А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Хроники амбициозной брюнетки" (страница 23)

   Глава 23

   Пиндык. Пиндык и хана.
   Вот и нашелся человек, который моргнул.
   Оксаночка.
   Даша лежала на диване и дула на супчик, который ее уговаривала поесть Анастасия Владимировна.
   Доев, поставила тарелку на табуретку. Стол недавно разрушил Витя, а желания ехать за новым не появилось.
   Конечно, доказательств, что все это – дело рук Оксаны, не было, но Даша помнила и об Ане – шустрой проныре, склеила появление статьи в «КП» с материалом на сайте «pogovorim», который эта самая Аня и вела, и вот так и вышло, что дважды два, четыре.
   Отличный иллюстрированный текст на разворот с фотографиями Даши и Захара, Даши и Вити и пафосными тезисами о нравах «высшего света». Было там и про Оксану – осторожно, без размусоливаний.
   Оксану определили как «начинающую писательницу». Говнописательница!
   Как ни странно, первым увидел текст Витя. Ему друг позвонил. Или поклонник.
   Даша его не ждала, когда Витя позвонил снизу, она даже обрадовалась.
   Но стоило открыть дверь, и Даша уже пятилась назад, а черный от злости Витя сметал все на своем пути.
   Анастасия Владимировна пришла на следующий день и в ужасе позвонила Даше:
   – Деточка… – бормотала она. – Кажется, нас ограбили…
   Даша ночевала в гостинице. Она даже не надела пальто – схватила сумку и выбежала на улицу. Пальто ей привезли наутро из магазина – хорошо быть знаменитостью!
   Это просто невозможно было вынести!
   Витя орал, обзывал ее бл…ю, ногой проломил стол… А когда она спряталась в ванной, он сначала каким-то ломом пробил дверь, а потом уже руками отрывал куски дерева – и это было прямо как в фильме «Сияние», когда Джек Николсон пытается убить жену и сына…
   И в общем-то это даже было не смешно. К счастью, как только Витя ворвался в ванную, она включила ледяной душ – это его остановило на пару секунд – и смылась, по старой детской привычке съезжая по перилам, причем с такой прытью, что внизу оказалась меньше чем за минуту.
   Судя по всему, дверь он все-таки захлопнул.
   Захар не объявлялся.
   Домой Даша вернулась через неделю. Мусор вынесли, проем в ванную закрывала штора.
   За неделю скандал поутих – по крайней мере, телефон звонил не чаще восьмидесяти раз в день.
   И Даша решилась выйти на улицу. Развеяться. Потому что нельзя больше заниматься самоедством – все это закончится клиникой неврозов.
   Даше не было стыдно за то, что она использовала жениха своей помощницы – так об этом писали самые дружественные издания.
   Ей было наплевать на мнение общества.
   Беспокоило ее другое.
   Конечно, если бы она не была популярной писательницей, то ничего бы и не случилось.
   Но, к сожалению, интерес к ее личной жизни сейчас был намного больше, чем к ее творчеству. Редактор, правда, позвонил страшно довольный – продажи выросли не на шутку, но… Это же, черт побери, ничего не значит.
   Она никогда не чуралась публичности. Любила эпатировать. Но все ее выходки несли хоть какую-то смысловую нагрузку – вот сказала же она в прямом эфире Сергею Звереву, что его так называемые песни могут заинтересовать только исследователей творчества шизофреников.
   А что она сделала на этот раз? Трахнула мужчину? И что? Вся страна, замерев, следит за хрониками «Дарья Аксенова показалась в окне». «Дарья Аксенова, как сказал один из близких друзей, отказалась от манной каши»… Бред! Она не готова превратиться в одну из этих it – girls, «это – девушек», которые занимают место в светской хронике и не существуют за пределами своих фотографий.
   Папарацци дежурят у подъезда. Желтые газеты сочиняют ее якобы ответы. Во всех «разговорных» шоу обсуждают ее личную жизнь.
   Она – звезда. Суперзвезда. Пятнадцать минут.
   И она – дешевка.
   Нужна, черт побери, книга!
   Она должна развеяться, преодолеть психологический барьер, дописать роман и опубликовать его.

   Даша собиралась на концерт. Покричит, потопает ногами, снимет стресс.
   Захар Май здорово выступил. Даша была счастлива. И все было бы хорошо, если бы она сразу же поехала домой, но – нет! Встретила приятельницу, которая представила ее знакомому рокеру – русому блондину с фигурой гладиатора. Очень сексуальному. Звали его Егор, он играл очень тяжелый металл – Даша этого не понимала, но замлела и решила остаться.
   Странная была вечеринка. Ее знакомая, Наташа, устраивала рок-концерты и была известна в этой среде, даже пользовалась авторитетом и выглядела как бывалая группи – кожаные штаны, безразмерный свитер, не совсем чистые волосы, мешки под глазами.
   Еще имелась пара фанаток, которые то и дело хихикали, но не произнесли ни слова. Впрочем, у них были просто огромные буфера.
   Дашу все это несколько смущало. Но она устала думать о Вите. О Захаре. О проблемах. Хотелось отвлечься, ощутить жизнь, взбодриться с помощью мужчины, который ее хочет, а Егор хотел, и она была уверена – стоит ей подмигнуть, он немедленно отдерет ее прямо в туалете, но это было не нужно, Даша наслаждалась флиртом без слов, внезапным касанием рук, сексуальным напряжением, которое возникло между ними.
   Как будто случайно Егор положил руку ей на шею, запустил пальцы в волосы. Дашу повело, но она мужественно откинулась на спинку стула, так что его рука ударилась о деревяшку. Егор руку убрал, но скоро нашел ей лучшее применение – положил Даше на ногу.
   Ей очень его хотелось! Это был один из приступов сексуального безумия, когда все тело зудело, в голове шумело, и казалось – без секса ей не жить.
   Но если она отдастся этому нахалу сейчас, то все испортит.
   – Поехали ко мне? – нашептал он ей на ухо.
   Даша покачала головой.
   – Уверена? – Его губы были так близко, что Даша не выдержала – прикоснулась.
   – Уверена, – кивнула она.
   И тут произошло то, чего не могло и привидеться даже в самом жутком кошмаре.
   К ним присоединился Витя.
   Хорошо хоть Егор, нагло усмехнувшись, успел от нее отстраниться!
   Может, Витя и переспал за последнюю неделю с сотней женщин, но он все еще был зол – вон как посмотрел, будто на змею!
   – Я пойду, ага, извините… – пробормотала Даша.
   Поспешно вскочила, вцепилась в сумку и рысью побежала из клуба.
   – Я провожу, – донеслось ей вслед.
   Егор шел за ней, а ей хотелось развернуться и заорать: «Отойди от меня!»
   – Послушай… – Он нагнал ее и взял под локоток. – Может, передумаешь?
   Нет, вы посмотрите на него! У него такой вид, словно он предлагает ей «Бентли» с пятидесятипроцентной скидкой! Он что, искренне считает себя неотразимым?!
   Ладно. Он неотразим.
   Егор положил руки ей на талию. Горячие сухие ладони.
   – Ну что ты убежала… – бормотал он. – Я не кусаюсь…
   Ужас! Почему он обращается с ней так, словно ей пятнадцать?
   – Ты что, избегаешь меня? – Даша услышала знакомый голос и поняла, что сейчас разрыдается.
   О’кей – ей пятнадцать, она – идиотка. Но что здесь делает Витя? В туалет пошел?
   Егор взглянул на Витю, но руки не убрал.
   Даша же стояла как дерево и не могла пошевелиться: если она сейчас начнет отрывать от себя ладони Егора – это будет глупо, глупо и наивно.
   – Не совсем, – все же ответила она. – Просто не хотелось оказаться на месте стола.
   – Вы о чем? – поинтересовался Егор.
   – Если собираешься ее трахнуть – учти, это дело неблагодарное, – посоветовал добрый дядюшка Витя. – Одного мужчины ей мало…
   Но договорить он не успел – Даша ударила его сумкой по голове и выбежала на улицу, на ходу надевая пальто.
   Витя догнал ее и схватил за руку.
   – Пошел к черту! – орала Даша, вырываясь. – Ненавижу тебя!
   Толпа на входе с интересом следила за потасовкой. Мелькала вспышка.
   – Ты меня ненавидишь?! – кричал Витя. – Да ты просто сволочь после этого!
   Он толкнул ее, и Даша упала в сугроб, откуда метнула в него снежок. Егор, последовавший за ними, старался утащить Витю обратно в клуб, но тот не сдавался.
   Даша выбралась из сугроба и попыталась ударить Витю, но тот перехватил ее руку. Все это, наверное, можно смело назвать безобразной сценой, публичной безобразной сценой, но Даша плевала на мнения окружающих. Она, казалось, никогда не была так зла.
   – Что, будешь теперь ходить за мной и рассказывать, как я трахаюсь? – вопила Даша. – Кто еще не знает, что я не занимаюсь анальным сексом?!
   Она царапнула Витю по лицу, за что тот схватил ее в охапку и опять швырнул в снег – на этот раз с головой.
   Когда Даша обрела способность дышать и видеть, то поняла, что Витю уже разнимают с Егором, решила, что не может больше все это выносить, и сбежала.
   Таксист с подозрением косился на нее, пока она не закричала:
   – Я с парнем своим поссорилась, ясно?! Только что!
   Дома она разрыдалась. Не было ни малейшей надежды, что жизнь наладится.

   Распорядок дня Оксаны трудно было бы назвать разнообразным. Неделю она лежала под одеялом, заказывала на дом пиццу и суши, подозревая, что скоро на этом разорится, но не могла заставить себя выбраться из квартиры.
   Конечно, ее не ждали папарацци. Не домогались журналисты.
   Но она поругалась с Захаром. И что стоит за этим «поругалась» – разрыв, ссора, – она не знала.
   Он обещал вырвать у Ани руки и засунуть их ей в задницу. «В тощую хитрую задницу», – так он выразился. Стучал себя по лбу костяшками пальцев и удивлялся, как это Оксана не понимает, что ее использовали, как бумажный платок при насморке.
   Обещал стать либо геем, либо монахом.
   – Одно другого не исключает! – сострила Оксана, за что получила самый злобный в мире взгляд.
   – У меня такое чувство, словно я попал в ад, – с грустью признался Захар и вскоре ушел.
   И ничего. Тишина.
   Может, он правда стал геем?
   Могла бы она выйти замуж за гея? Легко! Но только за гея – Захара.
   Он появился поздно ночью. «Спишь?» – пришло сообщение.
   Оксана немедленно перезвонила.
   – Могу я заехать? – спросил он.
   Уж, наверное, она ему не отказала!
   – Есть хочешь?
   Через час Захар притащил пакет с контейнерами – видимо, взял у себя в ресторане.
   Оксана ела, несмотря на то что аппетита не было. Надо же было чем-то заняться. А Захар смотрел на нее.
   Неожиданно она разозлилась. Он ей изменил! Он! А она почему-то чувствует себя виноватой!
   Оксана отложила вилку.
   – Ты мне что хотел сказать? – произнесла она, сдвинув брови.
   Захар развел руками.
   – Нам определенно надо поговорить, – заявил он. – Только я не знаю, о чем.
   – Например, о свадьбе, – напомнила Оксана.
   – Ну да. – Он кивнул. – О нашей свадьбе с плясками и песнями.
   – А тебя что не устраивает? – завелась Оксана. – Ты, вообще, зачем пришел? Напомнить, что я просто сентиментальная дура, в отличие от Даши, которой нужен только твой член?!
   Захар выставил руки ладонями вперед.
   – Спокойствие…
   – Спокойствие?! У-уу! – взвыла Оксана. – Ты болен? Или притворяешься? Какое, к чертовой матери, спокойствие, если ты все это время трахался с другой женщиной?! Ты собирался жениться на мне, эгоистичная сволочь! Ты ненормальный!
   Слезы подступали. Вот сейчас она из разъяренной амазонки превратится в ничем не примечательную обманутую дурынду!
   Черт!
   – Да, я м…ак, – согласился Захар. – И «фамилие» мое Говнов. Что делать?
   – Не знаю… – Оксана устало опустилась на диван. – Иди домой, а?
   – Оксана, я не знаю, что делать. И я понимаю, что не прав. Не могу просить прощения, потому что не заслуживаю его. Но ты мне не безразлична. Я не хочу сейчас сыпать соль на раны, не хочу даже случайно на тебя давить…
   – Боже мой… – Оксана запустила руки в волосы. – Как же это унизительно… Ты говоришь с позиции человека, который меня никогда не любил, не любит и любить не будет, а я за неделю облазила все стены в квартире, потому что мне было без тебя плохо… Это гадко, Захар. Гадко.
   – Мы ничего не можем поделать с тем, что уже случилось… – Он склонился к ней и протянул руку, но Оксана завизжала:
   – Не трогай меня!
   – Извини… – испугался Захар. – Не знаю, что происходит у меня в голове, но я не хочу тебя терять. Это все. Давай переждем. Подумаем.
   – Давай, – вздохнула Оксана.

   Что он здесь делает?!! Хорошо, что она хотя бы отлично выглядит…
   Свободный топ, завязывающийся на шее, с совершенно открытой спиной, а под ним еще один, в виде ленты, обвивающей грудь, малиновый с блеском, потертые джинсовые шорты, колготки в сеточку телесного цвета и роскошные лакированные полусапожки.
   А еще конский хвост на макушке – настоящие восьмидесятые.
   Это же клуб, где играет электронная музыка!
   Диско!
   Не его формат.
   Наверное, это рок. Злой и угрюмый такой рок вкупе с божьим наказанием. Оценив косой взгляд Вити, Даша поспешно отошла от приятеля, с которым обсуждала творчество Тима Бертона, и попыталась скрыться – с глаз долой!
   Но Витя не отставал.
   – Что? – не выдержала она, когда он подошел.
   – Даш, ты делаешь вид, что это не ты? – Он расхохотался.
   – Представь себе! – с вызовом произнесла Даша. – Я не понимаю, чего тебе надо? Ты еще не всем рассказал в деталях, как я делаю минет?
   – У нас уже был разговор на эту тему, – ухмыльнулся он.
   – Я вышла на второй круг, – подтвердила Даша. – А почему? Да потому, что нам не о чем говорить!
   – Даш, я не понял, это все из-за того альбиноса?
   – Какого еще альбиноса? – растерялась она. – Ты про Егора, что ли? Нет, конечно, не из-за него. Из-за того, друг мой, что ты ведешь себя как конченый м…ак!
   – Да я ничего такого и не сказал! – воскликнул Витя. – Но, кстати, раз уж зашла об этом речь, минет – не твой козырь.
   – Пошел ты на хрен, засранец! – Даша оттолкнула его. – Напиши об этом в газету! Всем об этом расскажи!
   – Договорились! – донеслось ей вслед.
   Не сильна в минетах? Ха! Но в общем, да. Она не фанат. Хоть это и гнусная ложь. Она сильна. И Вите, между прочим, все очень даже нравилось!
   Часа два она его не видела. Наверное, уехал домой спать. Старость не радость.
   С горя Даша взяла на грудь пару-тройку «Б52», заглушив голос разума, напомнивший, что, когда она в прошлый раз пила этот так называемый коктейль, ничем хорошим это не закончилось.
   Даша тогда поссорилась с молодым человеком и решила широко отметить ссору на один из первых гонораров. Они с подругой выпили дома немного мартини, хлопнули в баре по рюмке текилы, после чего достаточно расхрабрились для экспериментов с напитками – бармен красиво поджигал кому-то «Б52», и девицам захотелось того же.
   Даша хохотала, танцевала и флиртовала с двумя геями (это выяснилось позже), а потом вдруг помрачнела и засобиралась к своему молодому человеку. Причем мириться она не хотела – ей почудилось, что он о чем-то там сказал с особенной, пренебрежительной интонацией, и вот именно сейчас стоило разрешить все сомнения.
   На такси Даша добралась до Солнцево, но водитель что-то напутал и привез ее к стройке, которую можно было либо обойти по тропинке, либо еще часа два ездить вокруг на машине – у таксиста наметилась склонность все время поворачивать не туда.
   И Даша пошла. Завидев то ли бомжей, то ли еще черт-те кого, она проломилась сквозь кусты, вляпалась в лужу и вышла на свет божий злая и на первый взгляд трезвая.
   Даша знала код. Но дверь в квартиру долго не открывали, пока наконец не заскрежетали замки и на пороге не показалась разъяренная женщина лет пятидесяти. Мама.
   Это было прозрение. Он живет с мамой?!
   А строил из себя супермена! Видимо, в это время мать была на даче.
   Она сказала, что Антона нет дома.
   Денег у Даши не было.
   Соображений, как добраться до дома, тоже.
   Ни кафе. Ни ресторана. Ни клуба. Тишина.
   До центра города Даша шла три часа, напевая: «Если есть в кармане пачка сигарет, значит, все не так уж плохо на сегодняшний день»…
   На «Алексеевской» сигареты закончились. Даша ловила машину в надежде, что уж от «Проспекта Мира» до «Аэропорта» ее довезут, а там она как-нибудь выкрутится.
   Но город умер. Ни одного человека. Пара грузовиков.
   И вдруг к ней подкатил сверкающий новенький «Мерседес» с тонированными стеклами. От неожиданности – она уже собиралась умереть здесь – Даша испугалась. Мало ли что за ряха прячется за стеклом?
   Но в машине сидел ее друг Андрей.
   Он купил ей сигарет. Бросил машину у себя на Маросейке, и они пошли пить в «Пробку». «Пробка» была закрыта, так что они напились, сидя у него на балконе. Антон был стерт с жесткого диска.
   Начался идиотский роман с Андреем, который потом окажется наркоманом и украдет у нее последние пятьдесят долларов, но сегодня это не имело значения – сегодня он был богатеньким мажором на папином «Мерседесе», с квартирой в центре и бутылкой текилы.

   «Может, это и есть старость, когда замечаешь, что ошибки совершаешь по кругу?» – думала Даша, глядя на то, как пьяный в лоскуты Витя приближается к ее компании. К милой компании обычных людей – менеджеров, рекламистов, редакторов.
   Она встретила Олю, знакомую из издательства, и прибилась к ее друзьям – надоели горячие творческие парни.
   – Привет! – обрадовал всех Витя своим нежданным появлением. – Ну, мне стоит упомянуть, что ты не умеешь делать минет или все уже сами убедились в этом?
   И тут Даша сорвалась. Она отвесила Вите такую оплеуху, что у него на лице остались багровые следы от ее пальцев, после чего схватила бутылку шампанского, разбила о барную стойку и заорала:
   – Пошел вон!
   Далее – немая сцена.
   Менеджеры, рекламисты и редактор смотрели на нее, как на тигра, вкусившего человеческой крови.
   Даша не знала, сколько времени прошло, она лишь смотрела, как к ним устремляются взявшиеся ниоткуда охранники, как пятятся назад ее новые знакомые, и вдруг увидела «розочку» в своей руке.
   Осторожно положила «розочку» на стойку.
   Откашлялась. Извинилась. И ушла в туалет, где горько рыдала, пока не пришла Оля, редактор.
   – Даша! – позвала она. – Я знаю, ты здесь. Открой!
   – Принеси мне выпить! – взвыла та. – Виски!
   Оля принесла, и Даша впустила ее в кабинку.
   – Я бездарная и тупая… – завывала Даша, растирая по лицу слезы и запивая горе виски. – Я останусь здесь жить!
   Но Оля кое-как умыла ее, вывела на свежий воздух, посадила в такси.
   – Спасибо тебе огромное! – Даша обняла девушку. – Преогромное! Оль! – окликнула она ее уже из машины. – А иди ко мне работать!
   – Завтра поговорим, – усмехнулась Оля.
   – Послушай, я пьяная, конечно, но все соображаю! Ты хотела бы или это значит «нет»?
   – Надо подумать, но я не против, – сообщила Оля.
   – Ты сделала меня счастливой! – Даша помахала рукой. – Пока-пока!
   У нее был план. Лучший в мире. Вот так вот неожиданно явился – прямо сию секунду. А так всегда и бывает.
   Даша дала таксисту на чай, поднялась к себе на этаж и обнаружила там Витю, который пил что-то темное из большого пивного стакана.
   – Вот это да! – усмехнулась она.
   – Приютишь? – спросил он.
   – А что такое? Соскучился по паршивым минетам? – поддела его Даша. – Как ты вообще сюда попал?
   – Петю помнишь? Соседа с пятого? Он пустил. Это кофе, – объяснил Витя, перехватив ее взгляд и взмахнув стаканом. – Купил в «Курвуазье».
   – Заходи, подонок, – хмыкнула Даша.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 [23] 24 25 26

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация