А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Долина откровений" (страница 10)

   Глава 10

   На завтрак почти никто не спустился. Все предпочли оставаться в своих номерах. Феликс понял, что его забавная «интрижка» не удалась. Леонтий Яковлевич плохо себя чувствовал, сказывался возраст. Ибрагим и Алла вообще не выходили из своего номера, повесив табличку, чтобы их не беспокоили. Я решил навестить Юлию. Позвонил к ней в номер.
   – Как вы спали? – спросил я её, пожелав доброго утра.
   – Ужасно, – призналась она, – наверно, сказывалось действие этого укола. Меня то бросало в жар, то было зябко. И все время видела наш самолет, который почему-то низко летел над водой.
   – У меня был примерно такой же сон, – ответил я, – наверно, мы все вчера здорово перепугались. Вы не хотите пойти со мной в город?
   – Конечно, хочу, – ответила Юлия, – я ведь говорила вам, что взяла с собой фотоаппарат и хочу сделать красивые снимки.
   – Тогда встречаемся через десять минут у вашего номера, – предложил я.
   Это была самая лучшая часть нашего путешествия. Куала-Лумпур действительно один из самых красивых городов в мире, а новые здания, площади, фонтаны, скверы, улицы создают просто непередаваемый ансамбль городских кварталов, сочетающих причудливое и изысканное искусство Востока со строгими линиями европейского рационализма. Одним словом – это город, сочетающий в себе Восток и Запад и являющийся неповторимой жемчужиной человеческой цивилизации.
   Невероятно красивая мечеть Меджид-Джамах вполне может соперничать со стамбульской мечетью Султана Ахмеда. Многие небоскребы сделаны в форме своеобразных слоеных пирогов, но особенно поражают две высокие башни «Петронас». Их высота четыреста пятьдесят два метра, и они соединены своеобразным переходом, который является смотровой площадкой.
   Знаете, что такое Куала-Лумпур? Когда нам перевели это название, мы даже не поверили. В переводе с малайского это означает «грязное речное устье». Город начинался на стыке двух рек – Клани и Гамбак. Полтора века назад китайцы нашли здесь олово и начали селиться в этих местах. А уже затем здесь обосновались англичане. В тысяча девятьсот пятьдесят седьмом Малайзия стала независимой страной, но это было обычное бедное азиатское государство. Даже не бедное, а нищее. Можете не поверить, но всего лишь тридцать лет назад в Куала-Лумпуре не было ни одного небоскреба, и город был похож на тысячи своих азиатских собратьев с нищими кварталами, старыми колониальными домами и начинавшими зарастать сорняком дворцами бывших английских чиновников. Единственной достопримечательностью в столице была площадь Мэрдока, на которой проходили военные парады. Если учесть, что эта площадь была раньше площадкой для игры в крикет английских офицеров, то можно понять степень нищеты государства Малайзия.
   Но в начале восьмидесятых они начали свои экономические реформы. Тогда в столице стали воздвигаться первые небоскребы, появились супермаркеты, начались иностранные инвестиции. Через несколько лет Малайзия уже поставляла бытовую электротехнику в более чем семьдесят стран мира и наращивала свой ВВП невиданными темпами. Ещё через несколько лет страна стала одним из «азиатских тигров», бурное развитие которых оказало воздействие на всю мировую экономику.
   Мы вернулись в отель только к половине четвертого, когда врач уже осмотрел всех членов нашей группы и нашел их состояние удовлетворительным. Только у Аллы было небольшое покраснение, но я уже понял, что эта женщина способна вызывать неприятности на свою голову.
   Врач попросил нас пройти в свои номера, чтобы он осмотрел нас. И меня снова удивила Юлия. Она и сейчас разделась так, словно делала это много раз. Честно признаюсь, что даже в немецких саунах, где все ходят голыми, мне бывает немного не по себе, а здесь в комнате были врач, медсестра и посторонний мужчина. Я имею в виду себя. Но она спокойно разделась и позволила себя осмотреть. Потом настала моя очередь. Можете не поверить, но я смущался. С трудом стягивал с себя брюки под одобрительную улыбку Юлии, с ещё большим трудом стягивал трусы, укладываясь на кровать. Врач, осмотрев меня, сказал, что всё в порядке. Они ещё были в номере, когда я натянул трусы. Когда они выходили, я уже пытался надеть брюки, но Юлия меня остановила.
   – У нас есть немного времени, – спокойно сказала она, глядя на меня своими прекрасными глазами. Есть глаза, которые как будто светятся изнутри. Вот у неё были такие светло-зеленые глаза. И ещё вечная смешинка, некая ирония, которую я сразу почувствовал. Представляю, как должен был злиться Гога, когда она разговаривала с ним с этим выражением лица. Она даже в постели смотрела на вас таким взглядом, что вы начинали ещё больше заводиться.
   Я только успел принять левитру, чтобы снова продемонстрировать свою силу. И хотя у нас было всего полтора часа, могу вас уверить, что мы провели это время с большой пользой для обоих. Потом был быстрый сбор, нервная спешка. Она оставила свою мочалку в ванной, я забыл два своих галстука. Но чемоданчики мы собрали и успели спуститься вниз. Феликс, как обычно, немного опоздал. Он посмотрел на нас, нахмурился и ничего не сказал. Наверно, его раздражала моя спутница. К тому же он понял, что его глупый план моего устранения провалился. Неужели он действительно полагал, что я могу сбежать, испугавшись Гоги?
   Самолет нас уже ждал. Мы вылетели точно в срок. На этот раз обошлось без приключений. Хотя мы летели через Южно-Китайское море, известное своей неустойчивой погодой и ураганными ветрами. Но на этот раз мы летели нормально. Очевидно, весь запас наших «самолетных» переживаний мы потратили во время полета в Малайзию. Перелет из Куала-Лумпура в Бруней занял чуть больше двух часов. Самое поразительное, что вся северная часть Калимантана – это тоже часть Малайзии. А в ней есть ещё небольшое княжество, известное на весь мир. Это Бруней, владыка которого до недавнего времени был самым богатым человеком в мире. Он прославился тем, что у него отменный гараж на несколько сот автомобилей и он обычно оставлял чаевые в отелях в размерах от трехсот тысяч долларов. Но с развитием технологий в девяностые годы его обошли по богатству Билл Гейтс и другие, которые все увереннее занимали первые строчки в списках самых обеспеченных бизнесменов.
   Если спросить обычного человека, где находится Бруней, он почти наверняка решит, что это государство в Арабских Эмиратах, ведь именно там самые большие запасы нефти. На самом деле Бруней находится в Юго-Восточной Азии на острове Калимантан, где тоже найдены колоссальные запасы нефти. Он получил свою независимость только в тысяча девятьсот восемьдесят четвертом году. Сейчас в султанате проживает больше трехсот пятидесяти тысяч человек. И им правит абсолютный монарх – Хассанал Болкиах. Вы можете мне не поверить и подумать, что я решил над вами посмеяться, но национальный праздник Брунея, который они отмечают военными парадами, это двадцать третье февраля. Помните День армии и флота? В советских школах в этот день девочки поздравляли мальчиков.
   Население Брунея состоит на шестьдесят пять процентов из малайцев, на двадцать из китайцев (куда деться без них в Азии), а остальные – это воинственные даяки, загадочные меланау, религиозные келаяны и лучшие охотники – муруты. Вот такой пестрый этнический состав. Малайцы, конечно, все мусульмане, а среди остальных попадаются разные верования. Хотя много китайцев-христиан, что само по себе достаточно интересно.
   Мы прилетели в столицу Брунея – город Бандар-Сери-Бегаван. Если учесть, что треть населения страны живет в столице, то можно представить себе, насколько безлюдны оставшиеся территории. Хотя территория Брунея всего около шести тысяч километров. И здесь в основном тропические леса и небольшие деревни. А участки, где добываются нефть и газ, давно освоены и расчищены для промышленного производства.
   Нас отвезли на окраину города, где были забронированы две виллы. Одна большая с шестью спальными комнатами, где мы должны были остаться в эту ночь, а вторая небольшая с тремя спальными комнатами. Но, учитывая, что в каждой могли поселиться по двое, там оставались Равлюк, прилетевшие с нами двое его помощников и встречавшие нас двое местных гидов, которые должны были отправиться с нами в это путешествие. Из Самаринды передали, что там все уже готово для нашего путешествия. Самое интересное, что спальные комнаты на нашей вилле распределились следующим образом. Женщинам и Ибрагиму достался второй этаж, а остальным мужчинам первый. Я не стал ничего уточнять. Ведь наверняка Равлюк получил указание на подобное расселение. Можно было отправить наверх Дебольского или Феликса, а меня поселить рядом с Юлией. Но они решили сделать иначе. Я не стал ничего менять. В конце концов, какая разница. Все равно ночью я поднимусь к ней в спальню, и она меня пустит.
   Вечером мы собрались на ужин в большой гостиной нашей виллы. Нам прислуживали две местные девушки-китаянки. После удачного перелета у всех было хорошее настроение. Мы наконец прибыли на Калимантан и теперь собирались отправиться в путешествие. Завтра днем мы перелетим в Самаринду, и рано утром следующего дня начнется наше путешествие. Я уже предвкушал, какая у меня будет охота. Нам принесли местную водку, и мы все расхохотались. Вчера вечером мы отказывались от лучших французских и итальянских вин. А сегодня решили попробовать их местный напиток. Алкоголь был довольно слабым и напоминал горьковатую текилу градусов на тридцать. Но такой напиток развеселил нас ещё больше.
   – Завтра мы полетим на небольшом самолете местной авиакомпании, – напомнил Леонтий Яковлевич, – нам заказан канадский «CRJ-100», чтобы перелететь из Брунея в Самаринду. Лететь довольно далеко, километров шестьсот. Но мы должны долететь минут за сорок пять. А уже оттуда выйдем на маршрут. Я надеюсь, все хорошо себя чувствуют и никаких проблем у нас больше не будет.
   – У меня по-прежнему немного кружится голова, – пожаловалась Алла.
   Леонтий Яковлевич строго взглянул на Ибрагима, ведь именно тот был ответственен за свою знакомую.
   – Небольшая мигрень, – примиряюще сказал Ибрагим, – ничего страшного.
   – А вы как себя чувствуете, госпожа Ивченко? – спросил Дебольский у Юлии.
   Она пожала плечами и улыбнулась. Я снова подумал, какие идеальные у неё зубы. Ровные и прямые, как у хорька.
   – Превосходно, – ответила она, – я сделала потрясающие снимки в Куала-Лумпуре. И надеюсь завтра утром немного побродить по Брунею. Здесь почти не бывает российских туристов.
   – Нам разрешили въехать на сутки, – строго напомнил Леонтий Яковлевич, – и завтра днем мы уезжаем. Но утром после завтрака нам обещали выделить два джипа, чтобы мы могли немного покататься по городу.
   – Очень хорошо, – кивнула Юлия, – я заранее записываюсь на все экскурсии.
   – А я нет, – простонала Алла, – я лучше утром немного полежу в постели.
   Ибрагим зло взглянул на неё. Но ничего не сказал.
   – У нас полная демократия, – развёл руками Дебольский, поняв его состояние. – Кто захочет, поедет, кто не захочет, останется здесь. Но завтра в четыре мы вылетаем в Самаринду. А сегодня мы познакомимся с нашими проводниками. Один из них даяк, а другой мурут. Даяки считаются самым воинственным племенем на острове, говорят, что они съели часть экспедиции Магеллана, а муруты лучшие охотники на Борнео.
   – С такими проводниками можно путешествовать где угодно, – вставил Феликс, – а ещё впереди будет идти группа Равлюка. С ними тоже будет несколько местных охотников. А наши двое проводников ждут нас в соседнем доме. Я попросил Равлюка привести их сюда.
   – Надеюсь, наше путешествие будет интересным, – кивнул Дебольский, – особенно для нашего охотника, – он взглянул в мою сторону. – Мы должны попробовать местной медвежатины или рагу из носорога.
   – Обещаю, – пробормотал я, – пусть только Равлюк даст мне моё оружие.
   – Завтра вы его получите, – сказал Леонтий Яковлевич, – по законам Брунея мы не могли ввозить сюда целый арсенал. Даже наши проводники заберут свои винтовки только в Самаринде. Вот, кстати, и они.
   Равлюк вошел с двумя мужчинами. Один был коренастый, заросший, темный, почти черный с широкими ноздрями, большими глазами, курчавыми волосами. Это был даяк Хайрил Тататнга.
   Второй был высокого роста, стройный, неплохо сложенный. У него были раскосые глаза, как у многих азиатов. А на подбородке заметный шрам, очевидно, от ножа или когтей хищника. Это был охотник-мурут Ахдиад Бандахар. Даяк был одет в какой-то непонятный костюм, словно тяжелый плащ был наброшен на голое тело. У мурута одежда была более цивильной.
   – На каком языке мы будем с ними общаться? – спросила Алла по-русски. – Они же наверняка не понимают ни русского, ни английского.
   – Здесь английский второй язык, – возразил Равлюк, – они оба немного понимают английский и даже голландский.
   – Вы говорите по-английски? – спросил я у наших проводников, переходя на английский.
   – Да, – кивнул даяк.
   – Говорим, – подтвердил мурут.
   Оба не отличались многословием. Мы переглянулись. Эти «дети природы» и должны быть такими. Даяку было лет пятьдесят или немного больше, мурут был значительно моложе. Ему должно было исполниться к моменту нашей экспедиции лет тридцать. Позже я узнал, что ошибался. Даяку Хайрилу было тридцать шесть, а муруту Ахдиаду тридцать восемь. Но как можно вычислить возраст у этих азиатов?
   – Завтра мы вылетаем, – напомнил Дебольский. И, уже обращаясь к Равлюку, уточнил: – Наши проводники летали самолетами раньше? Они не испугаются такого перелета?
   – Они летали вертолетами и самолетами, – подтвердил Равлюк. – Можете не беспокоиться. Завтра они полетят вместе с нами.
   Когда эти трое ушли, нам подали десерт. На часах было уже около десяти вечера. Я все время смотрел на Феликса, и он отводил глаза. Словно понимал, почему я так на него смотрю. Но какой тип. Как здорово всё придумал. Решил воспользоваться ситуацией и удалить меня отсюда.
   – Мы завтра перелетаем на другую сторону острова и начинаем наше путешествие, – напомнил Леонтий Яковлевич, обращаясь больше к Алле, чем к нам. – Как вы считаете, вы сможете выдержать четырехдневный переход? И учтите, что вам придется ночевать в палатке.
   Ибрагим нахмурился. Он мрачно взглянул на Аллу. Она заметила, как он смотрит.
   – Конечно, выдержу, – уверенно ответила Алла, – не беспокойтесь. Я сильная. Просто у меня немного болит голова, но это пройдет. Вы не думайте, что я могу вас подвести.
   – Мы так не думаем, – Дебольский удовлетворенно кивнул.
   Ужин был окончен. Мы ещё немного посидели и отправились по своим комнатам. Я немного задержался у себя. Собрал заранее вещи, просмотрел все свои записи. Поговорил с Москвой. Потом зашел в туалет. Принял душ. Позвонил в Нью-Йорк, где было ещё утро.
   Лёва сразу ответил.
   – Как там у тебя дела? – спросил я у него.
   – Бьюсь за наследство, – пожаловался Лёва. – Мои родственники делают всё, чтобы отнять у меня дядины деньги. Но я пока держусь.
   – Не сомневаюсь. Мы все в тебя верим. Ты обязательно победишь.
   – Ты тоже. Мне сказали, что ты взял с собой Юлию Ивченко. Она, конечно, потрясающая женщина, но будь осторожен. В Москве говорили, что она была подругой самого Гоги Тбилисского.
   – Я в курсе. Но у нас чисто романтические отношения.
   – Только не мне… – хмыкнул Лёва, – романтические. Ну и дурак. Заплатить такие деньги за романтические отношения. Насколько я тебя знаю, ты всегда умел считать деньги.
   – Спасибо, – мне было приятно услышать подобный комплимент от такого бизнесмена, как Лёва Горенштейн.
   – Когда у вас поход?
   – Послезавтра. Завтра днем перелетаем в Самаринду, откуда начнем наш поход.
   – Успехов, – пробормотал Лёва, – и учти, что я вам всё равно завидую. Сидишь в этом каменном мешке, задыхаешься от угара Нью-Йорка и ругаешься со своими родственниками. А вы там гуляете по девственным тропическим лесам. Здорово. В следующий раз, надеюсь, у меня никто не умрет.
   – У тебя есть ещё дяди?
   – Шесть или семь человек, – вспомнил Лёва, – не забывай, что у меня есть ещё родные в Израиле и в Аргентине.
   – Тогда тяжело. В ближайшие десять лет ты больше с нами никуда не поедешь. Будешь всё время получать деньги от своих умерших родственников.
   – И не надейся. Они теперь все будут умные. Составят завещания, если уже не составили. И заверят их у нотариусов.
   – Тогда тебе повезло. Кажется, Леонтий говорил, что на будущий год мы собираемся на Аляску. Будем кататься на собаках.
   – Лучше южные страны. Там не так холодно. Держись, до свидания, – Лёва отключился.
   Я взглянул на часы и решил подняться в комнату Юлии. Но когда я вышел в коридор, то услышал, как кто-то поднимается по лестнице. Я прислушался. Кажется, Феликс. Ну какая он сволочь. Не может прилично себя вести. Феликс поднялся наверх и тихо постучал. Я стоял под лестницей и слышал, как он дышит.
   Феликс снова постучал, и Юлия ему открыла. Мне было интересно, что она ему скажет. Может, просто впустит, и я останусь в дураках. Или откажет? Не может женщина быть такой законченной стервой. Хотя почему не может? Очень даже может. Я знал женщин, которые умудрялись изменять своим мужьям, находящимся в соседней комнате.
   – Чего ты стучишься? – услышал я голос Юлии. – И тебе не стыдно? Не даешь мне отдыхать.
   – Знаю, как ты отдыхаешь, – недовольно сказал Феликс, – с Ромой все время кувыркаешься. Думаешь, мы ничего не видим.
   – А раз видишь, тогда тем более не нужно лезть. Вы ведь с ним друзья.
   – Значит, он поступает правильно, а я нет? Он отбивает тебя у Гоги, и ему можно. А мне нельзя зайти к тебе на правах старого друга.
   – Убери руки. Хватит, Феликс. Мы с тобой никогда не были друзьями. И если ты спал с моей подругой, то это ничего не значит. Это было давно и неправда. А сейчас другие времена. И Роман мне нравится. Он ведь заплатил за меня, даже не познакомившись со мной.
   – Хотел тебя просто подкупить, – прошептал мой друг.
   – Может быть. Но в любом случае он поступил порядочно. Не стал намекать мне, что я должна расплачиваться. И сейчас ведет себя достаточно выдержанно. Если я его не пущу, он не станет настаивать.
   – Просто он уже давно мало интересуется женщинами, – зло заметил Феликс.
   Если бы этот мерзавец знал всю правду. Но всю правду я ему всё равно никогда не расскажу. И никто об этом не узнает.
   – Он вполне в порядке, – заверила Феликса Юлия, – а ты, по-моему, немного возбудился. Тебе нужно спуститься вниз и отдохнуть. Или вызвать кого-нибудь из китаянок, которые нас сегодня обслуживали. Думаю, они будут в полном восторге и готовы на любые услуги. Или куда-нибудь поезжай. С этим в Азии никогда не было никаких проблем.
   – И ты меня не пустишь?
   – Нет. Спокойной ночи. И убери ногу, будет неудобно, если нас услышат.
   Она закрыла дверь. Я слышал, как Феликс стоял перед дверью. Он потоптался, затем негромко выругался. И пошел вниз. И тут я сделал то, чего не должен был делать ни при каких обстоятельствах. Но его слова и этот ночной визит просто вывели меня из состояния равновесия. Я обошел лестницу и пошел ему навстречу. Намеренно. Чтобы он меня увидел. Он замер, когда заметил, как я поднимаюсь по лестнице. Затем криво улыбнулся.
   – Идешь к нашей знакомой?
   – Да, – гордо и радостно ответил я, – иду. И надеюсь, что она меня пустит. У тебя есть возражения?
   – Нет, – он посторонился, – счастливого пути. Могу только позавидовать.
   – Завидуй, – громко посоветовал я своему другу, – это правильно. Она стоит того.
   Я подошел и нарочно громко постучал. Он спустился вниз и наверняка всё слышал. Она открыла мне дверь.
   – Я очень соскучился, – громко сказал я.
   Она удивленно подняла бровь и втянула меня в комнату. Я хлопнул дверью. Пусть Феликс сдохнет от зависти. Как глупо и пошло я себя вел. Разве я мог предположить, чем всё это закончится?
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 [10] 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация