А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Обмен разумов (сборник)" (страница 123)

   На пять минут раньше

   Джон Грир внезапно обнаружил, что стоит перед входом на небеса. Вокруг простиралась белая и лазурная облачная твердь, а в отдалении виднелся сказочный город, блиставший золотом под лучами вечного солнца. Прямо перед Гриром высилась фигура ангела-регистратора. Как ни странно, потрясения Грир не испытывал. Он всегда верил, что небеса существуют для всех, а не только для приверженцев какой-нибудь избранной религии или секты, но, несмотря на это, всю жизнь терзался сомнениями. Теперь он мог лишь улыбнуться, вспомнив о своем неверии в божественные предначертания.
   – Добро пожаловать на небеса, – приветствовал его ангел и раскрыл толстую книгу в бронзовом переплете. Прищурившись, он уставился на страницы сквозь толстые бифокальные очки и провел пальцем вдоль колонок с именами. Найдя имя Грира, он замялся. Кончики его крыльев взволнованно дрогнули.
   – Какая-то ошибка? – спросил Грир.
   – Боюсь, что да, – подтвердил ангел-регистратор. – Кажется, ангел смерти прибыл за вами раньше назначенного срока. Правда, в последнее время у него было очень много работы, но тем не менее это не оправдание. К счастью, он ошибся совсем ненамного.
   – Меня забрали раньше срока? – уточнил Грир. – Я не назвал бы это мелкой ошибкой.
   – Видите ли, речь идет всего о пяти минутах. Стоит ли из-за них расстраиваться? Так, может, не станем обращать внимание на эту оплошность и отправим вас в Вечный Город?
   Ангел-регистратор был, несомненно, прав. Что изменилось бы, пробудь Грир на Земле лишние пять минут? Но все же он чувствовал, что эти пять минут могли бы оказаться важными, хотя и сам не понимал, откуда возникло такое ощущение.
   – Я предпочел бы получить свои пять минут обратно, – решил Грир.
   Ангел посмотрел на него с сочувствием:
   – Разумеется, у вас есть на это право. Но я не советовал бы вам им воспользоваться. Вы помните обстоятельства своей смерти?
   Грир задумался, потом покачал головой.
   – Как это произошло? – спросил он.
   – Мне не позволено об этом говорить. Но смерть никогда не бывает приятной. Вы уже здесь. Почему бы вам не остаться с нами?
   Разумно. Но Грира продолжало мучить ощущение какой-то незавершенности.
   – Если это разрешается, – произнес он, – я действительно хотел бы получить обратно свои пять минут.
   – Тогда отправляйтесь, – сказал ангел. – Я подожду вас здесь.
   И Грир внезапно оказался на Земле. Он находился в металлическом помещении цилиндрической формы, тускло освещенном мерцающими лампочками. В спертом воздухе сильно пахло паром и машинным маслом. Стальные стены гнулись и трещали, в щели сочилась вода.
   И тут Грир вспомнил, где находится. Он командовал торпедной частью на американской подводной лодке. У них отказал сонар, они только что ударились о подводную скалу, которой, судя по карте, полагалось находиться в миле отсюда, и теперь беспомощно падали в толщу черных вод. Лодка уже опустилась ниже предельно допустимой глубины, и через считаные минуты быстро нарастающее давление расплющит ее корпус. Грир знал, что это произойдет ровно через пять минут.
   Никто не поддался панике. Прислонившись к прогибающимся стенам, моряки ждали конца, но каждый держал себя в руках. Техники остались на своих постах, молча вглядываясь в показания приборов, не оставляющих даже крохотной надежды на спасение. Грир понял, что ангел-регистратор хотел избавить его именно от этого – горького и страшного конца, короткой и мучительной смерти в ледяном мраке.
   И все же Грир был рад, что оказался здесь, хотя вряд ли ангел сумел бы его понять. Как может небесное существо понять чувства смертного человека? В конце концов, большинство людей умирают в страхе и неведении, ожидая в худшем случае адских мук, а в лучшем – пустоты забвения. А Грир знал, что ждет впереди и кто встретит его у входа на небеса, поэтому смог посвятить свои последние минуты достойному прощанию с Землей. Пока корпус лодки сопротивлялся давлению, он вспоминал закат над Ки-Уэстом, короткую и яростную грозу в Чесапике, медленное кружение ястреба над Эверглейдсом. И хотя всего через несколько секунд его ждали небеса, Грир думал о красотах Земли и старался вспомнить их как можно больше, словно человек, собирающий припасы для долгого путешествия в незнакомую страну.

   Five Minutes Early. 1982 by Robert Sheckley.
   (переводчик А.Нефедов)

   Глаз реальности

   Легенды гласят, что на окраине нашей метагалактики есть безымянная планета. На той планете растет единственное дерево. Давно забытая раса укрепила на верхушке дерева огромный алмаз, и заглянувший в тот алмаз увидит все, что есть, было или может быть. Дерево то зовется Древом Жизни, а алмаз – Глазом Реальности.
   И трое искателей истины вышли на поиски дерева. Преодолев немало трудностей и опасностей, они добрались до безымянной планеты. Каждый из них по очереди забрался на верхушку дерева и заглянул в алмаз. А потом они решили сравнить впечатления.
   – Я увидел, – сказал первый из троих, весьма известный писатель, – бессчетные драмы, великие и мелочные. И я понял, что нашел замочную скважину Вселенной, которую Борхес назвал Алефом.
   – А я увидел, – возразил второй, прославленный ученый, – кривизну пространства, смерть фотона и рождение звезды. И я понял, что гляжу в суперголограмму, самотворящуюся и самосотворенную, а основа ее – вся Вселенная.
   А третий, художник, произнес:
   – Чтобы понять, надо почувствовать.
   И показал товарищам только что сделанные им наброски женщин и пантер, скрипок и пустынь, шаров и гор.
   – Как и вы, – сказал он, – я увидел то, с чем обычно сталкиваюсь в жизни.

   The Eye of Reality. 1982 by Robert Sheckley.
   (переводчик В. Серебряков)

   Страх в ночи

   Просыпаясь, она услышала свой крик и поняла, что кричала, наверное, уже долгие секунды. В комнате было холодно, но все ее тело покрывал пот; он скатывался по лицу и плечам на ночную рубашку. Простыня под ней промокла от пота.
   Она сразу задрожала.
   – У тебя все в порядке? – спросил муж.
   Несколько секунд она молчала, не в силах ответить. Крепко обхватив поджатые колени, она пыталась унять дрожь. Муж темной глыбой лежал рядом, эдакий длинный черный цилиндр на фоне слабо белевшей во тьме простыни. Посмотрев на него, она снова задрожала.
   – Тебе поможет, если я включу свет? – спросил он.
   – Нет! – резко произнесла она. – Не шевелись… пожалуйста!
   В темноте раздавалось лишь тиканье часов, равномерное, но какое-то зловещее.
   – Опять?
   – Да, – сказала она. – То же самое. Ради бога, не прикасайся ко мне!
   Он приблизился, изогнувшись под простыней, и она вновь сильно задрожала.
   – Сон, – осторожно начал он, – сон был про… я прав?..
   Он деликатно не договорил и пошевелился, осторожно, чтобы ее не напугать.
   Но она снова овладела собой. Руки ее разжались, ладони плотно прижались к простыне.
   – Да, – сказала она. – Снова змеи. Они по мне ползали. Большие и маленькие, сотни змей. Они заполнили всю комнату, а через дверь и окна позли все новые, вываливались из переполненного шкафа…
   – Успокойся, – сказал он. – Ты уверена, что хочешь об этом говорить?
   Она промолчала.
   – Теперь хочешь, чтобы я включил свет? – мягко спросил он.
   – Не сейчас, – сказала она, помедлив. – Я еще не набралась храбрости.
   – Да-да, – понимающе произнес он. – А другая часть сна…
   – Да.
   – Послушай, может, тебе не стоит об этом говорить?
   – Нет, давай поговорим. – Она попыталась засмеяться, но закашлялась. – А то ты подумаешь, что я начинаю к этому привыкать. Сколько ночей оно уже тянется?

   Сон всегда начинался с маленькой змейки, медленно ползущей по ее руке и поглядывающей на нее злобными красными глазками. Она стряхивала ее и садилась на постели. Тут по одеялу начинала скользить вторая, все быстрее и быстрее. Она стряхивала и эту, быстро вылезала из постели и становилась на пол. Тут другая змея оказывалась у нее под ногами, еще одна сворачивалась в волосах, а потом через открывшуюся дверь ползли все новые и новые, тогда она бросалась на постель и с воплями тянулась к мужу.
   Но во сне мужа рядом с ней не оказывалось. Вместо него на постели лежала огромная змея, этакий длинный черный цилиндр на фоне слабо белевшей во тьме простыни. И она понимала это, лишь когда обвивала ее руками.
   – А теперь включи свет, – велела она.
   Когда комнату залил свет, она вся напряглась, готовая выскочить из постели, если…
   Но все-таки это оказался ее муж.
   – Господи боже, – выдохнула она и полностью расслабилась, распластавшись по матрасу.
   – Удивлена? – спросил муж, криво улыбнувшись.
   – Каждый раз, – сказала она, – каждый раз я уверена, что тебя не окажется рядом. А вместо тебя – змея.
   Она коснулась его руки, чтобы убедиться.
   – Видишь, насколько все это глупо? – мягко и успокаивающе произнес он. – Если бы ты только смогла забыть… Тебе нужна лишь уверенность во мне – и кошмары пройдут.
   – Знаю, – ответила она, вглядываясь в детали обстановки. Маленький телефонный столик с беспорядочной кучей записок и исчерканных бумажек выглядел необыкновенно ободряюще. Старыми друзьями были и поцарапанное бюро из красного дерева, и маленький радиоприемник, и газета на полу. А каким обычным казалось изумрудно-зеленое платье, небрежно переброшенное через спинку стула!

   – Доктор сказал тебе то же самое. Когда мы поссорились, ты ассоциировала меня со всем, что идет не так, со всем, что причиняет тебе боль. И теперь, когда все наладилось, ты ведешь себя по-прежнему.
   – Не сознательно, – сказала она. – Клянусь, не сознательно.
   – Нет, все по-прежнему, – настаивал он. – Помнишь, как я хотел развода? Как говорил, что никогда тебя не любил? Помнишь, как ты меня ненавидела, но в то же время не давала уйти? – Он перевел дыхание. – Ты ненавидела Элен и меня. И это не прошло даром. Внутри нашего примирения так и осталась ненависть.
   – Не думаю, что когда-либо ненавидела тебя, – сказала она. – Только Элен… эту тощую мелкую обезьяну!
   – Нельзя дурно говорить о тех, кого уже не волнует мирская суета, – пробормотал он.
   – Да, – задумчиво сказала она. – Наверное, это я довела ее до того срыва. Но не могу сказать, что жалею. Думаешь, меня посещает ее призрак?
   – Не надо себя винить, – сказал он. – Она была чувственной, нервной, артистической женщиной. Невротический тип.
   – Но теперь, когда Элен больше нет, у меня все прошло, я все преодолела. – Она улыбнулась ему, и морщинки тревоги у нее на лбу разгладились. – Я просто без ума от тебя, – прошептала она, перебирая пальцами его светло-русые волосы. – И никогда тебя не отпущу.
   – Только попробуй, – улыбнулся он в ответ. – Я никуда не хочу уходить.
   – Просто помоги мне.
   – Всем, чем смогу. – Он подался вперед и легонько поцеловал ее в щеку. – Но, дорогая, если ты не избавишься от этих кошмаров – в которых я главный злодей, – мне придется…
   – Молчи, молчи, – быстро произнесла она. – Я и думать об этом не хочу. Ведь наши плохие времена прошли.
   Он кивнул.
   – Однако ты прав, – сказала она. – Наверное, нужно попробовать обратиться к другому психиатру. Долго я так не выдержу. Все эти сны, ночь за ночью.
   – И они становятся все хуже и хуже, – напомнил он, нахмурившись. – Сперва они были время от времени, теперь уже каждую ночь. А скоро, если ты ничего не предпримешь, будет уже…
   – Хорошо, – сказала она. – Не надо об этом.
   – Приходится. Я очень беспокоюсь. Если эта змеиная мания будет продолжаться, в одну из ночей ты вонзишь в меня спящего нож.
   – Никогда. Но не будем об этом. Я хочу обо всем позабыть. Не думаю, что это случится снова. А ты?
   – Надеюсь, что нет.
   Она выключила свет, потом поцеловала мужа и закрыла глаза.
   Через несколько минут она повернулась на бок. Через полчаса снова перекатилась на спину, пробормотала что-то неразборчивое и расслабилась. Еще через двадцать минут пожала плечом, и больше уже не шевелилась.

   Ее муж лежал рядом темной глыбой, опираясь на локоть. Он размышлял в темноте, прислушиваясь к ее дыханию и тиканью часов. Потом улегся на спину.
   Он медленно развязал завязки своей пижамы потянул за шнур и вытащил его на целый фут. Потом откинул одеяло и неторопливо придвинулся к ней прислушиваясь к ее дыханию. Положил шнур ей на руку. Медленно, по сантиметру за несколько секунд, провел шнуром по ее руке.
   Наконец она застонала.

   Fear in the Night. 1952 by Robert Sheckley.
   (переводчик А. Волнов)
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 [123] 124 125 126 127 128 129

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация