А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Долина откровений" (страница 9)

   Глава 9

   Нужно было видеть лицо метрдотеля итальянского ресторана, когда мы все шестеро отказались от алкоголя. Ибрагиму удалось убедить свою нервную подругу в необходимости этого укола. И мы дружно отказались от спиртного, когда нам принесли карты вин. Сомелье изумился не меньше метрдотеля. Он вообще не понимал, что происходит. Кроме Ибрагима, никто из нас не был похож на мусульманина, но наш дружный отказ вывел его из равновесия. Мы поужинали в несколько гнетущей обстановке. Феликс пытался шутить, но нам почему-то было не до смеха. Возможно, сказывался сложный перелет или действие лекарства. Нас тянуло в сон. После ужина мы почти не общались. Каждый поднялся в свой номер. Алла уже спала в кабине лифта, и Ибрагиму пришлось её даже поддерживать. Юлия держалась гораздо более стойко. Но когда мы оказались в коридоре, я понял, что самое лучшее для меня сейчас пойти спать. Я проводил её до дверей и пожелал спокойной ночи. Она обернулась. Честное слово, эта женщина меня просто поражала. У неё были такие зеленые глаза.
   – Ты не хочешь остаться? – спокойно спросила она, словно мы были знакомы уже много лет.
   – Не знаю, – ответил я, – у меня немного кружится голова. И хотя я днем поспал, но мне лучше отдохнуть у себя. По-моему, сказывается действие лекарства.
   – Как хочешь, – она была слишком гордой, чтобы меня упрашивать. И вообще слишком самостоятельной, слишком сложной, слишком непредсказуемой. Очень много этого «слишком». Мужчине нужна тихая гавань для семейного отдыха, а жизнь с такой особой тихого пристанища явно не обещала. Такие женщины безумно нравятся, с ними очень интересно, но жить с ними долго почти невозможно. А жениться на них просто глупо. Подобные женщины – идеальные любовницы и прекрасные друзья, но неважные супруги. Они органично смотрятся в любом салоне, на любом приёме, в любой компании дипломатов или коронованных особ. Но их невозможно представить на кухне, ухаживающей за вами, сидящей у вашей постели. А мужчинам иногда хочется быть маленькими детьми. И я даже порадовался, что мне сделали укол. Есть некая отговорка, чтобы остаться в своём номере.
   – Спокойной ночи, – пожелала мне с некоторым сарказмом Юлия. По-моему, она поняла, что я просто устал и повторять «на бис» вчерашние ночные подвиги буду не в состоянии. Я сделал вид, что не заметил её сарказма. Повернулся и отправился спать. Но как только я вошел в номер, раздался телефонный звонок. Это был всё тот же Равлюк.
   – Вы уже решили? – озабоченным голосом спросил этот тип. – Я взял вам билет на утро. Полетите с пересадками через Джакарту. Мы даже договорились, чтобы вас там посмотрел местный врач. Если будут какие-нибудь осложнения после укола.
   Это был уже перебор. Даже если бы я был абсолютным идиотом, я бы должен был заподозрить неладное. Откуда такая забота о моей персоне? И почему он так настойчиво пытается меня отсюда удалить? Но Равлюк был не аналитиком ФСБ, а хорошим оперативником в московской милиции. И поэтому он невольно подсказал мне вариант ответа.
   – У меня кружится голова, – сказал я почти правду, – и меня немного подташнивает. Боюсь, что утреннего перелета я просто не выдержу. Мне очень плохо. Возможно, даже придется завтра вечером остаться в Куала-Лумпуре. Поэтому утром я никуда не полечу…
   – Но если прилетит Гога…
   – Это его право. Пусть разбирается со своей бывшей возлюбленной. А вы, Григорий Георгиевич, должны нас защищать. И потом, какое отношение имеет его приезд ко мне? Я вообще не понимаю, что происходит. Сегодня я ночую в своём номере и не собираюсь никуда уходить.
   – Но…
   – Спокойной ночи, – я положил трубку. Всё, что нужно, я уже сказал. И он обязательно передаст наш разговор Феликсу. А может, тот вообще стоит рядом с ним, и Равлюк звонил мне из его номера. Такое вполне возможно. Теперь я сообщил им, что никуда не уеду. Намекнул, что могу завтра остаться, чтобы им было спокойнее. Почти честно сказал, что у меня болит голова, и сообщил им, что буду ночевать один. Я обязательно выйду в коридор, чтобы гнида Феликс не воспользовался сегодняшней ночью. И хотя ему тоже сделали укол, но он намного моложе меня. К тому же у него такая супруга, которая может разбудить и мертвого. Поэтому он у нас такой живчик. Я положил в карман левитру на всякий случай, опрыскал себя одеколоном и вышел в коридор.
   Захватив из своего номера табличку «Do Not Disturb», что в переводе означало «не беспокоить», я прошел к номеру Юлии. И повесил табличку на её дверь. Если Феликс даже подойдет сюда, у него хватит ума понять, что сегодня ночью лучше не стучать. Хотя, кто знает. Но твердой гарантии у меня все равно нет.
   Я вернулся в свой номер, раздеваясь на ходу. И все-таки какой гад этот Феликс. Увидев этого соглядатая, придумал план, как меня отсюда удалить. Рассчитывал на мой естественный испуг перед бандитом. Я ведь действительно не люблю всех этих разборок и выяснения отношений. Деньги любят тишину. Мои, во всяком случае, деньги. Это его деньги нуждаются в рекламе, в разных громких пиар-акциях, в ажиотаже. Каждому своё. Вот он и действует так, как привык действовать в бизнесе.
   Нужно сказать, что я довольно быстро заснул. И мне снились не Гога и не Юлия, а этот злосчастный самолет, который все время трясло. Настоящий кошмарный сон. Утром я проснулся в седьмом часу, весь в поту. Пришлось даже поменять подушку. Потом я долго ворочался, но не мог заснуть. И наконец отправился в ванную комнату. Наверно сказался и наш тяжелый рейс, и потрясение от предательства Феликса. Хотя если подумать, какое такое большое предательство. Просто мой друг решил пошутить и воспользоваться моментом, чтобы отнять у меня красивую женщину. К тому же ему было приятно сознавать, что он наколет меня на такую сумму. Я ведь заплатил за её поездку и, по нашим понятиям, имел право на взаимные чувства. А он хотел меня удалить и бесплатно воспользоваться ситуацией. В общем, если подумать, ничего страшного. Обычный бизнес. И немного эротики.
   Я вышел в коридор. Прошел к номеру Юлии. Моя табличка висела на месте. Я её снял. Прислушался. В её номере было тихо. Даже если Феликс появился здесь сегодня ночью, то и тогда он не стал бы стучать. Я его хорошо знаю. Он осторожный и скользкий тип.
   Вернувшись в свой номер, я заказал завтрак. Не хотелось спускаться вниз. Уже после того, как я позавтракал, мне неожиданно пришла в голову оригинальная идея. Я спустился вниз, попросил у портье небольшой магнитофон или диктофон. Через пять минут мне его выдали. Я забрал магнитофон, уточнил, где находится «Хилтон», и отправился туда.
   Несмотря на раннее утро, в городе было довольно много людей. Все спешили на работу. Я прошел к «Хилтону». Хорошо, что оба отеля находились недалеко друг от друга. Вошел в холл и сообразил, что не помню фамилию этого Карена. Я сел в кресло, пытаясь вспомнить. Ведь Равлюк сообщал мне его фамилию. Я помнил только кличку Глашатай. Но не могу я говорить эту кличку вместо фамилии. Меня отсюда просто выгонят. Или позвонить Юлии, чтобы она сказала мне фамилию? Нет, это невозможно. Она сразу догадается, что я пришел навестить этого типа. Как его фамилия? Я пытался вспомнить минут десять. И не вспомнил. Поэтому решил действовать иначе. Я подошел к стойке портье.
   – Доброе утро, – сказал я миловидной молодой женщине, стоявшей за стойкой. – Дело в том, что я живу рядом с вами, в отеле «Шератон». Вот моя карточка. А мой знакомый вчера прилетел вместе со мной из Эмиратов и поселился в вашем отеле. Мы договорились утром встретиться, но он мне не перезвонил. Может, вы скажете, в каком он номере? Его зовут Карен, он гражданин России.
   – У нас их трое, – улыбнулась портье. Моя карточка произвела на неё впечатление. Всякая шантрапа не останавливается ни в «Шератоне», ни в «Хилтоне». Она посмотрела по компьютеру. – Как его фамилия? – улыбнувшись, спросила она.
   Я похолодел от волнения. Всё-таки спросила. Портье подняла на меня глаза. Моя попытка оказалась неудачной. Я думал, она сразу найдет этого Глашатая.
   – Как его фамилия? – переспросила она.
   – Карен, – и в этот момент в моём мозгу словно щелкнуло. У меня иногда так бывает. В нужный момент я пытаюсь сконцентрироваться и вспоминаю какие-то детали, оставшиеся в подсознании. – Карен… – повторил я. И вспомнил фамилию: Погосов.
   Она просмотрела списки. И утвердительно кивнула.
   – Да, он вчера приехал. Мистер Погосов. Он живет в шестьсот четвертом номере. Если хотите, мы ему позвоним.
   – Нет. Он, возможно, отдыхает. Я лучше подожду в холле.
   Я прошел в холл, чтобы устроиться в кресле. Портье кивнула мне и отошла заниматься своим делами. Через несколько минут она уже забыла обо мне. У неё хватало дел и без меня. Я поднялся, прошел к лифту. Поднялся на шестой этаж. Нашел нужный мне номер. Осторожно постучал. Прислушался. На часах было уже около восьми. Я постучал ещё раз. Через некоторое время послышались чьи-то шаги, и дверь открыл невысокий полноватый мужчина в одном нижнем белье. У него были редкие растрепанные волосы, крупный нос, сонные глаза и одутловатое лицо. Он недоуменно смотрел на меня.
   – Что вам нужно? – спросил Карен. – Кто вы?.. – Неожиданно он меня узнал. Сделал шаг назад, явно испугавшись. Он ведь следил не только за Юлией. Он должен был следить и за мужчинами, которые находились в нашей группе. Гога послал его следить за нравственностью своей бывшей пассии. И узнать, с кем именно она может встречаться. Возможно, Карен понимал, что если она дважды «случайно» оказывается на одном этаже со мной, то это не так просто.
   – Что вам нужно? – забормотал он, явно испугавшись.
   Я вошел в номер и закрыл за собой дверь. У этого бандита явно нет оружия, а физически он выглядит гораздо слабее меня. И хотя я тоже мужчина не очень высокого роста и спортивных кондиций, тем не менее, я смогу с ним справиться, если понадобится.
   – Я Роман Лампадов, – мне было приятно назвать своё имя. – Вчера я узнал, что вы, господин Погосов, решили следить за нашей группой, в которую входят мои друзья. И поэтому я пришел сюда, чтобы узнать, на каком основании вы следите за нами?
   – Нет… я… нет, – он не ожидал такого оборота. Можете себе представить, что он подумал. Наверно, даже решил, что я пришел заставить его замолчать навсегда. Он и не подозревал, что люди Равлюка его уже вычислили и даже узнали, где он живет.
   – Зачем ты приперся за нами? – я подумал, что нужно немного на него надавить, пусть испугается ещё больше. – Кто ты такой? И учти, что врать глупо. В коридоре двое моих парней. Как только я отсюда выйду, они появятся здесь, и ты уже никогда и никому ничего не расскажешь.
   Он поверил. Это свойство всех негодяев – подозревать остальных людей в порочных наклонностях. Считать, что другие тоже действуют их методами. Он знал, что у нас есть люди Равлюка. И поэтому сразу поверил.
   – Что вы хотите? – В трусах и майке он выглядел жалко и смешно.
   – Зачем ты сюда припёрся? – крикнул я ему, чтобы окончательно его добить.
   – Он меня послал, – забормотал Карен, – я не виноват. Я ничего не сделал. Меня послали, чтобы я на всякий случай следил за госпожой Ивченко. Чтобы мог ей помочь в случае чего. Я ничего не сделал.
   – А твой хозяин не собирается сюда прилетать?
   – Нет. Он только просил меня быть рядом с ней.
   – Ясно, – я немного успокоился. Теперь стало очевидно, что я был прав. И Гога не соврал. Юлия его действительно неплохо знает. Он не собирался сюда прилетать.
   – И как ты собираешься полететь с нами в Бруней? – поинтересовался я у Карена. – Мы полетим на семьсот тридцать седьмом «Боинге». Мы выкупили все места, и там никого кроме нас не будет. Каким образом ты собирался с нами лететь?
   – Я должен был лететь на Калимантан через Джакарту, – выдавил он, – мне сказали, чтобы я ждал вас там.
   Интересное совпадение. И Равлюк мне тоже предложил лететь через Джакарту. Или он уже знал, что так собирается лететь Карен?
   – Откуда ты знаешь, куда мы летим?
   Вот здесь Карен усмехнулся. Скривил толстые губы. Он понял, что теперь мяч на его стороне.
   – Мы умеем покупать информацию, – сказал он, нехорошо улыбаясь, – мы узнали, куда именно вы летите.
   Спрашивать, от кого узнали, не имело смысла. Наверно от самого Равлюка или кого-то из его людей.
   – Дурак, – громко сказал я, – сам не понимаешь, куда лезешь. Тебя могут раздавить как козявку, и никто об этом не узнает.
   Я повернулся и вышел из номера. Теперь я всё знал. Или почти всё. Оставалось неясным, что именно может знать Феликс, мой «закадычный» друг и партнер по бизнесу. Мы ведь провели с ним много успешных финансовых операций. Я и раньше знал, что он не всегда играл по всем правилам. Правда, и я не был агнцем божьим. При любой возможности мы незаметно пытались наколоть друг друга. Или немного нагреть. Как вам больше нравится.
   Таковы законы бизнеса, когда обманываешь даже самых близких людей. Ведь главная цель любого бизнесмена, любой успешной финансовой сделки – это получение максимальной прибыли. И ни о какой морали речь не идет. Они просто несовместимы, мораль и бизнес. Даже если вам будут рассказывать, что какой-то бизнесмен жертвует миллионы на благотворительность, вы все равно не верьте. Что такое получение прибыли? Из воздуха деньги никогда и ни у кого не получались. Это деньги, которые получает бизнесмен в результате эксплуатации наёмного труда, в результате искусственного завышения цен, в результате недобросовестной конкуренции, в результате обмана покупателей. И поэтому любая прибыль бизнесмена – это изначальное обирание других людей. Своих работников, своих компаньонов, своих заказчиков, своих поставщиков. А когда получаешь миллиарды, можно потратить миллионы на благотворительность.
   Я возвращался в свой отель в гораздо лучшем расположении духа. В холле отеля я встретил Равлюка. Он был в подавленном настроении. Я шагнул к нему.
   – Доброе утро, – радостно сказал я, – кажется, мне стало гораздо лучше. Когда мы сегодня вечером вылетаем в Бруней?
   – В семь часов, – он мрачно взглянул на меня. – Вы полетите с нами?
   – Обязательно, – я улыбнулся, показывая все свои зубы, и пошел к себе в номер уже не оглядываясь.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 [9] 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация