А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Король сделки" (страница 11)

   Глава 11

   На сей раз апартаменты были сняты в другом отеле. Пейс все время курсировал по округу, словно его преследовали сонмы шпионов. Обменявшись короткими приветствиями, мужчины перешли к делу. Клей заметил, что жизнь под прессом тайны сказалась на Пейсе. Атлет выглядел усталым. Движения стали нервными, речь слишком быстрой. Ни улыбок, ни вопросов о рыбалке на Багамах. Пейс был решительно настроен покончить с делом, не важно, с чьей помощью – Клея ли, либо другого адвоката из своего списка. Они сели за стол, открыли блокноты, приготовили ручки.
   – Полагаю, пять миллионов за каждого убитого – более уместная сумма, – начал Клей. – Конечно, они лишь уличные мальчишки, чья жизнь не имеет существенной экономической ценности, но то, что сделал ваш клиент, могло бы стоить ему миллионных штрафов. Так что суммируем стоимость товара и штрафа и получаем пять миллионов.
   – Парень, находившийся в коме, прошлой ночью умер, – сообщил Пейс.
   – Стало быть, у нас шесть жертв.
   – Семь. В субботу утром появилась еще одна.
   Клей столько раз за эти дни умножал пять на шесть, что теперь затруднился с ходу произвести новые вычисления.
   – Кто? Где?
   – Неприятные подробности потом, ладно? Должен заметить, это был очень долгий уик-энд. Пока вы рыбачили, мы отслеживали все звонки по 911, для чего в таком городе, как наш, да еще в выходные, нужна маленькая армия.
   – Вы уверены, что это убийство тоже спровоцировано тарваном?
   – Уверены.
   Клей стал царапать что-то бессмысленное в блокноте, выигрывая время.
   – Итак, сойдемся на пяти миллионах за каждую смерть, – сказал он наконец.
   – Согласен.
   По пути из Абако Клей убедил себя в том, что это лишь игра в крестики и нолики. Нужно думать не о реальных деньгах, а просто представлять себе цепочку нулей, стоящих после неких цифр. На время надо забыть о том, что можно купить на эти деньги, забыть обо всех судьбоносных переменах, которые они сулят. Забыть о всяких там жюри присяжных. Просто играть в крестики и нолики. Не обращать внимания на острый нож, бередящий душу. Притвориться железным. И помнить главное: твой оппонент слаб, напуган, при этом баснословно богат и очень виновен.
   Клей сглотнул комок в горле и заговорил непринужденно:
   – Гонорар адвоката тоже недостаточен.
   – Неужели? – Пейс наконец улыбнулся. – Десять миллионов – мало?
   – Для такого дела – да. Ваши расходы были бы серьезнее, если бы дело вела крупная юридическая фирма.
   – Вы быстро схватываете.
   – Половина суммы уйдет на уплату налогов. Накладные расходы, запланированные вами для меня, весьма высоки. Я ведь должен в считанные дни открыть работоспособную юридическую фирму, причем в престижном районе города. Кроме того, я хотел бы кое-что сделать для Текилы и других обвиняемых, которые пострадают вследствие всего этого.
   – Назовите свою цену. – Пейс уже что-то записывал.
   – Пятнадцать миллионов позволят мне легче преодолеть переход в новое качество.
   – Кидаете дротики?
   – Нет, просто торгуюсь.
   – Значит, в общей сложности вы хотите пятьдесят миллионов – тридцать пять семьям погибших и пятнадцать себе. Я правильно понял?
   – Правильно.
   – Договорились, – сказал Пейс, протягивая руку. – Поздравляю.
   Клей пожал его руку и не нашел что сказать, кроме «спасибо».
   – Вот контракт, в нем оговорены некоторые детали и условия. – Макс достал бумаги из кейса.
   – Какого рода условия?
   – Прежде всего вы ни словом не упоминаете о тарване ни Текиле Уотсону, ни его новому адвокату, ни кому бы то ни было из других подзащитных, имеющих отношение к этому делу. В противном случае вы подвергнете моего клиента серьезной опасности. Как мы уже говорили, состояние наркотического опьянения не является аргументом в пользу обвиняемого. Это могло бы послужить смягчающим обстоятельством при вынесении приговора, но мистер Уотсон совершил убийство, и, что бы он ни говорил, сути дела это не изменит.
   – Я понимаю это лучше, чем вы.
   – Тогда забудьте об убийцах. Теперь вы представляете интересы семей погибших. Вы – по другую сторону баррикады, Клей, примите это как данность. Согласно договору, пять миллионов будут перечислены вам авансом, еще пять – по истечении десяти дней, остальные пять – по достижении соглашения. Если вы проговоритесь о тарване, контракт будет считаться расторгнутым. Нарушите оговоренные условия – потеряете прорву денег.
   Клей кивал, не отводя взгляда от толстой пачки документов, лежавших на столе.
   – Самое существенное здесь то, что соглашение сугубо конфиденциальное, – продолжал Макс, постукивая пальцем по контракту. – В нем полно темных тайн, которые вы обязаны скрывать даже от своей секретарши. Например, имя моего клиента не должно упоминаться ни при каких обстоятельствах. На Бермудах основана теневая корпорация с новым подразделением в голландской части Антильских островов. Она подчиняется швейцарской компании со штаб-квартирой в Люксембурге. Цепочка бумажной отчетности начинается ниоткуда и кончается нигде, проследить ее не смог бы даже я. Ваши новые клиенты получают немалые деньги, поэтому вряд ли станут задавать вопросы. Не думаю, что с ними возникнут проблемы. Что касается вас, – вы сделаете себе состояние. Об угрызениях совести и высоких моральных принципах говорить не будем. Просто берите деньги, делайте свою работу, и все от этого только выиграют.
   – Просто продайте свою душу?
   – Я же сказал, оставьте нравственные терзания. Вы не делаете ничего неэтичного. Просто добываете колоссальные компенсации для клиентов, которые понятия не имели, что им кто-то что-то должен. Это не называется «продавать душу». Ну а ваше внезапное обогащение... Вы же не первый адвокат, на которого удача свалилась с неба.
   Пока Макс заполнял какие-то графы в многостраничном контракте, Клей размышлял об авансе в пять миллионов долларов. Потом Пейс пододвинул ему бумаги и пояснил:
   – Предварительное соглашение. Прочтите, подпишите, после этого я сообщу вам еще кое-что о своем клиенте. А пока пойду закажу нам кофе.
   Клей взял контракт, подержал – тот с каждой секундой казался все тяжелее, – затем начал читать первый абзац. Макс по телефону заказывал кофе.
   Прежде всего Клею надлежало немедленно, сегодня же, уволиться из БГЗ и отозвать свое согласие защищать Текилу Уотсона. Бумаги, связанные с открытием новой конторы, были подготовлены и прилагались к контракту. Мистер Картер должен был без промедления зарегистрировать свою адвокатскую фирму, нанять штат служащих, открыть банковский счет и так далее. Типовой проект устава адвокатской конторы Дж. Клея Картера-второго также прилагался. Ему вменялось как можно быстрее связаться с семьями пострадавших и начать проводить работу по выработке мирового соглашения.
   Когда принесли кофе, Клей еще читал контракт. Макс в другом конце апартаментов разговаривал по сотовому – он с серьезным видом что-то хрипло шептал в трубку, видимо, передавал последние новости своему шефу. А может, проверял по своей агентурной сети, не произошло ли новое убийство по вине тарвана. Поставив подпись на одиннадцатой странице, Клей мог рассчитывать в тот же день получить на свой счет пять миллионов долларов; эту сумму Макс уже аккуратно внес в соответствующую графу. Когда Клей выводил росчерк, рука у него дрожала – не от страха и не от нравственных угрызений, а от изумительного вида множества нулей.
   Покончив с первой порцией бумаг, они покинули отель и сели в роскошный автомобиль, управляемый тем самым телохранителем, который встречал Клея в вестибюле «Уилларда».
   – Предлагаю первым делом заняться открытием счета, – мягко, но решительно сказал Макс.
   Клей казался себе сейчас Золушкой, отправляющейся на бал, настолько все походило на сказку.
   – Прекрасная мысль, – с трудом выдавил он.
   – Вы предпочитаете какой-нибудь определенный банк? – спросил Пейс.
   В нынешнем банке Клея были бы потрясены предстоящими переменами. Ему едва удавалось сохранять на счету необходимый минимум, и значительное поступление вызвало бы переполох. Как-то служащий банка позвонил ему, чтобы сообщить, что на его счет переведена небольшая ссуда, так Клей почти увидел, как управляющий, глядя на распечатку, рот открыл от удивления.
   – Уверен, у вас уже есть какой-нибудь на примете, – сказал он.
   – Мы часто прибегаем к услугам банка «Чейз»[7]. Там все операции проходят более гладко.
   Стало быть, «Чейз», с улыбкой подумал Клей. Какая разница, лишь бы переводы проводились быстро.
   – В банк «Чейз», на Пятнадцатую, – скомандовал Макс водителю, который и так ехал в нужном направлении. «Пожарный» достал из кейса еще какие-то бумаги. – Это договор аренды и субаренды на ваш офис. Помещение престижное, как вы знаете, и, следовательно, недешевое. Мой клиент арендовал его через подставную компанию на два года за восемнадцать тысяч в месяц. Мы сдадим его вам по той же цене.
   – Это четыреста тысяч в год – ни больше ни меньше.
   Макс улыбнулся и сказал:
   – Вы можете себе это позволить, сэр. Привыкайте мыслить как адвокат, не стесненный в средствах.
   Представительный вице-президент уже ожидал их. Макс назвал нужное имя, и перед ними мгновенно расстелили красную ковровую дорожку. Клей подписал необходимые документы и вступил в права владения счетом. По словам вице-президента, деньги должны были быть переведены к пяти часам того же дня.
   Мужчины снова сели в машину. Вид у Макса был исключительно деловой.
   – Мы взяли на себя смелость подготовить проект устава вашей фирмы, – сказал он, передавая документ Клею.
   – Я его уже видел, – ответил тот, продолжая размышлять о трансфере.
   – Это типовой вариант – ничего особенного. Зарегистрируйте его через Интернет. Заплатите по кредитке двести долларов, и вы в деле. Это займет не больше часа. Можете сделать это из своего кабинета в БГЗ.
   Держа бумаги в руках, Клей смотрел в окно. Перед светофором справа от них остановился светло-коричневый «Ягуар XJ», и мысли Клея переключились на автомобили. Он не мог, как ни старался, сосредоточиться на деле.
   – Кстати, о БГЗ, – говорил между тем Макс. – Когда вы собираетесь заняться формальностями?
   – Давайте сделаем это прямо сейчас, – предложил Клей.
   – На Восемнадцатую, – распорядился Макс небрежно, но шофер, похоже, ничего не пропускал мимо ушей. Снова обращаясь к Клею, Пейс спросил: – Вы уже подумали насчет Родни и Полетт?
   – Да, поговорю с ними сегодня же.
   – Отлично.
   – Рад, что вы одобрили.
   – У нас есть еще несколько человек, которые ориентируются в городе, как у себя дома, и могут оказаться полезными. Они будут работать на нас, но вашим клиентам этого знать не следует. – Говоря это, он кивнул в сторону водителя. – Нельзя расслабляться ни на минуту, пока все семь семей не станут вашими клиентами.
   – Но Родни и Полетт придется все рассказать.
   – Почти все. Только они в вашей фирме будут в курсе дела. Но и они не должны знать названий лекарства и корпорации, тем более – видеть тексты соглашений. Их мы тоже составим для вас.
   – Однако им необходимо представлять, что мы предлагаем клиентам.
   – Разумеется. Они обязаны убедить клиентов взять деньги, но им не должно быть известно, от кого эти деньги исходят.
   – Это будет непросто.
   – Давайте сначала наймем их.
   Если кто-то в БГЗ и переживал из-за отсутствия Клея, то этого не было заметно. Даже бдительная мисс Глик, озабоченная телефонными разговорами, не задала обычного вопроса «Где ты был?». У него на столе лежала дюжина сообщений, теперь уже не важных, поскольку ничто здесь больше не имело значения. Гленда уехала в Нью-Йорк на какую-то конференцию, и ее отсутствие, как всегда, означало более долгий обеденный перерыв и множество проблем. Клей быстро написал заявление об уходе и отправил Гленде по электронной почте. Закрыв дверь в кабинет, он собрал свои вещи в два портфеля, оставив старые книги и еще кое-какие предметы, к которым некогда был привязан. Всегда ведь можно вернуться сюда, подумал он, понимая, что этого не будет никогда.
   Стол Родни находился в крохотном закутке, который тот делил еще с одним параюристом.
   – У тебя найдется минутка? – спросил Клей.
   – Вообще-то я занят, – ответил Родни, едва подняв голову.
   – В деле Текилы Уотсона намечается прорыв. Это займет всего минуту.
   Родни нехотя заткнул ручку за ухо и последовал за Клеем в его кабинет с опустевшими уже полками. Когда они вошли, Клей запер дверь.
   – Я увольняюсь, – начал он почти шепотом.
   Они проговорили около часа. Все это время Пейс нетерпеливо ждал в спортивно-прогулочном автомобиле, припаркованном у тротуара в неположенном месте. Когда Клей появился в дверях с двумя пухлыми портфелями, Родни сопровождал его. Он тоже нес толстый портфель и набитую бумагами пластиковую сумку. Направившись к своей машине, Родни в мгновение ока исчез. Клей уселся в машину Пейса и доложил:
   – Он с нами.
   – Какая неожиданность, – съязвил Макс.
   В офисе на Коннектикут-авеню они застали дизайнера, которого Макс попросил задержаться. Клею предложили широкий выбор дорогой офисной мебели, которая имелась на складе и могла быть доставлена в течение двадцати четырех часов. Он указал несколько образцов – все из верхней части прейскуранта – и подписал наряд-заказ.
   В помещении как раз ставили телефоны. После ухода декоратора явился консультант по компьютерам. Видя, как утекают деньги, Клей в какой-то момент пожалел, что не потребовал у Макса побольше.
   Вскоре после пяти Макс, выходя из свежеотремонтированного кабинета и засовывая в карман мобильник, сообщил:
   – Деньги переведены.
   – Пять миллионов?
   – Именно. Вы теперь мультимиллионер.
   – Я ухожу, – сказал Клей. – До завтра.
   – Куда направляетесь?
   – Хватит вопросов, ладно? Вы мне не начальник. И прекратите следить за мной. Мы же подписали соглашение.
   Картер прошел несколько кварталов по Коннектикут-авеню – наступил час пик, улица была запружена толкающимися людьми, но он лишь глупо улыбался и, казалось, летел, не касаясь ногами тротуара, – до Семнадцатой, откуда открывался вид на Зеркальный пруд и колонну Вашингтона, где мириады школьников фотографировались, сбиваясь в кучки. Повернув направо, Клей прошел через парк Конституции, миновал мемориал павших на войне во Вьетнаме, остановился у киоска, купил две дешевых сигары, закурил и направился дальше, к ступеням мемориала Линкольна, на которых долго сидел, глядя на видневшийся вдали Капитолий.
   Поразмыслить трезво, спокойно никак не удавалось. Мысли захлестывали и вытесняли одна другую. Он думал об отце, который жил на чужой рыболовецкой яхте и притворялся, будто это прекрасно, хотя едва сводил концы с концами и сильно пил, чтобы не думать о нищете. Пятьдесят пять лет – и никакого будущего. Потом, попыхивая сигарой, Клей мысленно, забавы ради, подсчитал, во сколько обойдется все, что он хотел купить, – новый гардероб, по-настоящему хороший автомобиль, стереосистема, несколько путешествий. Все, вместе взятое, составило ничтожную часть его нынешнего состояния. Вопрос об автомобиле оказался не таким простым. Машина должна быть престижной, но без претензий.
   И разумеется, следовало сменить адрес. Надо поискать солидный старинный дом в Джорджтауне. Клею доводилось слышать легенды о том, что порой такие дома стоят до шести миллионов, но ему такой дорогой был ни к чему. Он не сомневался, что удастся найти что-нибудь подходящее в пределах миллиона.
   Миллион туда, миллион сюда.
   Клей подумал о Ребекке, но не стал задерживаться на мыслях о ней. Последние четыре года она была единственным другом, с которым он делился всем. Теперь ему было не с кем поговорить. Прошло всего пять дней с момента их разрыва, но за это время столько всего произошло, что ему некогда было о ней думать.
   – Забудь о Ван Хорнах! – вслух приказал он себе и выпустил густое облако сигарного дыма.
   Надо сделать крупное пожертвование в Пьедмонтский фонд на нужды борьбы за сохранение природы северной Виргинии. Нанять специального сотрудника, чьей единственной обязанностью будет отслеживать последние покушения на нее корпорации БВХ. Сделать все возможное, чтобы быть в курсе новых проектов Ван Хорна и в случае необходимости нанять адвокатов для защиты интересов мелких землевладельцев, не подозревающих пока, что им грозит соседство с Беннетом-Бульдозером. Уж он развернется на ниве защиты окружающей среды!
   «Забудь об этих людях», – повторил он мысленно.
   Закурив вторую сигару, Клей позвонил Ионе, который отрабатывал свои несколько часов в компьютерном магазине.
   – Я заказал столик в «Цитронелле» на восемь вечера, – сообщил он. В настоящий момент это был самый модный французский ресторан в округе.
   – Ну разумеется, – включился в розыгрыш Иона.
   – Я серьезно. Будем праздновать мой переход на новую работу. Все объясню при встрече. Приходи обязательно.
   – А можно с подругой?
   – Ни в коем случае.
   Иона никуда не ходил без очередной подружки. Клей был намерен переехать в новый дом один и не собирался завидовать героическим постельным подвигам своего соседа. Он позвонил еще двум, однокашникам, но обоих, обремененных детьми и всякими семейными обязательствами, как выяснилось, следовало пригласить заранее.
   Итак, ужин вдвоем с Ионой. Что ж, это всегда сулило приключение.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 [11] 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация