. Перед ними простиралась возможность выходить в мир и делать что угодно, и стать кем угодно. Они были молоды, и все девушки были красивы.
   А самой красивой из всех была Кейт Робинсон. И через минуту я попрошу ее погулять со мной в саду – вдвоем.
   И я шел через сад, и чувствовал, будто я из футбольной команды, идущей на такой волне удачи, такой чертовски, невероятно сильной волне, что ничто на всей Земле не победит ее.
   Это должна была быть одна из лучших ночей моей жизни.
   Но это была ночь, когда Сатана озлился вконец. Он ударил плечом в подземные ворота, и бил, пока не разбил их в щепы. Потому что в эту ночь на землю обрушился Ад.
Чтение онлайн



[1] 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация