А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Хроники амбициозной брюнетки" (страница 8)

   Глава 8

   – Поехали, – распорядилась Даша.
   – Куда?! – нервно воскликнула Оксана. – Ты с ума сошла?
   – Оксан, одевайся! – Даша отодвинула ее в сторону и зашла в квартиру.
   – Это смешно… – бормотала помощница, робея от собственной убогости.
   Посмотрите на нее!
   Серебристые леггинсы, бордовая майка с логотипом издательства «Эксмо», да еще и желтый лакированный пояс! Вспомнив о нем, Оксана немедленно пояс сорвала и зашвырнула подальше. Дело в том, что она всего лишь приценивалась – как на ней будет смотреться ремень с длинной майкой, да так и забыла снять…
   А теперь посмотрите на Дашу. Велюровые штаны от «Адидас», стильная маечка от «Персонаж», классные сандалии, модная джинсовка. Вот как должен выглядеть домашний наряд прирожденной городской модницы.
   – Отличная квартира, – одобрила Даша. – Ты чего ждешь?
   – Даш, я увольняюсь, – выпалила Оксана, плохо соображая, что творит.
   – Отлично! – кивнула Даша. – Тогда я не приказываю, а прошу поехать с мной, но помни: работаешь ты на меня или нет, Валера все еще имеет диплом – или как там это называется – по рукопашному бою, так что сопротивление бесполезно. Я уже скупила все булки в «Елисеевском» – пути назад нет.
   – Даш, куда мы едем? – растерялась Оксана.
   – На пикник.
   – В два часа ночи?
   Конечно, она поехала. Даша явно затевала извинения с выходом, так что любопытство пересилило.
   – И с чего это ты увольняешься? – поинтересовалась Даша, передавая ей бутылку текилы.
   Оксана сделала небольшой глоток. Текила, которую они начали пить уже в лифте, сразу же ударила в мозг, так что лучше теперь с этим поосторожнее – чтобы не напиться раньше времени.
   – Эта работа не для меня, – тактично заметила Оксана.
   – Да ладно! – расхохоталась Даша. – Так и скажи: я тебя раздражаю!
   О-о! Завидная честность.
   – Оксана, поверь, не ты первая, – усмехнулась Даша. – Я знаю, что иногда бываю слишком… несдержанной, но ты пойми, здесь нет ничего личного. Я… такой человек. Я же не злюсь по-настоящему, это просто вопрос темперамента. Ты обиделась на то, что я вынудила тебя заниматься моими личными делами, но ты же могла отказаться. И я бы поняла.
   – Да ладно? – хмыкнула Оксана.
   – Да ладно, – повторила за ней Даша. – Если бы ты сказала: «Извини, это твое дело, разбирайся сама» – неужели ты думаешь, я бы тебя уволила?
   – Конечно, – кивнула Оксана и хлебнула еще текилы.
   Даша задумалась.
   – Это не моя проблема, – заявила она. – А твоя. Я с самого начала предупреждала, что мы на равных. Что никакой субординации не существует. Я могу на тебя орать – ты можешь на меня орать. Можешь хлопать дверью, но всегда должна возвращаться.
   – Это тебе подходит! – рассердилась Оксана. – А мне проще прийти на работу, сделать свое дело и уйти домой! Я не хочу быть частью твоей жизни!
   Боже… Она только что поняла, в чем тут фокус. Даша привязывалась к людям. Для нее сотрудники были частью «семьи» – она втягивала их в свою жизнь, делала сообщниками, приятелями, в то время как Оксана не хотела дружить, было проще сохранять вежливые рабочие отношения, а не становиться доверенным лицом.
   – Почему? – искренне удивилась Аксенова.
   Почему? Н-да, действительно, почему?
   – Дай! – воскликнула Оксана и вырвала у нее из рук бутылку. Текила заспешила по венам. – Потому что…
   Потому что она не хотела быть «девушкой Дарьи Аксеновой».
   – Ну знаете Оксану, она работает на Аксенову…
   Она хотела спустя несколько лет говорить журналистам что-то вроде: «В свое время я работала на одну писательницу, Дарью Аксенову… Не слышали? Тогда она была довольно популярна. Неважно. В общем, это был хороший опыт, и ведь именно так я придумала свою первую книгу, ставшую бестселлером…»
   Она не могла любить Дашу. Та была соперницей. Противником.
   И не могла стать ее другом, так как такие, как Даша, начисто лишены страха остаться одной, они гордятся и упиваются своим одиночеством – возможно, именно поэтому им не хватает одной записной книжки для номеров всех своих знакомых. Легко дружить с человеком, который ничего не требует. Но для Оксаны эта тема была закрыта.
   – Где мы? – спросила она, когда машина остановилась на берегу реки.
   – Это Успенское, – пояснила Даша. – Река мелкая, зато есть вид.
   Вид, если честно, был так себе – обыкновенный среднерусский пейзаж. Речка, вытекающая из-под моста и заворачивающая направо, широкий берег, на берегу ресторан, за ним поле. Правда, в лунном свете все это выглядело немного таинственно.
   Даша вынула из багажника плед и настоящую корзину для пикника.
   – Вот! – Она потрясла корзиной. – Нарочно купила! – С этими словами она протянула Оксане диванные подушки.
   Валера остался в машине, а Даша с Оксаной устроились на берегу.
   – И что? – произнесла Оксана, ощутив всю неуместность этого вопроса.
   Она не ничтожество! Она не завистница. Просто с Дашей трудно быть рядом. Сразу ясно, кто тут главный.
   Она, Оксана, вряд ли решилась бы осуществить такую безумную затею – собраться на пикник в два… уже три… часа ночи.
   Но в этом что-то было.
   Даша молча распаковывала еду – жареная курица, явно из палатки, сандвичи, определенно из ресторана, салаты, что-то сладкое.
   Оксана неожиданно поняла, что голодна, и они молча ели, рассматривая луну.
   – Искупаемся? – предложила Даша.
   – Холодно? – то ли спросила, то ли заметила Оксана.
   – Ерунда!
   Даша скинула с себя одежду и бросилась в воду. Оксана тоже разделась, но осторожно, оглядываясь по сторонам, и бочком пробралась к реке.
   Вода была холодной. Но не смертельно. К ней даже можно было привыкнуть. Немного поплескавшись, они выскочили на берег, и Даша протянула Оксане бумажные салфетки – достаточно большие: пачки хватило, чтобы вытереться. Кое-как натянув одежду на влажное тело, они завернулись в плед и уставились на звезды.
   – Даш… – позвала Оксана.
   Та не отвечала. Ждала.
   – Объясни мне, – сказала Оксана в надежде, что та поймет.
   – Ну-ну… – усмехнулась Даша. – Ненавижу недомолвки. Ты можешь уволиться. Твое право. Но какой в этом смысл? Ты же наверняка хочешь написать книгу…
   – Что?! – подалась вперед помощница.
   – Оксан… – протянула Даша. – Я не такая тупая, как кажется. И я тебя сто лет знаю. Я даже знаю, как ты боишься. И могу тебе помочь.
   – Почему это?
   – Потому это, – передразнила Даша, – что я просто не выношу, когда талант зарывают в землю. Когда даже не пытаются. И потому это, что в одном из кругов ада мучаются поэты, не написавшие ни одной строчки. Вот я хотела спросить: чем я тебя раздражаю? Что я такого делаю?
   – Не знаю. Может, я просто тебе завидую, – призналась Оксана.
   – И правильно делаешь! – хохотнула Даша. – А если серьезно, то любое безумие – лишь фарс. Есть глубоко несчастные люди, которые не могут по-другому, а есть клоуны вроде меня, которым нравится удивлять. Возмущать и раздражать. Это я. Меня всегда влекло искреннее безумие, но один раз я была сумасшедшей и больше не хочу.
   – То есть?..
   – После смерти мамы я рехнулась. В прямом смысле. Все было так плохо, что меня кормили литием. А после лития ты от депрессии переходишь к эйфории, когда тебе кажется, что ты всесильна, все можешь, но со стороны это выглядит так, словно переусердствовала с амфетаминами.
   – Я не знала…
   – Да никто не знал. На самом деле никому не интересно, что ты сходишь с ума. Это грустное зрелище.
   Оксана была на похоронах ее матери. И даже умудрилась обидеться на Дашу, хотя это и было откровенно глупо. Даша словно никого не замечала, кивнула ей, кажется, а может, ее соседу, а Оксана уже воображала, как Даша рыдает у нее на груди… Наверное, она всегда хотела быть ее подругой. И это раздражало, потому что в таком желании было нечто от рабской покорности, слепое восхищение…
   Кумиров необязательно придумывать – иногда они сами находят тебя, и ты ничего не можешь с этим поделать.
   Наверное, даже в своем сумасшествии Даша была очень сильной. Не сдалась. Поднялась.
   – Смотри, вон Сириус! – воскликнула Даша.
   – Сириус? – удивилась Оксана.
   – Звезда влюбленных и сумасшедших! – с нежностью провозгласила Даша. – Моя звезда. Знаешь, ведь… Ну, как это объяснить? Мы все думаем: есть судьба, нет судьбы, что будет – ад, рай, перегной… Жизнь – трудный маршрут. Нужен компас. Или путеводная звезда. Моя вот такая. Светит по ночам. Потому я и сова – надо же иметь возможность любоваться тем, во что ты веришь. У меня с ней контакт. Она напоминает мне о том, кто я есть. Я сумас– шедшая и всегда немного влюблена.
   – В Захара? – уточнила Оксана.
   – Я влюблена не в кого-то, просто влюблена, – улыбнулась Даша. – И это самый-самый кайф… Когда ты любишь конкретного мужчину, все твои помыслы сосредоточены на нем, но когда ты влюблена просто так, ни в кого, есть странное чувство, что ты занимаешься любовью со всем миром.
   – А ты любила когда-нибудь? – не удержалась Оксана.
   – Еще как! – хмыкнула Даша. – Это было здорово, но мы расстались. Он бросил меня, когда умерла мама, – понимаешь, ему тяжело было рядом с моим горем, – а потом, когда я вылечилась, вернулся, пожелал начать все сначала. Хороший был человек, тонкий… И понимаешь, я сделала выводы. Крылья вырастают лишь тогда, когда ты влюблена. Потом вы узнаете друг друга, сталкиваетесь с тем, что два человека пытаются выжить рядом. Это болезненно, но необходимо, если вы действительно хотите быть вместе. А я не хочу. У меня низкий болевой порог. И я не вижу в этом смысла.
   – Но… – произнесла Оксана и задумалась.
   Сейчас, когда у нее никого не было на примете, казалось, что Даша права.
   Отношения мужчины и женщины – это сложно. Всегда сложно. А лет через двадцать, когда все сложности позади, – скучно. Стоит оно того?
   Ответ Оксана получила уже на следующий день.
   В ресторане праздновали публикацию мемуаров известного актера, который выпустил сборник рассказов о своих женщинах.
   Не то чтобы событие года, но в некотором роде сенсация – в последнее время эти женщины, кроме самых известных, повадились откровенничать: кто желтой газете даст интервью, кто книжку напишет о том, какой актер жадный, старый, вредный, кто по телевизору признается, что у актера проблемы с потенцией и руки перед едой он не моет.
   Даша, Захар и Оксана мирно пили виски с колой, как вдруг Аксенова оживилась и уставилась куда-то в пространство.
   – Смотрите! – Она дернула Оксану за рукав. – Это же Гарик Успенский!
   Все повернулись и уставились на Гарика – известного сатирика из популярного комедийного шоу.
   – Он гений! – восторгалась Даша.
   Светская дама Лиза, сидящая с ними за столом, пожала плечами. Дама была со спутником – знаменитым фигуристом, но при этом у дамы имелся муж, рядом с которым ее никто никогда не видел. То есть все знали, кто он и сколько он стоит – а стоил он миллиарды, – но вместе они никогда не показывались. У дамы был свой телеканал, набирающий обороты, Лиза называла себя деловой женщиной, поднявшейся с нуля, но все понимали, что без помощи мужа тут не обошлось, правда, вопросы не задавали – не было точной уверенности, что это безопасно для здоровья.
   Дама претендовала на звание иконы стиля – носила «Кавальи», туфельки от «Лабутен» и старинные драгоценности, но притом, что ее трудно было упрекнуть в отсутствии вкуса, выглядела все равно дешево. Холеная, шикарная, она оставалась простушкой без чувства юмора – и это несколько портило стиль.
   Оксана в обществе Лизы ощущала скованность, но Даша любила вот таких особ – надменных, немного опасных, несчастных и странных.
   – Глупая передача! – презрительно заявила Лиза.
   – Лиза, сама ты глупая! – расхохоталась Даша и чмокнула ее в щеку.
   – У них все шутки ниже пояса! – аргументировала Лиза.
   – Обожаю то, что ниже пояса! – веселилась Даша. – Пойду познакомлюсь!
   Так как они паслись недалеко от бара, Аксенова освежила коктейль и отправилась на охоту.
   Оксана с Захаром переглянулись. Тот выглядел растерянным.
   А Даша уже оживленно болтала с Гариком.
   Сегодня она была очень хороша. Серебристо-серое платье в сложных драпировках полностью открывало спину, украшенную татуировкой в виде черно-белого тигра. Ноги обвивали ремни босоножек – не элегантные тоненькие ремешочки, а настоящие ремни, подчеркивающие изящество узких щиколоток. Волосы она старательно растрепала, что, признаться, очень ей шло – мягкий вариант «только что с кровати» придавал Даше еще больше сексуальности.
   Телефон у Оксаны зазвонил.
   – Можешь подойти в туалет? – в трубке послышался возбужденный голос Даши.
   Оксана извинилась и вышла в коридор. Даша затащила ее в кабинку.
   – Что делать? – возбужденно прошептала она.
   – В смысле? – поморщилась Оксана.
   – Я его хочу!
   – Прекрасно. А Захар?
   – Вот я и спрашиваю, что делать?! Ты не могла бы его отвлечь?
   – Как?! – истерически рассмеялась Оксана. – Даш, это уже не смешно!
   – Р-рр! – Аксенова топнула ногой.
   – А ты не могла бы дождаться более подходящего случая? – предложила Оксана.
   Даша с упреком воззрилась на нее.
   – Как?! Пригласить его на свидание? Пойми, сейчас все так захватывающе… Такой порыв!.. – Даша помахала руками, символизируя накал страстей. – Черт!
   – Я тебя не понимаю. – Оксана покачала головой. – Должно же тебе быть неловко перед Захаром…
   – А мне неловко! – подтвердила Даша. – Но я же не могу с ним спать, при том что хочу я Гарика!
   – Даша! – послышался голос Захара.
   Та сделала большие глаза и приложила палец к губам.
   – Думаю, тебе будет легче, если ты узнаешь, что я поехал домой! – громко произнес Захар, заглянув в туалет, и хлопнул дверью.
   На лице Даши растерянность сменилась обидой, обида – радостью.
   – Ну вот, – она развела руками. – Все само собой разрулилось…
   – Какая же ты… – Оксана покачала головой и вылетела из туалета вслед за Захаром.
   Какая же она эгоистка! Никого не щадит! Страдания? А что это? А зачем это? Я же не просила в меня влюбляться! Влюбляться?! Ха-ха! Да как в нее можно влюбиться?
   Не надо было бежать за Захаром! Но у нее, извините, тоже есть порывы! Оксана не могла иначе. Она хотела быть рядом с ним!
   А ведь вчера она Даше почти поверила!
   Они пили текилу, валялись на траве, купались, и Даша казалась богиней в свете луны, совершенством с мускулистым телом, покрытым татуировками. Она могла увлечь, могла очаровать, но она была русалкой, злой и хищной, правда, вчера Оксана об этом забыла, ей хотелось иметь такую подругу, как Даша, склонную к авантюрами и странным выходкам вроде встречи рассвета в селе Успенском.
   Закат, рассвет – в чем тут фокус?
   Но Даша трепетала. Говорила, что это чудо природы. Рассказывала, какие рассветы в Индии. В Африке. Во всех тех странах, где она побывала и где ни разу не была Оксана.
   Есть люди оседлые, не выезжающие за переделы округа. А есть кочевники, стремящиеся укатить как можно дальше, даже если там плохо. Для Даши не было хорошо и плохо – было знакомое и неизведанное.
   Оксана украла в баре бутылку виски и пообещала себе напиться до положения риз, даже если Захар сбежал. Но он не уехал.
   – Какая же она сука! – заявил он, едва заметив Оксану.
   – Мы все это знаем, – пошутила Оксана.
   – Это невыносимо, – он покачал головой.
   Оксана протянула ему бутылку. Через час они выплясывали в «Пропаганде», благо идти было недалеко, и Оксана понимала: она пьяна настолько, что, если прекратит пить, умрет на месте.
   Как они очутились у нее в квартире?
   Как так вышло, что они лежали голыми у нее на кровати?
   Почему он целовал ее?
   Она не может думать об этом сейчас!
   Пусть завтра она пострижется в монашки, сожжет свои волосы и посыплет ими главу, но сегодня она с ним! Ясно?!
   Это была не любовь и не страсть, это было нечто, что никак нельзя назвать, – исполнение желаний, мираж Фаты Морганы, карусель чувств, от которых кружится голова и даже тошнит.
   Счастье.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 [8] 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация