А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Хроники амбициозной брюнетки" (страница 9)

   Глава 9

   – А-а-а… – застонала Оксана, еще даже не проснувшись.
   Захар нервно дернулся, задел ее локтем.
   Оксана отклеила от себя одеяло, пропитанное потом, сползла на пол и по стеночке доковыляла в ванную. Умываться стоя было сложно, поэтому она наполнила прохладную ванну, в которую и легла с головой. Облегчение длилось с минуту, но и это было просто шикарно – в ее теперешнем положении.
   Кое-как намотав на голову полотенце и укутавшись в легкий шелковый халат, Оксана выпила много-много алказельтцера, цитрамон и вернулась в кровать, где лежал Захар и смотрел на нее почти ясным взглядом.
   – Ты как? – Оксана осторожно присела на край кровати.
   – Да у меня редко бывает похмелье, – сообщил он. – Главное, воды сейчас не пить, а то всколыхнет…
   Он выкинул руку и стянул с Оксаны халат.
   – Что ты на себя намотала…
   Оксана зарделась. Она не умела быть голой. Не ощущала свободы. Одежда была границей, отделявшей ее от чужой пристрастной оценки.
   Видимо, на ее лице что-то такое отразилось, так как Захар спросил:
   – Все в порядке?
   – Жуткая похмелюга, – призналась Оксана в том, в чем могла признаться, и пристроилась рядом.
   Она глядела на потолок и видела на нем звезды. В том числе и Сириус – звезду Даши, звезду влюбленных. И сумасшедших.
   Сегодня была сумасшедшей Оксана.
   И влюбленной. Не вообще, а в определенного человека.
   Она все сделала правильно. Мы влюбляемся не настолько часто, чтобы пренебрегать этим даже в угоду морали. Она рассуждает как Даша? Хорошо. Значит, общение с Аксеновой пошло ей на пользу.
   Только вот разница в том, что влюбилась она по-настоящему. Оксана хотела сделать для Захара все. И хотела быть достойной его.
   Кто сказал, что красота ничего не стоит?
   Никто не сказал.
   Жизнь прекрасна. Похмелье прекрасно. Прекрасно, что тебя обнимает красивый мужчина, нежный мужчина, грубый, как матросня, дорвавшаяся до портовых шлюх.
   Это магия. И она делала Оксану сильной. Решительной. Лидером. Человеком, который готов не только отвечать за свои поступки, но и отстаивать их.
   Ничего остального не существует. Все проблемы надуманные. Есть только мгновения, когда они рядом и когда внутри распускаются благоухающие цветы.
   Даша? Ха! Чему завидовать?!
   Эгоизм, конечно, хорошая религия, удобная, но это все равно что сидеть на овощной диете – фигура у тебя замечательная и витаминов вагон с тремя прицепами, но это не дает той радости, что приходит с сочным свежим гамбургером. Или с уткой по-пекински. Или с тарелкой охлажденных профитролей.
   Счастливой хотелось быть неудержимо. Прямо сейчас и всегда.
   Это был лучший день ее жизни. Когда они добились того, что могли не меньше пяти минут ровно стоять на ногах, Захар завел ее машину и они отправились в «Генацвале» на летнюю веранду. Ели всякую гадость: шашлыки, жирный супчик, сациви Оксана клевала уже неохотно, а потом еще и пришлось наесться лука – чтобы не чувствовать, как пахнет от Захара. Даша бы скорее умерла, чем наелась лука.
   Впрочем, никакой Даши, кажется, не существует.
   Вечер они встретили в Серебряном Бору, на частном пляже, о существовании которого Оксана и не догадывалась.
   Интересно: он выкинул Дашу из головы или тоже не хочет ни о чем таком размышлять?
   Захар выглядел счастливым. Он был доверчивый и открытый, как щенок, игривый, очаровательный… У него не было солнечных очков, и он забавно щурился на солнце, что делало его каким-то умильным, беззащитным. Зеленые глаза от солнца слезились, и Оксане хотелось плакать от сопереживания, так она чувствовала его, так ей хотелось о нем заботиться.
   Даша бы сказала, что это все гормоны – стандартная реакция женщины, у которой случился секс века, но если Оксана еще раз вспомнит о Даше, придется самой себя выпороть ремнем!
   Ночью пошли в кино, но Оксана так и не поняла, о чем была «Звездная пыль», – они целовались и занимались гадкими вещами!
   Дома Захар открыл бутылку шампанского, купленную Оксаной – у него закончились деньги, но она запретила ему ехать домой, там была Даша. Не сейчас. В прошлом. Но у Аксеновой сильная аура – наверняка ее присутствие там еще чувствуется.
   А Даша и так слишком часто появлялась в ее мыслях.
   Может, к врачу сходить? Ведь это наверняка не совсем здорово – всю жизнь сравнивать себя с другим человеком.
   Что-то произошло с ее сознанием, когда она первый раз попала к Даше в квартиру. Все началось с коридора. В просторной прихожей (планировка трехкомнатных квартир в их доме отличалась друг от друга) Оксана столкнулась с огромной горой обуви. Туфли «на каждый день» валялись кучей, коробки с дорогими шпильками и ботинками лежали нестройными рядами, разнообразные тапочки были раскиданы повсюду – отчего-то все на левую ногу.
   У матери Оксаны было не меньше возможностей, но туфель у нее имелось всего пять-шесть пар, так как она не терпела спонтанности – покупала лишь то, что увязывалось с остальным гардеробом.
   Своего отца Оксана каждый день встречала за завтраком – он мог бы просыпаться на полчаса позже, но считалось, что завтракать и ужинать семья должна вместе.
   На завтрак мама пекла оладьи, подавала творог с фруктами. Когда отец соблюдал диету, оладьи заменяли печеные груши с орехами и медом.
   По субботам ездили на обед к бабушке с маминой стороны, и, будьте уверены, суп там всегда подавали в супнице, молоко – в молочнике, а к каждому блюду выкладывали свою вилку.
   Дедушку бабушка называла либо Иннокентий Константинович, либо, если выпивала облепиховой наливки, – Кеша, но на «вы».
   На Рождество у бабушки наряжали елку до потолка – три с половиной метра, верхушку украшали старинной хрустальной звездой, а игрушки в семье хранили почти сто лет: остались даже совсем древние, прабабушкины.
   Дети – Оксана, два ее двоюродных брата, кузина и приемная кузина – обязательно ставили этюд: бабушка преподавала сценическое мастерство и всегда лично руководила внуками.
   За хорошую игру (впрочем, и за плохую) детей награждали особыми подарками – сладостями и какой-нибудь игрушкой.
   Оксана точно знала – детство у нее было счастливое.
   Зимой – каникулы на Домбае, горные лыжи, снежки, санки. Летом – Крым, Кавказ, знакомые хозяйки или дом отдыха литераторов, в зависимости от настроения родителей. Весной – Боржоми, где у мамы жила старинная подруга, а на выходные, когда уже тепло, но еще нельзя купаться, – чудесная дедушкина дача в Переделкино.
   Осенью Оксану также увозили на дачу – с подругой или двумя, чтобы не было скучно, и там, в большом каменном доме с камином, они прятались в мансарде и сочиняли страшные истории.
   А в квартире Даши Оксана столкнулась с другим миром. Параллельным.
   Все ее, Оксаны, родственники были чиновниками. Бабушка преподавала, дедушка занимал большой пост в Союзе писателей, отец служил в Министерстве культуры, а мама работала на «Мосфильме».
   Родственников Даши они величали богемой.
   Дашин папа писал сценарии и для фильмов, и для телепередач, мама была художницей, рисовала театральные декорации, декорации для праздничных торжеств, расписывала шали и шила вечерние наряды для избранных клиенток.
   – Тише! – рявкнула Даша, когда Оксана споткнулась об обувные коробки. – Папа спит!
   Было два часа дня – Оксана только что пообедала.
   – Обувь не снимай! – не понижая тона, распорядилась Даша и провела подружку в гостиную.
   Гостиную, что было тогда в диковинку, объединили с кухней – получилась несколько несуразная, но большая комната. На диване лежала груда барахла – заготовки для нарядов, которые шила мама, а на самом верху красовался лифчик.
   С точки зрения Оксаны, это было ужасно – ее учили убирать за собой, и уж точно ни в коем случае не показывать чужим такие интимные части гардероба, как бюстгальтер.
   На столе в кухне с вечера осталась грязная посуда – Оксану даже передернуло, – Даша быстро сгребла все в раковину, но помыть не удосужилась.
   – Помочь тебе помыть посуду? – предложила деловитая Оксана.
   – Домработница в понедельник придет, не волнуйся! – отмахнулась Даша.
   Была суббота.
   – Как я понимаю, уже день, и надеюсь, он добрый! – послышался из коридора низкий женский голос.
   Дашина мама Оксану ошарашила.
   Несколько раз она видела ее издалека и знала, что ее собственная мать осуждает Дашину за слишком дорогие шубы.
   Но сейчас, вблизи, та ее просто шокировала.
   Ее мама никогда не появлялась при отце несобранной, неумытой. А Дашина явно не успела зайти в ванную – светлые волосы собраны в какое-то воронье гнездо, под глазами – остатки косметики, в руке – сигарета. Дашина мать куталась в красивое черное кимоно.
   И Оксана даже не могла сказать, что та плохо выглядит – было в этой небрежности нечто притягательное.
   – Даш, ты мне кофе сделаешь? – томно произнесла та.
   – Мам, сделай сама, я же ребенок! – возмутилась Даша.
   – Ты завтракала? – поинтересовалась мама.
   – Как обычно. Шоколад и торт «Полет», – усмехнулась Даша.
   Оксана чуть не подпрыгнула. На завтрак? Шоколад?! Такого просто быть не может!
   Дашина мама сварила себе кофе, девочкам налила чаю с молоком, выставила на стол остатки торта, конфеты и мармелад.
   – Я есть хочу, – заявила Даша.
   Мать с неприязнью уставилась на нее.
   – Какой жуткий ребенок! – пожаловалась она в никуда. – Хочет есть три раза в день. Куда это годится? Сейчас Андрей проснется, поедем в ресторан.
   – Ура! – обрадовалась дочь.
   В ресторан? У Оксаны кружилась голова. Просто так – «поедем в ресторан»? Средь бела дня?
   Андрей проснулся спустя четверть часа.
   Отца Даши Оксана вблизи не видела, но знала, что он «интересный мужчина».
   Оксаниному папе было тридцать семь, Дашиному – тридцать девять, но ее собственный отец выглядел солидно, как положено – полнеющий мужчина в костюме, рубашке и галстуке, с короткой стрижкой, залысинами, небольшим животиком.
   А Дашин… Высокий, поджарый, загорелый красавец, в которого вполне можно было влюбиться без памяти. Бритый налысо. Чем-то он ей напомнил Микки Рурка. Или Брюса Уиллиса. В нем определенно было нечто голливудское.
   Дашина мама как-то плотоядно улыбнулась и приветствовала мужа продолжительным поцелуем.
   Родители Оксаны не допускали даже намека на то, что у них есть секс. Сама мысль об этом была Оксане неприятна – будто она становилась третьей в их любовных утехах. Но вот то, что родители Даши занимаются сексом, не казалось ей отвратительным. А уж мысль о том, что Дашин отец мог бы ее обнять…
   Обедали они в ресторане «Олимп» в Лужниках, на открытой террасе. Все официанты знали Андрея, усадили за лучший столик, сообщили, что сегодня самое свежее и вкусное.
   Ближе к десерту к ним присоединились друзья Дашиных родителей: томная, немного унылая блондиночка с каре, темпераментный грузин – известный режиссер и его жена, актриса одной роли.
   Андрей и грузинский режиссер выпили.
   Мама Даши скучала в обществе заторможенной актриски.
   На Дашину мать Оксана косилась с удивлением. Из растрепухи в мятом кимоно та превратилась в диву – пышные волосы падали на плечи, черные укороченные брючки с низкой талией обтягивали стройные ноги, а довольно пышную грудь облегала маечка с глубоким вырезом.
   Ее мама никогда так не одевалась. На работу – костюмы, на праздники – платья, скромные, шелковые, цвета овсянки или бледно-зеленые, в быту – слаксы и рубашки.
   И уж конечно, ее мама никогда не ходила на таких каблучищах – тоненьких, как спица, и высоких, как Эйфелева башня.
   Она слышала, что другие женщины из их двора говорят о Дашиной маме. И о ее папе. О его предполагаемых любовницах. Но она своими глазами видела, как эти двое любят друг друга. Они держались за руки, украдкой, словно незаметно для самих себя, целовали друг друга то в шею, то в висок, Андрей прижимал к губам руку жены, а она отвечала ему чувственным взглядом…
   В ресторан вызвали такси и заплатили водителю за то, что он отвез всех домой на их же машине.
   Конечно, Оксана рассказала матери, что ужинала в ресторане. Та не без раздражения передернула плечами. Из разговора матери с отцом Оксана поняла – они осуждают Дашиных родителей за то, что те бездумно тратят деньги, шикуют, напропалую наслаждаются жизнью.
   Но это было так соблазнительно!
   И Оксана стала дружить с Дашей. Ей хотелось хоть одним пальцем прикоснуться к этой, может, и безалаберной, но красивой и притягательной жизни.
   Мама этого не одобряла – боялась, что Даша дурно повлияет на ее дочь, – но и не запрещала.
   Мама была права. Оксана, хоть сама и осуждала их, и сплетничала, и презирала, не могла оторваться от этих странных людей, с ни на что не похожим жизненным укладом.
   Она не могла понять, каким образом эти успешные люди, родители, так и не повзрослели – сохранили совершенно детский эгоизм, наивную веру в то, что у них-то все будет хорошо, что жизнь создана для наслаждений…
   Переезд Даши на Остоженку стал настоящим горем. Оксана знала – как прежде уже не будет.
   С глаз долой – из сердца вон: Даша ее забыла. Оксана превратилась в «девочку, с которой я дружила, когда жила на „Аэропорте“.
   Все бы ничего, но семена упали на благодатную почву и взошли – Оксана уже не хотела жить по правилам, за которые радели отец с матерью. Она боялась и новой, знакомой-незнакомой странной жизни, где не было никаких правил, кроме одного: «Получай удовольствие, пока можешь!», и той, к которой ее готовили, – пристойного буржуазного существования с супницами, молочниками и семейными традициями.
   Она застряла посредине.
   И сейчас вдруг ощутила, как выбирается из своего болотца, почувствовала себя, свою силу. Поняла, чего хочет.
   Наверное, ее воспитали в строгости, а Дашу – в любви, и это жизнелюбие и делало Аксенову такой необыкновенной, а Оксану все эти «но»: «ты, конечно, вольна поступать, как хочешь, но…»; «мы отпустим тебя на всю ночь, но…»; «если ты уверена, что хочешь стать журналистом, – твое дело, но…» – превратили в какого-то зомби, который все присматривается, принюхивается, но никак не может начать жить.
   И вот – любовь. Не к такому, как ее отец, – образцу нравственности и ответственности, а к такому, как Захар, – сладкому мальчику, с которым не хочется задумываться о будущем, потому что настоящее сияет и греет.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 [9] 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация