А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Место для битвы" (страница 31)

   Глава сорок шестая
   Парс

   Треснувшись о землю, Серега здорово ушиб бедро. Поначалу не заметил, даже встал сам, на коня взобрался. А когда, подъехав к князю, стал спешиваться – упал. Ему тотчас помогли: подняли. Причем те же гридни-нурманы, что недавно глядели презрительно. Еще бы! Серега им всем честь спас. А может, и жизнь. Как бы все обернулось, если бы битва была.
   И будто из сочувствия к Сереге, светлое небо потемнело, закапал дождик.
   – Шатер ему! Лекаря! – распорядился князь.
   – Да я ничего, нормально,– пробормотал Духарев, опираясь на плечи нурманов, поглядывая то на князя, то на оттесненных дружинниками друзей.
   – Отдыхай, витязь,– уронил Игорь.– Завтра поговорим. Иди!
   Серега не успел ничего сказать. Гридни приняли его на мускулистые руки, повели-понесли прочь. Духарев не сопротивлялся.
   Поставили шатер, внутри натянули на раму парусину, кинули овчину сверху – вот и кровать. Роскошная по походным меркам. Серегу внесли, уложили, помогли разоблачиться. Чуть позже приволокли знакомые переметные сумы с серебром, сложили грудой. Мол, видишь, варяг, ничего киевский князь не присвоил! А ты?
   Пришел лекарь. Громила семь на восемь с рожей палача, но руками на удивление мягкими. Помял, пощупал, смазал где требуется, напоил сладко-горьким отваром, сказал уважительно:
   – Поспи, витязь. Кости у тебя целы. День-два – и снова в седло сядешь.
   Ушел. Все ушли. Духарев слушал, как снаружи шумит воинский стан, как по-нурмански переговаривается у тонкой стенки шатра Серегина стража. Серега задремал…
   И проснулся от легкого дуновения.
   Входной полог шатра чуть приподнялся, и внутрь бесшумно проскользнул человек. Замер, привыкая к темноте. Сон слетел с Сереги вмиг. Меч лежал справа от кровати. Серега нашарил рукоять… Тело вялое, как опавший пенис, бедро ноет…
   «Ну-ка ша!» – скомандовал Духарев изношенному организму, и организм перестал скулить. Почувствовала требуха, чем дело пахнет.
   Кто это может быть? Ясно, что враг. Друг не вошел бы украдкой. Враг, которого пропустила стража. Кто? Убийца, посланный Скарпи? Очень похоже.
   Неизвестный двигался неслышно: трава скрадывала звук.
   «Как только подойдет – я ударю»,– подумал Духарев. Он очень надеялся, что сумеет ударить достаточно быстро, чтобы опередить убийцу. Вряд ли Скарпи отрядил бы на такое дело кого попало. У нурманов это – в порядке вещей. Серега слышал сагу о нурманском парне, который как-то ночью пробрался в дом своего кровника, отыскал в абсолютной темноте врага, прирезал его и так же бесшумно смылся. «Подвиг», достойный ниндзя. Чтобы это оценить, надо видеть нурманский «длинный» дом, где люди лежат вповалку, а от трофейного барахла просто ступить некуда. Правда, очень возможно, что «ястребы лебединых дорог» так перепились пива, что скандинавский «ниндзя» шагал прямо по спящим.
   Все это прокрутилось в Серегиной памяти в те несколько секунд, пока убийца неторопливо преодолевал те три метра, что отделяли вход от опорного шеста, за которым стояло низкое Серегино ложе.
   У шеста убийца остановился.
   «Ну же, давай!»– мысленно торопил его Духарев.
   А убийца взял и сел на землю. Увидел, что Серега не спит? Или решил выждать?
   Духарев ждал в напряжении, чувствуя, как бесполезно утекает аварийный запас сил. А убийца все сидел. Сереге было не видно, как тот сидит. А это было важно. От позы зависела скорость внезапного броска…
   Убийца глубоко вдохнул… Чуть слышно.
   «Сейчас…» – подумал Сергей, сжимая повлажневшую рукоять.
   – Ты не спишь, демон,– сказал убийца.
   Серегины пальцы разжались, и слабость тут же тяжеленным зверем навалилась на него.
   – Что входишь, как тать, черт тебя подери! – хрипло проговорил Духарев.
   – Не хотел тебя будить,– отозвался парс.– Я забыл, что демоны не спят. Извини.
   – Я не демон,– буркнул Духарев.– Что надо?
   – Меня ваш князь послал,– ответил парс.– Я же еще и лекарем сказался.
   – …И чародеем,– проворчал Духарев.
   – И чародеем,– легко согласился парс.– Князь велел тебя осмотреть, помочь, если получится…
   – …И заодно вызнать, куда я ромейское золото спрятал.
   – Верно,– подтвердил парс и подсел к Сереге ближе.
   – Ну и как, будешь вызнавать? – усмехнулся Духарев.
   – Да мне ни к чему,– совсем тихо отозвался парс.– Я ведь с вами был, когда вы золото прятали.
   Вот подонок!
   – Места ты все равно не знаешь! – хрипло проговорил Духарев.
   – Захочу – найду,– возразил парс.– Достаточно примерно знать. А найти… Видал, как воду лозой ищут? Так же и клады можно искать.
   «Вот дьявол! Правильно парни уговаривали его прирезать! – подумал Духарев.– Может, еще не поздно?»
   Рука, словно бы сама собой, опять нашарила меч…
   – Не надо меня рубить, демон,– спокойно произнес парс.– Я ничего не сказал князю. И не скажу.
   – Что тебе нужно? – голос Духарева дрогнул от сдерживаемого гнева.
   Парс сидел рядом, смотрел сверху на лежащего Серегу. Видел он его лицо или нет – сказать было трудно.
   – Я помню твои слова, демон,– сказал парс.– «Мертвым деньги не нужны». На вашем князе – печать Смерти. Не ты один ее видишь. Кому нужны мертвые покровители? Кому нужен враг-демон?
   – Я не демон! – прорычал Духарев.
   Парс засмеялся. Очень мелодично.
   – Я смеюсь не над тобой,– пояснил он тут же.– Я смеюсь, потому что смех прогоняет страх. А я тебя очень боюсь… варяг.
   И тут же, без всякой логики, попросил:
   – Возьми меня к себе служить! Я мудр. И умею многое…
   – Угу. Клады искать, например…
   – Мне не нужны деньги,– возразил парс.– Я буду служить тебе не за плату.
   – А за что? – Серега не верил в бескорыстие этого человека.
   – Мне ведомо, а ты увидишь,– уклончиво ответил парс.– Я буду верен тебе… варяг.
   – Допустим,– Серега еще колебался, но чаша весов склонялась в пользу парса. Он очень заинтересовал Духарева.– Допустим. Как, кстати, тебя зовут, парс?
   – Артак!
   Ответ последовал почти мгновенно, и так же мгновенно Серега понял, что парс соврал. Зачем, интересно?
   – Если ты хочешь служить мне,– строго произнес он,– то должен назвать мне свое настоящее имя.
   – Да, господин,– пробормотал парс.– Я знаю, что тебя невозможно обмануть…
   – Я жду,– напомнил Духарев.
   – Я… Мое имя Валарш,– чуть слышно прошептал парс.
   Сереге это ровным счетом ничего не говорило. Ничего, со временем выяснится, почему парс так не хотел называть свое настоящее имя. Что это – настоящее, Духарев не сомневался.
   – Я буду звать тебя – Артак,– милостиво произнес он.– Ты мой слуга.
   – Да, господин,– почтительно ответил парс.– Ты видишь.
   – Да,– важно подтвердил Духарев, которого очень развлекала эта игра.– А теперь займись тем, для чего тебя прислали.
   – Чем именно, господин?
   – Ты же назвался лекарем – вот и лечи. Или тебе свет нужен?
   – Зачем? – удивился парс.– Чтобы читать тело, мудрому свет не обязателен. Это же не рукопись.
   Парс взял Серегино запястье, подержал…
   – Ты силен, варяг,– сказал он.– Княжий костоправ поил тебя маком, но ты оказался сильнее отвара. Сердце у тебя – как у лошади. Я скажу князю, что ты не брал его золота.
   – Лучше не говори ничего,– возразил Сергей.– Как думаешь, он нас отпустит?
   – Ты ведь и сам знаешь, господин.
   – Да. Он неплохой человек, Игорь,– Серега вздохнул.– Если бы он меньше слушал нурманов…
   – Не обманывай себя, господин. Князь слушает того, кого хочет. Он плохой правитель, и ты это знаешь. Ты был бы лучшим.
   – Почему ты так считаешь?
   – Ты готов положить жизнь за своих, а он – нет. Потому он вынужден идти, куда они хотят.
   У вас ведь воины сами выбирают себе вождя. Если они узнают, каков он, то уйдут к другому.
   – А деньги?
   – Вот именно, господин. Деньги укрепляют верность, но верность за деньги не купишь. Он отпустит тебя и твоих друзей, господин. Ты прославил себя и один принес ему победу.
   Я шепнул кое-кому из воинов, что печенеги убежали не потому, что ты победил, а потому, что победил ты. Завтра об этом будут говорить, и слава твоя вырастет. Видишь, я могу быть полезным, господин.
   – Вижу,– согласился Духарев.– А теперь, можно, я немного посплю?
   – Спи. Я побуду здесь до утра. Князь знает.

   Глава сорок седьмая,
   в которой Духарев отказывается ехать с князем в Тмутаракань…

   Войско стояло два дня. Ждали, пока вернутся разведчики, посланные следить за отступающей ордой. Вернувшиеся доложили: печенеги ушли на Дон, к своим кочевьям..
   На второй день Серегу вызвали к Игорю. Скарпи с князем не было.
   Из бояр – только Асмуд.
   Князь расспрашивал о печенегах, которые пожгли городок. Серега сказал: те самые, от которых Духарева с друзьями выручили княжьи дружинники. Почему степняки привязались к варягам, объяснил так: обиделись за то, что побили их родичей в Тагане. Вранья тут не было, только умолчание. Еще Духарев рассказал о ромейской галере. И саму галеру описал так подробно, как мог, и толстого ромея, что на ней военачальником. Князь спросил про Халли. Серега худого о нурмане-командире говорить не стал. Похвалил воина. Расписал, как бился отважно, как стрелы ему добывал, как погиб, сражаясь один против дюжины. Не забыл сказать и об Элде.
   Сразу после этого разговора в Таган был отправлен воинский отряд: поддержать беззащитный городок.
   О золоте не было сказано ничего. И о будущем Игорь тоже не спрашивал. Может, ждал, что Серега сам об этом речь заведет? Но Духарев уже сказал все, что хотел. И даже больше.
   После князя Серегой «завладел» Асмуд. Увел в свой шатер, угостил вином, расспрашивал про Рёреха.
   Духарев с охотой рассказывал. Как встретились. Как Рёрех чуть его не пристрелил, но потом смилостивился и взялся делать из лоха воина…
   – Напрасно ты от него ушел,– заметил Асмуд.– Рано. Но это судьба. Скажи, Серегей, что ты про князя сказал… Переиграть нельзя?
   Духарев покачал головой.
   – Жаль. Люблю я его. С малых лет вместе.
   Асмуд печалился так искренне, что Серега все же дал совет:
   – Пусть не ходит в Искоростень. Не вернется.
   – Свенельд?
   Духарев опять отрицательно качнул головой:
   – Судьба. Отговоришь – может, и жив останется.
   – А может, и нет?
   – А может, и нет. Будущее не за ним, за сыном.
   – Он же малой!
   – Вырастет.
   Поговорили еще немного, добили бурдючок.
   – Мы в Тмутаракань пойдем,– сказал Асмуд. – Айда с нами!
   – Спасибо, но нам в другую сторону. Если князь отпустит.
   – Отпустит. Но лучше бы вам – с нами.– Добавил искусительно: – Время будет – покажу, чего даже Рёрех не знал, чему у ромеев научился. И серебро ваше в сохранности будет, и сами целы. А то ведь, сам знаешь, в степи нынче беспокойно. Напоретесь опять на копченых – помощи уже не будет.
   – Ничего, отобьемся! – легкомысленно заявил Духарев.
   Вчетвером в степи ему казалось безопасней, чем под охраной княжьей дружины, но поблизости от Скарпи. Может, сейчас Игорь, помня о выигранном поединке, и не напоминает о золоте, но со временем Серегины заслуги могут и забыться, а вот у золота такое свойство, что о нем правители не забывают никогда.

   На третий день войско стронулось в одну сторону, а Серега с друзьями – в другую.
   Артак к ним не присоединился. Сказал тихонько, что найдет их в Киеве. Сейчас, мол, нельзя ему показывать, что служит Духареву.
   Серега не возражал: найдет – хорошо, не найдет… Тоже хорошо. Не очень-то он Духареву симпатичен. Темный человек.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 [31] 32 33 34 35 36 37

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация