А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Король сделки" (страница 20)

   Клей не сомневался, что он единственный в зале, кто не понимает смысла выражения «блинчатая сделка».
   – Первый этап – выплата двух миллиардов всем истцам первой очереди, – продолжал Харри, расшифровывая, на радость Клею, составные такого соглашения.
   – Мы полагаем, что они выразят готовность провести ее в течение трех месяцев, – дополнил Барри.
   – Этап второй. Полмиллиарда истцам второй очереди, то есть тем, кто имеют злокачественные опухоли, но пока живы.
   – Третий этап остается открытым в течение пяти лет. Это возмещение ущерба родственникам умерших.
   – Мы считаем, что «Акерман» может выплатить около двух с половиной – трех миллиардов в будущем году и еще полмиллиарда в течение предстоящих пяти лет.
   – Все, что не входит в поименованные случаи, изложено в пункте одиннадцатом.
   – Но все остальное нецелесообразно для данной компании, поскольку слишком многие банки обладают преимущественным правом ареста имущества.
   – А процедура банкротства серьезно уменьшит поток денег. К тому же, чтобы добиться удобоваримого соглашения на этих условиях, понадобится от трех до пяти лет.
   Адвокаты, разумеется, захотели немного поспорить. Некий Винсент из Питсбурга был особенно настроен произвести впечатление на присутствующих своими познаниями в сфере финансов. Однако Барри и Харри живо поставили его на место и час спустя отправились на рыбалку.
   Френч занял их место на кафедре. Все аргументы были изложены, споры прекратились, пора было принимать план действий.
   В первую очередь следовало подобрать оставшиеся дела. Здесь каждый действовал сам за себя, без ограничений. Поскольку они предполагали, что до сих пор собрано лишь около половины клиентов, осталось еще немало. Их надо было найти. Следовало искать мелких адвокатов, имеющих на руках всего по двадцать – тридцать дел, и присоединять к групповому иску. Сделать это было необходимо всеми правдами и неправдами.
   Второе. Не позже чем через два месяца провести совещание с юристами «Лабораторий Акермана». Управляющий комитет истцов должен был назначить встречу и разослать уведомления.
   Третье. Необходимо было любыми способами сохранить целостность коалиции. Сила в цифрах. Тем, кто отколется и захочет вести отдельные дела в суде, будет перекрыт доступ ко всем документам. Вот так, без обиняков. Круто, но дело есть дело.
   У каждого из присутствующих адвокатов нашлись мелкие возражения по поводу тех или иных деталей изложенного плана, но союз был сохранен. Создавалось впечатление, что по делу о дилофте можно будет достичь самого быстрого в истории коллективных тяжб соглашения. Адвокаты уже ощущали запах денег.

   Глава 21

   Новый этап реорганизации юной адвокатской конторы проходил в том же лихорадочном режиме, что и предыдущие, и по тем же причинам: слишком много новых клиентов, слишком много бумажной работы, недостаточно рабочих рук, нечеткая схема управления и очень неуверенное руководство, поскольку начальство фирмы, за исключением, может быть, мисс Глик, никогда прежде руководящей деятельностью не занималось. Через три дня после возвращения Клея из Кетчума Полетт и Иона явились в его кабинет с длинным списком неотложных проблем. На корабле назревал бунт. Нервы были накалены до предела, положение усугублялось крайней усталостью сотрудников.
   По самым щадящим расчетам, у фирмы на тот момент было три тысячи триста двадцать реальных дел по дилофту, и, поскольку многие клиенты присоединились в самое последнее время, они требовали особого внимания. Если не считать Полетт, которая с большой неохотой согласилась исполнять обязанности главного менеджера, Ионы, который по десять часов в сутки не отходил от компьютеров, чтобы держать под контролем регистрацию нескончаемого потока клиентов, и, разумеется, Клея, который как руководитель был вынужден давать интервью и летать в Айдахо, в фирме теперь работали еще два новых адвоката и десять параюристов, чей профессиональный опыт исчислялся не более чем тремя месяцами, – разумеется, за исключением Родни.
   – Я не могу пока сказать, кто из них годится, а кто нет, – жаловалась Полетт. – Слишком мало времени прошло.
   На долю каждого параюриста приходилось от ста до двухсот дел.
   – Клиенты напуганы, – говорила она. – Напуганы потому, что у них обнаружили опухоли. Напуганы тем, что вся пресса беспрестанно трубит о дилофте. Напуганы потому, что мы сами запугали их до чертиков.
   – Они хотят, чтобы с ними общались, – подхватил Иона. – И не какой-нибудь заполошный служащий, сидящий на раскаленном многоканальном телефоне, а квалифицированный адвокат. Боюсь, скоро мы начнем терять клиентов.
   – Мы не можем себе этого позволить, – встрепенулся Клей, представляя, как все те миленькие акулы, с которыми он познакомился в Айдахо, будут счастливы подобрать эти иски.
   – Мы тонем в бумагах, – продолжила Полетт, поддерживая Иону и пропуская мимо ушей замечание Клея. – Каждое предварительное обследование необходимо проанализировать и повторить. Сейчас у нас около четырехсот человек, нуждающихся в дополнительном медицинском освидетельствовании. Эти люди могут оказаться серьезно больными, возможно, на грани смерти, Клей. Кто-то должен координировать их контакты с врачами. Пока же в этом плане ничего не делается, если я правильно понимаю?
   – Я слушаю, слушаю, – быстро сказал Клей. – Сколько еще адвокатов нам требуется?
   Полетт и Иона обменялись усталыми взглядами. У них не было ответа.
   – Человек десять? – неуверенно предположила Полетт.
   – Как минимум, – согласился Иона. – И это только на настоящий момент. В дальнейшем может понадобиться больше.
   – Мы должны удвоить рекламу, – заметил Клей.
   Повисла долгая тяжелая пауза, в течение которой Полетт и Иона осмысливали это сообщение. Потом Клей коротко, не вдаваясь в детали, ознакомил их с итогами своей поездки в Кетчум. Заверил, что скоро каждое дело принесет им большие барыши, но стратегией сделки предпочел не делиться. Болтливые языки – ненадежный процесс, афористически предупредил его Френч, а уж такой непроверенный штат сотрудников, каким располагал Клей, было безопаснее держать в неведении.
   Одна из юридических контор, расположенная недалеко от их офиса, только что разослала тридцати пяти своим сотрудникам уведомления об увольнении. Экономика хромала, бухгалтерский сектор сворачивался, банковские объединения испытывали значительные трудности. Какова бы ни была истинная причина, пресса пестрела подобными необычными для округа Колумбия сообщениями, поскольку обычно рынок рабочей силы здесь был пуленепробиваемым. Увольнения! Среди юристов! И это в округе Колумбия?!
   Полетт предложила нанять кое-кого из уволенных адвокатов на условиях годичного контракта без обещания продления. Клей вызвался завтра же утром сделать необходимые звонки, а также заняться поисками места для нового офиса и его оборудованием.
   У Ионы возникла нетривиальная идея пригласить в штат на один год врача, который координировал бы медицинские обследования и обрабатывал результаты.
   – Можно нанять выпускника медицинского факультета за сотню тысяч в год, – сказал он. – У такого, конечно, не много опыта, но в данном случае это не важно. Ему же не операции делать, а с бумажками возиться придется.
   – Давай, – одобрил Клей.
   Следующей в списке Ионы значилась проблема сайта в Интернете. Благодаря рекламе он стал чрезвычайно популярен, и требовались специальные люди, которые отвечали бы на вопросы посетителей. Кроме того, информацию необходимо было обновлять каждую неделю, чтобы своевременно отражать ход коллективной тяжбы и учитывать самые последние плохие новости о дилофте.
   – Клиенты отчаянно жаждут информации, Клей, – сказал он.
   Для тех, кто не пользуется услугами Интернета, – а, по прикидкам Полетт, такие составляли половину всех клиентов, – нужно было обязательно выпускать информационный бюллетень.
   – Нам потребуется один сотрудник на полный рабочий день, который будет его издавать и рассылать по почте, – заявила она.
   – Ты сможешь найти подходящую кандидатуру? – спросил Клей.
   – Наверное.
   – Тогда займись этим.
   Полетт посмотрела на Иону так, словно то, что необходимо было еще сказать, должно было исходить именно от него. Иона бросил на стол блокнот и хрустнул костяшками пальцев.
   – Клей, мы тратим прорву денег, – выдавил он наконец. – Ты по-прежнему уверен, что поступаешь правильно?
   – Нет, но я все-таки надеюсь, что это так. Просто верьте мне, ладно? Мы на пороге больших денег. Но чтобы сделать их, нужно потратить некоторое количество наличных.
   – А у тебя есть наличные? – поинтересовалась Полетт.
   – Есть.
* * *
   Пейс предложил вечером попозже встретиться и выпить в баре неподалеку от дома Клея в Джорджтауне. Он то уезжал, то снова объявлялся в городе, как всегда неопределенно намекая на то, где был и какие «пожары» гасил. Его гардероб посветлел – теперь он предпочитал коричневые тона: коричневые остроносые туфли из змеиной кожи, коричневый замшевый пиджак. Элемент маскировки, подумал Клей. Не успели они выпить по банке пива, как Пейс перешел к дилофту и стало очевидно, что, каким бы ни было его нынешнее дело, оно тоже имело отношение к «Лабораториям Акермана».
   Клей, все еще чувствовавший себя неоперившимся птенцом среди орлов, адвокатов-"массовиков", в красках описал свою поездку в поместье Френча, банду грабителей, с которыми там познакомился, трехчасовой ужин, во время которого все напились и говорили разом, а также доклад Барри и Харри Шоу. Он не задумываясь выкладывал Пейсу все подробности, поскольку тот был осведомлен о деле как никто другой.
   – Знаю я этих Барри и Харри. – Пейс произнес это так, словно те были известными персонажами преступного мира.
   – Они, судя по всему, секут в своем деле. Еще бы, за сто тысяч-то!
   Клей рассказал о Карл осе Эрнандесе, Уэсе Солсбери и Деймоне Дидье – своих новоиспеченных коллегах по комитету. О них Пейс тоже слышал.
   За второй банкой пива он спросил:
   – Вы ведь играете на акциях «Акермана»? – и воровато огляделся, но их никто не подслушивал. В этом студенческом баре поздними будними вечерами было тихо.
   – Продал сто тысяч акций по сорок два пятьдесят, – гордо сообщил Клей.
   – Сегодня они закрылись на отметке двадцать три.
   – Знаю, проверяю каждый день.
   – Пора выкупать. Завтра же с утра.
   – Что-то происходит?
   – Да. И раз уж вы в этом участвуете, покупайте сколько можете по двадцать три, после чего ждите начала гонки.
   – И к какому результату она может привести?
   – К двойному.
   Шесть часов спустя, еще до рассвета, Клей уже сидел в своем кабинете, пытаясь подготовиться к новому безумному дню. И с нетерпением ожидал открытия торгов на бирже. Список дел, назначенных на сегодня, занимал две страницы. В первую очередь они касались труднейшей задачи как можно скорее нанять десять новых адвокатов и арендовать для них помещение. Задача казалась почти невыполнимой, но выбора не было. В половине восьмого Картер позвонил риэлтору, выдернув того из-под душа. В половине девятого состоялась десятиминутная беседа с только что потерявшим работу молодым адвокатом Оскаром Малруни. Бедолага был звездой своего курса в Йеле, по окончании университета сразу же получил хорошее место и вот теперь оказался на улице из-за того, что фирма-гигант, в которой он трудился, взорвалась изнутри. Парень женился два месяца назад, и ему отчаянно была нужна работа. Клей нанял его за семьдесят пять тысяч в год. У Малруни было четверо друзей, все выпускники Йеля, которые тоже оказались не у дел и искали работу. Клей велел привести и их.
   В десять он позвонил своему брокеру и попросил выкупить проданные акермановские акции, на чем заработал миллион девятьсот тысяч с мелочью, и сразу же купить еще двести тысяч акций по двадцать три доллара за счет маржи[11], добавив недостающее из кредита по открытому счету. Все утро он следил за ходом торгов по Интернету. Ситуация не менялась.
   Малруни появился в полдень с четырьмя друзьями, как юные бойскауты, горевшими нетерпением приступить к работе. Клей нанял всех, поручил взять напрокат мебель, подключить телефоны – словом, сделать все необходимое для того, чтобы начать новую для них карьеру младших адвокатов-"массовиков". Оскар получил задание подобрать еще пятерых, коим предписывалось самостоятельно найти для себя помещение и так далее.
   Так родилось «Йельское отделение» фирмы.
* * *
   В пять часов дня по восточному времени компания «Фило продактс» объявила, что начинает скупать обычные акции «Лабораторий Акермана» по пятьдесят долларов на общую сумму четырнадцать миллиардов. Клей наблюдал разворачивающуюся драму на большом экране в зале заседаний в одиночестве, – все остальные висели на проклятых телефонах. Круглосуточные деловые каналы захлебывались новостью. Репортеры Си-эн-эн толпились у ворот нью-йоркской штаб-квартиры «Акермана», словно ожидая, что осажденная компания в полном составе вот-вот появится, чтобы выплакаться перед камерами.
   Бесконечная череда экспертов и рыночных аналитиков высказывала свои ни на чем не основанные мнения. Тема дилофта всплыла сразу же и повторялась многократно. Хотя «Лаборатории Акермана» уже несколько лет управлялись бездарно, дилофт, безусловно, подкосил компанию окончательно.
   Интересно, не являлся ли этот «Фило» производителем тарвана, клиентом Пейса? И не стал ли Клей одной из марионеток, способствовавших передаче контрольного пакета акций фармацевтической компании новому владельцу всего за четырнадцать миллиардов? И что самое тревожное: как все это отразится на будущем компании и соответственно на деле о дилофте? Хотя было очень приятно подсчитывать новые барыши от акермановских акций, Клей не мог не задаваться вопросом, долго ли все это продлится.
   Но суть состояла в том, что просчитать это было невозможно. Он стал лишь пешкой в гигантской деловой игре, которую вели две корпорации-колосса. У «Лабораторий Акермана» имеются активы, утешал он себя. Компания выпустила на рынок очень опасный продукт, который причинил вред многим людям. Прежде всего нужно думать о правосудии.
   Пэттон Френч позвонил из самолета, он находился где-то между Флоридой и Техасом, и попросил Клея никуда не отлучаться в течение ближайшего часа. Управляющий комитет истцов должен провести срочное селекторное совещание. Секретарь Френча в настоящий момент его организовывает.
   Через час Френч снова был на проводе, уже из Бомонта, где на следующий день встречался с адвокатами, которые вели дело о каком-то антилипидном препарате и нуждались в его помощи. Это дело тоже стоило кучу денег. К сожалению, ему не удалось найти других членов комитета. Он уже переговорил с Барри и Харри, их переход контрольного пакета акций к «Фило продактс» не пугал. «„Акерман“ владеет двенадцатью миллионами собственных акций, которые в настоящий момент стоят минимум пятьдесят долларов за штуку и, вероятно, подорожают еще, прежде чем уляжется пыль, – считали эксперты. – Таким образом компания только что лишь на марже заработала шестьсот миллионов. Кроме того, правительство должно утвердить переход контрольного пакета, а оно, прежде чем дать согласие, обычно требовало уладить все юридические претензии. Плюс фирма „Фило продактс“ прославилась именно своей склонностью обходить суды стороной. Они свои дела улаживают быстро и тихо».
   Очень похоже на тарван, подумал Клей.
   – В конечном итоге это хорошая новость, – заключил Френч. Клей слышал, как где-то рядом жужжит факс. Он живо представил, как Френч вышагивает по салону самолета в ожидании трапа. – Я буду держать вас в курсе. – И Френч дал отбой.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 [20] 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация