А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Долина откровений" (страница 19)

   Глава 19

   Я поднялся, уже не сомневаясь, что она не дышит. Посмотрел на остальных. И покачал головой.
   – Что? – с явным напряжением в голосе спросила Юлия. – Что случилось?
   – Она умерла, – это было единственное, что я мог выдавить.
   – Как это умерла? – не поверила Юлия.
   Леонтий Яковлевич подошел к нам и посмотрел на лежавшее тело, которое только несколько минут назад было живой Аллой. И отвернулся. Он ничего не сказал, и это меня смутило.
   – Она умерла, – крикнул я, – вы понимаете, что я говорю?
   – Да, – кивнул Дебольский, не глядя мне в глаза.
   Я посмотрел на Феликса. Тот молчал. Он смотрел на меня и молчал. В его глазах не было ничего. Ни ужаса, ни страха, ни радости, ни удовлетворения. Ничего. Он смотрел на меня пустыми глазами, словно не осознавал, что именно я сказал. Мне вдруг стало понятно, что ни один из них не может мне помочь. И я понял нечто другое, очень страшное для меня. Каждый из них мог оказаться одновременно и убийцей Ибрагима, и убийцей Аллы. Я покосился на всех троих. Сегодня ночью под воздействием этих трав мы наговорили друг другу много лишнего. И кто-то из них решил, что свидетели просто не нужны. Кого я должен подозревать в первую очередь? Наверно Феликса. А если я ошибаюсь, и это Леонтий Яковлевич? Или Юлия? Я не знал, что мне думать. Но когда я немного пришел в себя, то увидел, как они смотрят на меня. И в их глазах читался все тот же вопрос. Может, это я был убийцей обоих наших товарищей?
   – От чего она умерла? – наконец спросил Леонтий Яковлевич.
   Я наклонился, попытался почувствовать запах. Но у меня не было обоняния погибшего Хайрила. Я вспомнил, что она выпила воду из чайника. Нашел чайник. Открыл его. Мне не нужно было пить отсюда воду или проверять её на вкус. Сильный запах не оставлял никаких сомнений. Воды была отравлена. Она умерла, отравившись этой водой. Я пригляделся. Может, батарейка потекла и поэтому вода была отравлена? Но в таких чайниках это практически невозможно. Тогда выходит, что кто-то намеренно отравил Аллу. Два убийства подряд – это много даже для такой не очень праведной группы, как наша.
   – Вода отравлена, – пояснил я, осторожно поставив чайник на место. Дебольский взглянул на Юлию.
   – Это вы наливали ей воду из чайника, госпожа Ивченко? – уточнил он.
   – Я, – с некоторым вызовом произнесла Юлия, – но я не убивала свою подругу, если вы подумали об этом.
   – Я вам ничего не сказал, – мрачно ответил Дебольский. Он посмотрел на меня: – Ты тоже не подходил к чайнику?
   – Конечно, нет.
   – А ты? – Леонтий обернулся к Феликсу.
   – Хватит, – попросил тот, – это уже не смешно. Предположим, я убил Ибрагима за то, что он мне дал в рожу. Но зачем мне травить эту дуру? Какой смысл? Чтобы завладеть её косметическим салоном? Это не мой уровень.
   Дебольский ничего не сказал. Он пошел к нашим сумкам, достал телефон, набрал номер.
   – Равлюк, – громко сказал он, дождавшись ответа, – где вы? Почему нет вертолета?
   – Он задержался в Самаринде, – ответил Равлюк, – но уже вылетел к нам. Через часа два или три мы будем у вас.
   – Поторопитесь, – посоветовал Леонтий Яковлевич, – и вообще будет лучше, если он сразу прилетит к нам.
   – Мы не знаем, куда вы пошли, – пояснил Равлюк. – Он должен прилететь за нами, чтобы взять наших проводников. А где остались ваши?
   – Они погибли.
   – Как это погибли? – не поверил Равлюк. – Оба?
   – Да, оба.
   – А где ваши носильщики?
   – Не знаю. Они сбежали.
   – Куда сбежали? Почему вы их отпустили?
   – Мы их не отпускали. Они испугались и сами сбежали. Значит, через два или три часа вы нас найдете. Постарайтесь не задерживаться. Это не просьба, Равлюк, это приказ. Вы меня понимаете?
   – Конечно, я всё понимаю. А где господин Андреади?
   Леонтий Яковлевич взглянул на Феликса, чуть поколебался и протянул ему аппарат:
   – Он просит к телефону тебя.
   Феликс взял аппарат, не изменившись в лице.
   – Добрый день, Гриша.
   – Здравствуйте. Что у вас происходит? Господин Дебольский сказал, что оба ваши проводника погибли.
   – Правильно сказал.
   – Вам нужна наша помощь?
   – Обязательно. И чем быстрее, тем лучше.
   – Всё понял. Постараемся найти вас как можно быстрее. Вы до вечера продержитесь?
   – Думаю, что да. Но не нужно так долго испытывать наше терпение. До свидания.
   Феликс протянул аппарат Леонтию Яковлевичу. Тот взял телефон, бережно положив его в сумку. И строго добавил:
   – Оба тела положим рядом и будем охранять. Надеюсь, что сумеем отбиться от хищников, если они полезут за трупами.
   – Отобьёмся, – кровожадно и очень самонадеянно пообещал я.
   – Хорошо, – Дебольский забрал сумку, чтобы отнести её к дереву.
   – Подождите, – остановил его я, – а кто убил Аллу? Мы так и не поняли, кто её отравил.
   Леонтий Яковлевич замер. Осторожно положил сумку, в который лежал телефон, на землю. Обернулся ко мне. Феликс тоже замер. Даже Юлия застыла в ожидании его ответа.
   – Мы будем разбираться в другом месте, – чуть дрогнувшим голосом сказал он, – не здесь и не сейчас. Кто бы это ни сделал, мы сейчас ничего не докажем. Подождем, пока нас заберут. А потом пусть сюда прилетают следователи и разбираются в этих убийствах.
   – Какие следователи? – я не мог успокоиться. – Откуда здесь следователи? В тропических лесах, на Калимантане. Как только мы отсюда уберемся, сюда полезут хищные звери, которые затопчут все следы. Неужели вы ничего не понимаете? Мы должны провести своё расследование.
   – Ничего мы не будем расследовать, – возразил Дебольский, – мы все равно ничего не сможем ни выяснить, ни доказать.
   Он снова наклонился, чтобы поднять свою сумку.
   – Один из нас убийца, – крикнул я ему, – неужели вы ничего не видите? Кто-то из нас совершил сегодня два убийства подряд. Два убийства. И вы делаете вид, что ничего не произошло.
   – Хватит, – устало произнёс Дебольский. – Если будешь так настаивать, я могу подумать, что ты самое заинтересованное лицо. Хватит. Подождем вертолета.
   Он отнес сумку к дереву. Потом мы взяли тело Ибрагима и положили его рядом с Аллой, накрыв обоих легкими одеялами, ещё оставшимися в нашем распоряжении.
   – У нас оставалось только два одеяла, – зло ухмыльнулся Феликс. – Если погибнет ещё кто-нибудь, он останется без покрытия.
   Все промолчали. Юлия помогала нам, как мужчина. Она вообще вела себя очень мужественно. Леонтий Яковлевич устало вытер лицо и уселся в тени дерева. Феликс подошел к нему и сел рядом.
   Юлия посмотрела на них и обернулась ко мне.
   – Что происходит, Роман? Кто мог убить Аллу и её друга? Кто это сделал? Ты кого-то подозреваешь?
   – Я ничего не понимаю. Ибрагима ударили ножом, а Аллу отравили. Я действительно не понимаю, кто это мог сделать. И главное – зачем?
   – Феликс поругался с Ибрагимом. Ты же видел, что они подрались, – тихо напомнила мне Юлия.
   – Из-за этого он его прирезал? А при чем тут Алла? И как он мог её отравить? Чем? Он носит яд с собой? Для чего?
   – Но здесь больше никого нет. Может, это Дебольский? Ему было неприятно, что все узнали о грехах его молодости. Может, он просто не хочет, чтобы мы вернулись в Москву. У него имидж респектабельного политика.
   – Не знаю, – я посмотрел на сидевших под деревом Дебольского и Феликса, – я ничего не знаю и не понимаю. Но кроме нас здесь никого больше нет.
   – А если наши носильщики вернулись?
   – Ты же их видела. Они не способны на такое убийство. Тем более подойти к Ибрагиму. Их уже давно здесь нет.
   – А если наш проводник? Может, он притворился погибшим? Мы же не умерли от его перебродившего зелья?
   – Он не понимал толком даже английского и тем более русского. Но если хочешь, ты сможешь его увидеть. Мы его видели. Стервятники растащили половину, но остальная половина ещё гниет в лощине. Хотя я лично смотреть не советую. Ужасное зрелище. А запах такой, что ты потом неделю не будешь есть мяса.
   – Не нужно, – попросила она, – ничего больше не говори.
   – Скоро прилетит вертолет, – сказал я, – ты не волнуйся. Я думаю, ничего страшного больше не произойдет. Во всяком случае я не допущу. До вечера я не засну, а вертолет прилетит через два или три часа. Если бы не гнида Феликс, мы бы давно отсюда улетели.
   – Я тоже об этом подумала. Он отправил нас на верную смерть. Ты думаешь, это он убил Ибрагима? Ведь кроме него этого никто не мог сделать.
   – Не знаю. Когда вернемся, поговорим. А пока не знаю. Иди под дерево. Сейчас самое жаркое время. Под солнцем все шестьдесят градусов, а в тени сорок пять. Иди под дерево. А я немного похожу вокруг. Нужно быть осторожнее.
   – Ты молодец, – убежденно сказала она, – мне кажется, ты единственный стоящий мужчина в этой компании.
   – Даже с учетом моей вечеринки в Каннах?
   Она улыбнулась и, кивнув мне, направилась к дереву. Я проверил свой карабин и пошел в обход. Мне важно было понять, что здесь происходит. Стервятники летали над лощиной, я видел их тени. Где-то кричали животные. Один раз я услышал трубный рык слона и очень удивился. Как он продирается сквозь эти заросли или непроходимые леса? Вообще, непонятно, как могли выжить на острове слоны. Или носороги.
   Я не верю в мистику. В домовых, чертей, привидения, призраки. И я не верил, что в этой долине может быть какой-то призрак, который отравил воду в чайнике и ударил ножом Ибрагима. Я был абсолютно уверен, что это мог сделать только человек. И если учесть, что никого кроме нас в этой долине не было, то убийцей мог быть только один из нас.
   Солнце светило так, что, казалось, расколет мне череп. Среди вещей, которые погибли под ударами носорога, были и наши панамы. Я достал носовой платок, чтобы как-то защитить голову, соорудить подобие защиты, но понял, что это бесполезно. И вернулся под тень дерева.
   – Нашел очередного носорога? – лениво поинтересовался Феликс, открывая глаза, когда я к ним подошел.
   – Иди к черту, – сказал я ему.
   – Не смогу его найти. Под этим солнцем даже черт не выживет. Где вы оставили наши фляги? Ужасно хочется пить.
   – Выпей из чайника, – зло посоветовал я ему, – как раз ляжешь рядом с Аллой. И нам будет легче. Мы останемся трое и не будем никого подозревать.
   – Злой ты человек, – примиряюще сказал Феликс, – стоишь со своим карабином и говоришь мне гадости. А я тебе даже не припоминаю, что ещё сегодня ночью ты рассказывал, как «кувыркался» с моей женой. Или уже забыл?
   И тут я не сдержался.
   – С твоей женой «кувыркались» и остальные. Только они не такие порядочные, как я.
   У него сверкнули глаза. Я понял, что никогда не подставлю ему свою спину, как Ибрагим. Честное слово, в его глазах была такая ненависть. Но его винтовка лежала в стороне, а мой карабин был у меня в руках. И поэтому он только сверкнул глазами.
   – Сволочь ты, Роман, – убежденно сказал он, облизнув пересохшие губы. – Ничего, мы с тобой посчитаемся в Москве. Там ты будешь без своего карабина.
   – Довольно, – поднялся Дебольский, – вы сейчас договоритесь до того, что начнете стрелять друг в друга. И насчет воды Феликс прав. Мы с ним пойдем за водой и принесем фляги. Возьми свою винтовку, Феликс.
   – Может, я останусь здесь, а вы пойдете с Романом? – предложил Феликс.
   Леонтий Яковлевич посмотрел на меня, потом на Юлию. И наконец на Феликса.
   – Нет, – сказал он, – Роман должен остаться здесь. У нас два трупа, а под таким солнцем они скоро начнут разлагаться. И их запах привлечет сюда столько хищников, что нам понадобится все его умение. Ему лучше остаться здесь, чтобы отбиваться от возможного нападения хищников. И он будет охранять наш телефон. А госпожа Ивченко останется с ним. Возьми свою винтовку, Феликс, мы пойдем за водой. Надеюсь, с нами ничего не случится.
   – Пойдем, – согласился Феликс.
   Он забрал свою винтовку, и я внутренне напрягся, как будто рядом со мной появилась опасная змея. Дебольский тоже взял свою винтовку, хотя с таким зрением лучше не носить оружия, можно попасть в своего напарника.
   Они и пошли в сторону зарослей. Я проводил их долгим взглядом. Они скрылись в зарослях. Юлия тоже посмотрела в их сторону.
   – К нам могут полезть хищники? – уточнила она.
   – Ещё как могут. – Я принес карабин Ибрагима и протянул ей. – Ты умеешь стрелять?
   – Никогда в жизни не стреляла.
   – Научишься, – кивнул я, – нужно нажимать на курок. Он двенадцатизарядный, тебе ничего особенного не нужно делать. Встань, я тебе покажу.
   Она поднялась, и я протянул ей карабин. Мы сделали несколько выстрелов. Я чувствовал запах её волос. Они пахли парфюмом даже после трех дней в лесу. Но я понял, что помощник из неё никакой. Она никогда не научится стрелять. Зато сможет отпугивать птиц. Я опустил карабин, и она повернулась ко мне.
   – Может, ты меня поцелуешь? – попросила она.
   Я подумал, что никогда не целовал женщину в таком состоянии. И легко прикоснулся к её губам, чтобы не разжимать своего рта. Боюсь, что моё «амбре» могло ей не понравиться. И она это поняла. Даже улыбнулась.
   – Хороший поцелуй для тропического леса, – согласилась она.
   Над нами пролетели две птицы. Я даже не успел заметить, откуда они появились. Юлия испуганно отшатнулась.
   – Когда они вернутся? – спросила она.
   – Скоро, – успокоил я её, – река совсем недалеко. И фляги были уже полные. Они только заберут фляги и вернутся.
   – Ты знаешь, о чем я вдруг подумала, – сказала мне Юлия, – какое поразительное совпадение. Ибрагим нанял убийц, которые зарезали его жену, и его самого зарезали. Алла пыталась отравить своего отчима и сама отравилась. Как будто здесь появился Ангел Возмездия, который решил свести с нами счеты. Такое ощущение, что за нами следят. Когда ты меня целовал, я это чувствовала особенно сильно.
   – Глупости, – не очень уверенно сказал я.
   И в этот момент раздался громкий человеческий крик. Мы посмотрели друг на друга. Мы оба узнали этот голос.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 [19] 20 21

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация