А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Король сделки" (страница 29)

   Глава 30

   Первого мая Рекс Гриттл покинул бухгалтерскую фирму, где прослужил одиннадцать лет, и, поднявшись на один этаж, присоединился к адвокатской конторе Дж. Клея Картера-второго в качестве финансового директора. От перспективы более чем солидного увеличения жалованья и щедрых премий он, разумеется, не мог отказаться. Адвокатская контора работала очень успешно, но разрасталась так стремительно и хаотично, что порой казалось невозможным контролировать ее деятельность. Клей предоставил Гриттлу широкие полномочия и выделил кабинет напротив своего.
   Радуясь собственному высокому окладу, Гриттл был недоволен окладами остальных. По его мнению, которое он до поры держал при себе, большинству служащих переплачивали. В фирме теперь насчитывалось четырнадцать адвокатов, каждый из которых получал не менее двухсот тысяч в год, двадцать один параюрист с жалованьем семьдесят пять тысяч долларов, двадцать шесть секретарей, имевших по пятьдесят тысяч (исключение составляла мисс Глик, ей положили шестьдесят), около дюжины разного рода референтов, зарабатывавших в среднем по двадцать тысяч, и четыре посыльных, получавших по пятнадцать тысяч. В общей сложности семьдесят семь человек, не считая Гриттла и самого Клея. Вместе с премиальными годичные выплаты сотрудникам равнялись восьми целым и четырем десятым миллиона и росли чуть ли не с каждой неделей.
   Арендная плата составляла семьдесят две тысячи в месяц. Производственные расходы – обслуживание компьютеров, оплата телефонов, коммунальные услуги, список был весьма длинным – обходились каждый месяц примерно в сорок тысяч. Больше всего денег впустую выбрасывалось на «гольфстрим», но Клей без него жить не мог. Ежемесячные выплаты по кредиту сжирали триста тысяч, содержание пилотов, техническое обслуживание и аренда ангара – еще тридцать. Доходы от сдачи самолета внаем пока еще только ожидались, и одной из причин задержки было то, что Клею просто не хотелось пускать чужих в свой самолет.
   Согласно подсчетам, которые Гриттл проводил ежедневно, около одного и трех десятых миллиона ежемесячно составляли накладные расходы. В год набегало пятнадцать и шесть десятых миллиона, как ни круги. Достаточно, чтобы привести в состояние паники любого бухгалтера, но после сделки по дилофту, принесшей баснословные гонорары, возражать было неуместно. Пока, во всяком случае. Теперь Гриттл встречался с Клеем минимум три раза в неделю и на все свои замечания по поводу тех или иных сомнительных расходов получал неизменное: «Чтобы зарабатывать, надо вкладывать».
   И фирма вкладывала. Если от накладных расходов Гриттла перекашивало, то оплата рекламы и медицинских исследований грозила ему язвой желудка. Работая по делу о максатиле, контора в первые четыре месяца вышвырнула шесть и две десятых миллиона долларов на рекламу в газетах, по радио, телевидению и в Интернете. И с этим финансист никак не мог смириться. «Полный вперед! – возражал ему Клей. – Я хочу иметь двадцать пять тысяч клиентов!» Пока их насчитывалось восемнадцать тысяч, но точную цифру назвать было трудно – она менялась каждый час.
   Согласно одному публиковавшемуся в Интернете информационному бюллетеню, куда Гриттл заглядывал каждый день, причиной того, что фирма Клея Картера набирала так много клиентов по делу о максатиле, было то, что другие адвокаты весьма агрессивно наступали ей на пятки. Но эту сплетню Гриттл предпочитал ни с кем не обсуждать.
   – Максатил озолотит нас почище дилофта, – не уставал повторять своим сотрудникам Клей, чтобы поддерживать боевой дух. Казалось, он сам искренне в это верил.
   «Тощий Бен» стоил фирме куда меньше, тем не менее пока накапливались лишь расходы, но не гонорары. На первое мая было истрачено шестьсот тысяч на рекламу и почти столько же на медицинские тесты. Количество клиентов составило сто пятьдесят человек, каждому, по подсчетам Оскара Малруни, в среднем причиталось по сто восемьдесят тысяч. Исходя из предполагаемых тридцати процентов, он планировал гонорарные поступления на сумму порядка девяти миллионов долларов в течение ближайших нескольких месяцев.
   Тот факт, что лишь одно отделение фирмы вот-вот добьется такого результата, воодушевлял сотрудников, но ожидание их раздражало. Ни цента от «Тощего Бена» пока не поступило, а ведь считалось, что схема будет работать автоматически. Поскольку в дело были вовлечены сотни адвокатов, между ними, естественно, вспыхивало множество конфликтов. Гриттл ничего не понимал в юридической казуистике, хотя понемногу занимался самообразованием, зато в накладных расходах и задержках начислений разбирался прекрасно.
   В тот день, когда Гриттл пришел в фирму, Родни уволился, впрочем, между этими двумя событиями никакой связи не было. Просто Родни обналичил свои фишки и теперь переезжал в пригород, где купил симпатичный домик на тихой улочке с церковью в одном конце, школой – в другом и парком, начинавшимся сразу за углом. Он собирался все время посвятить воспитанию своих четверых детей. Вероятно, когда-нибудь снова придется пойти работать, а может быть, и нет. О дипломе он и думать забыл. Имея на банковском счете десять миллионов, за вычетом налогов, он мог позволить себе не строить далеко идущих планов, а оставаться просто отцом, мужем и... экономным человеком. За несколько часов до того, как он в последний раз вышел из конторы, тепло попрощавшись с коллегами, они с Клеем незаметно улизнули, чтобы посидеть в ближайшей закусочной: как-никак шесть лет вместе – пять в БГЗ и год в новой фирме.
   – Клей, не трать все деньги, – остерег друга Родни.
   – Я бы не смог, даже если бы захотел: их слишком много.
   – Смотри не наделай глупостей.
   Правда состояла в том, что фирма больше не нуждалась в таком человеке, как Родни. Йельские мальчики и остальные адвокаты относились к нему уважительно только потому, что он дружил с Клеем, но все равно в их глазах он был всего лишь юристом-недоучкой. И Родни фирма больше не интересовала. Он хотел сохранить свои доллары, сберечь их. Втайне его возмущало то, как сорит деньгами Клей. Он знал, что за расточительность всегда приходится расплачиваться.
   Таким образом, поскольку Иона плавал под парусом, а Полетт все еще пряталась в Лондоне и, судя по всему, возвращаться не собиралась, старая команда распалась. Грустно, но у Клея было слишком много забот, чтобы предаваться ностальгии.
   Пэттон Френч назначил заседание управляющего комитета. На то, чтобы собрать всех, понадобился целый месяц. Клей недоумевал, почему нельзя провести совещание по телефону, обменяться факсами, электронными сообщениями, но Френч сказал, что им необходимо провести день впятером в одном помещении. А поскольку дело зарегистрировано в Билокси, то и встретиться следует именно там.
   Ридли была готова лететь в любой момент. Ее служба в модельном агентстве плавно сходила на нет, большую часть времени она теперь проводила в тренажерных залах и магазинах. Против гимнастики Клей не возражал, она «покрывала конфетку глазурью». А вот походы по магазинам его тревожили, хотя Ридли пока демонстрировала похвальную сдержанность. Она могла странствовать по бутикам часами, но умудрялась потратить при этом весьма скромную сумму.
   Месяц назад, вернувшись после затянувшихся выходных из Нью-Йорка, они поехали прямо в его джорджтаунский дом, и она – не впервые и, очевидно, не в последний раз – осталась ночевать. Хотя они никогда не обсуждали вопрос о ее переезде, само собой получилось так, что она поселилась у него. Клей даже не смог бы вспомнить, когда именно в его ванной появились ее халат, зубная щетка, косметика. Он никогда не видел, чтобы Ридли приезжала с сумками, набитыми вещами, те просто незаметно материализовались в доме. Ридли ни к чему его не понуждала, ни о чем не просила. Обычно она жила у него несколько дней, делая все как надо и при этом не путаясь под ногами, потом говорила, что ей нужно съездить к себе. Дня два они даже не перезванивались, потом она объявлялась снова.
   О женитьбе никто и не заикался, хотя он покупал ей столько драгоценностей, что хватило бы на целый гарем. Похоже, ни один из них не мечтал узаконить отношения. Просто им было хорошо вместе, однако ни он, ни она не стремились к постоянству. Ридли окружали тайны, коих Клей вовсе не хотел разгадывать. Она была великолепна на вид, мила в общении и хороша в постели, притом вовсе не производила впечатления охотницы за богатством. Но секреты у нее имелись.
   Как и у Клея. Самым большим из них был тот, что, если бы Ребекка позвала его, он продал бы все, кроме самолета, и улетел бы с ней – на этом самом «Гольфстриме» – хоть на Марс.
   Но вместо этого он летел в Билокси с Ридли, которая надела в дорогу замшевую мини-юбку, едва прикрывавшую ее прелести. Правда, она и не стремилась их скрывать, поскольку, кроме них, в самолете никого не было. Где-то над Западной Виргинией Клея посетило желание раздвинуть диван и уложить на него Ридли, но он подавил его, отчасти из-за раздражения: почему инициатором их забав всегда должен выступать именно он? Она охотно предавалась любви, но никогда не начинала первой.
   Кроме того, его кейс лопался от документов управляющего комитета, которые было необходимо просмотреть.
* * *
   В аэропорту Билокси ждал лимузин, который доставил их в бухту, а быстроходный глиссер – на яхту, стоявшую милях в десяти от берега. Там Френч проводил большую часть времени. В настоящий момент он находился на пороге очередного развода и дрейфовал от настоящей жены к будущей. Настоящая желала получить половину его денег, а также содрать с него шкуру. Так что на лодочке, как он называл свою шикарную двухсотфутовую яхту, ему было спокойнее.
   Френч встретил их босиком, в шортах. Уэс Солсбери и Деймон Дидье уже прибыли и тоже вышли на палубу со стаканами в руках. Карлоса Эрнандеса из Майами ожидали с минуты на минуту. Френч устроил беглую экскурсию по яхте, во время которой Клей насчитал восемь человек команды в идеально белой матросской форме, все стояли по стойке «смирно» в ожидании распоряжений. Яхта имела пять уровней, шесть кают, стоила двадцать миллионов и так далее и тому подобное. Нырнув в отведенную им каюту, Ридли тут же начала разоблачаться.
   Приятели собрались на «крыльце», как именовал Френч маленькую кормовую площадку на верхней палубе. Через две недели ему предстояло выступать в суде, что само по себе было удивительно, поскольку обычно корпоративные ответчики предпочитали в страхе откупаться от него. Пэттон утверждал, что с нетерпением ждет начала процесса, и, пока все потягивали водку, нудно излагал подробности. И вдруг замер посреди фразы, заметив что-то внизу. Там появилась Ридли, без лифчика и на первый взгляд без всего остального. Присмотревшись, можно было заметить узенькое, как зубная нить, бикини, непостижимым образом прикрывавшее нужное место. Все трое, исключая Клея, вскочили, потрясенные.
   – Она из Европы, – пояснил Клей, Его не удивило бы, если бы кого-нибудь из старших коллег сейчас хватил инфаркт. – Стоит ей приблизиться к воде, как одежда сама с нее спадает.
   – Так купите ей яхту, черт возьми, – предложил Солсбери.
   – А еще лучше – пусть она пользуется этой, – сказал Френч, стараясь взять себя в руки.
   Ридли подняла голову, увидела, какой переполох произвело ее появление, и исчезла. Можно было не сомневаться, что каждый официант и каждый член команды провожал ее взглядом.
   – Так о чем я говорил? – спросил Френч, когда у него восстановилось нормальное дыхание.
   – О чем бы ты ни говорил, ты уже закончил, – резюмировал Дидье.
   К яхте стремительно приближался еще один глиссер. Это был Эрнандес в сопровождении не одной, а двух дам. После того как они взошли на борт и Френч разместил их по каютам, Карлос присоединился к коллегам.
   – Что за девочки? – поинтересовался Уэс.
   – Мои параюристки, – ответил Карлос.
   – Только не делай их партнершами, – посоветовал Френч.
   Несколько минут сплетничали о женщинах. Все четверо, как оказалось, были женаты не раз. Может, поэтому они и трудились так усердно. Клей ничего не говорил – только слушал.
   – Как дела с максатилом? – спросил наконец Карлос. – у меня тысяча клиентов, и я не совсем понимаю, что мне с ними делать.
   – Вы у меня спрашиваете, что вам делать с вашими клиентами? – удивился Клей.
   – А у вас их сколько? – задал вопрос Френч. Атмосфера на палубе заметно переменилась, теперь речь шла о серьезных вещах.
   – Двадцать тысяч, – ответил Клей, лишь немного преувеличив. Сказать по правде, он и сам точно не знал, сколько дел лежало у него в конторе. Но кто из «массовиков» осудил бы его за небольшое преувеличение?
   – А я не стал регистрировать своих, – заметил Карлос. – Чертовски трудно будет доказать, что осложнения вызваны именно максатилом.
   Картер слышал это уже не раз и больше слушать не желал. Почти четыре месяца он ждал, чтобы в деле о максатиле появилось еще хотя бы одно громкое имя.
   – Мне все это по-прежнему не нравится, – сказал Френч. – Вчера в Далласе я разговаривал со Скотти Гейнсом. У него две тысячи исков, и он тоже не знает, что с ними делать.
   – Доказать, что заболевания вызваны препаратом, очень сложно, – согласился Дидье, обращаясь к Клею едва ли не менторским тоном. – Мне это дело тоже не по душе.
   – Суть в том, что болезни, о которых идет речь, могут быть следствием множества других факторов, – подхватил Карлос. – Четыре моих эксперта занимаются максатилом. Они утверждают, что если у женщины, принимавшей препарат, обнаруживается рак груди, то невозможно сказать наверняка вызван ли он употреблением лекарства.
   – Что-нибудь слышно от «Гофмана»? – спросил Френч.
   Клей, которому тут же захотелось прыгнуть за борт, влил в себя солидный глоток крепкого напитка и попытался сделать вид, будто держит корпорацию на мушке.
   – Ничего, – ответил он. – Но все еще только начинается. Мы ждем выстрела Мунихэма.
   – Я вчера с ним разговаривал, – признался Солсбери.
   При всех своих сомнениях они, конечно же, пристально отслеживали ход событий. Клей приобрел уже достаточный опыт, чтобы понимать, что самым жутким для «массовика» кошмаром было упустить крупное дело. А дилофт научил его тому, что наибольшее, ни с чем не сравнимое удовольствие для человека его нынешней профессии – неожиданно для других начать наступление и наблюдать, как суетятся те, кто проспал.
   Чему научит его максатил, Клей пока не ведал. Эти ребята лишь слегка выдвигали свои дозоры, наблюдали и ждали донесений с передовой. Но поскольку адвокаты «Гофмана» с самого начала были непоколебимо настроены на судебный процесс, Клею нечего было сообщить.
   – Я хорошо знаком с Мунихэмом, – продолжал Солсбери. – Когда-то мы вместе вели кое-какие дела.
   – Он болтун, – произнес Френч так, словно судейский адвокат должен быть молчуном, а любой краснобай является позором профессии.
   – Болтун, – согласился Солсбери, – но очень умелый. Этот старик не проигрывал уже двадцать лет.
   – Двадцать один, – уточнил Клей. – По крайней мере так он сам мне сказал.
   – Не важно, – продолжил Солсбери, отметая несущественное замечание, поскольку имел сообщить нечто важное. – Вы правы, Клей, как бы то ни было, все сейчас пристально наблюдают за Мунихэмом. В том числе и «Гофман». Суд начнется в сентябре. Корпорация утверждает, что ждет не дождется открытого процесса. Если Мунихэму удастся свить веревочку и привязать ею максатил к известным осложнениям, то появится реальный шанс, что корпорация приступит к выработке общенационального плана компенсаций. Но если жюри примет сторону «Гофмана», компания вообще никому не заплатит ни цента. И тогда – война!
   – Это Мунихэм так считает? – поинтересовался Френч.
   – Да.
   – Он болтун, – повторил Френч.
   – Нет, я тоже это слышал, – подхватил Карлос. – У меня есть надежный источник, так он говорит точно то же, что Уэс.
   – Никогда не слышал, чтобы ответчик настаивал на суде, – заметил Френч.
   – "Гофман" – крепкий орешек, – возразил Дидье. – Пятнадцать лет назад я вел с ними тяжбу. Если ответственность производителя будет доказана, они расплатятся по справедливости. Но если нет, они вас в бараний рог согнут.
   Клею снова захотелось смыться в буквальном смысле слова. К счастью, о максатиле временно забыли, потому что на нижней палубе появились две кубинки в весьма скудных купальных костюмах.
   – Параюристочки, ты ж понимаешь! – воскликнул Френч, стараясь найти более удобную позицию для обзора.
   – Которая из них твоя? – спросил Солсбери, перегибаясь через перила.
   – Выбирайте любую, парни, – ответил Карлос. – Они профессионалки. Я привез их в качестве подарка. Пустим по кругу.
   На этом пустобрехи с верхней палубы замолкли.
* * *
   Шторм налетел перед самым рассветом, нарушив царившую на яхте тишину. Френч, лежавший рядом с обнаженной «параюристкой» и жестоко страдавший от похмелья, поднял с постели капитана и приказал идти к берегу. Завтрак перенесли на более поздний час, ни у кого не было аппетита. Ужин опять вылился в четырехчасовой марафон с обычными воспоминаниями о битвах в суде, сальными шутками и неизбежными ссорами, то и дело вспыхивавшими под воздействием больших доз алкоголя. Клей и Ридли удалились рано и замкнули дверь на две щеколды.
   Управляющий комитет, запертый на убежавшей от шторма и вставшей в бухте на мертвый якорь яхте, умудрился, несмотря ни на что, изучить все необходимые документы и справки. Были выработаны распоряжения для администратора коллективного иска, заполнены дюжины форм. Под конец Клея страшно мутило, и он мечтал поскорее оказаться на твердой почве.
   За бумажной работой не было упущено и распределение гонораров. Клей, точнее, его адвокатская контора должна была вскоре получить еще четыре миллиона. Приятная весть, однако Клей не был уверен, что заметит поступление денег. Они позволят залатать небольшую брешь, но лишь временно.
   Во всяком случае, Рекс Гриттл хоть на несколько недель перестанет грызть его. Рекс ходил по кабинетам, как строгий глава семьи, вопрошая, когда же начнут поступать гонорары.
   Ступив наконец на берег, Клей поклялся себе: больше никогда в жизни! Никогда в жизни он не позволит запереть себя на целую ночь в одном помещении с людьми, которые ему неприятны. Лимузин отвез их с Ридли в аэропорт. «Гольфстрим» перенес на карибский остров.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 [29] 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация