А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Варяг" (страница 1)

   Александр Мазин
   Варяг

   Часть первая
   Кулак как орудие выживания

   Глава первая,
   в которой бывший десантник Серега Духарев наивно
   полагает, что стал объектом веселой мужской шутки

   «Эх, сейчас бы кружечку пива,– подумал Серега Духарев, не разлепляя глаз.– Всего одну кружечку, и – как рукой…»
   Сквозь вполне знакомую головную боль (нажрался вчера, надо полагать, знатно!) постепенно пробивались и другие ощущения: тупая боль в спине, поганый привкус во рту, цвирканье птичек…
   «Мать моя… – подумал Серега.– Чего это они расчирикались среди зимы? И почему спине неуютно?»
   Любопытство подвигло Духарева к разлеплению одного глаза…
   …после чего он тут же разлепил и второй и тупо уставился вверх.
   Потолка над головой не было. Вместо него телебомкались под ветерком резные дубовые листья. Этот же ветерок, нежный, как девичья ладошка, оглаживал небритую физиономию Духарева.
   «Все,– подумал он обреченно.– Крыша тютю!»
   И сел.
   Неприятные ощущения в спине тут же объяснились: желуди.
   Серега с кряхтением поднялся во весь свой стодевяностотрехсантиметровый рост, сорвал дубовый листочек, пожевал задумчиво…
   «Может, я умер? – подумал Серега.– Может, я в раю?»
   Сомнительно. С таким характером, как у него, даже в ад без пропуска не пустят.
   «И где ж я вчера квасил? – подумал Серега.– Или не вчера?»
   Судя по погоде, с момента, к которому относились последние воспоминания Духарева, минуло минимум полгода.
   «А может, я в Австралии?»
   Думать было лениво. По крайней мере – без бутылки пива. А лучше – двух.
   Последним воспоминанием Сереги была поездка в Москву. С друганами Вовкой и Димкой. Димка вез в столицу какую-то текстильную лабуду на продажу, а Серегу с Димкой взял вроде бы за компанию. Ну и для охраны тоже. Может, это Вовка? Вовка – еще тот приколист. Вполне мог напоить и сунуть в самолет на Австралию или какую-нибудь Бразилию. А там договориться с аборигенами, промаксать, чтобы сволокли в лесок и запечатлели, как Духарев очухивается среди австралийских лесов!
   – Эй! – гаркнул Серега.– Хорош дурить!
   Единственный результат – возмущенная сорока, сорвавшаяся с соседнего дерева.
   Интересно, есть ли в Австралии дубы? И сороки…
   – Я пить хочу! – громко заявил Духарев, подумал немного и добавил: – И выпить.
   На этот раз его даже сорока не поддержала.
   Духарев сплюнул на травку, облегчил душу простым русским словом и побрел куда глаза глядят.
   К счастью, глядели они в нужную сторону, и спустя некоторое время он набрел на озерцо в четверть километра шириной. Вода в озерце выглядела чистой. Такой и оказалась. Серега напился (плюнув на дизентерийные и прочие палочки), умылся, слегка ожил, побрел дальше и вскоре наткнулся на густющий малинник. В самой середке малинника шуровал какой-то мужик.
   – Здорово! – крикнул, подходя, Духарев.– Слышь, где это я, а?
   Мужик выпрямился… и оказался вовсе не мужиком, а бурым мохнатым мишкой со слюнявой клыкастой мордой.
   Серега в прямом смысле этого слова остолбенел. То есть он понимал, что надо валить. И очень быстро, но… Не мог.
   Зато мог мишка. Ух он и дернул – только ошметки кустов в стороны разлетелись!
   Духарев перевел дух.
   – Во! – сказал он больше для самоуспокоения.– Человек – это сила!
   И принялся за малину. Не пропадать же добру.
   От ягод в желудке не потяжелело, но дурной вкус во рту сменился приятным. Духарев покинул малинник и почапал дальше. Направление выбрал – чтобы солнце в затылок светило. Настроение улучшилось: тепло, воздух чистый, деревья большие… Знать бы еще, где и куда идешь.
   Часика через полтора Духарев вышел на дорогу.
   Вдоль дороги тянулись две закаменевшие колеи. Слишком узкие для автомобильного колеса, но Серега, обрадованный близостью цивилизации, не придал сей узости значения. Настроение поднялось еще на пару пунктов, даже голова, кажись, болеть стала поменьше.
   – Я пока что молодой бог! И наверно, у меня опыта нет! – громко запел Духарев, безжалостно перевирая и слова, и мелодию.– Ты, девочка моя!..
   Они появились внезапно. Словно из-под земли выскочили.
   Человек шесть. Все низкорослые, в коже с ног до головы, бородатые и с палками-рогульками. На рожах – черным и красным – широкие полосы и зигзаги. Приколисты, одним словом.
   Духарев остановился. А что еще делать, если дорогу загородили?
   «Что еще за, на хрен, австралийские волосатые панки?» – подумал он.
   – Хау-ду-ю-ду, мужики! – сказал он.– Какие проблемы?
   Панк постарше и повыше (видно, главный) перекинул свою рогульку в левую руку, а правую протянул Духареву. Но не с целью поздороваться, а с характерным движением пальцев: мол, давай, что есть ценного.
   – Не пойдет,– покачал головой Духарев.
   Не очень-то он испугался. Самый крупный панк макушкой и до подбородка Духареву не доставал, а палки им не помогут. Уж в чем, в чем, а «насчет подраться» Серега был крут. Обучен. Да и силушкой Бог не обидел.
   – Ну-ка! – гаркнул Духарев, шагнув вперед.– С дороги, мать вашу!
   Сосед главного панка тут же ткнул Серегу рогулькой в грудь.
   Ну, пеняйте на себя, волосатые!
   Духарев перехватил палку, рванул – и панк шлепнулся на дорогу. Второго, сунувшегося сбоку, Серега встретил таким классным маваши, что от соприкосновения с духаревским ботинком панк воспарил птичкой и планировал метра три…
   На этом все кончилось.
   В затылке Духарева взорвалась маленькая, но вполне термоядерная бомба, и он выпал из странной действительности. А когда впал в нее обратно, то обнаружил, что распластан на дороге и пришпилен к ней, как бабочка-махаон, угодившая в лапы садиста-энтомолога. Четверо панков придавили рогульками Духареву руки-ноги, а пятый прижал рогатку к горлу. Положение из разряда «отпрыгался».
   Старший панк быстро обшмонал Духарева, но почему-то карманов не проверил, а вот пояс ощупал с большим вниманием. Беглого внимания панка удостоился ножик в пластмассовом чехле-рыбке. Однако когда китайское лезвие легко согнулось в его пальцах, панк с заметным пренебрежением бросил ножик на землю.
   – И зачем дрался, дурачок? – спросил он.
   Речь была непривычно цокающая: «Зацем дрался, дурацок?» – но безусловно русская.
   – Денег нет,– продолжал между тем разочарованный панк.– Одежка дрянь,– он пренебрежительно дернул линялую джинсину,– обувка – дрянь,– пинок обутой в кожаный сапожок по десантной бутсе Сереги,– оружья нету, даже ножа правильного нету. Что за человек? Зачем дрался?
   Панк выпрямился.
   – На, дурачок! – На живот Духарева упала монетка. И уже своим: – Пошли, что ли.
   И странная компания растворилась в лесу так же неожиданно, как и возникла.
   А Серега Духарев остался валяться на дороге, в пыли, с монеткой на пузе. И чувствовал он себя без всякого преувеличения, как обосранный.
   Минутки через две лежать в пыли ему надоело, и он сел. Поднял дареную монетку – металлический кружок из зеленого металла с неровными краями. Как ребенок ножницами из бумаги вырезал. На одной стороне монетки была изображена палочка с перекладиной, вроде виселицы. На другой нечто, отдаленно напоминающее мышь. Опять-таки в детском изображении.
   Духарев встал, пощупал затылок: крови в волосах нет, одна пыль. И на том спасибо. Бивали его и сильней. Намного. Серега потрогал золотую цепочку на шее, по странной случайности не замеченную грабителями, и подумал, что говорили «панки» по-русски, значит, не в Австралии он, а дома. Наверняка где-нибудь в замшелой глубинке, зато в России-матушке. Уже хорошо.
   Серега сунул монетку в карман (сувенир!) и побрел дальше.

   Глава вторая,
   в которой почти ничего не происходит, зато у Духарева
   появляется ощущение, что у кого-то поехал шифер: или у него самого, или у всего окружающего мироздания

   Позади послышался скрип и топот. Серегу нагонял экипаж странного вида: разболтанная телега, влекомая сивой лошадкой. По обе стороны телеги, держась за борта, трусили двое мужичков-боровичков, бородатых, низеньких и коренастых. Завидев Духарева, мужички тут же влезли в телегу и продемонстрировали ему пару топоров.
   Духарев набычился, но, памятуя о «панках», сошел с дороги. Получить топором по башке не улыбалось. Телега прогрохотала мимо, но шагов через двадцать остановилась.
   – Эй, паря! – окликнули его.– Куда ноги несут?
   – Никуда! – буркнул Духарев, тоже останавливаясь.– Денег у меня нету!
   Мужички захихикали, потом один махнул рукой:
   – Давай к нам!
   Духарев помотал головой.
   – Не бойся, дурень! – крикнул второй мужик. Борода у него была рыжая, а у первого – желтая. Вот и все различие.– Не бойсь! Мы не тати. Сала хочешь?
   Духарев подошел, запрыгнул на телегу. Второй мужик так же молча протянул ему шмат соленого сала и черную лепешку, крепостью соревнующуюся с кирпичом.
   Первый свистнул, и лошаденка потрусила дальше.
   – Тя как кличут? – спросил рыжебородый.
   – Сергей.
   – Диковинное имя. Ты че, хузарин?
   – Тю, Голомята! Какой хузарин? Вишь, как сало трескает! – вмешался желтобородый.
   – Ну, всяко бывает,– отозвался рыжий.– Я вот Голомята. А умник этот – Терщок. Мы купца Горазда людишки. Вольные, не холопы! Сам чей?
   – Ничей,– Серега энергично работал челюстями.
   – А где ж такие лбы растут? – ехидно осведомился Трещок.– Ты, часом, не дедки Водяного внук?
   – Нет,– кратко ответил Духарев.
   – А че смурной такой да пужливый? Обидел кто?
   – А вам такие, с мордами размалеванными, не попадались?
   Оба мужичка захихикали.
   – Попадались,– сказал Трещок.– То Перши Лебеды ватажка.
   И снова захихикали.
   – Что смешного? – буркнул Серега. Показалось ему: бородачи над ним издеваются.
   – Нас не трогают,– пояснил Трещок.– Перша к Гораздовой средненькой сватается. Завсегда привет передает.
   – Токо Горазд все одно девку не отдаст,– сказал Голомята.– Перша богатый, да и Горазд не побирушка. За гридня отдаст, за ватажника – ни в жисть.
   – Перша ране гриднем у ослецкого воеводы был,– поведал Трещок.– Да воевода выгнал: умничал много.
   «У кого-то из нас крыша точно поехала! – отстраненно подумал Духарев.– А может, и не поехала? Может, это староверы какие-нибудь или, там, духоборы? А почему, собственно, нет? Вон эти, которые Кришну харят, еще и не в таких прикидах ходят!»
   – Че-т, одежка на тебе чудная, Серегей,– желтобородый Трещок пощупал духаревскую рубаху.– Тонка больно. Холстина, чай, ненашенская?
   – Нет,– буркнул Серега.
   – А все ж, откель сам будешь, паря? – Желтобородого снедало любопытство.
   – Издалека,– отрезал Духарев.
   Трещок шевельнул плечами: дело твое – и заговорил уже с Голомятой.
   К их беседе Серега прислушиваться не стал: все равно непонятно, о чем речь.
   Телега катилась не быстрей пешехода и рессорами оборудована не была. Духарев привык к другим скоростям, но уж лучше трястись на телеге, чем лежать под ногами у еще какого-нибудь Перши.
   Серега попытался осмыслить происшедшее. Происшедшее не осмысливалось. Нет, Духарев, конечно, не доктор философских наук, но башка у него варит, это все признавали. Хотя бы потому, что Серега дважды, причем честно, без взятки, поступал в универ. А что вылетал потом, так это не по глупости, а… по другим причинам. Правда, бабки зарабатывать головой у Духарева пока как-то не получалось. Да и не требовалось. Отслужил Серега в десантуре, куда, с разрядом по биатлону, он попал, считай, автоматом. В армии, правда, умение стрелять пригодилось меньше, чем умение бегать. А в зоне боевых действий он провел всего восемь дней. Хватило выше крыши. Получил касательное по черепушке – и десять месяцев прокантовался в госпиталях. Люди в белых халатах все никак не могли решить: съехал у него шифер или нет? Нормально отслужил, короче. Повезло.
   Дорога вильнула и вывернулась на опушку. Теперь слева зеленел луг, а пониже, за камышами, блестела речка. На речке чернели лодочки. Мирная такая картинка.
   Впереди Серега увидел высокий черный забор. Из-за забора поднимался дымок и доносился мерный звон. Будто кто-то лупил ломиком по рельсе. Телега миновала черные ворота, подпрыгнула на досках, перекрывших небольшой ручей, и покатилась дальше.
   Спутники Духарева перестали болтать. Трещок задремал, а Голомята кривым ножом выстругивал лошадку, занимался, так сказать, народным промыслом. Живая лошадка бежала сама по себе.
   Спустя некоторое время впереди открылся холм, а на холме – городок. Поселок сельского типа: деревянные домики с черными крышами, на макушке холма – дома покрупней. Что-то типа монастыря, только почему-то без крестов. Еще Серегу прикололо, что вокруг поселка – высоченный забор. Опасливо живут староверы.
   – Слышь, Голомята, а речка ваша как называется?
   Мужик отложил лошадку, ответил обстоятельно:
   – Речка наша Сулейкой зовется. А впадает в Двину, что к граду Полоцку течет. Бывал?
   Серега помотал головой.
   – Откуда ж ты идешь, паря? – удивился Голомята.– Лицом ты вроде наш, из кривичей, а говор мне незнакомый.– И добавил с важностью: – Дивно это мне, бывалому…
   Пока Голомята неспешно рассуждал о местных диалектах, Духарев безуспешно пытался соединить реальность с невозможностью. В географии Серега спецом не был, но где течет река Двина, знал прекрасно. И где город Полоцк стоит – тоже знал. Он еще мог поверить, что в какой-нибудь дикой Сибири есть места, не тронутые цивилизацией. Но не по эту сторону Уральских гор! Ни машин, ни линий электропередач…
   Серега потрогал затылок. Шишка. Вполне реальная и довольно болезненная. Какой там сон! Значит, шифер все-таки поехал?
   Повозка подкатилась к воротам. У ворот голый лохматый парень точил топор.
   – Здорово! – крикнул ему Голомята.
   – Здорово,– флегматично ответил парень.
   Качок. Даже не качок – боец. Мускулатура у парня – не накачанное мясо, а реальная железная мышца. Как у покойника Брюса Ли.
   Голомята покопался в сумке, выудил монетку, бросил парню. Тот поймал.
   – Как съездили? – спросил он.
   – Не в убытке.
   – А это кто с вами?
   Серега не сразу понял, что речь – о нем.
   – По дороге прибился. Его Перша ободрал.
   Парень отложил топор, встал.
   – Ох доиграется Перша! – посулил он, оглядел Духарева, констатировал: – А ниче парниша! Здоровый. Не пропадет. Кличут как?
   – Серегей! – вместо Духарева ответил Голомята.
   – Ишь ты! – удивился парень.– Чего умеешь, Серегей?
   – Зубы выбивать,– мрачно ответил Духарев.
   Парень ему не понравился. Наглый, как тамбовский бычок.
   Парень, впрочем, не обиделся. Или намека не понял.
   – Коли так, Голомята, вези его наверх. Может, сгодится в княжьи люди?
   – Дело,– согласился Голомята.– Свезу.
   И хлестнул лошаденку.
   Трещок так и не проснулся.
   Дорога шла узкая, между заборов. По обе стороны – деревянные тротуары. Лошаденка топала не спеша, гоняла хвостом мух. Все вокруг было такое настоящее… слишком настоящее для самого крутого глюка…
   Серега почесал стриженую макушку, поскрипел мозгами… и принял все как есть. Ничему не удивляться, не возмущаться. И не борзеть. По крайней мере, пока ситуация не прояснится. А пока рассматривать ее как приближенную к боевой. Провоевал Духарев совсем немного, но успел усвоить накрепко: главное – выжить. Те, кто удивляется, возмущается и умничает, возвращаются домой за казенный счет, под номером «200». Не борзеть. Однако и клювом не щелкать.
Чтение онлайн



[1] 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация