А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Хроники амбициозной брюнетки" (страница 6)

   Глава 6

   К большому сожалению Оксаны, рассиживаться в кафе они не стали. Захар пообедал, расплатился и потащил ее в магазин.
   – Вот, – он ткнул пальцем в стеклянную витрину.
   Оксана уставилась на потрясающий браслет – глазированный черный пластик, внутри которого запаяна золотая колючая проволока.
   Это было красиво. Очень-очень.
   – Э-э… – пробормотала Оксана. – Ну-у… Думаю, это ее размер.
   Захар рассмеялся и потрепал ее по плечу.
   – Тут все ясно! – воскликнул он. – Просто я хотел тебе показать. Нравится?
   – Потрясающе.
   – Тогда давай я сейчас расплачусь, а потом пойдем смотреть джинсы, хорошо?
   Ему упаковали браслет (Оксана заметила, что у Захара есть тридцатипроцентная скидочная карта – где он ее заполучил?), и он отвел ее на этаж молодежной одежды.
   – Ну как?
   Оксана медлила. Он что, влюблен в Дашу?
   Это же надо так угадать!.. Черные, вроде как слегка выцветшие, чуть расклешенные джинсы, с потрясающей, тоже черной, вышивкой от заднего кармана до колена – дракон в несколько старомодном стиле.
   Аксенова будет в восторге.
   – Какой размер нам нужен? – спросил Захар.
   «Нам»?! Вот уж нет! Лично ей не нужен никакой размер, так как делать Дашу счастливой – не ее забота! Ее забота всего лишь не злить (о, Захар, прости, но ты ошибся!) эту бабу-ягу!
   – Ну, сорок два – сорок четыре, но вообще-то размер у нас одинаковый, так что я могу померить.
   – Валяй! – обрадовался он.
   Они были великолепны… Даже на ее немного ватной заднице джинсы сидели так, словно Оксана сплошь состояла из литых мыщц. Попка – ягодка, длинные стройные ноги… Ух ты!
   – Вот… – Оксана вышла из примерочной, и ею тут же овладела безумная надежда: а вдруг Захар сейчас лишится чувств от ее красоты и купит эти штаны ей?
   Она ведь посмотрела на ценник. Одиннадцать тысяч. За джинсы. И еще восемь за браслет. Ни много ни мало – скромный дар, девятнадцать тысяч минус тридцать процентов.
   Да никогда она не купит джинсы за такие деньги! Это же аморально! За какие-то куски парусины!
   – Супер! – оценил Захар. – Берем!
   Хорошо быть Дашей Аксеновой. Что ей, Оксане, подарил на день рождения кавалер? Духи «Ланвин», пятьдесят миллилитров, это где-то тысяча рублей, розочку (стольник?), маечку с надписью «СВОБОДУ ОЛИГАРХАМ!» – в сети шестьсот рублей.
   Конечно, «кто же считает?», но все-таки быть известной писательницей – очень и очень приятно. И выгодно. И роскошно. Вот Ксении Собчак, если верить слухам, анонимный поклонник подарил кольцо в четыре карата от «Графф», а Оксане в лучшем случае подсовывают предложения на скидку в «Мир кожи и меха». В почтовый ящик. Равно как и всем жителям района.
   Она чуть не заплакала. Она дура? Бездарь? Урод? Тупица? Клуша?
   Да?
   Почему другие живут полной жизнью, выбирают среди лучших яхт мира – на которой отдохнуть летом? – веселятся на промовечеринках «Баккарди» где-нибудь в Греции, живут в пятизвездочных отелях, знакомятся в Каннах с Вентвортом Миллером или там Джорджем Клуни, а она, Оксана, ездит на старом «Гольфе», работает на психопатку и мечтает оторвать болт от джинсов самого красивого парня на свете, которого эта психопатка считает не больше чем сексуальным животным, и спать с этим болтом под подушкой!
   – Оксан, это тебе, – произнес где-то за спиной Захар.
   Он протянул ей пакет, в котором она обнаружила потрясающее колье от «Джуси Кутюр» – толстые звенья позолоченной цепи перемежались с пластмассовыми, прозрачно-коричневыми, и все это украшал такой же коричневый кулон в виде пухлого сердечка с золотым логотипом фирмы. Очень красиво. И неожиданно. И так мило…
   – Как красиво… – пробормотала Оксана. – Спасибо большое, не стоило…
   Захар поднял руки вверх ладонями.
   – Стоп! Я рад, что тебе нравится, и больше ничего не хочу слышать!
   Наверное, если бы на ее месте была Даша, она бы уже бросилась дарителю на шею, а через пару секунд целовалась бы взасос – исключительно в виде благодарности и из-за переполняющих ее чувств. Но Оксана в отличие от Аксеновой боялась показаться… неловкой. Нелепой. Навязчивой.
   Захар сам обнял ее, похлопал по спине. По-дружески.
   По телу побежали мурашки. У него был «сексапил» – сексуальное обаяние, причем в таких масштабах, что он бы мог им торговать, как виагрой, только для женщин, лечить от фригидности прикосновением…
   И пах он чем-то горьким и свежим – это был не заурядный мужской запах вроде «Босс» или «Келвин Кляйн», а нечто особенное, будто естественное.
   На Петровке они распрощались, и Оксана еще какое-то время озиралась ему вслед.
   Хотелось любить весь мир.
   И это было ужасно. Она влюбилась.
   Чудовищная ошибка. Глупая платоническая любовь, которой вроде не существует. Но она была счастлива, так как состояние влюбленности чудесно само по себе. А тем более такой наивной, идеализированной влюбленности в человека, которого придумала сама, который как бы не существует, так как ты ничего о нем не знаешь – ну, кроме того, что он принадлежит другой женщине.
   Оксане было и хорошо, и плохо одновременно.
   Она страдала от неразделенных чувств, но радовалась и тому, что способна на такие переживания – в чем давно сомневалась.
   Ощущение детской, безнадежной, абстрактной влюбленности приятно волновало взрослую, рассудительную Оксану, которая научилась отказывать себе в том, что может причинить ей боль и страдания.
   Чем больше сегодня наслаждений, тем горше будут последствия – это она давно уяснила. Сегодня – бутылка текилы, завтра – похмелье, лет через десять – цирроз.
   Так?
   А если мужчины и текила – это не совсем одно и то же? А если мужчины стоят того, чтобы из-за них умереть счастливой, а не здоровой и несчастной?
   Вопрос: это все нужно для размножения или есть тут искра божья?
   Оксана витала в облаках, пока не уперлась в стройку и не поняла, что идет неизвестно куда.
   У нее появилась цель. Не Захар. Хотя может быть, но…
   Она вдруг распахнула глаза и заметила прелесть окружающего мира. Мира, в котором ей хотелось быть бабочкой, а не молью. Мира, которому она могла бы представить свою собственную книгу. Свою душу. Это было озарение. Она знала, о чем писать. Как писать. Для и ради кого…
   – Оксан, я тебя жду уже полчаса! – укорила ее Даша.
   Рому Зверя сменила Маша Царева, писательница.
   Писательниц Аксенова не любила. Но с некоторыми поддерживала приятельские отношения – чтобы быть в курсе событий.
   Даша искренне думала, что она выше соперничества, так что с коллегами была мила – правда, считала их всех либо выдрами, либо клушами. Исключением были разве что Царева и Робски, которой Даша симпатизировала не как автору, а скорее как деловой женщине.
   Оксана поняла за то недолгое время, что работала у Аксеновой: писательницы любят друг друга так же, как «Пепси-Кола» «Кока-Колу». Им ничего не оставалось, как приветливо отзываться о коллегах, но в душе они все друг друга ненавидели и искреннее радовались чужим неудачам.
   Даша было проще – она никого не считала равным себе. Поэтому не ревновала к чужому успеху.
   Но дружить с кем-либо она не то чтобы не любила – она просто не умела привязываться, не способна была заботиться о другом человеке.
   – Хочу собаку! – заявила Даша.
   – Собаку? – переспросила Оксана.
   – Ну, мы тут с Машей обсуждали… В общем, она хочет тойтерьера, а я – ротвейлера.
   – Ротвейлера? – ахнула Оксана.
   – А что?!
   – Ну, они злые…
   – Сама ты злая! – отмахнулась Даша. – Отдам в школу, будет как шелковый.
   Ротвейлер! А гулять с ним кто будет? Оксана?
   Хорошо жить, осознавая, что есть люди, которые могут сделать что-то за тебя. Выбрать джинсы нужного размера. Послать к чертовой бабушке редакцию «Без комплексов». Погулять с собакой. Присмотреть за ребенком.
   – Даш, а ты не боишься выдохнуться? В смысле книг? – поинтересовалась Оксана в машине.
   – Да плевать! – отмахнулась та. – Лет через пять у меня будет столько денег, что я смогу заняться чем угодно. Открою хоть салон красоты. К тому же я всегда могу писать сценарии. Ты же понимаешь, я мало трачу. Всегда кто-то угощает, вот полгода назад я встретила в Италии одного поклонника, так он мне в Милане купил шмоток на тридцать тысяч евро. Тряпки, обувь, украшения. Я ведь жадная, Оксан. Никогда не упущу случая поживиться за чужой счет! – И она улыбнулась.
   Широко, честно, простодушно.
   Подкупающая улыбка.

   – О боже мой! – кричала Даша, подпрыгивая и время от времени закрывая глаза руками. – Как круто, мать твою!
   Браслет она нацепила тут же, расстегнула было ширинку на брюках, но огляделась, одумалась, выбежала в другую комнату, а вернулась уже в обновке – раскрасивых джинсах за одиннадцать тысяч.
   – Я тебя обожаю! – воскликнула она и запрыгнула на Захара.
   Оксана совершенно точно не была ханжой. Но вот именно сейчас ее вывела из себя эта демонстрация чувств.
   Та-ак! Если она что-то с собой не сделает, то свихнется, глядя на любовные игрища Даши с Захаром.
   – Захарчик, а пойдем сегодня в мир? – воодушевилась Даша.
   – Ну-у… – Захар нахмурился. – Я не думал… Вообще-то я надеялся поплавать, поужинать и посмотреть кино. С тобой.
   – А как же мои новые джинсы? – Даша расстроилась. – Мне же нужно вывести их в люди!
   – Э-э-э… – мялся Захар.
   Даша поникла.
   – Ладно, только я окунусь в бассейн! – согласился он без особого энтузиазма.
   – Ура! – Даша подпрыгнула. – Я с тобой! Купальник надену… – И она умчалась наверх.
   За полночь Оксана курила на улице, в шезлонге, когда услышала шум подъезжающей машины. Приветствовать никого не хотелось – рабочее время закончилось. Она и так частенько жалела, что согласилась здесь жить, но, с другой стороны, сейчас лето и она за городом, а во-вторых, мотаться каждый день в Москву и обратно хотелось меньше всего на свете. Ничего, в сентябре они вернутся в город. Хотя собственная квартира вдруг показалась Оксане убогой – у Даши есть вкус, этого не отнять, и ее дом был красивым, уютным, изысканным. Гнездо. Убежище.
   В гостиной послышались голоса.
   – Не надо было ехать, если не хочется! – возмущалась Даша. – Я бы и сама справилась!
   – Даша… – начал было Захар, но та его перебила:
   – Захар, запомни: меня раздражает, когда кто-либо живет с таким лицом, словно его заставляют нюхать какашки! Не хотел на вечеринку – так бы и сказал, и не надо было портить мне настроение!
   – Даша…
   – Ну что, что «Даша»?! Меня это бесит! Я что, волокла тебя? Остался бы здесь, посмотрел кино, трахнул бы Оксану…
   Оксана подскочила на шезлонге и выронила сигарету.
   – Что ты несешь?! – расхохотался Захар.
   – Да какая разница?! – Даша, кажется, уже топала ногами. – Никогда так больше не делай! Пожалуйста! Ненавижу лицемерие!
   – Ну, так уж и лицемерие, – нежно укорил ее Захар. – Даш, сбавь обороты. Все хорошо…
   Но он пока не знал, что на Аксенову всякие там увещевания действуют как кокаин – ей еще больше хотелось поругаться, а не успокоиться.
   – Да ну на хрен! – воскликнула она и хлопнула дверью.
   Оксана поспешно отползла подальше – чтобы никому и в голову не пришло, будто она могла подслушивать. Даже случайно.
   Через окно пробралась к себе в спальню и сидела, страшась включить свет, пока не вздрогнула, испугавшись пронзительного сигнала – на телефон пришло сообщение.
   «Спишь?» – интересовалась Даша.
   «Да!!!» – ответила Оксана. «Хороший был бы вопрос, если бы я спала».
   «Я зайду?»
   Оксана поспешно запихнула одежду в шкаф. Конечно, Даша ее за беспорядок не отругает, но это привычка: раз гости – уборка.
   Даша заявилась через пару минут. В черных трикотажных шортах и майке с символом «Роллинг Стоунз» – губы с языком.
   – Поругалась с Захаром! – заявила она, села на подоконник и закурила сигарету. – Приехали, а он ходит по стеночке с таким видом, словно весь день разгружал пианино, с прямо-таки мученическим выражением лица! Там так весело было! Мы час потусовались, а он уже: «Не хочешь домой?» Черт! Ненавижу такие обломы!
   – Ну ладно, Даш, он тебе такие штуки подарил, старался… – уговаривала Оксана, мысленно ругая себя за то, что делает.
   Пусть, пусть они прямо сейчас разругаются! У нее ведь есть телефон Захара!
   – По-моему, он ведет себя как самый настоящий зануда! – серчала Даша. – Это недопустимо!
   – Даш, может, он всю ночь, чтобы сделать тебе подарок, подрабатывал в «Красной шапке», устал, а ты к нему цепляешься!
   – Ха-ха! Может! – Даша прошла в ванную и бросила сигарету в унитаз. – Но в таком случае что-то он не слишком расщедрился – я бы на месте женщин закидывала его золотыми «Визами»! Он ведь хорош?
   – Хорош! – подтвердила Оксана. – А он где?
   – Дуется где-то на улице, – Даша пожала плечами. – Пойду поищу.
   Спустя некоторое время Оксана сделала нечто ужасное. Отвратительное.
   Заперла дверь, включила воду в душе – для конспирации – и вылезла из окна.
   Они были в бассейне. Голые. Счастливые.
   Даша умела мириться. С помощью секса, обаяния и тонкой иронии.
   Она вроде не была мстительной. По крайней мере, Оксана на это уповала. Иначе ей несдобровать.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 [6] 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация