А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Король сделки" (страница 24)

   – Не надо устраивать сцен, – произнесла она, почти не шевеля губами. Они начали двигаться в ритм звучавшей музыке, однако танцем это едва ли кто-нибудь мог назвать.
   – Как поживаете, миссис Ван Хорн? – сказал Клей, оцепеневший под взглядом ядовитой змеи.
   – Все было прекрасно, пока я не увидела вас. Уверена, вас не приглашали на эту семейную вечеринку.
   – Я как раз собирался уходить.
   – Отлично. Мне бы очень не хотелось вызывать охрану.
   – В этом не будет необходимости.
   – Пожалуйста, не портите ей этот вечер.
   – Я же сказал: ухожу.
   Музыка смолкла, и Клей отшатнулся от миссис Ван Хорн. Вокруг Ридли опять образовалась небольшая толпа, но Клей выдернул из нее красавицу. Они ретировались в дальний конец зала, где был устроен бар, привлекавший больше поклонников, чем оркестр. Клей схватил банку пива и направился было к выходу, но их окружила группа мужчин, жаждавших общения. Оказавшиеся среди гостей адвокаты желали побеседовать о преимуществах коллективных тяжб, придвигаясь при этом как можно ближе к Ридли.
   Проболтав несколько минут с людьми, которых презирал, Клей заметил, что рядом вырос человек во взятом напрокат смокинге. Человек прошептал:
   – Я охранник. – Лицо у него при этом было приветливое, но очень профессиональное.
   – Ухожу, – так же шепотом ответил Клей.
   Его вышвырнули со свадебного торжества Ван Хорнов. Отвергли в клубе «Потомак». Сидя за рулем и утопая в объятиях Ридли, Клей Картер мысленно решил, что это один из самых прекрасных моментов в его жизни.

   Глава 25

   Свадебное объявление гласило, что медовый месяц новобрачные проведут в Мехико. Клей решил тоже взять отпуск. Если кто-то и нуждался в отдыхе где-нибудь на островах, так это он.
   Его некогда великолепная команда совсем разболталась. Вероятно, виной тому было ослабление режима, а может, деньги. Как бы то ни было, Иона, Полетт и Родни все меньше времени проводили в конторе.
   Да и сам Клей тоже. Там атмосфера была теперь постоянно накалена, и в воздухе витала угроза конфликтов. Клиенты, недовольные мизерным соглашением по дилофту, заваливали адвокатов возмущенными письмами. Увиливание от телефонных звонков превратилось в своего рода спорт. Время от времени кто-нибудь из клиентов, разузнав адрес конторы, лично представал перед мисс Глик, требуя свидания с мистером Картером, который всегда оказывался в этот момент на очередном судебном заседании. На самом деле он прятался за запертой дверью своего кабинета, пережидая бурю. После одного особенно неприятного дня Клей позвонил Пэттону Френчу, чтобы посоветоваться.
   – Крепитесь, приятель, – сказал тот. – Это издержки производства. Коллективные тяжбы приносят богатство, но имеют и побочные эффекты. С нашей профессией нужно иметь толстую кожу.
   Самая толстая кожа в фирме была у Оскара Малруни, который не переставал удивлять Клея своими организаторскими способностями и честолюбием. Малруни работал по пятнадцать часов в сутки, побуждая свое «Йельское отделение» поскорее покончить с выплатами по дилофту. Он с готовностью брался за самые неприятные поручения. Поскольку Иона не делал секрета из своих планов кругосветного путешествия, Полетт намекала, что не прочь годик провести в Африке, посвятив себя изучению искусства, а Родни смутно поговаривал о том, чтобы вообще отойти от дел, становилось очевидно, что в руководстве фирмы скоро появятся вакансии.
   Так же очевидно было и то, что Оскар стремился сделаться партнером или по крайней мере войти в долю. Он скрупулезно изучал продолжающуюся коллективную тяжбу о «Тощем Бене» и был уверен, что, несмотря на четыре года беспрерывных публичных обсуждений, можно собрать еще как минимум десять тысяч дел.
   В «Йельском отделении» теперь служили одиннадцать адвокатов, семь из которых действительно окончили Йель. «Лакомка» разрослась до двенадцати параюристов, каждый из которых был по самую макушку завален бумажной работой. Клей нисколько не опасался на несколько недель оставить контору на попечение Малруни. Он был уверен, что по возвращении найдет ее в большем порядке, чем теперь.
* * *
   Рождество давно стало для Клея праздником, который он старался не замечать, как это ни трудно. Не имея семьи, проводить его было не с кем. Прежде Ребекка делала все от нее зависящее, чтобы включить его в состав приглашенных на мероприятия, проводимые Ван Хорнами, но он, ценя ее участие, предпочитал сидеть в сочельник дома в одиночестве, потягивать дешевое вино и смотреть по телевизору старые фильмы, а не участвовать в церемонии обмена подарками с этими людьми. Что бы он ни преподнес им, подарок все равно оказывался недостаточно хорошим.
   Семья Ридли по-прежнему жила в Грузии и, судя по всему, не собиралась оттуда уезжать. Поначалу Ридли не была уверена, что ей удастся изменить свое рабочее расписание и уехать из города на несколько недель. Но ее страстное желание добиться этого тронуло Клея. Девушка действительно мечтала улететь на острова и отдохнуть с ним на побережье. Наконец она послала к черту одного своего работодателя, и тот ее уволил. Ей было наплевать.
   Она впервые летела на частном самолете. Клею очень хотелось произвести впечатление. Беспосадочный перелет из Вашингтона в Санта-Лусию. Четыре часа – и они словно оказались в другом мире. В Вашингтоне было холодно и серо, а когда они вышли из самолета, их встретили яркое солнце и жара. Через таможню их пропустили, едва взглянув, во всяком случае, на Клея. Ридли, разумеется, ни один мужчина не обделил восхищенным взглядом. Странно, но Клей начинал к этому привыкать. Ей же, судя по всему, было безразлично. Она давно научилась игнорировать окружающих, что бесило тех, кто на нее пялился. Такое изысканное создание, совершенное с головы до пят, и такое равнодушное, невозмутимое.
   Самолет местной авиалинии за пятнадцать минут доставил их на Мастик, недоступный для простых смертных остров, где располагались владения людей богатых и знаменитых и где было все, кроме взлетной полосы, способной принимать частные самолеты. Рок-звезды, артисты и миллиардеры имели здесь собственные особняки, поместья. Дом, в котором Клею и Ридли предстояло провести следующую неделю, был построен для принца, который продал его некоему преуспевающему дельцу, а тот сдавал его в наем, когда не жил в нем сам.
   Остров представлял собой гору, окруженную водами Карибского моря. Покрытый буйной растительностью, с высоты трех тысяч футов он выглядел как яркая открытка. Завидев крохотную посадочную полосу, Ридли от страха схватила Клея за руку. Однако местный пилот в соломенной шляпе мог посадить здесь свою букашку даже с завязанными глазами.
   Маршалл, исполнявший обязанности шофера и дворецкого, встречал парочку у трапа с широкой улыбкой и открытым джипом. Забросив в кузов свой скромный багаж, они поехали вверх по извилистой дороге. Никаких отелей, никаких кооперативных домов, никаких туристов, никакого движения на дороге. За десять минут пути им навстречу не попалось ни одной машины. Дом располагался на склоне горы, как называл ее Маршалл, хотя на самом деле это был лишь невысокий холм. Вид отсюда открывался захватывающий: на десятки миль вокруг – только безбрежный океан. Сколько видел глаз – ни другого острова, ни единой лодки, ни людей.
   Обходя спальни, Клей сбился со счета – то ли четыре, то ли пять. Все они были рассредоточены по периметру дома и соединены между собой вымощенными плиткой переходами. На обед им предложили заказать что душе угодно, ибо в особняке имелся штатный шеф-повар. А также садовник, две экономки и дворецкий. Все пятеро, включая Маршалла, жили во флигелях. Не успели слуги распаковать вещи, как Ридли, сняв с себя практически все, уже плавала в бассейне. Если не считать тоненьких, едва заметных полосочек ткани ниже пояса, она была обнажена. Как раз в тот момент, когда Клею показалось, что он привык к облику Ридли, выяснилось, что в таком виде девушка вызывает у него головокружение.
   К обеду Ридли оделась. Прежде всего были, разумеется, поданы свежайшие морепродукты – устрицы и жареные креветки. После двух банок пива Клей проковылял к гамаку и погрузился в долгую сиесту. Был канун Рождества, но он и в ус не дул. Ребекка где-то в набитом туристами отеле обжималась со своим крохой Джейсоном.
   А ему было безразлично.
* * *
   Через два дня после Рождества прилетел Макс Пейс со спутницей по имени Валерия – сухопарой широкоплечей женщиной с грубой, обветренной кожей и очень неприветливой улыбкой – у нее был вид заядлой туристки. Сам Макс был очень хорош собой, но вот его подруга привлекательностью не блистала. Оставалось надеяться, что Валерия не станет догола раздеваться в бассейне. Обмениваясь с ней рукопожатием, Клей ощутил мозоли. Что ж, по крайней мере никакого соблазна для Ридли.
   Пейс быстро переоделся в шорты и направился к бассейну. Валерия достала из рюкзака альпинистские ботинки и поинтересовалась местными маршрутами. Пришлось обратиться за консультацией к Маршаллу, но тот понятия не имел о подобных маршрутах, что вызвало недовольство Валерии. Она на свой страх и риск отправилась искать скалы, на которые можно было бы влезть. Ридли уединилась в гостиной главного дома с внушительной стопкой видеокассет.
   Поскольку Клей ничего не знал о Максе, говорить было не о чем. По крайней мере вначале. Однако вскоре выяснилось, что Максу есть что сообщить.
   – Поговорим о деле, – предложил он, немного погревшись на солнышке.
   Они перешли в бар, Маршалл принес напитки.
   – На горизонте брезжит новое дело о вредном препарате, – начал Пейс. Клей тут же представил деньги. – Причем весьма крупное.
   – Значит, опять за работу?
   – Но на сей раз план будет несколько иным. Я тоже хочу Участвовать в деле.
   – На кого вы работаете?
   – На себя. И на вас. Я претендую на двадцать пять процентов общего адвокатского гонорара.
   – Каков потолок?
   – Вероятно, выше, чем у дилофта.
   – Двадцать пять процентов ваши. Если хотите – даже больше.
   Они уже переворошили вместе столько грязного белья, как Клей мог отказать?
   – Двадцать пять – честная доля, – ответил Макс.
   Мужчины скрепили сделку рукопожатием.
   – Ну, так что там?
   – Существует гормональный препарат для женщин, который называется «Максатил». Им пользуются минимум четыре миллиона дам климактерического и постклимактерического возраста – от сорока пяти до семидесяти пяти лет. Средство появилось пять лет назад. Еще одно чудо: избавляет от приливов и прочих климактерических симптомов. Очень эффективно. Изготовитель утверждает, будто препарат способствует укреплению костей, снижает давление и уменьшает риск сердечных заболеваний. Производит его компания «Гофман».
   – "Гофман"? Бритвенные лезвия и зубные эликсиры?
   – Точно. Двадцать один миллиард от продаж в прошлом году. Самые высокие дивиденды по акциям. Очень мало долгов и отличный менеджмент. Американская традиция в действии. Но с максатилом они поторопились. Обычная история: доходы представлялись баснословными, лекарство казалось безвредным, так что они нажали на Комитет по фармакологии, и первые несколько лет все были счастливы. Врачи обожали препарат. Женщины его боготворили, поскольку он прекрасно действовал.
   – Но?
   – Возникли проблемы. Серьезные проблемы. В соответствии с правительственной программой были обследованы двадцать тысяч женщин, принимавших лекарство в течение нескольких лет. Исследования закончены только что, итоговый доклад будет через несколько недель. И он их раздавит. Оказалось, для значительной части пациенток препарат увеличивает риск образования рака груди, приводит к инфарктам и инсультам.
   – Насколько велика группа риска?
   – Около восьми процентов.
   – Кто знает о докладе?
   – Всего несколько человек. Но у меня есть копия.
   – Кто бы сомневался! – Клей разлил остатки вина из бутылки и оглянулся, нет ли поблизости Маршалла. У него заколотилось сердце. Остров Мастик вмиг показался очень скучным местом.
   – Несколько адвокатов уже отслеживают ситуацию, но доклада у них нет, – продолжал Пейс. – Было возбуждено одно дело, в Аризоне, но это не коллективный иск.
   – А что?
   – Старомодный судебный процесс. Единичный выстрел.
   – Как скучно.
   – Отнюдь. Адвокат, который готовит процесс, – некий Дейл Мунихэм из Туксона. Он берется за индивидуальные дела и никогда не проигрывает. Сейчас он взял след, чтобы нанести первый удар по «Гофману». Это может задать тон всей сделке. Задача состоит в том, чтобы первыми организовать массовый иск. Думаю, Пэттон Френч вас уже неплохо обучил.
   – Это можно, – сказал Клей так, будто всю жизнь только этим и занимался.
   – Причем вы должны сработать самостоятельно, без Френча и его своры. Зарегистрируйте дело в округе Колумбия и запускайте блиц-рекламу. Это будет нечто!
   – Как дилофт?
   – За исключением того, что здесь вы будете главным. Я останусь в тени – дергать за ниточки и выполнять грязную работу. У меня большие связи с нужными теневыми фигурами. Это станет сугубо нашим делом, и ваше имя заставит «Гофмана» искать выход.
   – Быстрое мировое соглашение?
   – Возможно, не такое быстрое, как по дилофту, но все-таки быстрое. Вы должны выполнить домашнее задание: собрать свидетельства, нанять экспертов, возбудить дела против врачей, увлекающихся лекарством, и сделать вид, что намерены отстаивать интересы своих клиентов в суде. Вам необходимо будет убедить «Гофмана», что вы не заинтересованы в соглашении и хотите довести дело до суда – зрелищного публичного представления, которое пройдет на вашей площадке.
   – А каковы подводные рифы? – спросил Клей, стараясь показать, что проявляет осмотрительность.
   – Особых сложностей я не вижу. Разве что реклама и подготовка к судебному разбирательству обойдутся вам в миллионы.
   – Нет проблем.
   – Похоже, вы вошли во вкус и готовы рисковать деньгами.
   – Я пока лишь поскреб немного с поверхности.
   – Я хотел бы получить миллион в качестве аванса – в счет будущего гонорара. – Пейс отпил из бокала. – Нужно кое-что подчистить по старым делам.
   Тот факт, что Пейс требовал аванса, немного насторожил Клея. Однако, поскольку ставки были высоки и поскольку их связывала тайна тарвана, спор казался неуместным.
   – Заметано, – кивнул Клей.
   Когда вернулась Валерия, пропотевшая насквозь, но, судя по всему, довольная, оба нежились в гамаках. Валерия сбросила одежду и нырнула в бассейн.
   – Калифорнийская девушка, – тихо пояснил Пейс.
   – Что-то серьезное? – осторожно поинтересовался Клей.
   – Мы уже много лет то сходимся, то расходимся, – ответил Пейс, давая понять, что тема закрыта.
   Калифорнийская девушка потребовала обед, исключающий мясо, рыбу, кур, яйца и сыр. Не употребляла она и алкоголь. Для остальных Клей заказал рыбу-меч на гриле. С едой покончили быстро: Ридли не терпелось уединиться у себя в комнате с видеомагнитофоном, Клею – поскорее расстаться с Валерией.
   Пейс с подругой провели у них два дня, и по меньшей мере один показался хозяевам лишним. Цель визита была сугубо деловой, так что, сделав дело, Пейс задерживаться не собирался. Клей сверху наблюдал, как Маршалл с несвойственной ему поспешностью везет их к самолету.
   – Ожидаются еще гости? – устало спросила Ридли.
   – Слава Богу, нет, – ответил Клей.
   – Ну и отлично.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 [24] 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация